С. Ларьков. «Враги народа» за Полярным кругом (материалы к изучению репрессий против советских полярников)


Иерархия советских ценностей включала в себя и иерархию профессий по престижности, главной составляющей которых был «героизм», причем именно «советский героизм». Одно из высших мест в этой героически-профессиональной иерархии занимали полярники, сравнимы с ними на первых порах были разве что лётчики. Недаром первыми Героями Советского Союза стали люди, совместившие эти две профессии - полярные лётчики, вывезшие с дрейфующей в Чукотском море льдины членов экспедиции «Челюскина». Тридцать-сорок лет спустя столь же престижна была, пожалуй, лишь профессия космонавта.

Насколько нам известно, попыток выяснения масштабов репрессий среди советских полярников, «покорителей Арктики», как их тогда называли, не предпринималось, и предлагаемая сводка выявленных репрессий среди них - лишь подступ к теме. Источниками информации для настоящей работы послужили «Книги памяти жертв политических репрессий» тех регионов, где в основном жили и (или) работали полярники: Москвы [2, 3, 7, 15], Ленинграда [16], Мурманска [12] и Архангельска, включая Ненецкий национальный округ [18]. Несколько фамилий расстрелянных добавляет к «Поморскому мемориалу» [18] брошюра Ю.Дойкова [6]. Однако этот источник ограничен по времени (1918-1942 гг.), в нём не указаны формулировки обвинения, сведения об осудившем органе, нет и точной даты расстрела (указан только год). Из завершенных «Книг памяти жертв политических репрессий» тех регионов, северные районы которых были сферой арктических исследований и хозяйственного освоения в 1930-40-е годы, в нашем распоряжении имелся лишь источник по Тюменской области [14], 2-й том которого содержит сведения именно поЯмало-Ненецкому и Ханты-Мансийскому национальным округам. По двум важным для темы регионам издание книг не завершено - по Красноярскому краю [11] и Республике Саха-Якутия [13]. Вряд ли завершена работа по составлению «Расстрельных списков» и по Москве.

Таково было положение дел с источниками на середину 2006 года.

Разумеется, сведения о репрессиях против полярников разбросаны в огромном числе журнальных и газетных публикаций, в нескольких сотнях книг, но мы сознательно не пошли на их поиск, ограничившись справками из «Книг памяти», прежде всего по причине их документальной подтвержденности и, следовательно, достоверности.

Книги памяти в каждом регионе составлялись по разным правилам, порой содержат не унифицированную информацию и охватывают разные периоды. Так, все московские издания, «Ленинградский мартиролог» и «Книга расстрелянных» Тюменской области содержат сведения только о приговорённых к высшей мере наказания, при этом в пять томов «Ленинградского мартиролога» составителям удалось вместить краткие сведения лишь о расстрелянных в 1937 году; тюменское издание охватывает только 1937- 1938 годы, но в нём не указываются формулировки обвинения или статьи Уголовного кодекса. В Якутии издан пока лишь только один том «Книги памяти», общий объём предполагаемого издания составителями не указан, в связи с чем нельзя оценить масштаб репрессий, отраженных в томе, во всяком случае, число репрессированных в Якутии нужно увеличить как минимум вдвое. То же относится к Красноярскому краю, где выпущены в алфавитном порядке«Книги памяти» до буквы «К» включительно, что составляет, по нашим оценкам, примерно 40% всех сведений о репрессиях. Изданная «Книга памяти» по Магаданской области [9] включает только расстрелянных, абсолютно подавляющее большинство которых - заключенные Северо-Восточного ИТЛ, место проживания и работы здесь, естественно, не указано, в связи с чем приведенные в книге данные не могли быть использованы для наших целей.

«Книг памяти» или аналогичных изданий, фиксирующих репрессии против жителей Магаданской и Камчатской областей, Чукотского и Корякского национальных округов, к сожалению, не существует.

В отдельных случаях для уточнения некоторых персоналий было использовано издание «Жертвы политического террора в СССР» [8], хотя поиски в нём по профессиям или местам работы изза недостатков поисковой системы результатов не дали (некоторые персоналии были выявлены случайно, при выполнении других задач). Отдельные лица были выявлены при просмотре «Сталинских расстрельных списков» [21] по регионам, прежде всего - Дальневосточному краю. Были также использованы сведения из архивов НИПЦ «Мемориал» (Москва) и НИЦ «Мемориал» (Санкт-Петербург).

Опубликованных материалов по профессиональной принадлежности репрессированных немного, мы могли использовать лишь книгу «Репрессированные геологи» [20]. Сведения о небольшом числе репрессированных полярников содержатся в книге Г.Аветисова [1].

Для регионов, по которым есть сведения только о расстрелянных, общее число лиц, подвергшихся репрессиям, нужно, конечно, увеличить. В первой половине 1930-х годов приговоры к высшей мере наказания (ВМН) были сравнительно редки, в годы же «Большого террора» соотношение заметно изменилось. По материалам «Поморского мемориала» [18], содержащего сведения и о расстрелянных, и о приговорённых к заключению в Архангельской области, за период «Большого террора» (условно с 15 сентября 1937 года по 31 декабря 1938 года), в интересующей нас группе профессий и мест работы к расстрелу было приговорено 50 человек, к заключению - 75 человек. Принципиально иное соотношение в Мурманской области [12]: на тот же период в той же группе на 60 приговоренных к заключению приходится 140 расстрелянных. Видимо, близким к реальности для общей оценки числа репрессированных для Москвы и Ленинграда, а также севера Тюменской области, будет двукратное увеличение числа известных приговоренных к высшей мере наказания. При этом по Ленинграду такое увеличение относится лишь к 1937-му году, а с учётом 1938-го цифры нужно увеличивать как минимум вчетверо.

Социальный и профессиональный состав осуждённых в Москве заметно отличается от других регионов: очень часто это работники высшего звена руководства и высший же научный состав. Они были судимы Военной Коллегией ВС СССР (ВКВС), сведения о них содержатся в «Книгах памяти» «Донское кладбище» [7], «Ваганьковское кладбище » [3] и «Коммунарка» [15]. В «Книге памяти» «Бутовский полигон» [2] содержатся в подавляющем большинстве сведения об осуждённых Комиссией НКВД и Прокурора СССР, Особым совещанием при НКВД СССР (ОСО), «Тройкой» поМосковской области и иными внесудебными инстанциями.

В остальные источники внесены как осуждённые ВКВС (выездными сессиями), местными судами и трибуналами, так и внесудебными органами. (Участие внесудебных органов в рассмотрении дел по обвинению в политических преступлениях началось сразу после создания ВЧК. Несмотря на окончание гражданской войны и преобразование ВЧК в ОГПУ (Объединённое Государственное Политическое Управление) в 1923 году, при председателе ОГПУ тогда же создается Коллегия с правом рассмотрения и принятия решений по политическим делам. В марте 1924 года наряду с Коллегией создано Особое совещание ОГПУ, к которому в основном и переходит функция рассмотрения таких дел. При объединении ОГПУ и НКВД в июле 1934 года это право возлагается на Особое совещание при Наркоме ВД. ОСО предоставлено право применения в административном порядке высылки, ссылки, заключения в ИТЛ на срок до пяти лет и высылки за пределы СССР. «Тройки» ОГПУ созданы в краях и областях в феврале 1930 г., им ОСО ОГПУ передало часть своих полномочий на местах. Все эти внесудебные органы были созданы высшим законодательным органом СССР - Центральным Исполнительным Комитетом (ЦИК). Вновь «Тройки» уже в системе НКВД созданы приказом НКВД в мае 1935 года в республиках (Тройки НКВД республик), краях и областях (Тройки УНКВД). Характерно, что состав Троек (начальник УНКВД, секретарь крайкома или обкома партии и прокурор края или области) определялся приказом по НКВД, хотя партийные органы и органы прокуратуры этому наркомату формально не подчинялись. Тройки получили практически неограниченные права на принятие решений по политическим делам - вплоть до решения о применении высшей меры наказания. Просуществовали Тройки до ноября 1938 г., когда были упразднены Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП (б). Особое совещание МВД (преемник ОСО НКВД-НКГБ-МГБ) было упразднено Указом Президиума Верховного Совета СССР в сентябре 1953 г. [21]. В августе 1937 г. приказом НКВД создана Комиссия наркома ВД и Прокурора СССР(«Двойка») для рассмотрения дел в так называемом «альбомном» порядке (рассмотрение и утверждение списков осуждаемых лиц, представленных местными органами НКВД) сначала по т.н. «национальным операциям» НКВД, затем сфера её деятельности стала практически неограниченной. Стоит указать, что должность Прокурора СССР была введена в июне 1933 г., до этого высшей прокурорской должностью была должность Прокурора Верховного Суда СССР. Как и в случае с Тройками, была создана приказом наркома ВД с включением в неё не подчинённого ему Прокурора СССР. Комиссия просуществовала до сентября 1938 года, когда нерассмотренные «альбомы» были переданы в Тройки. - Прим. автора и редактора).

При выявлении репрессированных, имевших отношение к работам на Советском Севере, мы не ограничивались только работниками Главного Управления Северного морского пути (ГУСМП) или иных организаций, прямо связанных с работами в Арктике, но включали в их число некоторых работников Наркомата водного транспорта (НКВТ), Гражданского Воздушного флота (ГВФ) и Аэрофлота, Гидрометеорологической службы СССР, геологических, топографических, геодезических и картографических организаций и арктических предприятий. В этот же список вносились представители ряда профессий, которые могли иметь отношение к работам в Арктике. Для Мурманска, Архангельска список дополнен работниками бассейновых пароходств (Мурманского и Северного), судоремонтных (в Мурманске - только судоремонтный завод Севморпути) и судостроительных предприятий, некоторых контор снабжения. Для Красноярска и Якутска в список вносились работники речных пароходств - Енисейского и Ленского соответственно.

В работе мы столкнулись с проблемой определения самого понятия «полярники». Совершенно очевидно, что к ним относятся сотрудники полярных станций, северных метео- и гидрометеостанций, научных учреждений, занимавшихся изучением севера Евразии, в том числе в опросами хозяйства, этнографии и многими другими; плавсостав ледоколов и экспедиционных судов, лётный и технический состав полярной авиации. К этой же категории, без сомнения, нужно отнести команды грузовых кораблей, совершавших арктические плавания, работников северных производственных организаций, таких, например, как «Арктикуголь», «Нордвикстрой». С неизбежностью мы должны относить к полярникам высший состав аппаратов ГУСМП и его территориальных управлений, руководивших организацией их деятельности в полярных областях и их снабжением. Важность этих работ очевидна: ошибки и просчёты в их планировании и обеспечении практически невозможно исправить, последствия же могут быть самыми тяжёлыми, а то и трагическими. К этой же категории лиц отнесены нами и руководящие работники смежных государственных учреждений, без взаимодействия с которыми проведение работ в полярных областях было попросту невозможно - такими организациями являлись Народные Комиссариаты водного транспорта (НКВТ) и морского флота (НКМФ), Гражданский воздушный флот (ГВФ), Аэрофлот.

Однако следует провести грань между специалистами по организации именно арктических работ и сугубо вспомогательным техническим и обслуживающим персоналом. Некоторым критерием здесь может служить возможность замены конкретного работника на другого такой же специальности или профессии. Понятно, что дворник Управления не может быть отнесен к полярникам, как и машинистка, бухгалтер, инженеры некоторых специальностей и т.п., однако чем выше мы поднимаемся по служебной лестнице, тем сложнее провести эту грань. Несомненно, что в этом случае отнесение работника к полярникам имеет большую субъективную составляющую. Столь же субъективно было включение в список репрессированных полярников членов команд торговых судов Мурманского, Северного (Архангельск) и Дальневосточного (Владивосток, случайные данные ) пароходств, исходя из предположения о том, что эти суда с большой долей вероятности участвовали в это время в полярных плаваниях.

Распределив репрессии хронологически, по дате приговора суда или принятия решений внесудебными органами, легко выявить временные совпадения, как правило, связанные с «разоблачением» чекистами контрреволюционных организаций (КРО - пункт 11 58-й статьи УК), иногда в приговорах фигурирующих как контрреволюционные террористические (КРТО - 58-8, 11). Иногда фантазия следователей и судей, членов Особых совещаний, Троек, Комиссий выходит за границы разумного: появляются террористические, диверсионно-террористические, диверсионно-шпионские, повстанческие, контрреволюционно-троцкистские и т.п. «страшные» слова в разных сочетаниях и в разном количестве. Конечно, «организации» эти выдумывались в следственных кабинетах - ведь их разоблачение и ликвидация добавляли «органам» престижа, а чекистам - орденов и званий. При невозможности создания «организаций» или вменения в вину «шпионажа» (ст. 58-6), «вредительства» (ст. 58-7), «террора» (ст. 58-8), «диверсий» (ст. 58-9) всегда под рукой у чекистов была «антисоветская агитация» (АСА -ст. 58-10) - два-три неосторожных слова, соответствующим образом истолкованных «стукачём» и следователем, и - никаким уголовным кодексом не предусмотренные «антисоветская (или контрреволюционная) деятельность» (АСД,КРД).

По совпадению дней судебных заседаний (или принятия решений внесудебными органами) и зачастую наличия в обвинении принадлежности к «организации» выявляются волны репрессий, прямо направленные против работников Главсевморпути и сотрудничавших с ним организаций. Они всё же лучше всего выявляются при анализе данных по центральному аппарату ГУСМП, часто вместе с аппаратом НКВТ и других организаций. Репрессии против низовых работников представляют собой своеобразный кровавый фон этих «волн», хотя и здесь без «организаций» не обошлось.

Дата приговора Военной Коллегии Верховного Суда к высшей мере наказания может считаться и датой приведения его в исполнение. Судопроизводство на заседаниях Коллегии в те годы и по таким делам осуществлялось в упрощённом порядке, без участия сторон (обвинения и защиты), без права обжалования приговора. Из протоколов её заседаний видно, что на разбирательство одного дела уходило в среднем 15-20 минут вне зависимости от того, признал или нет представший перед Коллегией свою вину, отказался или нет от выбитых следствием показаний. Приговор приводился в исполнение в течение ближайших часов. Решения ОСО, Троек, Комиссий принимались вообще в отсутствие обвиняемого и в случае осуждения к расстрелу о скором конце своей жизни человек узнавал порой за несколько минут до смерти. Приведение решения в исполнение осуществлялось иногда в день его принятия, чаще же - через несколько дней, а то и недель. При этом сроки следствия были очень короткими - длительность его (от момента ареста до вынесения приговора) редко превышала месяц-полтора.

Пожалуй, первой известной жертвой политических репрессий советской власти среди полярников стал участник экспедиции Э.В.Тол л я , бывший командир ледокола «Ермак» Н.Н.КОЛОМЕЙЦЕВ, арестованный в начале 1918-го года, вскоре освобождённый и ушедший в эмиграцию. Эмигрировал и был объявлен «изменником Родины» знаменитый полярный мореплаватель Б.А.ВИЛЬКИЦКИЙ. Трагическая судьба замечательного полярного гидрографа А.В.КОЛЧАКА общеизвестна. Он единственный из упоминаемых в этой статье лиц до сих пор не реабилитирован. В 2004 г. вышло 2-е издание обстоятельного труда В.В.Синюкова «Александр Васильевич Колчак: от исследователя Арктики до Верховного правителя России», в котором много внимания уделено экспедициям и географическим исследованиям А.В.Колчака.

Славившаяся своим рвением Петроградская ЧК ещё в 1920 году выявила «контрреволюционную деятельность» комсостава парохода «Строитель» Мурманского пароходства и определила наказания: капитану И.А.МАРТИНСОНУ - 20 лет исправительных работ, его помощнику А.Я.ЛИГЕРУ и механику А.К.КОШКИНУ - по пять. 28 марта 1920 года Красноярской губЧК приговорён к расстрелу за контрреволюционную деятельность (КРД) капитан парохода Енисейского пароходства К.И.АНДРЕЕВСКИЙ, а его помощник В.Н.БАКИН, арестованный по тому же обвинению, освобождён под подписку о признании советской власти. 4 ноября того жег ода в том же Красноярске та же губЧК освобождает по амнистии арестованного за ту же КРД военкома Гидрографической экспедиции по исследованию Северного Ледовитого океана Д.Н.ГАВРИЛЕНКО.

8 сентября 1924 года Комиссия ОГПУ приговорила в Москве к расстрелу капитана Мурманского порта А.А.ЖЕРЕБЦОВА «за службу в колчаковской контрразведке». Через год, 13 сентября 1925 года, та жеК омиссия приговорила к расстрелу за шпионаж сотрудника акционерного общества «Аркос» А.Ю.НАГЕЛЯ. 18 ноября 1926 года после двухмесячного заключения освобождён по прекращении дела по обвинению в контрреволюционной агитации один из руководителей отделения Географического общества в Красноярске В.В.Б ОРОВСКИЙ, который, впрочем, 23 августа 1931 года осуждён Коллегией ОГПУ за антисоветскую агитацию на пять лет лагерей.

19 сентября 1927 года на пристани в Якутске по возвращении из Ленинграда был арестован один из первых якутских интеллигентов, просветитель, литератор, краевед В.В.НИКИФОРОВ (КЮЛЮМНЮР). В Ленинграде он обрабатывал материалы, полученные им в экспедиции Академии наук по изучению природных ресурсов, материальной и духовной культуры Якутии. Ему предъявлено обвинение в подготовке вооружённого восстания и шпионаже, и ОСО ОГПУ (в источнике [13] ошибочно указано ОСО НКВД) 21 августа 1928 года приговорило его к высшей мере наказания с заменой на десять лет заключения в концлагере. Через месяц В.В.Никифоров умер в Новосибирской тюрьме.

В начале1930-х годов полярники попадали в участники разных «заговоров», в обилии плодимых ОГПУ, конечно, на фоне дел «персональных». Таким было дело руководителя сектора Северного геологоразведочного геофизического института Н.А.ШТЕРНА, приговорённого постановлением Тройки Полномочного Представительства ОГПУ при Ленинградском военном округе(ПП ОГПУ ЛВО) от 24 октября 1930 года за шпионаж к трём годам заключения в концлагере. 28 октября 1930 года начались мытарства геолога Геолкома В.К.КОТУЛЬСКОГО: в 1920-х гг. он изучал рудоносность Норильского района, в 1930-м арестован в Красноярске и, видимо, освобождён, в 1931-м открывает месторождение сульфидных руд на Кольском полуострове, в 1932-м, уже признанным специалистом, арестован (место ареста в источнике не указано) и приговорён к десяти годам заключения (орган и обвинение не указаны), отбывает наказание в Мурманске, с 1934-го года под конвоем изучает месторождения апатита в Хибинах, с 1941 года работает в Норильске. Оставаясь заключённым, является главным консультантом «Североникеля», после освобождения получает орден Ленина, в мае 1949 года вновь арестован по знаменитому «делу геологов» (см. об этом деле в книге «Репрессированные геологи» - [19]), приговорён к 25-ти годам заключения. В 1951 году В.К.Котульский погиб на этапе в Норильлаг.

2 декабря 1930 года Красноярским окротделом ОГПУ прекращено дело по обвинению во вредительстве против десятника «Комсеверопути»П.П.ЗЕРЕЗЕНКО.

3 января 1931 года Якутский областной отдел ОГПУ арестовывает научного сотрудника Индигирского отряда Якутской экспедиции Академии наук И.Н.ПОПОВА, предъявляет ему обвинение в терроризме и через десять дней… освобождает «за отсутствием состава преступления». Зато 3 апреля 1931 года Коллегией ОГПУ был приговорён к расстрелу за «антисоветскую деятельность» научный сотрудник Якутской комиссии Академии наук В.Д.ХАЛДЕЕВ. За участие в контрреволюционной организации работников Мурманского порта ОСО ОГПУ Ленинградской области 7 октября 1931 года определило три года ссылки капитану спасательного бота«Шторм»П.В.НИКИФОРОВУ.

А вот по знаменитому «делу Академии наук» был арестован известный полярный геолог П.В.ВИТТЕНБУРГ, 11 февраля 1931 года осуждённый Тройкой ПП ОГПУ ЛВО к расстрелу, заменённому 10-ю годами заключения. По тому же «академическому делу» к 3-м годам лагерей приговорён полярный зоолог А.А.БЯЛЫНИЦКИЙ-БИРУЛЯ. В 1931 году арестован в Петропавловске-Камчатском и 27 октября 1932 года осуждён к расстрелу за шпионаж, диверсии и участие в КРО опытный полярный геолог, руководитель поисковых работ на Чукотке М.А.ПАВЛОВ. Высшая мера была заменена ему 10-ю годами заключения, но в 1938 году в лагере он был расстрелян. Был арестован и погиб в лагере геофизик одной из экспедиций на «Сибирякове» В.А.ГНЕВУШЕВ (подробности репрессии неизвестны).

19 января 1932 года в Красноярске ОСО НКВД по обвинению в антисоветской агитации (АСА) и «активную борьбу против рабочего класса и революционного движения» (ст. 58-13) приговаривает к десяти годам заключения бухгалтера сельскохозяйственного отдела «Комсеверпути» Н.К.ИЗНАИРСКОГО. Кочегар ледокола «Малыгин» С.М.ГОРОВОЙ 10 августа 1932 года получил два года заключения за участие в антисоветской организации от Тройки ОГПУ ЛВО. 14 января Коллегия ОГПУ приговорила за антисоветскую агитацию к трём годам заключения рабочего Ленской экспедиции Наркомводтранса А.В.КЛАВДЕЕВА. 6 мая 1933 года Тройка ОГПУ ЛВО определила десять лет заключения в лагере «шпиону»А.П.ФИНГЕРИУСУ- смотрителю маяка «Мишуков» на Кольском полуострове, а 26 мая приговорила к трём годам заключения условно за вредительство и антисоветскую агитацию (АСА) заведующего пунктом Мурманской опытной оленеводческой станции М.А.ИЗОИТКО. 11 июня к трём годам заключения приговорён за АСА той же Тройкой инструктор Мурманского отделения Государственного океанографического института (МО ГОИН) П.А.МАКСИМОВ. 29 октября Коллегией ОГПУ за ту же АСА приговорён к году заключения научный сотрудник Якутского краеведческого музея Н.Н.МОСКВИТИН.

