Лалетина Н. Сад над Енисеем


Симаков, Н. С. Крутовский Всеволод Михайлович / Н. С. Симаков, А. А. Григорьев // Енисейский энциклопедический словарь / Глав. ред. Н. И. Дроздов. – Красноярск : Русская энциклопедия, 1998. – С. 332.

КРУТОВСКИЙ Всеволод Михайлович (1864-1945), краснояр. обществ. деятель, просветитель. Кадет. Редактор газ. «Голос Сибири» (1905-06), организатор первого в зоне Урала, Сибири и Дальнего Востока опытного учреждения по плодоводству. Работу по плодоводству начал в 1904 в окрестностях Красноярска. После Окт. революции работал в Губземлеуправлении и Лалетинском филиале областной опытной с.-х. станции (ныне т.н. Сад К. — ост. «Турбаза «Енисей»), где и был похоронен. Разработал искусств. форму выращивания культурных сортов яблони, груши, сливы, вишни — Арктический стланец, обеспечивающую сохранность их от вымерзания, хороший рост и высокую урожайность. Вывел 17 сортов яблони. По его предложению в февр. 1920 Енисейский губревком решил создать на базе сада К. Помологическую станцию по плодоводству. Опубл. 6 работ. Симаков Н.С., Григорьев А.А.

Лалетина, Н. Сад над Енисеем / Н. Лалетина // Сто знаменитых красноярцев. – Красноярск: ИД «Издательские проекты», Красноярское книжное издательство, 2003. – С. 113-117.

Сад над Енисеем

Всеволод Михайлович Крутовский родился в 1863 году на прииске «Преображенский» Южно-Енисейского округа Енисейской губернии в семье золотопромышленника. Окончил Красноярскую мужскую гимназию. Учился в Петербургском университете. Жил за границей — в Париже и Лондоне. После возвращения в 1904 году в Красноярск редактирует газету «Голос Сибири». За поддержку областнического движения ссылается в Киренск. Затем поселяется в Томске, сотрудничает с газетой «Сибирская жизнь». После переезда в Красноярск занимается садоводством, выведением новых сортов плодово-ягодных культур. Умер в 1945 году, похоронен на территории своего сада в районе устья реки Лалетиной под Красноярском.

Большинство красноярцев знают этот чудесный сад, один из лучших садов России. Знают и о Всеволоде Крутовском как замечательном садоводе. Но мало кому он известен как профессиональный журналист, принимавший участие во многих сибирских изданиях начала XX века: «Сибирских записках», «Сибирском студенте», «Сибирской жизни», «Голосе Сибири» и др. Мы многие годы почти ничего не знали о его увлечениях, друзьях, личной жизни, круге его общения, о годах, проведенных за рубежом, и все это достойно внимания.

В Красноярском краевом архиве сохранился интересный документ «Посемейный список жителей Красноярска за 1874 год», где указаны дата и место рождения Вс. Крутовского: «Прииск «Преображенский», 7 апреля 1863 года по метрике Приисковой Преображенской церкви Южно-Енисейского округа».

Родился он в семье известного енисейского золотопромышленника М.А. Крутовского, который владел в Южно-Енисейском горном округе несколькими приисками. Семья была многодетной, старшим в семье был брат Владимир. Детство и юность Всеволода прошли в Красноярске и мало чем отличались от детства и юности его старшего брата. Всеволод учился в Красноярской мужской классической гимназии с 1874 по 1884 годы, в этой же гимназии учился и его старший брат.

Для продолжения образования уезжает в Санкт-Петербург и поступает на естественнонаучный факультет Петербургского университета. По словам Крутовского, университет он «окончил, но не сдавал государственные экзамены», а также «два раза исключался за политическую неблагонадежность». В 1887 году он был исключен из университета за косвенную причастность к покушению на жизнь Александра III.

Вскоре Крутовский уезжает в Италию, затем в Париж. В 1893 году он переезжает в Лондон, где работает в Британском музее, по найму читает лекции по биологии в Лондонском народном университете. В общей сложности Крутовский провел за рубежом более 15 лет. Там он и изучал вопросы физиологии и морозостойкости плодовых растений. Укрепил свое убеждение в возможности значительно изменять существующие формы растительных организмов в желательную для экспериментатора форму, что ему так пригодилось позднее в Сибири.

Вот что пишет Крутовский в своем «Кратком жизнеописании»: «...Во время пребывания в Лондоне с 1893 по 1904 гг. я случайно познакомился с импортной торговлей канадскими плодами. Будучи коренным сибиряком и областником — заинтересовался этим фактом. Заинтересовала меня проблема плодоводства в Сибири и как биолога. Во время моей краткосрочной поездки в Сибирь в 1894 году я арендовал близ Красноярска (на правом берегу Енисея) участок в 2 га и сделал посадку плодовых деревьев. Эта попытка хотя и кончилась неудачей, все же побудила меня еще три раза приехать из Англии в Сибирь и возобновить свои опыты. Лишь в 1906 году было выстроено жилое помещение, но ссылка опять оторвала меня лично от этих опытов. Проживая в городе Киренске, а затем в Томске, я письменно руководил работой в саду и систематически получал сведения о ходе дела. С 1915 г. я непосредственно руководил всеми опытами».

