Ссылка и культура в Хакасии


Сибирь во все времена российского государства была местом каторги и ссылки. Ссылка в Сибири носила разный характер, т.к. были ссыльные уголовного характера и политическая ссылка. Политическая ссылка дала Сибири новый толчок к развитию тех или иных сфер деятельности человека. Декабристы и народовольцы занимались разведением садов и бахчевыми культурами. Более поздняя ссылка подготовила преобразования политического плана, приведшие к реконструкции власти на местах.

Рассмотрим, как повлияла ссылка на культуру в Хакасии более позднего времени — 30-50-х годов.

Репрессии, начавшиеся с верхнего эшелона власти, конечно же, не привели на юг Сибири первых лиц власти, т.к. приговоры приводились в исполнение на местах, в центральных регионах. Однако вскоре репрессии перекинулись и на окраины страны и коснулись нашей Хакасии. В первую очередь это коснулось нарождавшейся интеллигенции автономной области. Практически в 1937 году пострадала большая часть интеллигенции, начиная с первого секретаря Хакасского обкома партии Сизых Сергея Евгеньевича, выехавшего за полгода до этого в Москву на учебу, объявленного “врагом народа, организатором правотроцкистского шпионско-террористического центра”, первого секретаря обкома комсомола Киприяна Александровича Чульджанова и председателя хакасского облисполкома Михаила Григорьевича Торосова. В этом же году “врагами” признаны и Евдокимов Леонид Леонтьевич — начальник налогового отдела облисполкома, и председатель правления Хакасского облпотребсоюза Кызласов Роман Афанасьевич, и Самрин Константин Константинович — инспектор отдела народного образования, работавший над первым учебником на хакасском языке.

Кавкун Иван ИльичПечать и средства массовой информации планомерно вели работу по освещению “фактов разоблачения”, однако вскоре пострадал и Кавкун Иван Ильич —главный редактор, и Степанова Елена — ответственный секретарь областной газеты “Советская Хакасия”, и председатель областного радиокомитета Боргояков Михаил Федорович. “Пресса “помогла” обнаружить среди врагов народа бывших первых секретарей: в Усть-Абаканском райкоме партии — Манташкевича, в Черногорском — Савина, в Бейском — Корягина, в Боградском — Сидорова, в Саралинском — Дербышева, председателя исполкома Абаканского горсовета Аргудаева, председателя Усть-Абаканского райисполкома Потапова, заведующего районным финотделом Райкова, прокуроров Ширинского района — Чустеева, Таштыпского — Угдыжекова, председателя Ширинского золотопродснаба Пожидаева, редактора газеты “Хызыл аал Майнагашева”(1).

Один из номеров октябрьской газеты 1937 года “обнаружил врагов народа”: Тогдина Ивана Владимировича — начальника областного управления искусства, которому вменялась “планомерная работа по развалу культуры”, Москвитина Константина Тихоновича — директора областного Дома культуры, Майногашева Пахома Николаевича — директора, Вилинского —художественного руководителя национального театра, работавшего на базе ДК, а также ведущих актеров Е.П.Начинову и Тугужекова.

Наряду с подобной “чисткой кадров” в самой Хакасии на ее территорию высылались люди, осужденные по статье 58 прим., либо как антисоветские элементы или по другим политическим статьям.

Таким образом, нарождавшаяся местная интеллигенция практически была вся истреблена. Трагедия этих лет тяжело сказалась на работе всей области в целом и культуре в частности.

Но жизнь не останавливалась. Сюда шла высылка людей с так называемым административным надзором, т.е. людей, обязанных работать на поселении в определенном районе Хакасии.

С 1937 по 1944 год в Саралинском районе преподавал математику, позднее и заведовал школой Бенкевич Григорий Анатольевич. Казалось бы рядовой факт, если не учитывать того, что за плечами этого человека огромная практика по окончании Московского университета в 1916 году. У Бенкевича в анкете в графе социальное происхождение написано “дворянин”. В те годы для этого нужно было иметь большое мужество. Этот человек с 1917 по 1934 год читал курсы физики и математики в реальном училище, высшей математики в Институте народного образования Курска, затем с 1935 года его местожительство перенесено на восток: Барнаул, Красноярск, Саралинский район. Бенкевич владел французским, английским и немецким языками. В 1944 году он устраивается на работу в абаканский пединститут преподавателем. Позднее, 13 мая 1948 года, ученая комиссия по математике при ГУВУЗе Министерства просвещения рассмотрела его математическую таблицу и вынесла следующее решение: “признать, что составленная таблица является удачным учебным пособием... в вопросах иллюстраций основных понятий современной алгебры. Инициативу одобрить.” (2)

В 1960 году ему был выдан значок “Отличник народного просвещения”. В 71 год он ушел на пенсию в 1964 году.

Рядом с ним трудился еще один очень интересный человек — Таненбаум Марк Исаакович. Его жизнь — это удивительная история. Родился в Галиции (Австро-Венгрия). В советское время эта территория становится Тернопольской областью. Учился в Пражском университете. В 1913-14 годах был корреспондентом Лейпцигского издательства “Райхнабаха”. Являясь активнейшим членом КПЗУ с 1919 года, был арестован польской жандармерией. К преподавательской деятельности приступил с 1922 года, работая как в государственных, так и в частных гимназиях на Западной Украине. 1941 год сразу отбросил его в глубь страны — в село Ставропольского края. В 1942 году за критику дисциплины в школе осужден на 10 лет. После суда был, как он пишет в автобиографии, “эвакуирован в Красноярский край”.(3) Обвинение сняли через полгода, но он остался в Абакане и стал работать в пединституте преподавателем. Преподавал немецкий, английский и латынь факультативно. Помимо этого он знал греческий, польский, французский, испанский, итальянский. Последний документ в деле — заявление на отпуск от 23 июня 1961 года.