Всерьёз за ГОИН, его Мурманское отделение и Полярный институт научного рыболовства и океанографии (ПИНРО) чекисты взялись в августе1933 года, выявив в них большую группу «вредителей» и «агитаторов». За неделю было арестовано двадцать человек, решение об их судьбе Тройка ОГПУ по ЛВО вынесла 23 декабря 1933 года. Обвинение в терроризме и создании антисоветской организации было предъявлено научному сотруднику Мурманского отделения ГОИНФ.Е.БЕЛОВУ. Его арестовали за «вредительство» ещё в марте, но в июле дело было прекращено Мурманским окружным судом. Однако теперь он был приговорён к трём годам заключения. К такому же сроку были приговорены «вредители»: начальник экспедиции ПИНРО М.С.ИДЕЛЬСОН, заведующий отделом ГОИН А.В.СОКОЛОВ, заведующий группой Н.П.ТАНАСЕЙЧУК, научный сотрудник Н.С.ОБУХОВАи бывший капитан научно-исследовательского судна «Савва Ложкин» Н.А.ЮРЬЕВ; и «агитаторы»: капитан известного всей Западной Арктике научно-исследовательского судна «Персей» И.Н.ЗАМЯТКИН и ученый секретарь Мурманского отделения ГОИН Н.Э.КЛЮГЕ. На три года в ссылку были отправлены два «агитатора»: научный сотрудник ГОИН Р.Г.ЛЕЙБСОН и смотритель принадлежавшего ПИНРО маяка «Седловатый» И.С.ЖЕЛТОВ. К трём годам заключения условно были приговорены: заведующий секцией ГОИН Л.А.ЗЕНКЕВИЧ («агитатор», в 1951 г. награждён Сталинской премией, с 1953 года член-корреспондент, а с 1968-го - академик АН СССР, всемирно известный океанолог и морской зоолог), заместитель директора отделения Г.А.КЛЮГЕ («агитатор»), научные сотрудницы ГОИН Е.Д.МЛАДЕНЦОВА («агитатор») и С.В.ЧУЕВА («вредитель»), научный сотрудник ПИНРО В.А.ВАСНЕЦОВ («вредитель»), «агитаторы»: капитан «Саввы Ложкина» А.В.КОЗЛОВ (он, как и Ф.Е.Белов, был арестован в марте и в июле освобождён), матрос мотобота ПИНРО А.А.МЕЦАЙЛО, моторист маяка «Седловатый» Ф.И.МИНИН, комендант ГОИН М.А.ОБОРИН. Наконец, к одному году условно был приговорен начальник экспедиции ГОИН Г.Н.ЗАЙЦЕВ.

4 апреля 1934 года ОСО НКВД выносит решение о наказании членов контрреволюционной организации, разоблачённой в тресте «Севполярлес» в Игарке: ответственный исполнитель А.П.КАЗЛАС получает три года лагерей, а ссыльные троцкисты, ответственный по техническому снабжению П.И.ВОЛКОВ и статистик С.И.ГУРОВСКАЯ - по три года ссылки (интересно, куда их из Игарки сослали?).

В1935 году второй раз (сведения о первом аресте источник не приводит) был арестован картограф ГУСМП Н.П.БАШНИН: заключение было недолгим, но третий арест в 1937 году стал последним - Н.П.Башнин был расстрелян 11 апреля 1937 г. К двум годам заключения Ленинградским облсудом приговорён капитан Мурманского морского пароходства С.С.СЕЛЕЗНЁВ. 5 сентября тем же судом также к двум годам приговорён служащий Мурманского управления Севморпути В.А.БЛЮМЕНТАЛЬ. Оба обвинялись в антисоветской агитации.А27 ноября за ту же АСА в далёком Красноярске ОСО НКВД приговаривает к трём годам временно исполняющего должность начальника торговой конторы треста «Севполярлес» и одновременно секретаря её парткома Д.Е.КУРКИНА. 17 декабря Красноярским краевым судом за намерение вооруженного восстания и вступления в контрреволюционную организацию на три года заключения осуждён главный бухгалтер треста «Севенстрой» («Северо-Енисейское строительство») ГУСМП Н.А.ВАРНАКОВ: через два месяца (и через полтора года после ареста) дело, впрочем, прекращено Верховным СудомРСФСР.

В 1936 году осуждён на пять лет заключения вИТЛза антисоветскую агитацию сотрудник Арктического института В.Л.ДЕМИДОВ. 21 января 1936 года Главсудом Якутской АССР по обвинению в прежней службе в Белой армии приговорён к пяти годам заключения начальник оленеводческой группы Якутского треста ГУСМП В.Е.ПШЕННИКОВ, но через два месяца Верховный Суд РСФСР прекращает дело по амнистии. 5 июня 1936 года арестован и вскоре ОСО при НКВД СССР осуждён к пяти годам заключения начальник Колымской экспедиции акционерного общества «Комсеверпуть» С.Д.ЦИРЕЛЬ-СПРИНЦСОН. 20 августа Военный трибунал ЛВО выносит приговор членам антисоветской организации - шахтёрам «Арктикугля» на Шпицбергене Е.И.БОРИСОВУ и П.А.ПОСТОЛЬНИКУ (пять лет и четыре года соответственно). 15 сентября ОСО НКВД осуждён на пять лет за антисоветскую агитацию ссыльный в Енисейске - инженер-кораблестроитель «Севполярлеса» Г.В.ВАСЮКОВ. 3 декабря 1936 года ОСО НКВД осуждает к пяти годам лагерей за АСА заместителя начальника Гидрометеослужбы северных морей в Мурманске М.Я.БРУШТЕЙНА. 24 декабря Военной Коллегией Верховного Суда в Ленинграде за участие в КРО был осуждён к заключению старший научный сотрудник Института народов Севера Е.Г.ЛИБМАН (1 сентября 1937 года он будет расстрелян в печально известном Сандормохе).

По не менее знаменитому, чем «дело Академии наук», «пулковскому делу» 1 ноября 1936 года арестован и 23 мая 1937 года Военной Коллегией Верховного Суда приговорён к расстрелу геофизик, начальник экспедиции Арктического института П.М.КАРАТЫГИН, обвинение - участие в КРТО. Членом той же «организации» был, очевидно, и инженер-геофизик Всесоюзной конторы  «Геологоразведка» И.В.ХМЕЛЕВСКИЙ, тоже расстрелянный. По тому же делу ВКВС 25 мая 1937 года приговорила к 10-летнему заключению начальника Енисейской сейсмической экспедиции Арктического института, изобретателя сейсмографа для геолого-поисковых работ С.А.ШАТИЛОВА.

Тем временем чекисты начали обнаруживать контрреволюционные организации и в Главсевморпути. Длинный список уничтожения полярников по обвинению в участии в КРТО начинается в октябре 1936 года. Со 2-го по 7-е октября ВКВС по этому обвинению было вынесено пять смертных приговоров: три - работникам ГУСМП. 2 октября осуждён сотрудник ГУСМП А. И. АРОНОВСКИЙ, 3-го - начальник сектора К.И.ГИДЛЕВСКИЙ, 4-го - заместитель начальника ГУСМП профессор С.Я.БАБАХАН. 5 октября по тому же обвинению приговорён к ВМН управляющий Картографическим трестом Г.Ф.ФЁДОРОВ, 7-го - обвинённый в участии в КРТО и подготовке террористического акта начальник «Норильскстроя» М.А.ЗИНГЕР.

Не прекращались аресты и суды «на местах». 7 февраля 1937 года начальник товарной базы Красноярского управления ГУСМП И.Н.ГОРДЕЕВ, обвинённый в антисоветской агитации,ОСОНКВД освобождён, ему в наказание засчитан четырёхмесячный срок заключения после ареста. 21 февраля 1937 года Ленинградский облсуд по обвинению вАСАи за «борьбу против рабочего класса во время гражданской войны» (пункт 13 ст. 58) приговаривает к пяти годам лагерей заведующего метеостанцией «Ена» на Кольском полуострове А.К.ЛУКИНА. 18 апреля ВКВС выносит смертные приговоры за контрреволюционную агитацию капитану парохода Красноярского управления ГУСМП «Партизан Щетинкин» Я.В.ВАКУТИНУ, за террористическую деятельность - начальнику судоходного надзора Енисейского пароходства В.В.ГОРОХОВУ, за антисоветскую агитацию - заместителю начальника пароходства по снабжению М.П.ЖУЙКОВУ. 21 апреля та же ВКВС приговаривает к восьми годам заключения за участие во вредительско-террористической организации начальника Красноярских судоремонтных мастерских ГУСМП И.П.ДАВЫДОВА. 24 апреля в Архангельске Водно-транспортным судом Северного морского и речного бассейнов на семь лет заключения осуждён за антисоветскую деятельность комендант зданий Амдерминского рудтреста Г.Г.ЕВДОКИМОВ.

5-го мая 1937 года ВКВС приговаривает к расстрелу ответственного исполнителя Салехардской конторы Севморпути П.Н.ДМИТРИЕВА. Список жертв продолжает начальник и научный руководитель Чукотской полярной экспедиции Арктического института Б.Н.АРТЕМЬЕВ; арестованный в марте, спецколлегией областного суда Балтийского морского и Северо-Западного речного бассейнов в мае (?) он приговорён к 10-ти годам заключения за «вредительство». 23 мая ВКВС на выездной сессии в Ленинграде за АСА и участие в КРО приговаривает к 10 годам заключения заведующего сектором полезных ископаемых Арктического института Б.Н.РОЖКОВА. 25 мая та же выездная сессия выносит смертный приговор руководителю геолого-разведывательной конторы «Североникель» В.И.КОНДРАТЬЕВУ, обвинение - участие вКРТО.

7 июня 1937 года «всего» в три года лагерей ОСО НКВД оценивает антисоветскую агитацию заведующего складом Красноярской торговой конторы ГУСМП П.В.АНДЕЕВА. 17 июня ВКВС приговаривает к расстрелу за участие в антисоветской повстанческо-террористической организации преподавателя математики ГУСМП В.З.ЗАВАДЬЕ и экономиста отдела развития хозяйства и культуры народов Севера ГУСМП Ф.Д.ЧЕРНЫШЕВА-ХОЛМОВА. Через день, 19 июня, та же ВКВС выносит приговоры к ВМН начальнику Северного центрального управления речного транспорта НКВТ П.Я.БОВИНУ (обвинение - участие в контрреволюционной террористическо-диверсионной организации) и начальнику Группы эксплуатации при наркоме водного транспорта А.Ф.ЧЕВЕРДИНУ (обвинение - участие в антисоветской террористической организации).

16 июля 1937 года ОСО НКВД осуждает к шести годам заключения заведующего факторией ГУСМП на мысе Шмидта (Чукотка) Г.Т.КРИВДУНА по экзотическому 13-му пункту 58-й статьи («служба в контрреволюционных правительствах» и т.п.); это тот самый заведующий факторией в Ванкареме, что принимал и откармливал в 1934 году спасённых «челюскинцев». За день до этого, 15 июля 1937 года, ВКВС в Москве приговаривает к ВМН «участников» КРТО экономиста Якутской конторы «Интегралсоюза»М.Е.ПЕТРУШАНСКОГО и начальника Северного центрального управления морского флота НКВТ Л.Ф.МАНЦИВОДО, а 31 июля - начальника сектора портового хозяйства того же управления А.П.ОНУФРИЕВА(участие в «контрреволюционной диверсионно-вредительской организации»). 26 июля Ленинградский облсуд приговаривает (обвинение - АСА) к шести годам лагерей механика парохода «Комсомолец Арктики» Мурманского пароходства Б.Н.СОКОЛОВА.

Нашлась вредительская антисоветская организация и в Мурманске. Репрессии в этом западном базовом порту арктических плаваний наносили особый ущерб их организации и снабжению.

Тем не менее Водно-транспортный суд 12 августа 1937 года вынес смертные приговоры заместителю начальника Мурманского управления Севморпути М.Н.МАКСИМОВУ, начальнику отдела рабочего снабжения управления В.И.ИВАНОВУ, начальнику группы золотоснабконторы управления Л.Н.КУЗЬМИНУ; к десяти годам лагерей был приговорён начальник технического сектора управления Т.Н.ГОМАЛЮК, к семи годам - заведующий складом «Арктикснаба» М.И.БАБАЕВ. Ещё одну вредительскую организацию в том же Управлении судила 16 августа уже ВКВС и приговорила к десяти годам заместителя начальника ОРСа Р.С.МЯКОНЬКИХ и старшего бухгалтера В.А.БОЛЬШАКОВА, а дело главного бухгалтера Заготснабконторы Управления Г.О.ВИХЕРТА передала Военному трибуналу Северного флота, который и «вкатил» ему те же десять лет. Очередь следующей организации наступила 25 августа 1937 года: за участие в КРТО ВКВС приговорены к расстрелу заместитель начальника Вайгачского горно-рудного треста ГУСМП Я.Я.МУЦЕНЕК и заместитель начальника Янской экспедиции ГУСМП Ю.Т.АЛЕЙНИКОВ (по другим данным, решение о расстреле вынесено Комиссией НКВД и Прокурора СССР). 27 августа вынесено решение ОСО НКВД о заключении в лагерь на пять лет за контрреволюционную деятельность конструктора мехмастерских треста «Севполярлес», В.И.ЕЛИСТРАТОВА, уже находившегося в Енисейске в ссылке. 28 августа выездная сессия ВКВС в Хабаровске вынесла смертные приговоры работникам Дальневосточного управления ГВФ: начальнику политотдела К.А.ОСТАПЕНКО, начальнику связи Н.А.МЕДВЕДЕВУ, изыскателю воздушных линий Е.И.КОСОРУКОВУ; все трое были обвинены в измене родине и участии в контрреволюционной диверсионно-террористической организации. Наконец, 29 августа Красноярский краевой суд в один день «разобрался» с двумя антисоветскими агитаторами, приговорив радиста Таймырского районного отдела связи в Дудинке А.Р.ГРАЧЁВА к восьми, а ответственного исполнителя отдела снабжения Енисейской авиагруппы ГУСМП Д.Г.ДИССА- к пяти годам лагерей.

Летом 1937 года (точной даты не приводится) был арестован механик теплохода «Красноярский рабочий» Красноярского управления ГУСМП Н.Н.ЕФРЕМОВ. Ни о предъявленном ему обвинении, ни о приговоре неизвестно, зато известно, что бывший в 1937-м практикантом Томского политехнического института, он в конце 1940-х гг. станет заместителем главного инженера Енисейского пароходства.

2 сентября 1937 года ОСО НКВД определяет наказание начальнику снабжения морского отдела Мурманского управления Севморпути В.В.БАХУ - «всего» пять лет ссылки за АСА. 4 сентября Особой тройкой УНКВД Ленинградской области приговорён к расстрелу старший бухгалтер Арктического института А.Ф.НЕВИНСКИЙ, 25 октября - счетовод института Г.Я.ШИМКОВИЧ, обвинение обоим -АСА. 7 сентября 1937 года по обвинению в АСА Водно-транспортный суд Северного морского и речного бассейнов в Архангельске приговаривает к шести годам лагерей механика полярной станции Н.А.НОСОВА. 21 сентября ВКВС выносит смертный приговор за участие в КРТО заместителю начальника строительства ГВФ по Дальнему Востоку М.С.НИКОЛАЕВУ. 25 сентября Тройка УНКВД Омской области (тогда в её состав входил и север современной Тюменской области) приговаривает к расстрелу А.С.ЗОТОВА-ВАНУЙТО, практикантазаведующего Салехардской факторией Севморпути. Смертный приговор был вынесен заведующему метеостанцией комбината «Апатит» на Кольском полуострове И.Е.ЗАВЕРТАЙЛЮКУ (29 сентября осуждён Тройкой УНКВД Ленинградской области за АСА).

1 октября 1937 года Комиссия НКВД и Прокурора СССР выносит решение о расстреле (обвинение неизвестно) ответственного исполнителя Красноярской авиагруппы Енисейской авиалинии ГУСМП М.А.БАЧИНСКОГО. 15 октября Тройка УНКВД Красноярского края приговаривает к расстрелу за участие в КРО шкипера баржи Енисейского пароходства Т.Ф.КОСОВИЧА (его в 1921 году уже приговаривали к смертной казни, заменённой десятью годами заключения). 18 октября Комиссией подписано решение о расстреле за контрреволюционную агитацию и вредительство В.А.КАМИНСКОГО, заведующего складом треста «Севполярлеса» в Красноярске. 23 октября Тройка УНКВД Карелии выносит решение о высшей мере наказания заведующему Верхне-Нивской метеостанцией на Кольском полуострове Г.В.РОСТОВСКОМУ. 25 октября Тройка УНКВД Красноярского края приговаривает к десяти годам заключения за участие в контрреволюционной вредительской организации механика парохода «Енисей» Енисейского пароходства М.М.БРОДНИКОВА. Начальнику экспедиции на Камчатке, участнику знаменитого плавания на «Сибирякове» в 1932 году, но и - племяннику Л.Д.Троцкого, Б.А.БРОНШТЕЙНУ смертный приговор по обвинению в участии в антисоветской КРТО был вынесенВКВС26 октября.

3 ноября 1937 года Комиссия НКВД и Прокурора СССР приговаривает к расстрелу за шпионаж заведующего сектором Арктического института Л.О.РЕТОВСКОГО. В тот же день Тройка УНКВД Красноярского края приговаривает к расстрелу за антисоветскую агитацию двух работников Красноярского авиаремонтного завода, главного авиаремонтного предприятия ГУСМП: коменданта Ф.И.ЖДАНОВА и сборщика самолётов М.Ф.СЫЧЁВА.

11 ноября Тройка УНКВД по Московской области за контрреволюционную агитацию и контрреволюционную же деятельность принимает решение о расстреле сотрудника Комитета мерзлотоведения АН СССР С.М.ЛЕОНТЬЕВА. 12-го ноября Комиссией НКВД и Прокурора СССР приговорён к расстрелу за участие в антисоветской шпионской организации в Ленинграде картограф Главсевморпути К.М.МЕЩЕРСКИЙ. В этот же день за антисоветскую агитацию к ВМН Тройкой УНКВД Красноярского края были приговорены к расстрелу два работника Красноярского управления ГУСМП: методист отдела кадров В.П.АРХАНГЕЛЬСКИЙ и начальник финансового отдела торговой конторы Л.И.БЕЗУГЛОВ. 12-го же ноября той же Тройкой за ту же АСА приговорён к смертной казни капитан парохода «Максим Горький» Енисейского пароходства П.А.БЕКЕТОВ и, за КРА, заведующий геодезическими инструментами Общества изучения Красноярского края В.К.ВОРОБЬЁВ (за контрреволюционную агитацию он уже арестовывался ОГПУ).

13 ноября уже Комиссией НКВД и Прокурора СССР приговорён к смертной казни за антисоветскую агитацию О-А.В.КОТОВИЧ, начальник метеостанции в Енисейске. 15 ноября ВКВС осудила к расстрелу за участие в антисоветской троцкистской террористической организации начальника Финансового управления НКВТ М.В.БАРЫШНИКОВА. В тот же день Тройка УНКВД Ленинградской области за участие в антисоветской организации приговаривает к высшей мере группового капитана Мурманского управления Севморпути С.И. ГАДИЛЛО; а в тысячах километров от Ленинграда Тройкой УНКВД Омской области приговорён к расстрелу моторист Салехардского затона Севморпути И.В.КОРОЛЬКОВ. 19 ноября Тройкой УНКВД Красноярского края за контрреволюционную деятельность приговорён к десяти годам лагерей исполнявший обязанности начальника службы пути Енисейского пароходства М.Г.ЗАХАРОВ и к расстрелу - ответственный исполнитель по паспортизации судов Красноярского управления ГУСМП В.Е.ИВАЧЁВ. Практически случайно среди репрессированных всплыло имя полярного гидрографа Н.Н.ГАКЕНА, арестованного в Омске и 21 ноября Тройкой Омского УНКВД за контрреволюционную деятельность осуждённого к расстрелу. 22 ноября Комиссия НКВД и Прокурора СССР приговорила к расстрелу за измену родине и диверсии помощника капитана ледокола «Силач» Балтийского пароходства Г.Р.ГРЕВЕ. 24 ноября к семи годам лагерей Водно-транспортным судом в Мурманске за АСА приговорён кочегар парохода «Поморье» Н.К.ФАЛЕЕВ. 26 ноября Верховный Суд ЯАССР за участие во вредительской контрреволюционной организации осудил на двадцать лет заключения начальника затона «Хатыстах» Якутского территориального управления ГУСМП С.Ф.ЯРУШИНА, но в феврале 1939 года дело пересмотрено Верховным Судом РСФСР, вместо участия в ВКРО ему вменяются лишь «сношения с иностранным государством» и срок заключения сокращается до трёх лет. А.И.КОВАЛЁВ, плановик-экономист графитовой фабрики ГУСМП в Красноярске, за один месяц был приговорён к смертной казни дважды - 26 ноября Тройкой УНКВД по Красноярскому краю и 14 декабря - ОСО НКВД: чекистские чиновники умудрились включить его в два расстрельных списка.

27 ноября Тройка УНКВД Красноярского края приговаривает к десяти годам лагерей за АСА начальника группы торговой конторы территориального Управления ГУСМП Г.В.АЛЬХИМОВИЧА и сотрудника Управления А.Г.БУЛАНОВА (должность и обвинение в источнике не приводятся). В конце ноября наказаны члены обнаруженной в совхозе ГУСМП «Полярный» в Игарке контрреволюционной повстанческой организации трудпереселенцев и спецпоселенцев: 27 ноября та же Тройка приговаривает к расстрелу заведующего хозяйством совхоза Т.В.ДОЛГОВА и заместитель главного бухгалтера В.Н.ЗАХВАТКИНА.А30 ноября Тройка приговаривает за АСА к десяти годам лагерей заместителя главного бухгалтера Рыбной конторы ГУСМП в той же Игарке С.В.ГЛУЩЕНКО. Конец 1937-го – первая половина 1938 года – время резкого возрастания репрессий. Для ГУСМП и смежных организаций это усугублялось тем, что к началу зимы 1937-го года явно обозначился провал прошедшей арктической навигации. Сложные условия навигации и ее действительно плохая организационная и хозяйственная подготовка были усугублены тем, что лучшие ледоколы и почти вся авиация были брошены на поиски пропавшего экипажа С.А.Леваневского. Тщеславный любимец Сталина, он добился разрешения на амбициозный трансарктический перелет, спешно и плохо подготовленный и трагически закончившийся не только для него, но и для десятков, если не сотен, полярников. Однако свою роль в провале навигации сыграла и деятельность «органов». В конце1936 – январе-мае1937 года, когда ГУСМП был занят работой по планированию и подготовке предстоящей навигации, и в июне-сентябре 1937 года, когда что-то можно было ещё исправить, было заметно «прорежено» руководство Управления и других работавших в Арктике организаций: арестованы И.А.Ландин (15 марта), М.Ф. Зяблов (5 апреля), М.Э.Плисецкий (30 апреля), И.Я.Резник (30 апреля), С.П. Нацериус (5 июля), И.Л.Баевский (7 августа), А.В.Воробьев и Д.И.Поляков (14 сентября), А.Н.Бобров (25 сентября), А.А.Стукатер (26 сентября) - все они были осуждены в январе 1938 года (см. ниже), при этом многим из них было предъявлено обвинение в срыве навигации, на языке чекистов - «вредительстве». В Мурманске в конце 1936 - начале 1937 года арестами была почти полностью разрушена система снабжения территориального управления ГУСМП и некоторых производственных арктических организаций.