Такова история создания замечательного сада, рассказанная самим садоводом. Садовод-помолог Вс. Крутовский посвятил саду 50 лет жизни. Сад хорошо сохранился и доныне, хоть и в несколько измененном, урезанном виде. Находится он на территории Свердловского района Красноярска, близ устья речки Лалетиной.

В «Кратком жизнеописании» говорится о Киренске и Томске, и потому следует рассказать об этом чуть подробнее. Вс. Крутовский после Парижа и Лондона, после путешествий в Италию и Германию возвращается в 1904 году на родину, в Красноярск. Общественный подъем в России увлекает и его: «Принимал участие в общественном движении, постоянно выступал на митингах и был одним из основателей, а затем и редактором местной газеты «Голос Сибири».

О, это была интереснейшая газета! В рекламном проспекте можно было прочесть о программе, которой бы позавидовала любая из ныне существующих партий: «Газета посвящается разработке текущих вопросов русской жизни в связи с местными особенностями края. Особенное внимание будет обращено на вопросы сибирской жизни и теоретическое обоснование областничества. Газета ставит себе задачей способствовать осуществлению в России конституции, основанной на следующем принципе: законодательная власть принадлежит народу в лице его представителей, избираемых всеобщим, прямым, равным и тайным голосованием; исполнительная власть контролируется народными представителями и ответственна перед ними...».

Такая вот газета. Только — ох, уж эти сепаратистские настроения, и всегда-то они не в моде! За что и поплатился ее редактор. Контору газеты, что находилась в доме Гуляевой в Гимназическом переулке (ныне ул. Вейнбаума) Красноярска, закрыли, редактора газеты пытались арестовать, но он бежал в Финляндию. Было это в 1906 году, и в этом же году его все-таки арестовывают в Петербурге. Далее — этапом в Сибирь, в печально знаменитый Александровский централ.

Приказом Восточно-Сибирского генерал-губернатора Крутовского отправляют в ссылку на реку Лену в Киренск на 3 года. За ним последует его жена Алевтина Николаевна Птицына (в девичестве Молчанова). У нее это второй брак, первым браком она была замужем за присяжным поверенным Птицыным, от этого брака у нее был сын Леонид Птицын. Алевтина Николаевна была по происхождению из старинного кяхтинского рода чаеторговцев Молчановых, известных купцов, имевших чайную торговлю во многих городах Сибири и России. Молчановы были близки к поселенным в Сибири декабристам. После Киренска в 1909 году супруги поселятся в Томске, где пробудут до 1915 года, и где Крутовский будет работать в одной из самых популярных сибирских газет «Сибирская жизнь».

Неповторимый старинный сибирский город Томск! Здесь есть все, чтобы восхищаться городом: интересное прошлое, подвижники-меценаты, купцы-просветители, сибирская интеллигенция, в составе которой известные сибирские областники, беззаветно влюбленные в Сибирь. Здесь так много неба, здесь такие синие дали за Томью...

Но как ни хорош город Томск, а зов родины оказался сильнее, да и дела красноярские ждали, среди которых — огромный сад. В Красноярске Вс. М. Крутовский, кроме садоводства, занимается еще и журналистикой, много помогает брату Владимиру в его издательской работе, связанной с выпуском литературного, научного и политического журнала «Сибирские записки».

Много времени проводит Всеволод Михайлович в саду, где была построена большая, красивая и очень уютная дача среди сосен и лиственниц на высоком берегу Енисея. А вскоре история российская делает крутой поворот, к которому не остались равнодушными братья Крутовские. Они приветствуют Февральскую революцию, они полны надежд и самых лучших ожиданий, которые не оправдались...

Спасает любимая работа в саду. Всеволод Михайлович проводит наблюдения и опыты по выведению новых сортов плодово-ягодных культур. В 1920 Крутовский передает свой сад в ведение Красноярского опытного поля и становится руководителем помологического отдела на базе своего сада. Неизвестно, в каком бы году закончилась история этого уникального сада, если бы садовод не поступил так, как поступил. К тому времени сады повсюду реквизировались, и от них уже очень скоро ничего не оставалось.

Всеволоду Михайловичу принадлежит открытие — создание полярной стелющейся формы плодовых деревьев. Это открытие высоко оценили коллеги за рубежом. По словам Крутовского, «профессор Саундерс в Канаде и профессор Ганзек в США популяризировали эту форму в Америке». Знаменитый американский ученый-помолог, профессор Ганзек, побывавший в Красноярске, писал, что «сад Крутовского является маленьким раем в сибирской пустыне».