После отбывания наказания, работал в газете “Советская Хакасия” в 1952-57 г. ретушером поэта Михаила Демина (Трифонов Георгий Евгеньевич) — племянник писателя Трифонова. Публиковался в газете и в абаканском сборнике “Степные зарницы” в 1954 году. Через два года выходит его книга, тоже местного издательства, с названием “Под незакатным солнцем”. В основном его стихи — это зарисовки с натуры. Говорить о своей жизни он не предпочитал.

Дымки улусов над овсами.
Ледники за синими лесами.
Пение гортанного ручья.
Светлая Хакасия моя.

Там однажды у костра
Я прочел друзьям перед зарею
Первый робкий стих свой...
Потому мне и стала родиной второю
Светлая Хакасия моя. (4)

Позднее его сборники будут выходить в издательстве “Молодая гвардия”. Последние годы провел во Франции.

До 1958 года в этой же редакции работал и Шеметоз Алексей Иванович, ранее “получивший” за один из своих рассказов десять лет. В период его абаканской жизни, будучи репортером газеты, он исходил дороги от Абакана до Teи пешком и результатом его трудов стали две книги очерков. Одна из них о строительстве железной дороги до Тейского рудника, другая — “Горькое золото” о тружениках наших рудников. Позднее, став членом Союза писателей, переехав в Тарусу, он будет работать над книгами из серии “Жизнь замечательных людей”. В 70-х годах в Союзе писателей Хакасии была встреча с Алексеем Ивановичем, приехавшим для этого из Калуги.

Жил и работал национальный театр-студия (в 1940 году он становится профессиональным). В 1939 году в Абакан приезжает театр Русской драмы из Воткинска. Сложно сейчас восстановить почему именно этот театр из этого города, т.к. есть сложности при передаче дел из одного архива в другой при административном переделе границ, но то что он становится надолго очагом культуры в Абакане и за его пределами — это бесспорно.

Хочу остановиться на людях, которые набирались в труппу театра, особенно в послевоенный период. В 1952 году в театр принят актером С.Т.Медвецкий. С 1953 года в нем работал и П.С.Вельяминов. Оба “с лагерями”. Принимались в театр директором — немцем Поволжья Я.Ф.Нуссом.

Судьба С.Т.Медвецкого, сибиряка, родом из наших мест, очень сложна, т.к. он будучи актером, оказался в Бресте и в первое же утро воины ему с семьей пришлось стать беженцем. Судьба гнала его далеко до Пятигорска, где налетевший немецкий десант и немецкие оккупационные власти “потащили вместе с военнопленными этот трагический эшелон через всю многострадальную Родину в Германию. В лагеря. (5) Позднее из германских лагерей их переместили в лагерь во Франции, откуда им с женой и еще одним товарищем удалось бежать во французское Сопротивление. По окончании войны через нашу военную миссию они смогли вернуться в Россию. Голодали, были вызваны братом в совхоз “Московский” (ныне “Россия”), оказались в Абакане и до 1966 года трудились. С Вельяминовым несколько иначе. Он был выслан из Москвы. Лесоповал, работа и участие в художественной самодеятельности в клубе и случайная встреча с П.Мухиным (сотрудником областного отдела искусств) определила его судьбу и работу в нашем театре.

Депортированная 17 июня 1941 года в Красноярский край из Риги С.Д.Словина приехала в Хакасию — в г.Абакан — в 1949 году. Она не только занималась работой с молодежью, воспитывая в ней бережное отношение к национальной культуре и традициям, но и сама создавала танцы. Практически ею были и созданы первые национальные танцы. Ее трудами создан и ансамбль “Жарки”, известный далеко за пределами Хакасии и России. Она была балетмейстером при русской и национальной труппах театров с 1950 по 1954 год. В частности, ею были созданы и поставлены танцы к спектаклю “Пролитая чаша” в национальном театре и к спектаклю “Вей, ветерок!” в русском. Указ о снятии с учета депортированных вышел в 1956 году. С.Д.Словина осталась жить в Хакасии и продолжала свой благородный труд до последних дней жизни.

Таким образом, можно сказать, что несмотря на жестокие репрессии на нашей земле, рост культуры не был приостановлен благодаря все тем же репрессиям, т.к. административные высланные интеллигенты продолжали свою деятельность и на новом месте и внесли посильный вклад в дело развития культуры в Хакасии.

Источники и литература:

1) В.Торосов. Абакан, М. 1994, с.115.

2) Хакасский Государственный университет (ХГУ), архив кадров, связка 49, д.1, л.13-16.

3) ХакНИИЯЛи, архив кадров, личное дело Таненбаума М.И.

4) М.Демин Под незакатным солнцем, Абакан. 1956, с.80.

5) А.Б.Медвецкая, Воспоминания (рукопись, 1997 г.)

ШЛЫК Лидия Константиновна –
старший научный сотрудник
Хакасского республиканского краеведческого музея

Материалы научно-практической конференции “Ссылка на юге Енисейской губернии” (к 175-летию образования Енисейской губернии), 6-7 октября, 1997г. Шушенское 1997 г.


На главную страницу