Наиболее характерная реакция «органов» на провал навигации 1937 года видна в так называемом «деле гидрографов». С осени 1937 года в Гидрографическом управлении ГУСМП в Ленинграде начались увольнения и аресты. Последним, уже в мае 1938 года, был арестован вернувшийся с «зимовки трех кораблей» («Садко», «Малыгин», «Г.Седов») заместитель начальника управления Н.И.ЕВГЕНОВ. Всего же по «делу гидрографов» было арестовано 12 человек, в том числе начальник управления П.В.ОРЛОВСКИЙ, известные полярные гидрографы «челюскинец» П.К.ХМЫЗНИКОВ, Е.С.ГЕРНЕТ, «красинец» Ю.К.ПЕТРОВ. Их обвинили в измене родине и создании контрреволюционной диверсионно-террористической организации. Дело готовилось к передаче в Военную Коллегию, что, конечно, гарантировало смертный приговор. Однако чекистское рвение со сменой наркомов (Ежова сменил Берия) немного и ненадолго убавилось, в августе 1939 года дело рассматривал Военный трибунал Ленинградского военного округа и… направил его на доследование. Но дело затребовало Особое Совещание НКВД и без лишних разбирательств определило П.В.Орловскому и Н.И.Евгенову по восемь лет заключения, П.К.Хмызникову - пять, Е.С.Гернету и Ю.К.Петрову - по пять лет ссылки.

2-го декабря 1937 года ВКВС приговорён к расстрелу заместитель начальника «Арктикснаба» ГУСМП В.П.СТЕПАНОВ - за шпионаж и участиев КРТО. В тот же день Комиссией НКВД и Прокурора СССР был приговорён к расстрелу начальник Мурманской конторы треста «Арктикуголь» Ф.П.КУЛАКОВИЧ - за измену родине и шпионаж. 3 декабря Особым совещанием НКВД приговорён к пяти годам заключения арестованный менее месяца назад начальник Чаунской геолого-поисковой экспедиции геологгеохимик Н.И.САФРОНОВ.3-гоже декабря Комиссия приговаривает к высшей мере наказания директора Полярного института научного рыболовства и океанографии (того самого ПИНРО, что громили четыре года назад) Г.И.ХЛЫНОВСКОГО, его заместителя по науке и парторга института М.П.ОСАДЧИХ и лаборантку Р.С.КОРОБКИНУ. «Букет» обвинений им превосходит все разумные пределы: измена родине, вредительство, диверсии, АСА, КРО.

Те же обвинения предъявлены и включённому чекистами в эту организацию бывшему учёному секретарю бюро технической экспертизы Главного управления рыбной и морской зверобойной промышленности П.И.НЕЗНАХИНУ. В тот же день по тем же обвинениям приговорён к расстрелу капитан парохода «Комсомолец Арктики» Г.Н.СЕМИКОЗ. На следующий день, 4 декабря, по тем же обвинениям была приговорена к десяти годам заключения научный сотрудник ПИНРОМ.З.МАЛЬТ. 6 декабря ТройкаУНКВД Красноярского края определяет десять лет лагерей за участие в контрреволюционной организации заведующему перевалочной базой треста «Севполярлес» в поселке Новосёлове на Енисее А.П.ИОРДАНСКОМУ, а 8 декабря тоже наказание за контрреволюционную агитацию было определено бухгалтеру конторы «Севполярлеса» в Енисейске Д.М.КОНДРУКУ. 11 декабря Комиссией НКВД и Прокурора СССР вынесены смертные приговоры за участие в шпионской контрреволюционной организации капитану парохода «Северный» Енисейского пароходства А.П.ВАРНИКОВУ и механику того же парохода А.Е.КАЗАНЦЕВУ. 15 декабря ОСО УНКВД Ленинградской области приговаривает к десяти годам лагерей за участие в антисоветской организации капитана знаменитого научно-исследовательского судна «Николай Книпович» С.М.ДЫМСКОГО. В тот же день Тройкой УНКВД Ленинградской области за АСА приговорён к тем же десяти годам штурман парохода Мурманского пароходства «Сосновец» И.М.МЮРИСЕН. 19-го декабря список приговорённых к расстрелу работников ПИНРО пополнился осуждённым за шпионаж научным сотрудником В.Ф.ШМИТОМ. Начальник транспортного отдела Архангельского управления Главсевморпути П.С.КОРЕЛЬСКИЙ был объявлен членом КРО и диверсантом, за что Тройкой УНКВД области 22 декабря 1937 года осуждён к высшей мере наказания. 25-го декабря та же Тройка приговорила к восьми годам заключения за АСА начальника сектора связи Архангельского управления Гидрометеослужбы А.Н.АНДРОСОВА, ВКВС - помощника директора по кадрам ВНИИ морского рыбного хозяйства и океанографии Э.С.СТАВРОНСКОГО, обвинение - участие в контрреволюционной вредительской организации, а Комиссия НКВД и Прокурора СССР к высшей мере за контрреволюционную агитацию - моториста шхуны гидроотдела ГУСМП в Енисейске А.И.БЕЗБОКОВА.

Д.Э.ГЕРИНГ27 декабря она же приговорила к расстрелу С.Б.КУЧИНСКОГО - заведующего магазином «Севенторга» («Северо-Енисейская торговая контора») в Игарке. Зато благополучно закончился 1937-й год для главного инженера треста «Севенстрой» в Игарке Д.Э.ГЕРИНГА- после четырехмесячного следствия и обвинения во вредительстве Прокуратурой Красноярского края (наконец-то проявился орган надзора над законностью действий следственных органов) дело было прекращено и он был освобождён.

20 декабря 1937 года в Иркутске был арестован заведующий кафедрой гидрологии Восточно-Сибирского университета И.Ф.МОЛОДЫХ, известный полярный гидрограф и гидролог. Ему было предъявлено обвинение во вредительстве и участии в КРО. 2 сентября 1939 года на 41-м году жизни учёный умер в Иркутской тюрьме.

Особняком в списке жертв политических репрессий среди полярников стоит имя С.А.БЕРГАВИНОВА - длительное время он возглавлял Политуправление ГУСМП, летом 1937 года стал секретарем Северного крайкома и Архангельского окружкома партии и 31 октября того жег ода был арестован. Воображение чекистов сделало его главой контрреволюционного заговора в Главсевморпути. 12 декабря 1937 года Бергавинов умер (по другим данным - покончил с собой) на Лубянке. Чекисты ещё долго его «использовали» - наличие связей с главой «заговорщиков» несколько лет служило основой обвинения многих полярников.

В 1937 году (точная дата не приводится) был расстрелян полярный лётчик В.В.СУЩИНСКИЙ, живший в Нарьян-Маре. 3 января 1938 года Тройка УНКВД Омской области принимает решение о расстреле рабочего Полярно-Уральской экспедиции А.С.АРТЕЕВА и сразу трёх работников фактории Севморпути в поселке Новый Порт: заведующего М.А.АРТЕМЬЕВА, бухгалтера П.Ф.ГЕРПСТА и заведующего магазином Г.И.ГУЛЯЕВА. В тот же день оглашён приговор Верховного Суда ЯАССР начальнику конторы водного транспорта Якутского управления Севморпути С.Н.МАМОШКИНУ - за участие во вредительской антисоветской организации он приговорён к расстрелу, который был заменен 25-ю годами заключения. 4 января 1938 года Тройка УНКВД Архангельской области выносит постановление о десятилетнем сроке заключения за контрреволюционную деятельность механику гидрографического судна Д.П.ВИДЯКИНУ. 4 января за антисоветскую деятельность и контрреволюционную агитацию Комиссией НКВД и Прокурора СССР приговорён к расстрелу бухгалтер Игарской конторы ГУСМП И.П.ГУЗ. 8 января 1938 года ВКВС приговаривает к расстрелу за шпионаж управляющего трестом «Арктикуголь» на Шпицбергене М.Э.ПЛИСЕЦКОГО, отца великой русской балерины, девчушкой танцевавшей в клубе треста в Баренцбурге. В тот же день за принадлежность к КРТО той же ВКВС осужден начальник отдела ГУСМП С.П.НАЦАРЕУС; видимо, к той же«организации» принадлежал и осуждённый вместе с ним начальник управления Наркомата водного транспорта Э.Я.ГУРОВИЧ. Военный трибунал Ленинградского военного округа 8 января приговорил к расстрелу исследователя Колымы и Чукотки, основоположника юкагирской литературы Н.И.СПИРИДОНОВА (Тэки Одулок). 9 января 1938 года Тройка УНКВД Архангельской области осудила к расстрелу экономиста управления Севморпути С.Е.ГРУДИНА, 10-го - бухгалтера островного хозяйства управления П.Г.ТРЕТЬЯКОВА, обоих - за контрреволюционную деятельность. 10 января Комиссией НКВД и Прокурора СССР приговорён к расстрелу старший диспетчер Красноярского управления ГУСМП А.В.ГАМАЛИЦКИЙ, обвинение - АСА.

10-го же января ТройкаУНКВД Архангельской области постановила заключить в ИТЛ на десять лет за контрреволюционную агитацию наблюдателя метеостанции И.П.КУЛАКОВА, а 11-го вынесла смертный приговор гидрологу В.Н.ВАСИЛЬЕВОЙ с формулировкой обвинения: «за одобрение террора». 13-го января Тройка утверждает смертный приговор научному сотруднику Северной опытной станции Г.Г.АРНОЛЬДУ (саботаж, АСА), 17-го - директору Архангельской судоверфи Главсевморпути Я.М.КЛИНОВУ (антисоветская деятельность), шкиперу баржи № 4 Управления Севморпути Я.П.ПОПОВУ (контрреволюционная агитация) и старшему научному сотруднику Индигской экспедиции В.А.КЛЮПФЕЛЮ(АСА). В тот жеде нь Комиссия НКВД и Прокурора СССР выносит решение о расстреле за участие в шпионской антисоветской организации старшего смотрителя Лапландского заповедника Ф.К.АРХИПОВА. 17-го же января по фантастическому набору обвинений (шпионаж, терроризм, диверсии, АСА, КРО) приговорён к расстрелу капитан парохода «Кит» Мурманского пароходства Р.Я.НУКК. 27 января Военный трибунал Северного флота приговаривает к расстрелу за шпионаж медсестру Баренцбургского рудника на Шпицбергене Н.М.ЧЕКАН. В январе была арестована и вскоре приговорена к 15-летнему заключению Т.М.ДЗЕРВЕ, в прошлом - главный механик Полярно-Уральской экспедиции, на момент ареста - сотрудница конструкторского бюро А.Н.Туполева.По данным о дате ареста можно предположить, что в январе1938 года был осуждён Тройкой УНКВД по Ленинградской области к десяти годам заключения за АСА старший наблюдатель Кировской метеостанции в Хибинах А.В.КЛИМЕНКО.

Воистину чёрными днями для Главсевморпути стали 11-е и 16-е января 1938 года. 11 января Военной Коллегией были обречены на смерть восемь руководящих работников ГУСМП: и.о. начальника Архангельского территориального управления «челюскинец» И.Л.БАЕВСКИЙ, заместитель начальника Управления морского и речного транспорта, тоже «челюскинец», А.Н.БОБРОВ, начальник радиослужбы Полярного управления А.В.ВОРОБЬЕВ, старший консультант планово-экономического отдела Г.Н.ГУРАРИ, заместитель начальника полярной авиации Н.А.ЖИГАЛЕВ, начальник Чукотской экспедиции М.Ф.ЗЯБЛОВ, старший инженер по нефти «Нордвикстроя» Н.Н.ИВАНОВ, начальник авиаизыскательской группы И.А.ЛАНДИН. Всех их обвинили в участии в КРТО, к ней же, видимо, принадлежал и руководитель гидротехнической секции экспертного совета НКВТ М.С.МИРМИЛЬШТЕЙН.

16 января ВКВС продолжила штамповку смертных приговоров работникам ГУСМП. В этот день за принадлежность к той же КРТО были приговорены: начальник технического снабжения Якутского территориального управления И.Я.РЕЗНИК, начальник планово-экономического отдела ГУСМП А.Б.ЧИКОВАНИ, управляющий делами Г.А.ЭРМАН. Видимо, в эту же «организацию» были включены работники НКВТ: инспектор по внешним сношениям А.Е.ФЕШ, начальник сектора Б.П.ЧМЫХОВ, учёный секретарь технического совета Г.Д.ШУМСКИЙ. В тот же день были вынесены смертные приговоры руководителю группы радиослужбы Главсевморпути Д.И.ПОЛЯКОВУ - за шпионаж, помощнику начальника полярной авиации ГУСМП А.А.СТУКАТЕРУ- за контрреволюционную деятельность. Своей чередой продолжали идти и приговоры «персональные». 1 февраля 1938 года по обвинению в шпионской деятельности Комиссией НКВД и Прокурора СССР осужден к расстрелу заведующий мастерскими Гидропорта ГУСМП в Красноярске Л.Я.КЛИМЧАК, а 2-го февраля - инспектор Красноярского авиаремонтного завода ГУСМП А.П.АНШМИДТ. 5 февраля Тройкой УНКВД Красноярского края к ВМН приговорены за антисоветскую агитацию несколько работников треста «Севенстрой» ГУСМП, в том числе бухгалтер Таймырского участка треста Р.Х.БИКМУХАМЕДОВ (у него в обвинении ещё вредительство), бухгалтеры треста в Игарке Л.В.ЕВСЕЕВ и Н.А.ЗАХВАТКИН, бригадир К.Ф.ГУБАНОВ. В тот же день та же Т ройка приговаривает к расстрелу за АСА и КРА двух бригадиров совхоза ГУСМП «Полярный» в Игарке Д.П.ЗВЕРЕВ А и М.С.КОЗЛОВА и заведующего столовой совхоза М.Б.ИЦЕНКО. Военная Коллегия Верховного Суда 7 февраля приговорила к расстрелу за шпионаж коммерческого директора «Севсульфатстроя» П.А.ЖИВИЛОВА, 9-го за принадлежность к контрреволюционной троцкистской организации пилот а Ленского отделения Главсевморпути С.В.АЛЕКСЕЕВА. 9-го же февраля Особое совещание при НКВД СССР своим постановлением определяет десятилетний срок заключения старшему диспетчеру Архангельского управления Севморпути В.В.ПАЧКОВСКОМУ, обвинение - контрреволюционная деятельность. Водно-транспортный суд Енисейского бассейна 11 февраля объявляет приговор инструктору политотдела Красноярского управления ГУСМП И.А.КОТКОВУ - по ст. 58-10 УК РСФСР («антисоветская агитация») он приговорён к семи годам лагерного заключения. Через два месяца дело прекращено Верховным Судом СССР и после года заключения под следствием и кассацией И.А.Котков выходит на свободу. 15 февраля Тройкой НКВД СССР за шпионаж вынесен смертный приговор начальнику метеостанции «Канин Нос» В.А.БУЛЬБЯКУ. 18-го февраля расстрелян за принадлежность к КРО в Ленинградском горном институте сотрудник музея института, исследователь Русского Севера палеонтолог В.Ю.ЧЕРКЕСОВ. 19-го февраля ВКВС выносит смертные приговоры за участие в антисоветской террористической организации начальнику мобилизационного отдела ГУСМП Д.С.ДУПЛИЦКОМУ и директору дома отдыха «Братцево» ГУСМП М.Я.КРЫЛОВУ. 20 февраля Комиссией НКВД и Прокурора СССР приговорён к расстрелу начальник конторы технического снабжения ГУСМП Ж.Г.ШТЕЙНБЕРГ. 21 февраля ВКВС выносит смертный приговор по обвинению в шпионаже и участии в КРТО начальнику конторы Карских операцийГУСМП Р.Р.ГЕЦИ. В тот же день Тройка УНКВД по Красноярскому краю принимает решение о высшей мере наказания за контрреволюционную агитацию для наблюдателя гидрологической станции в Туруханске А.В.КОЗЛОВСКОГО и бухгалтера торговой конторы ГУСМП в Туруханске В.И.КУЗНЕЦОВА (он виновен ещё в членстве в КРО).

22 февраля за шпионаж от ОСО НКВД получает десять лет заключения служащий Геологического треста в Архангельске Т.Н.ШИФУРКО. 25 февраля Комиссия НКВД и Прокурора СССР приговаривает к расстрелу бухгалтера совхоза «Полярный» в Игарке И.И.КРУМИНГА, обвинение - антисоветская агитация. 26 февраля за шпионаж и участие в КРО ВКВС выносит приговор к высшей мере наказания старшему консультанту ГУСМП по эксплуатации портовН.В.ШМИДТУ.

1 февраля 1938 г. арестован радиотехник Радиоцентра ГУСМПна острове Диксон В.Д.ЗАМЯТИН, которому предъявлено обвинение в участии в шпионской контрреволюционной организации. Сведений о его дальнейшей судьбе источник не приводит.

3-го марта Линейным судом Ярославской железной дороги приговорён к шести годам заключения боцман ледокола «Ленин» М.И.ГУРЬЕВСКИЙ, обвинение - АСА. 4 марта ВКВС выносит смертный приговор по обвинению в шпионаже и участии в КРО ответственному редактору журнала «Советская Арктика» М.Н.БОЧАЧЕРУ. В этот же день Верховный Суд ЯАССР приговорил к 25 годам лагерного срока за участие в повстанческой контрреволюционной организации В.К.АВЕРИНА - начальника Ленского государственного речного пароходства, а именно оно перевозило большую часть грузов для снабжения Центрального сектора Арктики в устьеЛ ены, в порт Тикси. 7 марта ВКВС приговорён к ВМН начальник Центрального управления морского флота НКВТ «шпион» Г.И.ГОЛУБ. 7 марта Тройка УНКВД Красноярского края выносит смертные приговоры нескольким работникам предприятий ГУСМП в Туруханске, в том числе бухгалтеру Туруханской конторы М.Н.АНАШКИНУ за участие сразу в двух контрреволюционных организациях: повстанческой и террористической, и бухгалтеру торговой конторы С.И.АБРАМОВИЧУ за АСА и «действия против революционного движения» (статья 58-13), плановику Туруханского районного отделения Красноярского управления ГУСМП М.А.ЗАЛОЗНОВУ за АСА и КРО; и - за вредительство и контрреволюционную деятельность - главному бухгалтеру треста «Севполярлес» С.В.ЗАБРОДИНУ. Та же Тройка УНКВД Красноярского края 9 марта приговаривает к расстрелу за контрреволюционную агитацию кладовщика рыбоконсервного завода ГУСМП в пос. Усть-Порт в устье Енисея К.С.ЗАМАРАЕВА.

13 марта всё та жеТ ройка приговаривает за повстанческо-террористическую агитацию штурмана теплохода «Красноярский рабочий» Н.П.ГАВРИЛОВА. В начале марта 1938 года в Хабаровске начала работу выездная сессия ВКВС. 13-го марта в числе нескольких десятков смертных приговоров были приговоры инженеру морского отдела Дальневосточного управления Севморпути А.С.БОГАЧЁВУ, ревизору парохода«Шатурстрой» (в источнике назван «Шатурский») ДВМП А.М.КРОТОВУ, 3-му помощнику капитана парохода «Сучан» ДВМП К.Я.РЫБАКОВУ (первые двое обвинены в антисоветской деятельности, последний - в участии в контрреволюционной террористической организации), 14 марта был вынесен приговор заместителю председателя Комитета нового алфавита народов Севера С.Г.КОЗИНУ (обвинение в источнике не указано), а 16 марта - начальнику Камчатского областного управления связи И.К.ШАСТИНУ (обвинение - измена родине). 15 марта Тройкой УНКВД Омской области приговорён к расстрелу счетовод Салехардской фактории Севморпути И.А.КАНЕВ. В тот же день УНКВД Красноярского края принимает решение о применении смертной казни к бухгалтеру рыбоучастка ГУСМП в с. Верещагино в низовьях Енисея К.А.ГЕНИНУ, бригадиру Сургутихинской базы ГУСМП М.Л.КОННОВУ и заведующему лечебной частью Красноярского управления ГУСМП В.Л.КРОТОВУ - все они обвинены в участии в контрреволюционной организации, а К.А.Генин и М.Л.Коннов - ещё и в антисоветской агитации. 25-го марта ВКВС приговаривает в Хабаровске к ВМН начальника эксплуатационно-технического отдела Дальневосточного управления ГВФ Е.М.СЛЕДЯ, обвинённого в измене родине и участии в одной из столь любимых Дальневосточным УНКВД контрреволюционных диверсионно-террористических организаций.