В 1926 году вышла в свет книга Крутовского «Как крестьянину Средней Сибири устроить плодовый сад». В рецензии на книгу сказано: «...книжку Вс. М. Крутовского, одного из опытнейших сибирских плодоводов, необходимо приветствовать как ценный вклад в бедную сибирскую литературу по садоводству». Крутовским положено начало селекционной работе в Восточной Сибири, выведено 16 сортов яблонь, два сорта крыжовника, в соавторстве с последователями два сорта груши и 11 сортов слив. Названия сортов часто поэтические, с сибирской тематикой: яблони — Сибиряк, Красноярская красавица, Базайское, Кемчуг, Манское, Лалетино; сливы — Красноярская любимица, Краса Сибири; груша — Оленек; крыжовник — Память Лалетино. Своей жене Алевтине Николаевне он посвятил сорт яблони Аля. Некоторые из этих сортов райони-рованы по Сибири.

Созданный Крутовским сортовой и селекционный фонд послужил исходным материалом для дальнейшей работы по созданию новых сортов яблони, груши, сливы. Вот уж поистине жизнь его была плодотворной! Много работает садовод, но над садами к тому времени сгущались тучи. Регулярно, начиная с 1924 года, Всеволод Крутовский вызывается на допросы в Красноярское ОГПУ. Вместе с ним вызываются и другие научные работники Областной опытной станции. Садоводов, очень многих, по всей стране не оставляют в покое. Тучи сгущались и темнели.

...Летом 1938 года арестован старший брат, чуть позднее и Всеволод Михайлович тоже. Горькие полтора года красноярской тюрьмы закончились неожиданным освобождением в марте 1940 года. Ему уже 77 лет, пришли старость и болезни. Живет безвыездно в саду, по-прежнему много работает. Ему помогает его жена. По словам внучки братьев Крутовских Е. Д. Нащокиной, именно ей доверял Всеволод Михайлович наиболее важные и ответственные прививки. Алевтина Николаевна много читала, гуляла в окрест-ных лесах и по берегу Енисея. В прогулках ее всегда сопровождали собаки, которых она обожала. Интересно отметить, что сорт яблони Алхас назван так по кличке одной из самых любимых собак. Супруги увлекались фотографией, сохранились семейные альбомы, негативы на стекле, фотооткрытки, огромный старинный фотоаппарат. Есть предположение, что Всеволод Михайлович увлекался рисованием, на одной из фотогра-фий он снят как раз за этим занятием. Но рисунки до нас не дошли; возможно, найдутся еще когда-нибудь. Современники отмечают и такой факт — Всеволод Михайлович очень учтиво, по-рыцарски относился ко всем женщинам, независимо от их социального поло-жения. Алевтине Николаевне он посвятил сорт яблони Аля.

Скончался Крутовский тихо, уснул и не проснулся. Было это в апреле 1945 года. Его похоронили в саду. Алевтина Николаевна добилась такого разрешения от исполкома Красноярского горсовета. Могила Всеволода Михайловича — среди сосен, лиственниц, буйных кустов сирени. Рядом детище его рук, мемориальный сад стелющихся яблонь — самый достойный памятник садоводу.

Замечательный красноярский краевед, первый директор заповедника «Столбы» А.Л. Яворский в своей поэме «Столбы» уделил должное внимание саду Крутовского, а самого садовода назвал «Сибирским Бербанком» (Бербанк — американский ученый-садовод с мировым именем).

А о самом саде, созданном трудами Всеволода Михайловича, красноярцы так и говорят: «Сад Крутовского».

Нелли Лалетина

О Всеволоде Михайловиче Крутовском см. также:

1. Лалетина, Н. Е. Всеволод Михайлович Крутовский, выдающийся сибирский садовод / Н. Е. Лалетина // Проблемы археологии, истории, краеведения и этнографии Приенисейского края : сборник научных статей, Том II / Ред. А. М. Буровский. – Красноярск : Красноярский государственный университет, 1992. - С. 89-97.
2. Лалетина, Н. Е. Один из лучших садов России (Вс. М. Крутовский) / Н. Е. Лалетина // Лалетина, Н. Е. Яблочный Спас : из истории садов Красноярья / Н. Е. Лалетина. -Красноярск : Красноярское книжное издательство, 1995. – С. 167-214.
3. Лалетина, Н. Творцы садов сибирских / Н. Лалетина // Звёзды над Енисеем. – Красноярск : Горница, 1997. – С. 47-56.
4. Всеволод Михайлович Крутовский // Ботанический сад имени Всеволода Михайловича Крутовского. - http://www.sibstu.kts.ru/gardenkruto/biograf.htm
5. Сад В. М. Крутовского // Родное Красноярье : электронная библиотека краеведческих материалов. - http://library.cross-ipk.ru/RK/t-sad-krutovskogo.htm
6. Симаков, Н. Сибирский садовод / Н. Симаков, Эмексузян, В. // Красноярское общество «Мемориал». - http://www.memorial.krsk.ru/Public/80/890817.htm


На главную страницу