Следующая волна приговоров прошла в апреле-мае 1938-го. 5-го апреля отличилась Тройка УНКВД Красноярского края, вынесшая несколько десятков расстрельных приговоров работникам предприятий ГУСМП в Игарке, в том числе: начальнику финансового отдела Игарской конторы ГУСМП Н.И.АНДРЕЕВУ, главному бухгалтеру этой конторы В.В.КАЛИНОВСКОМУ, его заместителю В.А.КОНСТАНТИНОВУ, старшему бухгалтеру Е.И.АФОНСКОМУ, бухгалтерам Игарской рыбной конторы ГУСМП С.Ф.АРИСТОВУ и В.Э.ДИДКОВСКОМУ (в источнике приговор ему не приводится, но в эти дни Красноярская Тройка выносила только смертные приговоры), бригадиру совхоза «Полярный» Я.П.КОЗЛОВУ - все они оказались членами контрреволюционной организации; начальник каравана Игарского затона ГУСМП И.П.БРАЖНИЧЕНКО осуждён за антисоветскую агитацию, старший инспектор Игарской пушной конторы ГУСМП Я.С.БРАНИЦКИЙ - за вредительство и антисоветскую деятельность. 6-го апреля Комиссией НКВД и Прокурора СССР вынесено решение о расстреле за террористические намерения и антисоветскую агитацию техника Гидрографического отдела Северного флота И.И.СТИЛЬВЕ. В Хабаровскепро должала свои «труды» выездная сессия ВКВС и 8 апреля вынесла смертный приговор начальнику Дальневосточного управления Главсевморпути М.Б.ПОШЕМАНСКОМУ, обвинённому в антисоветской деятельности; вместе с ним приговорён к расстрелу за измену родине, террористические намерения и АСА начальник Камчатской областной конторы «Союзпушнина» Я.С.ВЕНГЕРОВ. 14 апреля всё та же Т ройка УНКВД Красноярского края (здесь стоит назвать тогдашних ретивых главных чекистов края: до сентября 1937 года - Ф.А.Леонюк, до февраля 1938-го - Д.Д.Гречухин, до января 1939-го - А.П.Алексеенко, двое последних были вскоре расстреляны, первый в 1957-м лишен генеральского звания - [17]) опять выносит десятки смертных приговоров сотрудникам предприятий и учреждений ГУСМП в крае, в том числе начальнику Туруханского отделения Торговой конторы ГУСМП Н.К.КРАСНОПЕЕВУ за участие в КРО и приёмщику рыбоучастка в устье Енисея Н.Н.ГРУДНИЦКОМУ за антисоветскую агитацию. 14 апреля Комиссия НКВД и Прокурора СССР принимает решение о расстреле техника Мурманского управления Севморпути В.К.ЭЗАУ и механика парохода «Голландия» Мурманского пароходства А.М.СУТТО, обвинённых в принадлежности к шпионской организации. 16 апреля за шпионаж осуждён к 15-ти годам лагерей начальник строительства Якутского радиоцентра ГУСМП В.Г.СОЛОВЕЙ, однако после вмешательства Верховного Суда РСФСР в октябре 1939 года НКВД ЯАССР прекратил дело «за отсутствием состава преступления». 26 апреля в Хабаровске ВКВС приговаривает к расстрелу по обвинению в АСД прораба Дальневосточного управления Севморпути С.Т.МЯКШИНА, а на следующий день по тому же обвинению - директора Дальневосточного Крайморзверотреста И.А.ЧАПЛЫГИНА.В тот же день 27-го апреля по приговору ВКВС на другом конце страны, в Архангельске, расстрелян обвинённый в участии в контрреволюционной диверсионно-террористической организации управляющий Северным геологическим трестом А.Д.ПАНОВ. 31-го апреля Комиссия НКВД и Прокурора СССР приговаривает к ВМН начальника конторы снабжения Мурманского управления Севморпути С.А.СОКОЛЬСКОГО по обвинению в принадлежности к шпионской контрреволюционной организации.

7-го мая 1938 года Военная Коллегия вынесла приговор к ВМН старшему консультанту Главсевморпути С.Д.НАТОНЕКУ по обвинению в участии в антисоветской организации. В тот же день ВКВС были вынесены смертные приговоры членам КРТО, работникам треста НКВД «Дальстрой»: начальнику Колымского речного управления Б.И.МОВСЕСЯНУ, его брату, помощнику начальника Омолонской аэрогеологической экспедиции «Дальстроя» Н.И.МОВСЕСЯНУ и сотрудникам Наркомводтранса: начальнику группы снабжения Северного речного управления И.Я.ЗАЛЁТОВУ и заместителю начальника планового отдела Н.Р.КАРЫГИНУ.

9-го мая вынесен приговор к расстрелу за шпионаж заместителю начальника Горно-геологического управления Главсевморпути Р.А.ЭГЛИТУ, 10-го - начальнику Архангельского управления Севморпути П.К.ХАРИТОНОВУ. А в Якутске 11 мая Верховный Суд ЯАССР «даёт» 25-летний лагерный срок главному бухгалтеру территориального управления ГУСМП И.С.ОСТРОВСКОМУ, но, как это уже бывало с приговорами этого суда, Верховный Суд РСФСР уже в ноябре, когда потянуло немного другим ветром, направил дело на доследование, а в декабре 1939 года «шпиона» освободили «за отсутствием состава преступления».

Тем временем репрессии затронули и полярников будущих: 16 мая 1938 года Комиссия НКВД и Прокуратуры за участие в контрреволюционной националистической организации польской молодежи приговорила к расстрелу 24-летнего курсанта курсов полярных работников Главсевморпути Б.Б.КОЛЮДУ. Между тем 18 мая Верховный Суд ЯАССР приговорил к расстрелу начальника Якутского управления Севморпути, участника «вредительской контрреволюционной организации»Ю.М.ЛИССА(ГЕТЕРМАНА), но приговор привести в исполнение не успели - в декабре Президиум Верховного Совета СССР заменил расстрел двадцатью годами лагерей. 23 мая Комиссией НКВД и Прокурора СССР приговорены к смертной казни директор «Союззаготпушнины» в Красноярске А.М.ГАБЕЛЕВ - за антисоветскую агитацию и шпионаж, бухгалтер Туруханской торговой конторы ГУСМП А.Я.КРЕМБЕ (АСА и КРО), заведующий складом Красноярской торговой конторы ГУСМП Ю.И.АМСТБИХТЕР и метеонаблюдатель метеостанции в Туруханске Е.А.АККЕРМАН, за три года до этого высланная в Туруханск, оба - за шпионаж. 25 мая Комиссия принимает решение о расстреле по обвинению в шпионаже и террористической деятельности старшего комплектовщика Красноярского авиаремонтного завода ГУСМП Ю.П.БУТКЕВИЧА; это один из «эпизодов» систематического разгрома красноярскими чекистами едва ли не важнейшей базы полярной авиации и её предприятий в крае, т.н. Енисейской линии ГУСМП. В этот же день Комиссия принимает решение о расстреле за антисоветскую агитацию главного бухгалтера треста «Севенстрой» в Игарке С.С.КРУЛЯ. 26 мая той же Комиссией принято решение о расстреле польского «шпиона» - старшего авиамеханика Чукотского (как он оттуда в Варшаву шпионские сведения передавал?) авиаотряда Севморпути М.Ф.ДРАНЕВИЧА и ответственного исполнителя по претензиям Енисейского пароходства А.Ф.АСЕЕВА (обвинение - участие в КРО) В тот же день в Хабаровске выездной сессией ВКВС приговорён к расстрелу директор Олюторовского рыбоконсервного комбината на берегу Берингова моря И.Р.ШВАЛЁВ, обвинён он в измене родине и участии в диверсионно-террористической контрреволюционной организации. 27 мая Верховный Суд Якутской АССР приговорил к семи годам заключения за АСА гидрографа территориального управления ГУСМП Ю.Ф.ЛАНТУРЕВА. 28 мая по обвинению в участии в организации, ставящей целью вооруженное восстание, Тройкой УНКВД Красноярского края приговорён к расстрелу судоводитель транспортной конторы Красноярского управления ГУСМП С.С.КОРОЛЁВ, а 31 мая за АСА - радиотехник полярного сектора Игарского управления ГУСМП Г.А.ЗАЙЦЕВ.

8 июня 1938 года к восьми годам заключения за шпионаж приговорён ответственный исполнитель по хозчасти Политуправления ГУСМП Г.В.СОКОЛОВСКИЙ, но в феврале 1940 года против него было возбуждено новое дело по связям все с тем же «заговором» Бергавинова. 10 июня Тройка УНКВД Красноярского края принимает решение о расстреле механика парохода «Максим Горький» Енисейского пароходства Д.В.КАЗАРИНОВА - за контрреволюционную повстанческую деятельность, и о десятилетнем лагерном заключении его помощника С.С.БАКУЛИНА и матроса катера Красноярской авиагруппы ГУСМП И.И.ДУБИНИНА - обоих за контрреволюционную агитацию. На следующий день та же Тройка приговаривает к расстрелу за АСА П.И.КРЫЛАТОВА - бухгалтера Игарской рыбной конторы ГУСМП. Красноярским чекистам явно ненавистна была профессия бухгалтера (хотя, как считал вождь революции, учёт - основа социализма), и 13 июня та же Тройка выносит решение о расстреле бухгалтера Красноярского управления ГУСМП К.П.КЛИМОВСКОГО. Обвинение в участии в контрреволюционной шпионско-террористической организации было предъявлено научному сотруднику Арктического института Ф.И.БАЛАБИНУ, для следствия и суда привезённого в Москву, 14 июня ВКВС вынесла ему смертный приговор.

20 июня жаркого лета 1938 года Военная Коллегия трудилась весь день, не покладая ручек, которыми её члены ставили подписи под смертными приговорами 22-м членам очередной КРТО, обосновавшейся в Наркомате водного транспорта, но пустившей свои «щупальца» и в Главсевморпуть, ГВФ и Аэрофлот. «Щупальцами» этими были в ГУСМП старший инспектор по качеству пушнины пушного отдела А.А.БЕЛЫХ, начальник пушнопромыслового отдела Б.И.ГРИНШПАН, начальник пушного отдела И.И.ЛОМАКИН, старший консультант пушного отдела С.А.СИМАКОВ и заместитель начальника Главсевморпути Н.М.ЯНСОН, которого обвинили еще и в шпионаже. В Аэрофлоте на должности заместителя начальника «окопался» С.С.ИОФФЕ, до недавнего времени - многолетний первый заместитель О.Ю.Шмидта, руководивший ГУСМПом во время частых и долгих отлучек начальника. В НКВТ членами этой организации были начальник сектора треста «Центровостречснаб» С.Н.МОСТОВЛЯНСКИЙ, инженер Северного управления Н.В.МЫСЛИН, заместитель наркома Э.Ф.РОЗЕНТАЛЬ, начальник сектора Северного речного управления Г.Е.РОТШТЕЙН, начальник сектора Восточного речного управления П.А.ХЛУДОВ, старший инженер Северного речного управления Н.А.ЧИСТЯКОВ, заместитель начальника Восточного речного управления П.Т.ШИЛКИН, начальник планового отдела наркомата Р.А.ШИШЛЯНИКОВ. На том же заседании ВКВС были вынесены приговоры членам антисоветской террористической организации: начальнику финансово-счетного отдела Главсевморпути М.Л.БАЛАГУЛУ и заместителю начальника Восточного речного управления Наркомводтранса В.В.ДУДКИНУ, а за шпионаж был приговорён к ВМН юрист треста «Арктикуголь» В.П.ЛАМАНСКИЙ. 24 июня был приговорён к расстрелу член той же КРТО председатель ЦК Союза работников Севморпути Д.Д.КОЗЬМИН. 27-го июня Тройка УНКВД Омской области принимает решение о смертном приговоре заведующему складом Салехардской фактории Севморпути Т.М.МОЖАЙКО. В этот день в Красноярской тюрьме умирает на восьмом месяце заключения счетовод Торговой конторы ГУСМП в Дудинке Н.Ф.БАБАНАКОВ, арестованный по обвинению в антисоветской агитации.

4 июля 1938 года Особое совещание НКВД СССР определило меру наказания преподавательнице Политотдела Архангельского управления Севморпути А.А.РЕЙХЕРТ: за «недоносительство» она получила восемь лет лагерей. В середине июля для проведения выездной сессии в Красноярск прибывают члены Военной Коллегии Верховного Суда и уже 13 июля выносят смертный приговор профессору Красноярского технологического института, известному геологу, Президенту Приенисейского отдела Восточно-Сибирского Общества по изучению производительных сил Сибири В.П.КОСОВАНОВУ, он обвинён в участии в диверсионно-террористической контрреволюционной организации. На заседании ВКВС 15 июля вынесены смертные приговоры членам вредительско-террористической контрреволюционной организации: начальнику Красноярского речного порта И.А.КОЗУЛИНУ, старшему диспетчеру порта Н.С.КРЖИВАТСКОМУ, начальнику строительного отдела Енисейского пароходства Я.Ф.ДУНАЙСКОМУ, инструктору политотдела пароходства Т.К.ДРУГОВЕЙКО; начальник планового отдела пароходства Г.Н.АРТАРИ-КАЛУМБ обвинён в диверсиях, вредительстве и терроризме. На заседании следующего дня, 16 июля, объявлены приговоры к расстрелу начальнику Пясинской экспедиции по завозу на Норильский комбинат (это было одно из важнейших заданий партии и правительства Главсевморпути) В.А.ДОБРОВОЛЬСКОМУ, в его приговоре: обвинения в измене родине и участии во вредительско-террористической контрреволюционной организации; А.И.КИСЛИЦЫНУ - заместителю начальника Торговой конторы ГУСМП в Игарке, обвинение - КРО, и А.А.КОСТИНУ - начальнику промыслового флота Рыбной конторы ГУСМП в Игарке, обвинение - террористическая деятельность.

Однако ВКВС выносила 16 июля не только смертные приговоры: к 15-ти годам лагерей приговорён за террористическую деятельность начальник механико-судовой службы Красноярского управления ГУСМП А.Ф.КАРЕПОВ (в 1939 г. дело было прекращено и он был освобождён), к десяти годам за террористическую деятельность начальник Пушной конторы ГУСМП в Игарке А.В.АРНОЛЬДОВ, за антисоветскую деятельность начальник плановой группы Рыбной конторы ГУСМП в Игарке В.А.Г АЙДУК и за участие в террористической контрреволюционной организации - механик радиостанции Дудинской автобазы ГУСМП Г.П.КРАСНОПЕЕВ (он отбудет срок заключения, а в апреле 1951 года ОСО МГБ сошлёт его в Красноярский край). Заседание, почти целиком посвящённое сотрудникам Главсевморпути в Красноярском крае, ВКВС провела 19 июля. К расстрелу за контрреволюционную агитацию приговорён живший в Игарке ссыльный троцкист Г.Н.ДОЛГОПОЛОВ, занимавший должности начальника Игарского затона ГУСМП, руководителя по отстою флота ГУСМП и заместителя начальника Пясинской экспедиции. Но главным делом ВКВС был разгром контрреволюционной организации, обнаруженной чекистами на Красноярском авиаремонтном заводе ГУСМП - на этом предприятии готовилась к эксплуатации в Центральной и Восточной Арктике авиация ГУСМП. Специально этому вопросу посвящено исследование М.Волковой [5], поэтому назовём лишь фамилии и должности репрессированных: приговорены к расстрелу директор завода Б.Г.КРУТСКИЙ, начальник отдела К.И.ГРОБОВСКИЙ, начальник ОТК Н.Г.БРОЗИНСКИЙ, мастер А.И.АЛЬЯНОВ и главный инженер Енисейской авиалинии ГУСМП А.Н.СУРОВИЦКИЙ, к 15-ти годам заключения: главный бухгалтер завода И.В.КУЗЬМИН и мастер Г.Г.РУДНЕВ. Список этот существенно дополнен в статье М.Волковой, однако без точных данных о репрессии: начальник цеха завода В.И.КУЧИНСКИЙ, начальник административной части С.М.КАРЛОВ, начальник сектора И.С.ВИЛЕНЧИК, инженер Красноярского авиагидропорта И.Ф.ГРИГОРЬЕВ, начальник авиагидропорта в Игарке П.В.ДАРИЩЕВ (дело прекращено 20 июля 1939 года). А 21 июля ВКВС объявила приговор к расстрелу начальнику Красноярского краевого управления связи М.И.ЖОДТАКУ как члену диверсионно-террористической организации. На последнем заседании выездной сессии ВКВС в Красноярске 22 июля были оглашены смертные приговоры начальнику связи Енисейской авиагруппы ГУСМП Л.В.АНТИКУ (шпионаж), заместителю командира авиагруппы Енисейской авиалинии А.Г.РОБУШУ (участие в диверсионно-террористической организации и АСА), пилоту Енисейской авиалинии В.Д.ВОЛОСЮКУ (КРО), перед арестом переведённому в группу снабжения за контрреволюционную агитацию, а также капитану парохода «Сталин» Енисейского пароходства М.И.ДЕМЕНТЬЕВУ (участие во вредительско-диверсионной террористической организации) и судомеханику пароходства П.М.ГУБАНОВУ (повстанческо-террористическая агитация).

28июля ВКВС в Москве приговорила к расстрелу тогдашнего 1-го секретаря Компартии Киргизии М.К.АММОСОВА, в 1920-х годах - основателя государственности Якутской АССР, ученого и организатора; именно он был инициатором организации комплексной Якутской экспедиции Академии наук СССР, которая внесла огромный вклад в изучение севера республики. 29 июля 1938 года ВКВС завершила разгром контрреволюционной террористической организации, а заодно - и Наркомата водного транспорта, приговорив к расстрелу двух заместителей наркома - А.С.ЗАШИБАЕВА и Г.Г.КУЧЕРОВА. Был обезглавлен и Аэрофлот: его начальник И.Ф.ТКАЧЁВ приговорён кВМН«за участие в военно-фашистском заговоре». В тот же день Комиссией НКВД и Прокурора СССР был приговорён к расстрелу «чехословацкий шпион», бортмеханик Управления полярной авиации Я.В.БРЕЗИН, участник заброски первой станции «Северный полюс» в мае 1937-го года.

16 августа 1938 года Военный трибунал Ленинградского военного округа приговорил к десяти годам лагерей участника вредительско-диверсионной антисоветской организации начальника административно-хозяйственного отдела Мурманского управления Севморпути П.И.ИГНАТЬЕВА. 22 августа ВКВС приговорён к расстрелу за шпионаж научный сотрудник НИИ языка и культуры Якутии Г.В.КСЕНОФОНТОВ. 26 августа Красноярский краевой суд по обвинению в антисоветской агитации приговаривает к десяти годам лагерей финансиста Игарского управления ГУСМП Ф.Н.БЫЧКОВСКОГО. В этот день в Красноярске арестован командир авиагруппы Енисейской авиалинии ГУСМП С.П.ВАНЮШИН и отправлен на Украину, по месту предыдущей службы, дальнейшая его судьба неизвестна. 28 августа Комиссией НКВД и Прокурора СССР осуждён к расстрелу начальник морской конторы Архангельского управления Севморпути Я.Я.БРЕДИС, обвинённый в саботаже и членстве в КРО. 31 августа Верховный Суд ЯАССР выносит приговоры сразу двум «вредителям»: начальнику планового отдела Якутского управления ГУСМП П.И.ЗАВОДОВСКОМУ(15 лет лагерей) и председателю Областного совета работников Севморпути Н.Л.НИКА-БУНЦЕЛЬМАНУ (20 лет). Но опять в дела суда якутского вмешался Верховный Суд РСФСР, направивший в июле1939 года дела на доследование, после чего в ноябре1939 года и в январе1940 года НКВД ЯАССР дела прекратил «за отсутствием состава преступления».

2 сентября 1938 года Комиссия НКВД и Прокурора СССР принимает решение о расстреле капитана парохода «Ижорец» Енисейского пароходства И.А.ВАНА и инспектора Игарского управления ГУСМП С.Л.ДАВЫДОВА, оба обвинены в шпионаже.

9 сентября Особое совещание НКВД СССР приговаривает к десяти годам лагерей старшего рулевого парохода «Циркуль» Красноярского управления ГУСМП П.П.БОРИСОВА - за контрреволюционную деятельность. 13 сентября ОСО НКВД приговорён к расстрелу за шпионаж младший научный сотрудник Северной базы Академии наук в Архангельске В.М.ЭНШТЕЙН. 15 сентября 1938 года ВКВС занялась очередной контрреволюционной террористической организацией, среди членов которой были и полярники. К высшей мере были приговорены начальник полярной станции «Бухта Тихая» на Земле Франца-Иосифа А.И.ГРИГОРЬЕВ и член редколлегии журнала Главсевморпути «Советская Арктика» А.А.ДОГМАРОВ, среди работников НКВТ - начальник сектора Северного речного управления П.И.ГАЛУШКО. Кроме того, к этой же организации были причислены заместитель начальника Центрального Управления Гидрометслужбы А.П.ГОЛУБКОВ, начальник отдела карт и лоций Аэрографического института ГВФ И.А.ДОБРОВОЛЬСКИЙ и осуждённый на следующий день, 16-го сентября, начальник сектора «Центрорекснаба» В.А.ХАРИК. В этот же день за шпионаж и контрреволюционную деятельность был осуждён к высшей мере старший консультант «Арктикснаба» Ф.Д.САМОЙЛОВ, а 17-го сентября - начальник «Арктикснаба» Г.Г.ПЕТРОСЯН, обвинённый в антисоветской вредительской деятельности. 22 сентября ВКВС выносит смертные приговоры начальнику строительства Судоремонтного завода Севморпути в МурманскеЛ.Д.Р ОЗЕНБЕРГУ (обвинён в участии во вредительско-террористической контрреволюционной организации) и главному инженеру завода Ф.С.САЛОВУ (шпионаж, участие во вредительской антисоветской организации). 28 сентября Тройкой УНКВД Омской области вынесен смертный приговор старшему торговому инспектору Салехардской конторы Севморпути С.С.ВИРСКОМУ. 29 сентября Мурманский окружной суд за АСА приговаривает «всего» к трём годам лагерей начальника метеогруппы Судоремонтного завода Севморпути В.А.НЕХАЕВА.

2-го октября 1938 года Ленинградский облсуд (формально территория образованной в июле этого года Мурманской области не была в его юрисдикции) приговорил к четырём годам заключения, при обвинении в шпионаже и АСА, наблюдателя метеостанции в г. Кировскев Хибинах Б.Ф.МАТУШЕВСКОГО. В Красноярске 2 октября Тройка УНКВД края осудила к расстрелу членов шпионско-вредительской организации лоцманов парохода «Красноярский рабочий» А.С.ГОРЕВА и Л.Г.ЖДАНОВАи радиста полярного сектора Игарского управления ГУСМП П.Г.КРЫЛОВА, однако красноярские чекисты учуяли новые веяния, исполнение приговоров задержали и в мае 1939-го лоцманы, а в августе- радист были освобождены, а дела против них прекращены. Такая же история произошла с капитаном парохода «Летчик Головин» Красноярского управления ГУСМП А.В.ЖОССАНОМ - 5-го октября осуждён краевой Тройкой к расстрелу за антисоветскую агитацию, в апреле 1939-го - освобождён. Чекисты других регионов новых веяний ещё неучу яли.  10 октября ОСО НКВД приговорило к расстрелу за участие в антисоветской организации смотрителя маяка «Иоканьга» на Кольском полуострове А.А.МАЛЫГИНА, а Тройка НКВД ЯАССР за шпионаж - старшего экономиста Якутского управления Главсевморпути М.Н.КАЙГОРОДОВА. 14 октября Тройка УНКВД Ленинградской области (видимо, Управление внутренних дел Мурманской области ещё не было сформировано) по обвинению в измене родине и участии во вредительско-диверсионной организации приговаривает к расстрелу начальника промысловой конторы Мурманского управления ГУСМП П.А.КОЗЬМИНА. 15-го октября та же Тройка выносит решение о высшей мере наказания за подготовку вооруженного восстания и участие в антисоветской организации научному сотруднику Мурманской опытной оленеводческой станции А.С.САЛАЗКИНУ. 15-го октября Тройка УНКВД Красноярского края приговаривает к десяти годам лагерей капитана парохода «Вейнбаум» Енисейского пароходства А.Д.ГОРОВЕНКО.

Не приводится в исполнение решение этой Тройки от 15 октября о расстреле начальника группы отдела эксплуатации Енисейского пароходства М.И.ДАНИЛОВА, и в конце января 1939 года дело против него прекращено и он вышел на свободу.

Но вот решение Комиссии НКВД и Прокурора СССР, принятое 19 октября - о расстреле вредителя, террориста, контрреволюционного агитатора начальника жилищно-коммунального отдела Красноярской авиагруппы ГУСМП Г.С.ДЖОХАДЗЕ было исполнено. В этот же день, но Тройкой УНКВД Красноярского края, приговорён к расстрелу ревизор-инструктор Енисейского пароходства «шпион» М.С.ИВАНОВ, но исполнение приговора опять попридержали и в январе 1939-го его с миром отпустили. 20 октября приговорён к расстрелу Тройкой УНКВД Омской области начальник Салехардской гидрометеостанции Я.Я.МАУРИН. 26 октября та же Тройка выносит смертные приговоры старшему бухгалтеру Ярсалинской станции Севморпути Н.А.АМПУЯ, помполиту Салехардской пушной конторы Н.В.КАЧКИНУ, а 26 октября - работнику фактории Севморпути «Напалково» близ Салехарда К.Х.ТУРКУЛОВУ. В Красноярске чекисты решили перевалить ответственность на суды и 29 октября краевой суд выносит приговор заведующему факторией «Боганида» на Таймыре М.П.ИГУМНОВУ: за антисоветскую агитацию он получает пять лет лагерей - наказание, немыслимо лёгкое ещё два месяца назад.

3-го ноября Тройкой УНКВД Ленинградской области приговорены к расстрелу кочегар парохода «Ястреб» Мурманского пароходства Ф.У.ПРИВАЛОВ (шпионаж) и радист Мурманской метеослужбы П.П.СОЛДАТОВ (АСА). 29 ноября Верховный Суд ЯАССР приговорил к десяти годам лагерей за АСА метеоролога полярного отдела Якутского управления Севморпути Ф.К.ШВЕЦА.

Понимали ли чекисты абсурдность подавляющего большинства придуманных ими обвинений? Арестованный после падения Ежова и впоследствии расстрелянный начальник 3-го отдела УНКВД по Московской области И.Г.Сорокин говорил на допросе: «При ведении следствия от них (арестованных. - ) добивались признаний в шпионской и националистической деятельности (речь идет о лицах «иностранного происхождения», но это, конечно, можно распространить на всех арестованных. - ), признаний часто нелепых, вроде передачи в виде шпионских сведений данных о режиме льдов в Северном Ледовитом океане» [6]. Однако, несмотря на смену людей за следовательскими столами, поиски и обвинения «шпионов и диверсантов» продолжались.

Осенью 1938 года власть над НКВД постепенно переходит к Берия: 22 августа он назначен 1-м заместителем наркома, 29 сентября - начальником ГУГБ (Главное управление государственной безопасности), 25 ноября - наркомом, в то время как Ежов, 22 апреля 1938 года получивший, в дополнение к должности наркома внутренних дел, и должность наркома водного транспорта, с назначением Берия наркомом первую свою должность теряет.  Впрочем, до его ареста остается четыре месяца [17]. Начал Берия со смягчения «ежовых рукавиц»: некоторые дела были прекращены, несколько десятков тысяч (из миллионов) были освобождены из лагерей. Это, однако, не отразилось на трагической судьбе создателя советской арктической науки, директора Всесоюзного Арктического института Р.Л.САМОЙЛОВИЧА. 4 марта 1939 года Военная Коллегия приговорила его к расстрелу по обвинению в измене родине, саботаже и участии в контрреволюционной организации, других членов которой нам установить пока не удалось. Однако был освобожден брат жены Самойловича, арестованный 5 июня 1938 года, один из первых морских арктических геологов М.М.ЕРМОЛАЕВ. Вскоре его, однако, арестовали снова и 30 декабря 1940 года Особое совещание при НКВД СССР определило ему 10-летний срок заключения в лагерях за вредительство, антисоветскую агитацию и участие в контрреволюционной организации. Похож был и путь уже в те времена известного геолога, открывателя Норильского месторождения, заместителя директора Арктического института Н.Н.УРВАНЦЕВА. Его арестовали 11 сентября 1938 года, но в феврале 1940-го дело прекратили, а ровно через два года после первого ареста он был вновь арестован (дело возобновили) и 30 декабря по 5-ти пунктам 58-й статьи (измена родине, шпионаж, диверсии, АСА, КРО) ОСО при НКВД осудило его на 8-летний лагерный срок.

И всё же что-то менялось, многие дела попросту прекращались со снятием обвинений и освобождением подследственных, часто уже проведших под арестом многие месяцы. По Красноярскому краю, в частности, этим иногда были заняты даже судебные и надзорные органы, два года никак себя не проявлявшие. 21 ноября 1938 года Таймырский окружной суд в Дудинке прекращает дело, начатое арестом в октябре1937 года в отношении начальника изотермической баржи Игарской рыбной конторы ГУСМП В.Д.ГОНЧАРОВА, хотя он, ссыльный, обвинялся во вредительстве и антисоветской агитации. 29 декабря прекращено, после 14-месячного следствия, дело против экономиста Красноярского управления ГУСМП Б.М.АБРАМОВОЙ, обвинённой в участии в шпионско-террористической организации и антисоветской агитации. 13 января уже 1939 года освобождён отсидевший семь месяцев под обвинением во вредительстве и агитации плановик Красноярской авиагруппы ГУСМП М.И.КУЗНЕЦОВ. 17 января прекращено дело по обвинению в АСА против С.С.БОРОВСКОГО, ответственного исполнителя треста «Северполярлес», отсидевшего под следствием тоже семь месяцев. 2 февраля освобождён арестованный всего три месяца назад капитан Енисейского пароходства В.Я.ВЕРЕТЕННИКОВ, обвинённый было в антисоветской агитации и… бандитизме (!) (ст. 59-3). 12 февраля прекращено дело против члена шпионской организации, бухгалтера-инструктора Таймырской окружной пушной конторы А.П.АЛЕКСЕЕВА, арестованного в середине октября 1938-го года. 9 марта Военным трибуналом прекращено дело против проведшего в заключении четыре месяца главного бухгалтера Красноярской авиагруппы ГУСМП И.Г.КАЙКОВА. 11 марта 336-й Военной прокуратурой прекращено дело в отношении агента по снабжению Транспортной конторы Красноярского управления ГУСМП, «террориста и диверсанта» Н.А.ДОБРОВОЛЬСКОГО (он провёл под арестом почти год), бывшего морского капитана во Владивостоке, в 1933 году высланного в Красноярск. 17 марта освобождён «вредитель и антисоветский агитатор», разоблачённый и арестованный органами ещё в ноябре 1937 года начальник морского эксплуатационного участка Красноярского управления ГУСМП Е.М.ГЕРШЕВИЧ.

22 марта Енисейская транспортная прокуратура прекращает дело по обвинению в диверсионной деятельности и антисоветской агитации механика парохода «С.Разин» Енисейского пароходства А.Ф.БАРАНЦЕВА, отсидевшего всего четыре месяца. 23 марта прекращены дела арестованных в начале ноября 1938 года членов вредительской организации старшего инженера Красноярской гидроавиабазы ГУСМП П.Ф.ТИХЛЕРА, пилота Енисейской авиалинии ГУСМП Ф.Т.ЕРЁМЕНКО и пилота Игарской авиагруппы ГУСМП Д.И.БОГОЛЮБОВА (он арестован в августе 1938 года), причем дела прекращает заведшее их УНКВД Красноярского края.

25 марта освобождён после четырех месяцев заключения секретарь постройкома треста «Севенстрой» Н.П.КРУЖАЛИН, обвинённый в АСА. 25 апреля прекращены дела против арестованных в августе 1938-го и обвинённых в участии в контрреволюционной организации механика парохода «Комсомолец» Енисейского пароходства М.А.ЖЕРЕБЦОВА и его помощника П.И.КУЗИНА. 29 апреля прокуратура Енисейского бассейна прекращает дело по обвинению в участии во вредительской организации начальника эксплуатации Енисейского пароходства Н.С.ГАВРИЛЕНКО, просидевшего после ареста девять месяцев. 9 мая после полугодичного заключения освобождён «вредитель и агитатор», авиатехник аэропорта Енисейска Л.П.АДАМИЯ. 13 мая, спустя десять месяцев после ареста, прокуратура Енисейского пароходства прекратила дело в отношении члена шпионско-вредительской организации, механика парохода «Красноярский рабочий» ГУСМП и контрольного мастера на судоремонтном заводе ГУСМП в Красноярске Н.Н.ЕФРЕМОВА. 25-го мая освобожден «вредитель и агитатор», начальник группы Торговой конторы Красноярского управления ГУСМП М.Я.КОЗЛОВ, арестованный ещё 1 сентября 1937-го! 

Участник вредительско-шпионской организации, штурман уже не раз упомянутого парохода «Красноярский рабочий» В.С.ЕРМОЛАЕВ, вышел на свободу после семимесячного заключения 31мая.

Освобождения продолжались в Красноярске и летом 1939 года. 2 июня прокуратура Енисейского бассейна прекращает дела против отсидевших почти полтора года начальника отдела Торговой конторы ГУСМП в Енисейском пароходстве «шпиона» В.А.КРИСТАЛЛОВИЧА и начальника Торговой конторы ГУСМП в Красноярске«шпиона и вредителя» Д.Ф.КУЛАГИНА. 14 июня Красноярский краевой суд освобождает после семи месяцев предварительного заключения «шпиона» Н.В.КАРПЕНКО - заведующего клубом треста «Севенстрой» в Игарке. 15 июня прекращено дело против «вредителя»А.И.АПРЕЛКОВА, до ареста 4 ноября 1937 (!) года бывшего диспетчером Рыбной конторы ГУСМП в Игарке. В этот же день прекращено дело против арестованного 1 июня 1938 года члена шпионско-вредительской контрреволюционной организации лётчика Красноярской авиагруппы ГУСМП Н.А.ЦЕЛИБЕЕВА. 17 июня освобождён механик Енисейского гидрографического отдела ГУСМП М.В.ЕРЁМИН, отсидевший уже 14 месяцев за антисоветскую агитацию. 19 июля УНКВД Красноярского края прекращает дело на П.Ф.ЗУЕВА, «члена вредительской организации» - с августа 1935 по август 1936 года он был директором и одним из создателей Красноярского авиаремонтного завода, затем снят с работы и исключён из партии, уехал подальше, в украинский Бердянск, работал слесарем, в октябре 1938-го там арестован и этапирован для следствия в Красноярск.

На следующий день прекращены дела против ещё двоих членов той же организации, работников Игарского авиагидропорта ГУСМП: его начальника П.В.ДАРИЩЕВА (см. с. 40) и авиамеханика В.С.ПОТЕЕВА, отсидевших под арестом по году. 23 июля прокуратура Енисейского бассейна реабилитирует (не член он вредительской организации) и освобождает из заключения (а он сидел с октября 1937 года!) старшего диспетчера Конторы водного транспорта Красноярского управления ГУСМП В.Г.БАГАЕВА, по совместительству он преподавал на курсах ГУСМП. 27 июля прекращено дело против капитана мотобота «Будённый» Красноярского управления ГУСМП Н.Г.БУСЫРЕВА; он был арестован в октябре1937 (!) года и обвинён в оказании помощи мировой буржуазии (ст. 58-4), агитации и участии в КРО.

Активность освобождений вскоре стала угасать: то ли некого стало освобождать, а скорее - короткая «бериевская» оттепель шла к концу. 8 августа по решению прокуратуры Енисейского бассейна вышел на свободу после годичного заключения «член вредительской организации» технорук Красноярских судоремонтных мастерских ГУСМП Г.С.ВЫГОДЯНСКИЙ. Арестованный 4 июля 1938 года летчик Красноярской авиагруппы А.В.КИСИЛЁВ был обвинён в измене родине и участии во вредительско-диверсионной КРО, но 10 сентября 1939 года обвинения были сняты и он был освобождён. 16 октября прокуратура Красноярского края принимает решение о прекращении дела против арестованного 19 августа 1937 года (обвинение не указано) главного бухгалтера треста «Севенстрой» в Игарке В.К.КОЗЛОВА, однако освобождён он лишь 17 января 1940 года под некую «подписку». 25 октября прекращено дело против участника вредительско-террористической организации, помощника мастера Игарского затона ГУСМП А.П.ЗЛОТНИКОВА, арестованного 2 сентября 1938 года. Ещё через месяц, 23 ноября, освобождён обвинённый в АСА и просидевший под следствием по этому обвинению с 10 октября 1937 (!) года начальник отдела эксплуатации Енисейского пароходства Н.П.ИСПОЛАТОВ. 2 декабря УНКВД Красноярского края прекращает дело против обвинённого в АСА и просидевшего двадцать месяцев начальника финансовой части Енисейского пароходства П.П.КОРОТЕНКО. 11 декабря Эвенкийский окружной суд прекращает дела (но не оправдывает) против нескольких членов контрреволюционной повстанческой организации и «антисоветских агитаторов», арестованных ещё в июле 1938 года: заведующего радиоузлом в поселке Тура (центр округа) Г.Ф.ВАГАНОВА, бухгалтера Торговой конторы ГУСМП в Туре М.В.КЛАДОВИКОВА, моториста Туринской авиабазы В.В.КУРБАТОВА, однако одного из членов организации, шкипера катера Торговой конторы ГУСМП в Туре, Г.П.ЗАВАДОВСКОГО, приговаривает всё-таки к двум годам заключения. 13 декабря УНКВД Красноярского края прекращает дело против арестованного в апреле 1938-го и обвинённого в участии в шпионской (!) организации и АСА, И.Ф.КУКУШКИНА - учителя национальной кетской школы в станке Фарково на Таймыре, кета (енисейского остяка) по национальности. Не очень-то заботилась советская власть о молодой национальной интеллигенции малых народов Севера, о чём громогласно провозглашала, одновременно отыскивая шпионов в почти безлюдной и пустынной таймырской тундре!

Впрочем, эту заботу о малых народах мы ещё увидим.

Между тем 23 декабря 1939 года освобождён и реабилитирован (слово это, оказывается, «органам» известно) УНКВД Красноярского края работник магазина на фактории Суринда Эвенкийского округа Г.И.ИВАНЦОВ - через четыре дня (!) после ареста и предъявления обвинения в антисоветской агитации. В 1939 году (точная дата не указана) освобождён арестованный ещё в мае 1938-го начальник отдела кадров Енисейского пароходства А.А.ДУБИНКИН. Неизвестна и точная дата освобождения арестованного в феврале 1938 года за антисоветскую агитацию ссыльного Р.А.БАРКЕ, работавшего чертёжником в Проектном бюро ГУСМП в Игарке.

Освобождения, однако, дождались не все: в сентябре 1939 года «за смертью подследственного» было прекращено дело обвиненного в участии во вредительской организации и сидевшего под следствием почти два с половиной года Н.П.ЖУРАВЛЁВА - начальника торгового отдела «Севторга» в Игарке.

27 января 1940 г. УНКВД прекращает дела в отношении членов вредительской организации, арестованных в июле-августе 1938 года: директора Школы политпросвещения в Игарке Ф.С.ГАЙВОРОНСКОГО, бухгалтера Игарского затона ГУСМП Г.А.ДВОРЕЦКОГО и начальника Игарской биологической зональной станции Института полярного земледелия В.П.ЕВЛАДОВА.

Списки освобождённых в других регионах по ряду причин не столь обширны. В Красноярском крае в силу его географического положения было много организаций и предприятий Главсевморпути, активность красноярских чекистов во времена Ежова - предельна, заполненность следственных тюрем - сверхмаксимальна. Ведь ещё недавно, в разгар репрессий, начальник 2-го (оперативного) отдела УНКВД Красноярского края Анастасенко писал в донесении, что «хорошо почистил ГУСМП», арестовал 336 человек и просил увеличить лимит (!) на 200 человек [5, с. 15] Из остальных регионов систематические сведения об освобождениях 1938-1940 гг. есть только по Мурманской [12] и Архангельской [18] областям, по остальным регионам фиксация этого в использованных источниках случайна.

В 1938 году был арестован, но вскоре освобождён из Магаданской тюрьмы начальник Омолонской геологической экспедиции С.В.НОВИКОВ. Несколько арестованных были освобождены в Архангельске: 20 августа 1938 года вышел на свободу после двухмесячного заключения и обвинения в АСА прораб Гидрографической экспедиции А.А.РУБЕ, 22 октября, через месяц после ареста, - начальник партии Северного геолого-разведочного треста С.З.БЛИНЧИК, 26-го - отсидевший в тюрьме почти год и обвинённый в АСА и участии в КРО топограф того же треста И.В.СЫТАРЬ.

17 января 1939 года вышел на свободу после восьми месяцев заключения и тех же обвинений заместитель заведующего заготснабом территориального управления Севморпути В.Е.ПОПОВ. В июле1939 года освободился осуждённый было на пять лет за участие в КРО старший инспектор пушной конторы ГУСМП в селе Кюсюр в низовьях Лены А.Е.КОМПАНЕЙЦЕВ.

29 августа 1939 года был освобождён в Архангельске после почти двух лет заключения и обвинения в шпионаже начальник планового отдела местного управления Севморпути Л.П.ГОЛДЫЦКИЙ. Примеры пересмотра приговоров, вынесенных в Якутске, от сокращения сроков до освобождения, приведены выше, но их можно продолжить. 17 июля освобождён маячный механик Якутской гидрографии ГУСМП А.М.ВИКУЛОВ, которому было предъявлено обвинение в участии во вредительской организации.

3 сентября Верховным Судом РСФСР освобождён осуждённый в апреле за АСА начальник Мерзлотной станции Якутского управления ГУСМП Ф.Ф.СЛИНИН-КОРОБКОВ. 22 ноября снято Обвинение в участии в повстанческо-вредительской организации с начальника сектора снабжения гидрографического отдела Якутского управления Севморпути Я.Д.РЫБАКОВА, а 28-го ноября - и самого начальника отдела и члена той же «организации» А.А.ПОПОВА, оба отсидели под следствием почти два года. После полуторагодичного заключения 28 января освобождён участник такой же организации начальник сектора плавсредств Якутского управления ГУСМП С.Н.ЗУБОВ, а 27 февраля - «вредитель», начальник затона «Хатыстах»А.В.ЧУНИН.

Между тем и в период с осени 1938 года по начало 1940 г. судебные и внесудебные органы продолжали выносить обвинительные приговоры и решения. Правда, смертная казнь стала применяться значительно реже, зато длительность сроков заключения, сначала по советским понятиям небольших (два-три года), постепенно увеличивались. Распространённой практикой стала и замена смертной казни лагерным заключением, больших сроков заключения -меньшими.

Арестованный в июле 1937 года топограф Северо-Камчатской экспедиции В.Ф.ГААЗЕ был включён в списки НКВД для членов Политбюро («Сталинские расстрельные списки») по 1-й категории, что гарантировало расстрельный приговор, однако в машине штамповки приговоров ВКВС произошёл какой-то сбой, дело ушло на рассмотрение в ОСО НКВД и по новым временам Гаазе, обвинённый в измене родине и участии в контрреволюционной диверсионно-террористической организации, 23 ноября 1939-го года был приговорён «всего» к пяти годам ИТЛ. Включённый же в тот же список по тем же обвинениям директор Дальневосточной краевой конторы «Союзпушнины» М.А.ПЕРЦОВИЧ 31 декабря 1939 года получил дорогой новогодний подарок - свободу.

А вот в Мурманске, подчинённом ленинградскому «Большому Дому», не было ни одного освобождения, разве что приговоры помягчели: расстрельных до самой войны не было вообще, лагерные - в основном трёх-пятилетние. Не поспела бериевская «оттепель» к решению судеб двух наблюдателей метеостанций на Кольском полуострове, осуждённых к расстрелу за шпионаж рьяными ленинградскими чекистами - Тройкой УНКВД Ленинградской области: метеостанции «Харловка» В.С.ФОМИНА (осужден 5 ноября 1938 года) и Мончегорской метеостанции Д.И.БЕРЕЗИНА (осужден 5 декабря). Менее трагична судьба двух архангельских моряков: то же ОСО 3 сентября 1938 года определило десятилетние лагерные сроки штурману ледокола И.В.КРАВЧЕНКО - за антисоветскую агитацию, а командиру спасательного судна Л.Н.КЛИХУ - за шпионаж. В том же Архангельске 1-го ноября 1938 года Тройкой областного УНКВД приговорён к расстрелу «литовский шпион» метеоролог А.Ю.АВГУСТИНАС, а на другой день «диверсант», уполномоченный по отправке грузов территориального управления ГУСМП В.И.СЫАНТОВИЧ.

В 1938 году был расстрелян авиатехник Нарьян-Марского авиаотряда В.А.КАВЕЦКИЙ и радист с острова Колгуев В.Л.КОВАЛЬЧУК(более точных данных не приводится).

В начале1939 года Военный трибунал пограничных и внутренних войск в Архангельске приговорил к 15-летнему лагерному сроку за шпионаж диспетчера Управления Севморпути Г.И.КУГИЯ. 14 января Водно-транспортный суд в Мурманске приговорил за АСА матроса парохода «Сосновец» А.М.ФЁДОРОВА. По тому жеобвине нию 7 февраля Архангельский облсуд вынес приговор о десятилетнем лагерном сроке радисту метеостанции «Остров Колгуев» П.Т.ПИТЕРСУ. 3 марта Красноярский краевой суд приговорил за антисоветскую агитацию лоцмана Красноярского управления ГУСМП в поселке Байкит на Подкаменной Тунгуске С.И.ВЕРХОТУРОВА к высшей мере наказания, через месяц Верховный Суд РСФСР заменил расстрел десятью годами лагерей. 9 марта за ту же агитацию краевой суд приговорил к десяти годам лагерей его коллегу В.Л.КАРНАУЛОВА. 16 марта в Архангельске Линейный суд водного транспорта за «сношения с иностранным государством» приговорил к семи годам лагерей капитана ледокола «Ленин» А.К.ПЕЧУРО; впрочем, в декабре его освободили «за прекращением дела». 3 апреля ОСО НКВД СССР выносит решение о лишении свободы на восемь лет командира авиагруппы Енисейской авиалинии ГУСМП А.П.МИНИНА - за участиев контрреволюционной организации. 25 апреля Военный трибунал ЛВО приговорил к шести годам лагерей за диверсионные намерения и АСА шахтера Баренцбургского рудника В.Д.ПОЛУКОЧЕВА. 21 июня ОСО НКВД приговаривает по ст. 58 (подробности обвинения неизвестны) к восьми годам заключения старшего научного сотрудника Института геологии АН СССР И.А.КОРОВЯКОВА; в 1935 году он возглавлял экспедицию в Верхоянском хребте, срок отбывал в Норильлаге, и, как там было принято, работал по специальности - главным геологом Хантайской экспедиции Норильского комбината (см. выше, с. 42). 30 июня Красноярский краевой суд по обвинению в АСА приговаривает к шести годам лагерей начальника радиостанции авиагидропорта в Туруханске Н.А.БОРИСЕНКО. В июле1939 года был осуждён на семь лет лагерей за антисоветскую агитацию бывший моряк, а затем речник П.А.КАЛЮТА, плававший в низовьях Колымы на речных судах Дальстроя. 31 августа Красноярский краевой суд выносит приговор начальнику отдела Енисейской группы ГУСМП П.М.БЕЛЯЕВУ - пять лет заключения за участие в контрреволюционной организации. Рулевой мотобота Баренцбургского рудника А.В.ВЕТСИ решением ОСО НКВД 29 сентября приговорён за шпионаж к трём годам лагерей (год назад такое обвинение гарантировало смертный приговор). По-прежнему не давал покоя чекистам Полярный институт научного рыболовства и океанографии (ПИНРО) - его очередного заместителя директора В.В.ЗАОСТРОВСКОГО ОСО НКВД обвинило в шпионаже и приговорило к восьмилетнему лагерному заключению. А вот обвинённый в измене родине, шпионаже и участии в КРО машинист парохода «Комсомолец Арктики» П.М.ЛЕХТО 4-го декабря получил от того же ОСО три года ссылки.

Не был благостным и 1940-й год. Опубликованные данные о репрессиях этого года имеются только по Архангельской и Мурманской областям, Красноярскому краю, Якутской АССР и отчасти - Москве, но вряд ли в Ленинграде и Салехарде чекисты были менее «бдительны». В январе-феврале было расстреляно по приговору ВКВС трое ответственных работников НКВТ: 21 января - начальник Центральных управлений морского пассажирского и сухогрузного флота и морскими портами В.М.ЛАЗЕБНЫЙ, обвинение - террористические намерения и участие в контрреволюционной заговорщицской организации, 25 января - заместитель начальника Центрального управления морского флота Т.С.ХОЗЯИНОВ (КРО) и, наконец, 2 февраля - заместитель наркома Е.Г.ЕВДОКИМОВ (терроризм, контрреволюционная заговорщицская организация). В Мурманске 26 февраля 1940 года областной суд приговаривает за АСА старпома гидрографического судна «Масштаб» А.И.ПАТЬКОВА к трём годам заключения, а старшего механика Н.Х.ЛОБОДУ - к семи годам. 26 марта Таймырский окружной суд приговорил за АСА к двум годам лагерей старшего бухгалтера Хатангской конторы ГУСМП П.Г.КОЛЧИНА. 1-го апреля Верховный Суд ЯАССР приговаривает за «дежурную» АСА заведующего торговой системой территориального управления ГУСМП А.Н.ИВАНОВА, с учётом заключения под следствием он освобождается через полтора месяца. Зато 25 апреля Верховный Суд ЯАССР вспоминает свои прошлые «подвиги» и приговаривает к высшей мере наказания начальника Якутского территориального управления ГУСМП Г.И.ИВАНОВА. Ему при аресте в июле 1938 года был предъявлен «букет» обвинений: измена родине, участие в организации, которую даже трудно произнести - повстанческо-вредительско-террористическо-диверсионная контрреволюционная. ВКВС, поменявшая с 1938-го года ориентацию, приговор отменила, направив дело на новое рассмотрение, и страж справедливости - внесудебное ОСО НКВД - в сентябре 1941 года заменяет расстрел восьмью годами лагерей.

1 апреля 1940 года были арестованы когда-то работавшие инструкторами Политического управления ГУСМП М.И.ЕРЁМИН и А.А.ЖИЛКОВ, судя по всему - сотрудники НКВД. Первый обвинён в том, что участвовал в «заговоре Бергавинова» и не разоблачил деятельность «заговорщиков» на Мурманском заводе Севморпути, а второй - в том, что, работая после ГУСМП в Алтайском УНКВД, «лепил» сотнями расстрельные дела. Судьба обоих неизвестна, но им явно грозили от коллег приговоры кВМН.

3 мая 1940 г. ОСО НКВД приговорил за контрреволюционную агитацию к восьми годам лагерей механика парохода «Комсомолец» Енисейского пароходства Д.И.АФОНИНА. 14 мая 1940 г. ОСО НКВД принимает решение о ссылке на пять лет в Коми АССР из ЯкутскойАССР научного сотрудника и библиотекаря «Общества изучения ЯАССР» Н.Н.МОСКВИНА, уже отсидевшего под следствием более полутора лет. 25 мая 1940 года Верховный Суд ЯАССР выносит приговор уже проведшему в тюрьме под следствием почти три года военному и партийному деятелю латышу К.К.БАЙКАЛОВУ, в конце 1920-х годов бывшему председателем Комитета содействия народностям северных окраин («Комитета Севера») при Президиуме ВЦИК; за участие в повстанческой антисоветской организации он приговорён к десяти годам лагерей, но вмешалось ОСО НКВД и почему-то сократило срок вдвое.

25-го же мая Мурманский облсуд за всё ту же всеобъемлющую «агитацию» выносит приговор о десятилетнем лагерном сроке капитану парохода «М-35» Д.А.СОРОКИНУ. 3 июня Особое Совещание при НКВД СССР приговаривает к десяти годам заключения по обвинению в контрреволюционной деятельности начальника Архангельского аэропорта Э.И.МИКО, при этом следствие длилось два с половиной года (вскоре уже в лагере он будет приговорён к расстрелу). Директор Якутского областного музея М.И.КОВИНИН в этот же день после двухлетнего заключения ОСО НКВД приговорён за участие в антисоветской организации к пяти годам лагерей. А вот 5 июня происходит нечто необычное. В этот день Верховный Суд ЯАССР рассматривает дело бывшего офицера царского Балтийского флота, в 1935 году высланного из Ленинграда в «порядке очищения города от чуждых элементов» Г.А.ТЕВЯШЁВА. При аресте в декабре 1937 года ему, затаившемуся на должности начальника сектора ограждения Якутского управления Севморпути, предъявлено обвинение в участии в повстанческо-вредительской антисоветской организации, но 5 июня 1940 года происходит эпохальное событие в истории высшей судебной инстанции республики - суд выносит оправдательный (!) приговор.

31 августа 1940 года Верховный Суд РСФСР отменяет очередной приговор Верховного Суда ЯАССР - об осуждении 30 июня на три года за АСА старшего бухгалтера Оленёкской торговой конторы ГУСМП А.Ф.ИСАКОВА, - но он освобождён только в июне1941 года. 1 августа ОСО НКВД приговаривает к пяти годам лагерей члена команды парохода «Сура» Северного пароходства  А.В.МАСАЛИТИНОВА. В обширном решении ОСО НКВД от 13 августа 1940 года есть и сотрудники Мурманского управления Севморпути: ответственный исполнитель отдела снабжения А.М.МИНГАЕВи начальник группы торгового управления А.М.МИШИН: оба за АСА получают по пять лет заключения. Тем же решением за ту же агитацию, но и за измену родине приговорён к восьми годам механик танкера «Юкагир» Л.Г.ОЛОВЯННИКОВ. Ещё более обширным решением того же ОСО от 19 августа к восьми годам лагерей за шпионаж приговорён научный сотрудник Кандалакшского заповедника Г.В.КРЕЧМАН, к тому же срок у за измену родине и агитацию - начальник финансового отдела Мурманского морского арктического пароходства Г.Н.ЗОРИЧ, к трём годам за АСА капитан парохода «Сосновец» А.В.МАРЧУК, к пяти годам за шпионаж и агитацию старпом теплохода «Мария Ульянова» Д.Н.СИМБИРЦЕВ, по пять лет за ту же «агитацию» получили матрос парохода «Спартак» М.Ф.ЛЯПИЧ и матрос известного своими арктическими рейсами парохода «Сталинград» И.П.МОГУЧИЙ. 1 сентября от Архангельского облсуда получает четыре года заключения за антисоветскую агитацию, к которой присоединили хулиганские действия на предприятии, радист Амдерминского радиоузла И.К.КРЕСЦОВ.

2 сентября ОСО НКВД определяет наказание за АСА заместителю начальника Мурманской конторы «Арктикснаба» П.Я.ГОНЧАРОВУ - пять лет ссылки. 10 сентября от того же ОСО получает пять лет лагерей за контрреволюционную деятельность Х.Г.ЗАЯЦ - штурман ледокола Архангельского торгового порта.

28 сентября решением опять-таки ОСО НКВД также за АСА получает те же пять лет штурман гидрографического судна «Мурман» Я.Н.ТРУДНЕНКО. 26 ноября всё от того же ОСО за ту же «агитацию», но с добавкой шпионажа приговорён к тем же пяти годам кочегар парохода «Сакко» Арктического морского пароходства К.П.СЕМЁНОВ.

28 мая 1941 года ОСО НКВД осуждён к пяти годам лагерей за антисоветскую агитацию и участие в антисоветской группе бывший«челюскинец»,московский пенсионер А.А.КАНЦИН.

Как видно из упоминаемых должностей репрессированных, ГУСМП к 1937 году стала разветвленной организацией с многочисленными функциями, причем значительная, если не большая их часть, носила хозяйственный характер в самом широком спектре этого понятия. Отсюда - большое число репрессированных работников хозяйственных и производственных предприятий ГУСМП.

Это естественно - перед Управлением были поставлены задачи не столько изучения, сколько освоения северных территорий СССР «в целях социалистического строительства», т.е. выкачивания богатств этих территорий: пушнины, рыбы, морского зверя, в меньшей степени, из-за трудоемкости разведки и добычи - минеральных ресурсов. Недаром перспективные в отношении минеральных ресурсов районы передавались из ведения ГУСМПа в ведение ГУЛАГа с его практически неограниченными ресурсами бесплатной рабочей силы. Так произошло с Норильским районом в 1935 году и с Чукоткой - в 1949-м.

Однако была одна сфера деятельности ГУСМП, которой придавалось большое значение, в основном - в целях пропаганды: это «приобщение к социалистическому строительству малых народов Севера». Совершалось это приобщение непродуманно и неуклюже: ломкой традиционного уклада жизни и хозяйствования этих народов, с пренебрежением к их обычаям и потребностям.

Естественно, это вызывало их недовольство, вряд ли, однако, переходившее в активное сопротивление. Но и этого глухого недовольства было достаточно «органам», чтобы проводить массовые репрессии среди этих народов, о которых на словах советская власть так трогательно заботилась. Эти репрессии особенно ярко проявились на севере Красноярского края.

Первый из выявленных случаев ареста - 1 февраля 1936 года был арестован оленевод долган Д.И.БАРХАТОВ, обвинён в терроризме(!) и 2 марта 1937 года осуждён Таймырским окружным судом на пять лет заключения. Дальше аресты и суды по станкам (станок - временный поселок одного или нескольких родов кочевых народов Севера, одновременно - территория кочевания для обеспечения кормами оленей. - Прим. авт.) пошли группами . 27-28 декабря 1937 года Тройкой УНКВД Красноярского края после месячного следствия осуждены к расстрелу (обвинение - контрреволюционная повстанческая деятельность) восемь человек, в основном оленеводы-долганы из разных станков Таймыра, в том числе - председатель Кочевого Совета станка Самоедская речка Г.И.БЕЗРУКИХ. Месяц следствия включал их доставку после ареста в Дудинку, само следствие, пересылку дел в Красноярск, их рассмотрение Тройкой, пересылку её решения в Дудинку - а это тысячи километров. 14 апреля той же Тройкой приговорены с расстрелу одиннадцать охотников и оленеводов: якутов, нганасанов, селькупов, эвенков из разных станков Таймырского и Эвенкийского округов и северо-западных районов Якутии, причем для некоторых из них от ареста до расстрела прошло всего девять (!) дней; обвинены они в КРО, АСА, даже в участии в повстанческой группе и в повстанческо-террористической агитации. Даже когда репрессии пошли на убыль, представителей этих народов не очень щадили. 15-17 января 1939 года некий загадочный Военный трибунал 321 рассмотрел дела четырнадцати охотников-оленеводов эвенков, арестованных в большинстве своём в августе 1938 года, и хотя жили они в сотнях километров друг от друга, но, по мнению чекистов, составляли контрреволюционную вредительско-террористическую организацию. Трое были приговорены к расстрелу, семеро получили по десять лет лагерей, один - семь лет, один был оправдан, против двоих дела были прекращены по причине их смерти во время следствия. Дела, заведённые против арестованных якутов, эвенков и других, прекращали, несмотря на послабления, неохотно и практически только вследствие смерти подследственного: очевидно, по причинам физиологического характера они плохо переносили тюремное заключение и не выдерживали его больше года. С июня 1939 по август 1940 года под следствием умерло 15 человек: пять эвенков, четыре нганасана, три якута и три долгана. За тот же период освобождены по прекращении дел или оправданы судом семь человек, а осуждены восемь человек, все - за АСА или КРО, причем если в сентябре 1939 года сроки были «детские» (1 год 4 месяца, т.е. срок предварительного заключения, и два года), то в марте-апреле 1940 года советская Фемида по отношению к эвенкам, долганам, якутам и другим посуровела: два человека получили по пять лет лагерей, двое - по шесть, и по одному - семь и восемь лет.

Таким образом, в 1937-1940 годах репрессиям на территории Красноярского края подверглись 53 представителя малых народов Севера, из них 14 были расстреляны, 17 - умерли во время следствия. Напоминаем, что все цифры репрессий по Красноярскому краю нужно как минимум удваивать. Ещё одна особенность репрессий против этих народностей состоит в том, что действия чекистов обрекали на голод и смерть и оставшиеся на свободе семьи арестованных, особенно когда из станка забирали почти всех мужчин. По свидетельству камчатского журналиста В.Демченко , при аресте коряков - охотников, оленеводов и рыбаков - изымались возможные орудия преступления: огнестрельное оружие и ножи, так что ни убить, ни разделать оленя и даже рыбу было нечем. Вряд ли красноярские чекисты, в отличие от своих камчатских коллег, эти вещдоки планировавшихся преступлений оставляли семьям.

Заканчивая обзор политических репрессий 1930-х - начала 1940-х гг. против советских полярников и работников организаций и служб, обслуживавших работы в Арктике, следует заметить, что в этот обзор не включены поименно большинство членов команд кораблей Северного и Мурманского пароходств, совершавших арктические рейсы, так как выяснение, какие именно суда их совершали и каков был состав их экипажей, требует отдельного исследования. Равно не включены в этот обзор сотрудники торговых портов Архангельска и Мурманска, судоремонтных и судостроительных предприятий. Участие в арктических плаваниях могли принимать, хотя и с меньшей вероятностью, суда Балтийского морского пароходства, но анализ репрессий по БМП, Ленинградскому порту и ленинградским судоремонтным и судостроительным заводам мы не проводили. Между тем несомненно, что все эти предприятия и организации в большей или меньшей степени причастны к изучению и освоению Арктики. То же в равной мере относится к судам и руководству Дальневосточного пароходства и владивостокским судоремонтным предприятиям, но по Владивостокумырасполагаем довольно случайным набором сведений.

Тем не менее считаем нелишним привести некоторые цифры и фамилии по Архангельску, Мурманску и Владивостоку. К расстрелу в Архангельске были приговорены 11 человек из плавсостава Северного морского пароходства, к разным срокам заключения - 45 человек, от кочегаров до капитанов. А полярные моряки, (Архив НИПЦ «Мемориал», Ф. 2, Оп. 1, Д. 53) особенно командный состав - «товар штучный», квалификация их приобретается годами, от навигации к навигации. Вот фамилии и даты арестов репрессированных капитанов морских судов Архангельского порта: Г.И.НЕУСТРОЕВ (4.12.1935, вскоре освобожден, пароход «Северянин»); И.И. ОТРЕШКОВ (2.06.1937, название п/х не указано; расстрелян); К.С.КАРТАШЁВ (5.08.1937, п/х «Песец»; расстрелян); Я.Р.МИЛОБЕДЗИНСКИЙ (дата ареста неизвестна, п/х «Л.Красин», осуждён 4.11.1937 к пяти годам заключения); И.В.КИЧЕВ (2.10.1937, название п/х не указано, семь лет заключения); М.П.ГУДИН(17.10.1937, название п/х не указано, десять лет); Я.Н.ПОРОМОНОВ (6.12.1937, название п/х неук азано, десять лет); Г.П.ЧУХЧИН (26.02.1938, п/х «Революция», срок заключения не указан); И.П.БРЮХОВ (дата ареста неизвестна, осуждён 27.04.1938, расстрелян, п/х «К.Либкнехт»); С.И.БУТАКОВ (дата ареста неизвестна, название п/х не указано; осуждён 8.10.1938, расстрелян); А.А.КРАВЧЕНКО (7.04.1940, восемь лет, п/х «Желябин»); С.С. ПЕСТОВ (дата ареста не указана, осуждён 1.09.1941, п/х «С.Халтурин»; расстрелян). Среди расстрелянных был дажеэ мигрант из США, кочегар п/х «Мудьюг» Ли-Рой ВАШИНГТОН, обвинённый, естественно, в шпионаже. За шесть лет (1935-1941) были арестованы 42 работника Архангельского торгового порта, в основном квалифицированные специалисты среднего звена, семеро из них были расстреляны, в том числена чальник порта Г.С.ЖАВОРОНКОВ. Особо следует отметить удар по лоцманской службе: были арестованы пять лоцманов и начальник лоцманской вахтыпорта Б.Ф.ЗВЯГИН. Было репрессировано 19 сотрудников Управления Северного морского пароходства, в том числе заместитель начальника А.И.РОГАТЫХ; семеро были расстреляны. Понесла серьезные потери не очень мощная и чрезвычайно загруженная судоремонтная и судостроительная промышленность Архангельска: 19 её работников, в основном квалифицированные рабочие, были арестованы, причем пик арестов пришёлся на зиму-весну 1937 года; пятеро из арестованных были расстреляны.

Репрессии в Мурманске явно превосходили архангельские, а именно в Мурманске располагались жизненно важные для организации работ в Арктике предприятия и учреждения. За шесть лет (1935-1940 гг.) было репрессировано 27 работников технического и вспомогательного состава территориального управления Севморпути, 14 из них - квалифицированные специалисты (бухгалтеры, товароведы, строители). За тот же период было арестовано 15 работников, обслуживавших научные (ПИНРО, Биологическая станция АН СССР, Мурманская морская биостанция, Кольская база АН СССР, Лапландский заповедник) и научно-производственные (гидрографические) учреждения - бухгалтеры, завхозы, коменданты и т.п.

Невосполнимый урон был нанесен Судоремонтному заводу Севморпути в Мурманске. За время политических репрессий (1933-1958 гг.; в 1958-м в Мурманске был вынесен последний приговор за антисоветскую агитацию) было репрессировано 154 работника завода, из них 37 человек были квалифицированными специалистами, 27 человек - управленцами среднего звена. За период наиболее активного освоения Арктики (1935-1940 гг.) было репрессировано 125 работников завода; почти все репрессии против специалистов и управленцев приходятся именно на это время. Конечно, «незаменимых у нас нет», но заменить этих людей в Мурманске, всегда страдавшем от нехватки специалистов, было очень непросто.

Нетрудно представить себе, как это уничтожение кадров повлияло на сроки и качество ремонта судов для полярных плаваний и какие это могло иметь и имело последствия. За пять лет (1936-1940 гг.) было арестовано 10 работников береговых служб Мурманского морского пароходства, в основном - квалифицированных рабочих (плавсостав включён в число репрессированных полярников). А вот аресты среди работников основного предприятия Мурманска - Морского торгового порта - шли практически непрерывно с 1931-го по 1953-й год, всего было репрессировано 180 человек. Это были люди самых разных профессий и квалификаций: от простых грузчиков до начальника порта Л.А.НИКОЛАЕВСКОГО, расстрелянного по решению Комиссии НКВД и Прокурора СССР, принятому 14 сентября 1937 года. При этом в 1935-1940 годах было арестовано 125 человек, из них квалифицированных специалистов 35 человек, руководителей среднего звена - 12. Столь масштабные репрессии, конечно, не могли не отразиться на работе такого огромного и сложного механизма, как морской порт.

Очень неполные данные по Владивостокскому порту и Дальневосточному морскому пароходству подтверждают общую картину. В мартовско-апрельский 1938-го года «наезд» выездной сессии ВКВС в Дальневосточный край были приговорены к расстрелу несколько руководителей Судоремонтного завода во Владивостоке в о главе с главным инженером завода Н.П.АРИНИЧЕВЫМ (обвинение - антисоветская деятельность, дата приговора - 13 марта), Владивостокского торгового порта, включая начальника порта А.Н.КОРОСТЫЛЁВА (АСД, 25 апреля) и начальника планового отдела Н.И.РЫБКИНА (АСД, 13 апреля), и, наконец, Дальневосточного морского пароходства: начальника пароходства К.А.ГРИБАНОВА (АСД, 17 марта), начальника службы эксплуатации И.А.ВЕДМЕДЯ (АСД, 13 марта), начальника личного состава Б.З.ГЛАЗУНОВА (АСД, 13 марта), начальника планового отдела А.А.ЛОБОВА (АСД, 13 марта), уполномоченного пароходства на Камчатке П.П.СМОЛЯНСКОГО (АСД, 13 марта).

Почти четыре года провёл в заключении под следствием директор Петропавловск-Камчатского судоремонтного завода В.М.СЛОБОДЕНЮК, обвинённый в участии в контрреволюционной диверсионной организации, пока 11 июня 1941 года не был освобождён «за отсутствием состава преступления».

О репрессиях среди вспомогательного и непрофильного персонала в местных учреждениях и территориальных управлениях Севморпути можно судить на примерах Салехардской конторы и Красноярского и Якутского территориальных управлений ГУСМП, причём, как было указано выше, по этим регионам цифры нужно как минимум удваивать. За два года (1937-1938) в Салехарде, отнюдь небога том квалифицированными кадрами, кроме упомянутых выше четырнадцати человек, было расстреляно десять работников, из них пять специалистов и четыре администратора среднего звена (бухгалтеры, торговые работники, мастера производства).

В Красноярском крае, в силу своего географического положения ставшим одним из наиболее освоенных ГУСМП регионов, за период 1935-1940 гг., в органах управления (Красноярском территориальном и подчиненных ему управлениях) было репрессировано 39 человек, из них 23 специалиста среднего звена и 9 неквалифицированных работников. Среди сотрудников, обеспечивающих работу авиации по Енисейской авиалинии ГУСМП и Красноярскому авиаремонтному заводу ГУСМП, репрессиям подверглись 39 человек [5]: 12 руководителей и специалистов высокой квалификации, 21 работник среднего звена, 6 низкоквалифицированных рабочих. На имевшихся у ГУСМП в бассейне Енисея плавсредствах репрессировано 11 человек, в том числе 9 квалифицированных специалистов. На судоремонтных мастерских ГУСМП в Красноярске репрессированных столько же, 11: 1 руководящий работник, 7 специалистов и трое рабочих. В торговых и товарных конторах ГУСМП, разбросанных по краю (Игарка, Туруханск,Дудинка и др.) и в факториях репрессировано 29 человек, в том числе 16 квалифицированных сотрудников и 6 рабочих разных специальностей. В рыбных и пушных конторах арестовано 15 человек, из них 10 работников среднего звена и двое рабочих. В известном тресте «Севенстрой» - основной строительной организации ГУСМП в Красноярском крае, базирующемся в Игарке, было подвергнуто репрессиям 40 работников: 5 высококвалифицированных (в том числе трое сменявших друг друга главных бухгалтеров), 10 работников средней квалификации и квалифицированных рабочих и 25 разнорабочих, возчиков и т.п., причем среди них преобладала категория ссыльно- и трудопоселенцев, т.е. высланных из родных мест «кулаков». В тресте «Севполярлес» репрессировано 17 работников, в том числе 11 специалистов среднего звена и квалифицированных рабочих и двое работников, занятых неквалифицированным трудом. Гордостью Главсевморпути был совхоз «Полярный» в Игарке - форпост земледелия на вечной мерзлоте. В совхозе были арестованы 23 работника: 10 - среднего и 13 - нижнего звена.

Один специалист среднего звена и один рабочий арестованы на графитовой фабрике ГУСМП в Красноярске, двое- на Ногинском руднике. На работавшем в тесном контакте с Красноярским управлением ГУСМП Енисейском речном пароходстве репрессиям подверглись 16 человек плавсостава (4 капитана, 9 специалистов и 3 матроса) и 12 человек из береговых служб (5 руководителей и ведущих специалистов, 6 работников среднего звена и один рабочий). Ещё раз напомним, что для истинной оценки масштабов репрессий все эти цифры нужно увеличивать как минимум в два раза.

В Якутии с её особой историей гражданской войны и установления советской власти репрессии приобрели массовый характер уже в 1933-м году. В этом же году в поселке Пеледуй в верховьях Лены была создана судоверфь Главсевморпути - здесь строились речные и небольшие морские суда, баржи и кунгасы, которые затем по Лене выходили к северным морям, расходились на Колыму, Яну, Оленёк и Хатангу, распределялись по полярным станциям, факториям и портам ГУСМП в Центральной Арктике. В 1933-1940 годах было репрессировано 6 работников судоверфи, в том числе 4 квалифицированных специалиста. Кроме того, были репрессированы 3 работника затонов Севморпути, где суда отстаивались зимой и где проводился их текущий ремонт. Куда более масштабные потери понесло в результате репрессий Ленское речное пароходство, с которым ГУСМП тесно сотрудничало. Были репрессированы 7 капитанов судов пароходства и 4 члена команд. В береговых службах пароходства было репрессировано 6 человек, в том числе 5 руководителей среднего звена. На верфях, судоремонтных заводах и затонах пароходства было репрессировано 11 человек, в том числе 4 квалифицированных специалиста. В абсолютном выражениицифры (напоминаем, что их нужно как минимум удвоить) впечатления не производят, однако достаточно вспомнить малонаселенность Якутии и постоянный острый дефицит рабочей силы, особенно - квалифицированной, чтобы оценить урон от репрессий.

В первые недели Великой Отечественной войны чекисты провели массовые аресты тех, кто был у них «под колпаком» по донесениям сексотов об их якобы антисоветских высказываниях. Этим словам придумали новые «юридические» обоснования под всё туже «антисоветскую агитацию»: «пораженческие разговоры», «восхваление врага», «неверие в победу», «ложные слухи» и тому подобную галиматью. Несколько месяцев потом ОСО, трибуналы и суды давали лагерные «десятки», а то и «вышки» за выражение обычного здравого смысла. Большинство из судимых в 1941 - начале1942 годов были арестованы в период с начала 1939-го по начало 1940-го года.

6 июля 1941 года по обвинению в принадлежности к КРТО Военной Коллегией были приговорены к расстрелу управляющий Всесоюзной конторой по Камчатским нефтеразведкам М.П.БОГДАНОВИЧ (ему вменили ещё вредительство и шпионаж), начальник планово-финансового управления ГУСМП И.О.СЕРКИН, начальник отделения Колымо-Охотского аэрогеодезического предприятия В.А.ЧЕРЕШКО, начальник Западно-Сибирской экспедиции Геофизического треста А.М.ШАЙДЕРОВ,главный инженер Всесоюзной конторы геофизических разведок С.В.ШУМИЛИН (трое последних обвинялись ещё и в шпионаже).

Б.В.ЛАВРОВВ тот же день был приговорен к ВМН по обвинению в создании контрреволюционной вредительской организации создатель и многолетний начальник известного всей стране «Нордвикстроя» Б.В.ЛАВРОВ и, за шпионаж, двое сотрудников Управления топогеодезической службы: заместитель начальника Управления В.П.НЕСМЕЯНОВ и заместитель начальника технического сектора Н.И.ТРЕСКОВ. В основу обвинений легла «связь» с Бергавиновым, на смену которому в руководстве «контрреволюционной организацией» якобы пришел Лавров. 9 июля по тому же обвинению в участии в КРТО и в шпионаже был осуждён начальник отдела Главсеврыбпрома В.Н.ВИНАВЕР, а 13 июля (уже без шпионажа) - заведующий базой «Арктикснаба» А.А.ДУБИНИН и начальник отдела кадров ГВФ С.С.ЦАТУРОВ. Архангельским облсудом 9 июля 1941 года по четырём пунктам 58-й статьи был приговорён к расстрелу начальник планового отдела территориального управления ГУСМП Н.К.УПАДЫШЕВ. 14 августа Таймырский окружной суд продолжил начатый ВКВС разгром «Нордвикстроя», но по своему рангу судил кочегара Нордвикской нефтеразведочной экспедиции Н.А.БЕЛИКОВА и 21 августа за антисоветскую агитацию осудил его на десять лет лагерей. Через неделю, 28-го, тот же срок по тому же обвинению получает повар Хатангской конторы ГУСМП И.А.КОНОВАЛОВ. 14 сентября тот же Таймырский суд приговаривает к расстрелу арестованного уже после начала войны за антисоветскую агитацию в военное время бухгалтера промартели в Дудинке Г.Ф.ЗАЛЕССКОГО, исполнение приговора откладывается и 11 июля 1942 года Верховный Суд РСФСР заменяет расстрел на 10 лет заключения. 16 сентября 1941 года после трёх с половиной лет заключения ОСО НКВД наконец принимает решение в отношении председателя Госплана Якутской АССР Г.Т.СЕМЁНОВА - восемь лет лагерей за измену родине и участие в повстанческо-вредительской контрреволюционной организации. Г.Т.Семёнов - один из первых геологов-якутов, в 1930-х годах - начальник Якутского районного геологического управления. После освобождения из лагеря он с 1957-го года много лет был главным геологом Якутского геологического управления и получил звание Героя Социалистического Труда.

В 1941 году (точная дата не приводится) в Ненецком национальном округе расстрелян рабочий экспедиции П.С.КУБЫШКИН.

Приговоры военного времени полярникам были уже только «персональные»: вряд ли «раскрытие» организаций входило в планы чекистов, получалось бы - проглядели! 6 августа 1941 г. Военный трибунал Мурманского бассейна приговорил к десяти годам заключения за антисоветскую агитацию в военное время механика ледокола «Иосиф Сталин» К.Ф.КАРАМЫШЕВА. Радиста Мурманского пароходства С.П.СМЫСЛОВА 16 сентября по тому же обвинению судил почему-то Челябинский областной суд, но приговор был тот же - десять лет. В своих решениях о десятилетнем сроке заключения по такому же обвинению ОСО НКВД СССР не отличился оригинальностью в отношении наблюдателя Кольской гидрометеостанции А.Е.ХОМУТИННИКОВОЙ (осуждена 8 декабря), радиста Мурманского управления гидрометеослужбы В.Е.ШИРЯЕВА (осуждён 16 декабря), старшего штурмана экспедиционного судна «Мурманец» Ф.К.ЛЮДСКОВА (ОСО 5 января 1942 года), инспектора Мурманского управления Севморпути И.А.ЛУКАШЕВИЧА (осуждён 7 марта 1942 года, ему добавили ещё и измену родине).

13 декабря 1941 года за АСА в её «военной трактовке» Военным трибуналом Северного бассейна приговорён к расстрелу начальник метеостанции на мысе Чёрном Кольского полуострова В.С.СЕДЯКИН. 26 декабря 1941 года Военный трибунал войск НКВД Мурманской области приговаривает за ту же «агитацию» к пяти годам лагерей старшего механика Терской авиаметеорологической станции А.Р.ЛИДМА.

В 1941 году (более точных сведений пока не найдено) за антисоветскую агитацию осуждён к десяти годам лагерей один из лучших полярных лётчиков В.М.МАХОТКИН. 30 декабря 1941 года был арестован и вскоре осуждён на десять лет заключения за антисоветскую агитацию полярный геолог К.К.ВОЛЛОСОВИЧ, сын известного арктического исследователя.

7 января 1942 года Военный трибунал Сибирского военного округа в Красноярске выносит смертный приговор за измену родине начальнику полярной станции на острове Домашний в архипелаге Северная Земля А.П.БАБИЧУ, Военная Коллегия Верховного Суда заменяет расстрел десятью годами лагерей.

Александр Бабич - один из героев «Архипелага ГУЛАГ» А.И.Солженицына, в разных местах своей книги рассказывающего об аресте Бабича (ч. 4, гл. 3), следствии (ч. 3, гл. 10 и 13), его лагерных мучениях (ч. 1, гл. 4; ч. 3, гл. 7 и 13). 7 февраля Таймырский окружной суд приговаривает рабочего аэропорта Игарки С.С.ВОХМИНА, обвинённого в антисоветской агитации, к принудительному психиатрическому лечению - вот кто, оказывается, был предтечей идей Андропова о методах борьбы с инакомыслием! В тот же день ОСО НКВД СССР приговаривает за АСА к пяти годам заключения повара порта Тикси И.Г.КОСТРИКИНА. Зато 12 февраля прекращено дело начальника производственнотехнического отдела Нордвикской нефтеразведочной экспедиции ГУСМП С.Г.АЛИБЕКОВА, хотя за два месяца до этого он был арестован за шпионаж и антисоветскую агитацию. Эвенкийский окружной суд 25 февраля провозглашает приговор всё за ту же «агитацию» гидрологу Управления Гидрометеослужбы по Эвенкийскому округу Б.И.БОДЗИНСКОМУ - десять лет лагерей.

26 февраля ОСО НКВД за шпионаж и «агитацию» приговаривает к пятилетнему лагерному сроку штурманаМурманского пароходства С.И.ТОМУШКИНА.14 марта ОСО выносит решение о пятилетнем сроке заключения капитану парохода «Аргунь» Мурманского пароходства Ф.И.ВОРОНИНУ, арестованному ещё 30 мая 1941 года; однако в решении ОСО к «пяти годам» добавлено - «условно», что для таких обвинений и для того времени совершенно необычно. Видно, легендарный полярный капитан В.И.Воронин обил пороги кабинетов своих высокопоставленных знакомых, добиваясь смягчения участи односельчанина (он родом тоже из Сумского Посада) и, наверное, родственника.

19 апреля 1942 года Военным трибуналом Мурманского бассейна приговорён за «агитацию» к семи годам лагерей матрос парохода «Правда» Я.У.ПАУТОВ. Примером патологической «бдительности» было дело геофизика Усть-Енисейской нефтяной экспедиции М.В.АБРАШКЕВИЧА. Таймырский окружной суд 22 мая 1942 года осудил его на семь лет заключения за шпионаж: орудием преступления был радиоприёмник, нужный ему для работы. 29 мая Эвенкийский окружной суд приговорил к десяти годам за АСА зоотехника ветеринарного участка фактории Ессей Н.С.ЗАЧЁСОВА. 1-го августа 1942 года Военный трибунал Мурманского бассейна приговорил к десяти годам («агитация») старпома парохода «Субботник» Ф.В.СМИРНОВА. 21 августа направлен на принудительное психиатрическое лечение обвиненный в антисоветской агитации заведующий складом Енисейского пароходства А.М.КУРБАТОВ. 22 августа Эвенкийский окружной суд приговаривает к десяти годам за столь распространённую в военные годы антисоветскую агитацию начальника радиостанции в Туре А.З.ГИМАТУДИНОВА. 19-го сентября продолжавшее «работать» ОСО НКВД СССР приняло решение о расстреле начальника пристани треста «Севполярлеса» в Красноярске М.Г.ИЕРУСАЛИМСКОГО, обвинённого в контрреволюционной деятельности. 13 января 1943 года к восьми годам заключения за антисоветскую деятельность ОСО НКВД приговаривает бухгалтера сельпо в пос. Усть-Коминское эвенка В.С.ГАЛКОВСКОГО. 1 апреля Таймырский окружной суд выносит приговоры к восьми годам заключения рабочему нефтеразведочной экспедиции в поселке Усть-Порт А.И.АНИКУЛИНУ и грузчику такой же экспедиции в поселке Малая Хета  Ф.Г.АТЛЕТОВУ. 12 апреля тот же суд приговорил к десяти годам лагерей (обвинение не указано) взрывника нефтеразведочной экспедиции вУсть-Порте Ф.Н.АНАШКИНА. 16 июня всё тот же Т аймырский окружной суд приговаривает к десяти годам за антисоветскую агитацию десятника «Диксонстроя» Д.И.КОРЫТОВА. 16 июля 1943 года ОСО НКВД принимает решение о пятилетнем заключении («агитация») старшего научного сотрудника Мурманской опытной оленеводческой станции Э.И.САВУСКАНА. 10 сентября Таймырский окружной суд приговорил к десяти годам лагерей за антисоветскую агитацию десятника строительства рыбного завода ГУСМП в Дудинке Р.Г.ВЕБЕРСА.

11 сентября 1943 года за АСА Военным трибуналом Ленского бассейна приговорён к пяти годам лагерей радист полярной станции на острове Мостах Б.Н.КОЧЕТКОВ, но в феврале1944 года Военно-транспортная коллегия Верховного Суда СССР приговор отменяет «за отсутствием состава преступления». 9 октября 1943 года к семи годам заключения Таймырским окружным судом осуждён инженер-механик рыбоконсервного завода в Усть-Порте А.П.ГАЛЛЕР, немец, в августе 1941-го высланный из Республики немцев Поволжья. 6 декабря УНКГБ Енисейского бассейна прекращает дело об измене родине Л.В.БАТЫРЕВОЙ и после трёх месяцев заключения восемнадцатилетняя ученица радиостанции на острове Диксон выходит на свободу. 4-6 апреля 1944 года Таймырский окружной суд выносит приговоры рабочим рыбзавода ГУСМП в Хатанге, в основном это женщины, депортированные из Республики немцев Поволжья и Прибалтики и обвинённые в антисоветской агитации: А.И.БЕРКЕНФЕЛЬД(10 лет заключения),Т.Б.ВОЙТИШКО(8 лет), Х.А.ДУНДУРС (8 лет), К.П.КОРБИЕ (8 лет), Г.А.БЕХТЕРЕВ (10 лет). 30 мая Военный трибунал Енисейского бассейна приговаривает всё за ту же АСА к десяти годам лагерей капитана парохода «Белоруссия» Енисейского пароходства Е.И.ВОРОНИНА.

4 августа от Таймырского окружного суда за контрреволюционную агитацию десятилетний лагерный срок получает корректор игарского издательства «Большевик Заполярья»Л.Г.БОГОЛЕПОВА.

17 февраля 1945 года Военный трибунал приговаривает к десяти годам слесаря Нордвикской экспедиции ГУСМП М.П.АУЛОВА, 21-го - к пяти годам бойца ВОХР экспедиции Г.С.БЯКОВА, 6марта - рабочего экспедиции А.Д.КУЦЕВА, всех - за антисоветскую агитацию. 7 марта 1945 года Военным трибуналом Мурманского гарнизона приговорён к восьми годам лагерей капитан парохода «М-73» И.Ф.ТУКАЧЁВ. 14 января 1945 года был арестован машинист электростанции поселка Тикси Я.С.КАЛУГИН - за порчу имущества, вскоре обвинение переквалифицировано на ст. 58-9 («диверсия»), но 6 сентября 1945 года Военным трибуналом Ленского бассейна он был оправдан. 10 июля 1945 года Военный трибунал Енисейского бассейна приговаривает к четырём годам за контрреволюционную агитацию капитана парохода «Иртыш» Енисейского пароходства Н.В.ЕВГОРОВИЧА.

В конце1940-х - начале1950-х годов в СССР началась новая волна государственного политического террора, грозившая перехлестнуть по масштабам 1937-й. Объектами его стали не только т.н. «повторники», т.е. уже отбывшие свои срок после осуждения в 1930-х, но и новый «контингент», среди которого были бывшие советские военнопленные. Таким был, например, геофизик НИИ Геологии Арктики И.Е.БЕЛЕЦКИЙ, арестованный летом 1952 года. Однако хватало и «обычных» первичных арестов и осуждений. 27 июня 1947 года Таймырский окружной суд приговаривает к семи годам лагерей всё за ту же безотказную антисоветскую агитацию мастера Рыбоконсервного завода ГУСМП в Усть-Порте А.Л.БЕХМАНИСА. 15 июля тот же суд по тому же обвинению «даёт» восемь лет рыбаку Ошмарского рыбного завода в устье Енисея П.И.КРЮКОВУ. 26 июля Военный трибунал Мурманского бассейна приговорил к десяти годам лагерей за измену родине матроса парохода «Петровский» В.А.ОРЛОВА. 30 июня 1948 года Мурманский облсуд за АСА приговаривает к десяти годам капитана парохода «М-36» А.Д.УДОВИЦКОГО. 12 ноября того же года восьмилетний срок за ту же АСА получает от Линейного суда Мурманского бассейна старший механик парохода «Софья Перовская» О.В.КУНИЦЫН. 13 января 1949 года Мурманский облсуд выносит приговор старшему мотористу Мурманского управления гидрометеослужбы Ф.Д.ПАНФИЛОВУ - десять лет за «агитацию».

13 мая арестован слесарь Нордвикской экспедиции Е.С.ИГНАТЬЕВ, в 1943 году закончивший десятилетний лагерный срок за участие в повстанческо-вредительской организации; ему предъявлены обвинения по тем же статьям, что и в 1933-м году, но 3 ноября 1949 года Особый отдел УМГБ Енисейского бассейна дело неожиданно прекращает. 15 июня 1949 года ОСО МГБ по обвинению в участии во вредительско-террористической организации приговаривает к восьми годам лагерей научного сотрудника Кольской базы АН СССР И.А.КОРОВЯКОВА (см. с. 53). 17 июня 1949 года к 25 годам заключения за намерение к терроризму и АСА был приговорён работавший в Туруханске лётчик ГУСМП А.П.ЧЕБОНЕНКО.

21 апреля 1950 года ВКВС выносит смертный приговор за шпионаж и АСА штурману Северного (Архангельск) морского пароходстваЮ.Ф.ЕГОРОВУ. 19 июня к десяти годам за антисоветскую агитацию приговорён командир авиаотряда геологического управления «Енисейстроя» В.А.ВАЛЕНТЕЙ, его судил почему-то суд Управления лагерей Красноярского края. 20 сентября «всего» к пяти годам ссылки ОСО МГБ приговаривает как «социально-опасного элемента» директора Мурманского областного краеведческого музея А.П.ПОПОВА.Менее удачлив был его однофамилец К.В.ПОПОВ, старпом парохода «Ловать» - Линейный суд Мурманского бассейна приговорил его 3 марта 1951 года за АСА к десяти годам лагерей. 25-го апреля 1951 года тот же суд за ту же АСА приговорил к восьми годам заключения второго механика парохода «Софья Перовская» А.Н.ЛОБОДУ. 17 августа Таймырский окружной суд приговаривает к шестилетнему лагерному сроку за АСА электросварщика «Диксонстроя» Ф.З.КАРПЕНКО. 21 мая 1952 года ОСО МГБ определило пять лет ссылки известному полярному зоологу, «сибиряковцу» и «челюскинцу» Л.О.БЕЛОПОЛЬСКОМУ, вся вина которого заключалась в том, что он был братом расстрелянного по «ленинградскому делу» 1950-го года «врага народа».

18 ноября 1952 года Таймырский окружной суд приговаривает к десяти годам за антисоветскую агитацию столяра Нордвикской экспедиции Н.М.ЗОЛОТОВА, в «хрущевскую оттепель» в июле 1955 года Верховный Суд РСФСР сокращает срок вдвое.

В это же время травля приобретала изощренные формы и подвергались ей люди, известные всей стране. «Папанинец», Герой Советского Союза, член-корреспондент АН СССР генерал Е.К.ФЁДОРОВ по указанию Сталина за «потерю политической бдительности» (устроил американским коллегам пикник) был неким «судом чести» разжалован в рядовые и смещён с поста начальника Гидрометеослужбы СССР (в 1960 г. будет избран академиком АН СССР). В ад была превращена жизнь другого «папанинца», тоже Героя Советского Союза, академика АН СССР, создателя (в 1946 году) и директора Института океанологии АН СССР, наркома и министра Морского Флота СССР в 1942-48 гг. П.П.ШИРШОВА: в 1947 году была арестована его жена, актриса и мать грудного ребенка Е.Гаркуша, и живший в постоянном стрессе Ширшовумер, не дожив до 50-ти лет, в 1953 году.

А считать ли подвергшихся политическим репрессиям людей, обласканных властью и «народной любовью», которые до того, как стать первыми Героями Советского Союза, по настоянию политорганов, особых отделов и командиров были выгнаны со службы в ВВСРККА «как политически и морально неустойчивые и несоответствующие службе в РККА»? Начальник ВВС РККА А.И.Алкснис в своем докладе К.Е.Ворошилову перечисляет эти всемирно известные фамилии: А.В.ЛЯПИДЕВСКИЙ, М.Т.СЛЕПНЁВ, И.В.ДОРОНИН, В.С.МОЛОКОВ, С.А.ЛЕВАНЕВСКИЙ[7].

Достаточно попробовать установить масштаб репрессий, затронувших участников одной полярной экспедиции, чтобы убедиться, что репрессиям подвергались люди разных специальностей, служебного положения, национальности. (см. статью «Судьбы участников знаменитой экспедиции» в настоящем сборнике). Нам довелось заниматься этим в отношении одной из первых и самых знаменитых советских полярных экспедиций - похода ледокола «Красин» для спасения членов экспедиции У.Нобиле на дирижабле «Италия» в 1928 году . Удалось выяснить, что из 134-х участников экспедиции, граждан СССР, было репрессировано не менее восемнадцати человек - каждый седьмой. Помимо уже упомянутых начальника экспедиции Р.Л.Самойловича и 3-го помощника капитана «Красина» Ю.К.Петрова, репрессированы: комиссар экспедиции П.Ю.ОРАС (1940 г., обвинение - участник вредительской антисоветской организации, приговор - десять лет заключения); 2-й помощник капитана Б.М.БАЧМАНОВ (1938 г., обвинение - террористические акты, контрреволюционная пропаганда, участие в КРО; расстрел); старший радиотелеграфист И.Г.ЭКШТЕЙН (1938 г., вредительство, диверсии, участие в КРО; расстрел); старший электрик М.К.ЛЕМАН (1936 г., принадлежность к троцкистско-зиновьевской оппозиции; высылка в Туркмению), 3-й помощник механика А.Н.СОКОЛЕНКОВ (1936 г., шпионаж, контрреволюционная пропаганда, участие в КРО; восемь лет заключения, по второму, лагерному приговору - расстрел); старшие машинисты Г.Я.ВЕСКЕ (1938 г., контрреволюционная пропаганда; расстрел) и Г.П.МАЙЕР (1938 г., шпионаж; расстрел); машинист П.А.КРАСТИН (1938 г., шпионаж, КРО; расстрел); повар И.П.ПАНОВ (1938 г., шпионаж; расстрел); кочегары А.Т.АЛИМОВ (1941 г., контрреволюционная агитация и пропаганда; расстрел), Ф.Г.ГАВРИЛОВ (1931 г., шпионаж; пять лет заключения), А.Я.НИКОЛАЕВ (1937 г., контрреволюционная агитация; пять лет заключения), К.К.РОЗЕНТАЛЬ (1938 г., шпионаж; расстрел), В.Х.ФИНКЕНФУС (1938 г., шпионаж, диверсии, КРО; расстрел) и Э.Я.ЧАНОВ (1937 г., шпионаж; расстрел); журналист Д.Е.ЮЖИН (1936 г., контрреволюционная пропаганда, участие вКРО; восемь лет заключения).

Другой пример: только среди комсостава кораблей Северо-Восточной полярной экспедиции Наркомвода 1932 года и Колымской особой экспедиции 1933 года (десять грузовых судов экспедиций доставляли грузы и заключённых из Владивостока в порт Амбарчик - колымские морские ворота треста «Дальстрой» - были расстреляны: старпом «Севера» В.А.РАДЗИЕВСКИЙ (1937 г., обвинение - шпионаж), капитан «Красного партизана» А.Д.РЯБОКОНЬ (1938 г., шпионаж), капитан «Микояна» В.П.СИДНЕВ (1938 г., АСА), капитан «Лейтенанта Шмидта» Ф.К.СНЕЖКО (1938 г., шпионаж), капитан «Анадыря» В.М.СТЕХОВ(1937 г.,АСА).  (см. статью «Законвоированные полярники» в настоящем сборнике)

В профессиональной среде об арестах коллег, конечно, знали, о расстрелах, однако, вряд ли, но о лагерном заключении, от родственников, почти наверняка. Одни - выдирали из книг личных библиотек портреты «врагов народа», замазывали их фамилии и перечёркивали фотографии. Были и другие. Владимир Юльевич Визе в своем фундаментальном труде [8], вышедшем в свет в 1948 (!) году, упомянул полтора десятка имен репрессированных коллег - поступок по тем временам более чем мужественный! Одни - писали доносы. Другие, как эксперты по «делу» Гидрографического управления, - на суде в 1938 году отказывались от выбитых угрозами и угодных чекистам экспертных заключений.

Нельзя не упомянуть единственного пока выявленного человека из интересующих нас групп, осужденного по новому (1960-го года) Уголовному кодексу РСФСР, по «диссидентской» 70-й статье(«антисоветская агитация и пропаганда»): это приговорённый к трём годам (меньше минимального срока, предусмотренного статьей) штурман парохода «Садко» Енисейского пароходства Г.С.БОЛЬШАКОВ, он осуждён Красноярским краевым судом 27 ноября 1963 года, но до окончания срока заключения, 17 февраля 1965 года реабилитирован Президиумом Верховного Совета РСФСР.

Как видно из всего вышесказанного, собственно полярников в классическом, «романтическом» значении этого слова в списке репрессированных сравнительно немного, однако вряд ли из этого можно сделать вывод о том, что репрессии против них были невелики. Особенности этой группы профессий таковы, что выяснить масштаб репрессий против неё крайне трудно. Во время пребывания на полярной станции, на зимовке, в арктическом рейсе, на заполярном аэродроме арестовать человека весьма сложно. Значительная часть работников, привлекавшихся к работам в Заполярье, небыли постоянными сотрудниками арктических организаций и предприятий, а выполняли работы в них по трудовому договору, имевшему фиксированный срок действия (от года до пяти). После прекращения работ (истечения срока действия договора) полярник либо продлевал его, либо возвращался к месту своей постоянной работы. По кратким справкам об аресте и обвинении, приводимом в использованных источниках, нельзя догадаться, что арестованный, например, начальник метеостанции в Воронежской или Орловской областях только недавно провёл пять лет на Земле Франца-Иосифа или Северной Земле. Выяснить это можно лишь при знакомстве с архивным следственным делом, проведение же такой проверки для сотен, а то и тысяч людей десятков профессий, потенциально работавших в Заполярье, практически невозможно. То же, хотя и в меньшей степени, относится к лётному, техническому и аэродромному составу полярной авиации. Экипажи ледоколов и, тем более, грузовых кораблей, особенно машинных команд, также часто менялись.

Так, из девяти репрессированных членов машинной команды «Красина» в экспедиции 1928-го года оставался на время ареста на полярном флоте лишь один, шестеро служили на торговых судах Балтийского пароходства, двое работали «на берегу». Установить их по использованным источникам было бы попросту невозможно (перешедший на «Ермак» кочегар «Красина» К.К.Розенталь был расстрелян в 1938 году и не вошел еще в списки «Ленинградского мартиролога»). Строго говоря, в этих источниках ни для одного из репрессированных участников экспедиции «Красина» нет указаний на то, что он в этой экспедиции участвовал.

То же относится и к знаменитой экспедиции «Челюскина» - все репрессированные челюскинцы были выявлены в ходе целенаправленных поисков, а включённые в «Расстрельные списки»И.Л.Баевский и А.Н.Бобров не обозначены в них как участники этой «героической эпопеи».

Другой пример. Полярный лётчик М.Слепнёв в своих воспоминаниях [8] упоминает начальника технической части сибирских авиалиний в 1929 году Притулюка, причем из контекста понятно, что он активно способствовал освоению авиацией севера Сибири. В той же книге бортмеханик экипажа И.Доронина Я.Савин вспоминает о встрече с Притулюком в 1934 году в Нагаево.  И.Е.ПРИТУЛЮК, к моменту ареста - начальник Управления автотранспорта «Дальстроя», 20 июня 1938 года ВКВС был приговорён к расстрелу за участие в КРО. Включать ли человека, весьма недолгое время по занимаемой должности участвовавшего в освоении Севера, в список репрессированных полярников?

28 июля 1938 года по приговору ВКВС с «букетом» обвинений (создание КРО, шпионаж, подготовка террористических актов) был расстрелян видный советский военный и государственный деятель И.С.УНШЛИХТ. В 1928 году он возглавлял Комиссию ВЦИК по спасению экипажа дирижабля «Италия», в 1934-м был членом Правительственной комиссии по спасению челюскинцев. Может ли этот человек быть включен в скорбный список потерь советской полярной науки и «покорителей Арктики» от политического террора?

Таким образом, выяснение действительных масштабов репрессий против полярников - задача чрезвычайно трудоёмкая, и единственная, по-видимому, возможность её решения следующая: выявление персонального состава (с максимумом биографических сведений) полярных станций разных лет, поименных списков экипажей экспедиционных судов, ледоколов, торговых кораблей, отрядов и групп полярной авиации, работников факторий, «красных чумов» и т.п. учреждений, наконец, - списков сотрудников научных учреждений, геологических, гидрографических и иных экспедиций и - при подозрении на репрессии - персональная проверка по Центральному архиву ФСБ РФ, архивам региональных управлений ФСБ, запрос сведений в Главном информационно-аналитическом центре МВД РФ и Информационных центрах УВД регионов. Методика таких поисков разработана в Научно-информационном и просветительском центре «Мемориал» и результативно используется в наших исследованиях.

Литература

1. Имена на карте Российской Арктики. СПб.: Наука, 2003.
2. Бутовский полигон. 1937-1938. Книга памяти жертв политических репрессий: Вып. 1-7. М., 1997-2003.
3. Ваганьковское кладбище. 1926-1936. Расстрельные списки: Вып. 2, М.:Мемориал, 1995.
4. Моря Советской Арктики: Очерки по истории исследования. М.; Л., 1948.
5. Несостоявшееся покушение // Книга памяти жертв политических репрессий Красноярского края: Кн. 3. Красноярск :Изд-во «Издательские проекты», 2005.
6. Печорский уезд - Ненецкий национальный округ. Красный террор. 1918-1942. Архангельск, 2003.
7. Донское кладбище : Расстрельные списки. Москва. 1935-1953. Книга памятижертв политических репрессий. О-во «Мемориал». М: Изд-во «Звенья», 2005.
8. Жертвы политического террора в СССР: (Компакт-диски). 3-е изд. М: Изд-во «Звенья», 2004. Диск 1 «База данных о жертвах политического террора в СССР»; Диск 2 «Сталинские расстрельныесписки».
9. За нами придут корабли. Магадан: Кн. изд-во, 1999.
10. Как мы спасали челюскинцев: Сборник/М.: Изд. редакции газеты «Правда», 1934.
11. Книга памяти жертв политических репрессий Красноярского края: Красноярск: Изд-во «Издательские проекты». Кн. 1, 2004; Кн. 2, 2005; Кн. 3, 2005; Кн. 4, 2006.
12. Книга памяти жертв политических репрессий Мурманской области. Мурманск, 1997.
13. Книга памяти. Книга-мемориал о реабилитированных жертвах политических репрессий 1920- 1950-х годов. [Республика Саха (Якутия)].Т. 1. Якутск, 2002.
14. Книга расстрелянных: Мартиролог погибших от рук НКВД в годы большого террора (Тюменская область). Т. 2, Тюмень, 1999.
15. «Коммунарка», Бутово: Расстрельные списки. Москва. Аветисов Г. Визе Ю.В. Волкова М. Дойков Ю. Под ред. О.Ю.Шмидта, И.Л.Баевского, Л.З.Мехлиса. 1937-1941. Книга памяти жертв политических репрессий. О-во
«Мемориал». М: Изд-во «Звенья». 2000.
16. Ленинградский мартиролог. 1937-1938 гг. Книга памяти жертв политических репрессий.Т. 1-5. СПб., 1995-2002.
17. Кто руководил НКВД. 1934-1941: Справочник.М.: Изд-во «Звенья», 1999.
18. Поморский мемориал: Книга памяти жертв политических репрессий .Т. 1-3. Архангельск, 1999-2001.
19. Репрессии в Красной Армии (30-е годы): Сборник документов из фондов Государственного Военного Архива / Сост.А.Кристиани, В.М.Михалева.Неаполь, 1996. -Итал., рус.
20. Репрессированные геологи. 3-е изд. М.; СПб.: изд-во ВСЕГЕИ, 1999.
21. Сталинские расстрельные списки. - См. «Жертвы политического террора в СССР» (см. № 8). Петров Н.В., Скоркин К.В.

Список упомянутых жертв репрессий (страница текста и источник сведений)

Абрамова Б.М. 46 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Абрамович С.И. 33 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Абрашкевич М.В. 67 «Репрессированные геологи»
Августинас А.Ю. 52 «Поморский мемориал», т. 2
Аверин В.К. 33 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Адамия Л.П. 47 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Аккерман Е.А. 36 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Алейников Ю.Т. 22 «Донское кладбище»
Алексеев А.П. 46 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Алексеев С.В. 31 «Коммунарка»
Алибеков С.Г. 67 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Алимов А.Т. 72 Архив НИПЦ «Мемориал» (Москва)
Альхимович Г.В. 25 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Альянов А.И. 40 М.Волкова
Аммосов М.К. 41 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Ампуя Н.А. 44 «Книга расстрелянных. Тюмень»
АмстбихтерЮ.И. 36 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Анашкин М.Н. 33 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Анашкин Ф.Н. 68 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Андеев П.В. 20 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Андреев Н.И. 34 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Андреевский К.И. 14 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Андросов А.Н. 28 «Поморский мемориал», т. 1
Аникулин А.И. 68 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Антик Л.В. 40 М.Волкова
Аншмидт А.П. 31 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Апрелков А.И. 47 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Ариничев Н.П. 62 «Сталинские расстрельные списки»
Аристов С.Ф. 34 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Арнольд Г.Г. 30 «Поморский мемориал», т. 1
Арнольдов А.В. 39 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Ароновский А.И. 19 «Донскоекладбище »
Артари-Калумб Г.Н. 39 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Артеев А.С. 29 «Книга расстрелянных. Тюмень»
Артемьев Б.Н. 20 «Репрессированные геологи»
Артемьев М.А. 29 «Книга расстреляных. Тюмень»
Архангельский В.П. 24 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Архипов Ф.К. 30 «Книга памяти Мурманской области»
Асеев А.Ф. 37 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Атлетов Ф.Г. 68 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Аулов М.П. 69 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Афонин Д.И. 55 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Афонский Е.И. 34 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Бабаев М.И. 21 «Книга памяти Мурманской области»
Бабанаков Н.Ф. 39 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Бабахан С.Я. 19 «Донскоекладбище »
Бабич А.П. 66 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Багаев В.Г. 48 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Баевский И.Л. 30 «Коммунарка»
Байкалов К.К. 55 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Бакин В.Н. 14 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Бакулин С.С. 37 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Балабин Ф.И. 38 «Коммунарка»
Балагул М.Л. 38 «Коммунарка»
Баранцев А.Ф. 46 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
БаркеР.А. 49 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Бархатов Д.И. 57 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Барышников М.В. 24 «Донскоекладбище »
Батырева Л.В. 69 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Бах В.В. 22 «Книга памяти Мурманской области»
Бачинский М.А. 23 «Книга памяти Красноярского края», кн 1.
Бачманов Б.М. 72 Архив НИПЦ «Мемориал» (Москва)
Башнин Н.П. 18 «Репрессированные геологи»
Безбоков А.И. 28 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Безруких Г.И. 58 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Безуглов Л.И. 24 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Бекетов П.А. 24 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Белецкий И.Е. 69 «Репрессированные геологи»
Беликов Н.А. 65 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Белов Ф.Е. 17 «Книга памяти Мурманской области»
Белопольский Л.О. 71 Архив НИПЦ «Мемориал» (Москва)
Белых А.А. 38 «Коммунарка»
Беляев П.М. 53 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Бергавинов С.А. 28 «Поморский Мемориал», т. 1
Березин Д.И. 52 «Книга памяти Мурманской области»
Беркенфельд А.И. 69 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Бехманис А.Л. 70 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Бехтерев Г.А. 69 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Бикмухамедов Р.Х. 31 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Блинчик С.З. 50 «Поморский мемориал», т. 1
Блюменталь В.А. 18 «Книга памяти Мурманской области»
Бобров А.Н. 30 «Коммунарка»
Бовин П.Я. 21 «Донскоекладбище »
Богачёв А.С. 33 «Сталинскиерасст рельныесписки»
Богданович М.П. 64 «Коммунарка»
Боголепов Л.Г. 69 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Боголюбов Д.И. 47 «Жертвы политического террора в СССР»
Бодзинский Б.И. 67 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Большаков В.А. 21 «Книга памяти Мурманской области»
Большаков Г.С. 73 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Борисенко Н.А. 53 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Борисов Е.И. 18 «Книга памяти Мурманской области»
Борисов П.П. 42 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Боровский В.В. 14 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Боровский С.С. 46 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Бочачер М.Н. 33 «Донское кладбище»
Бражниченко И.П. 34 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Браницкий Я.С. 34 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Бредис Я.Я. 41 «Поморский мемориал», т. 1
Брезин Я.В. 41 «Бутовский полигон», вып. 1
Бродников М.М. 11 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Брозинский Н.Г. 40 М.Волкова
Бронштейн Б.А. 11 «Донское кладбище»
Бруштейн М.Я. 19 «Книга памяти Мурманской области»
Брюхов И.П. 60 «Поморский мемориал», т. 1
Буланов А.Г. 25 «Жертвы политического террора в СССР»
Бульбяк В.А. 32 «Поморский мемориал», т. 1
Бусырев Н.Г. 48 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Бутаков С.И. 60 «Поморский мемориал», т. 1
Буткевич Ю.П. 36 М.Волкова
Бычковский Ф.Н. 41 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Бяков Г.С. 69 «Книга памяти Красноярского края», кн. 1
Бялыницкий-Бируля А.А. 16 Г.Аветисов
Ваганов Г.Ф. 49 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Вакутин Я.В. 20 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Валентей В.А. 70 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Ван И.А. 42 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Ванюшин С.П. 41 М.Волкова
Варнаков Н.А. 18 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Варников А.П. 27 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Васильева В.Н. 30 «Поморский мемориал», т. 1
Васнецов В.А. 17 «Книга памяти Мурманской области»
Васюков Г.В. 19 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Вашингтон Л-Р. 60 «Поморский мемориал», т. 1
Веберс Р.Г. 68 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Ведмедь И.А. 62 «Сталинскиерасст рельныесписки»
Венгеров Я.С. 35 «Сталинские расстрельные списки»
Веретенников В.Я. 46 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Верхотуров С.И. 52 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Веске Г.Я. 72 Архив НИПЦ «Мемориал» (Москва)
Ветси А.В. 53 «Книга памяти Мурманской области»
Видякин Д.П. 29 «Поморский мемориал», т. 1
Викулов А.М. 51 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Виленчик И.С. 40 М.Волкова
Вилькицкий Б.А. 14 Г.Аветисов
Винавер В.Н. 65 «Коммунарка»
Вирский С.С. 43 «Книга расстрелянных. Тюмень»
Виттенбург П.В. 16 «Репрессированные геологи»
Вихерт Г.О. 21 «Книга памяти Мурманской области»
Войтишко Т.Б. 69 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Волков П.И. 18 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Воллосович К.К. 66 «Репрессированные геологи»
Волосюк В.Д. 40 М.Волкова
Воробьев А.В. 30 «Коммунарка»
Воробьев В.К. 24 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Воронин Е.И. 69 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Воронин Ф.И. 67 «Книга памяти Мурманской области»
Вохмин С.С. 67 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Выгодянский Г.С. 48 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
ГаазеВ.Ф. 51 «Сталинскиерасст рельныесписки»
Габелев А.М. 36 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Гавриленко Д.Н. 14 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Гавриленко Н.С. 47 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Гаврилов Н.П. 33 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Гаврилов Ф.Г. 72 Архив НИПЦ «Мемориал» (Москва)
Гадилло С.И. 24 «Книга памяти Мурманской области»
Гайворонский Ф.С. 50 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Гайдук В.А. 40 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Гакен Н.Н. 24 «Жертвы политического террора в СССР»
Галковский В.С. 68 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Галлер А.П. 68 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Галушко П.И. 42 «Коммунарка»
Гамалицкий А.В. 29 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Генин К.А. 34 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Геринг Д.Э. 28 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Гернет Е.С. 26 Архив НИЦ «Мемориал» (С.-Петербург)
Герпст П.Ф. 29 «Книга расстрелянных. Тюмень»
Гершевич Е.М. 46 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Геци Р.Р. 32 «Донское кладбище»
Гидлевский К.И 19 «Донское кладбище»
Гиматудинов А.З. 68 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Глазунов Б.З. 62 «Сталинскиерасст рельныесписки»
Глущенко С.В. 25 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Гневушев В.А. 16 «Репрессированные геологи»
Голдыцкий Л.П. 51 «Поморский мемориал», т. 1
Голуб Г.И. 33 «Донскоекладбище »
Голубков А.П. 42 «Коммунарка»
Гомалюк Т.П. 21 «Книга памяти Мурманской области»
Гончаров В.Д. 46 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Гончаров П.Я. 56 «Книга памяти Мурманской области»
Гордеев И.Н. 19 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Горев А.С. 43 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Горовенко А.Д. 43 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Горовой С.М. 16 «Книга памяти Мурманской области»
Горохов В.В. 20 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Грачёв А.Р. 22 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Греве Г.Р. 25 «Ленинградский мартиролог», т. 3
Грибанов К.А. 62 «Сталинскиерасст рельныесписки»
Григорьев А.И. 42 «Коммунарка»
Григорьев И.Ф. 40 М.Волкова
Гриншпан Б.И. 38 «Коммунарка»
Гробовский К.И. 40 М.Волкова
Грудин С.Е. 29 «Поморский мемориал», т. 3
Грудницкий Н.Н. 35 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Губанов К.Ф. 31 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Губанов П.М. 41 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Гудин М.П. 60 «Поморский мемориал», т. 1
Гуз И.П. 29 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Гуляев Г.И. 29 «Книга расстрелянных. Тюмень»
Гурари Г.Н. 30 «Коммунарка»
Гурович Э.Я. 29 «Коммунарка»
Гуровская С.И. 18 «Книга памяти Красноярского края», кн. 2
Гурьевский М.И. 33 «Поморский мемориал», т. 3
Давыдов И.П. 20 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Давыдов С.Л. 42 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Данилов М.И. 44 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Дарищев П.В. 40, 48 М. Волкова
Дворецкий Г.А. 50 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Дементьев М.И. 41 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Демидов В.Л. 18 «Репрессированные геологи»
ДжохадзеГ.С. 44 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Дзерве Т.М. 30 «Репрессированные геологи»
Дидковский В.Э. 34 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Дисс Д.Г. 22 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Дмитриев П.Н. 20 «Книга расстрелянных. Тюмень»
Добровольский В.А. 39 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Добровольский И.А. 42 «Коммунарка»
Добровольский Н.А. 46 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Догмаров А.А. 42 «Коммунарка»
Долгов Т.В. 25 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Долгополов Г.Н. 40 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Доронин И.В. 71 «Репрессии в КраснойАрмии…»
Драневич М.Ф. 37 «Бутовский полигон», вып. 4
Друговейко Т.К. 39 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Дубинин А.А. 65 «Коммунарка»
Дубинин И.И. 37 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Дубинкин А.А. 49 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Дудкин В.В. 38 «Коммунарка»
Дунайский Я.Ф. 39 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Дундурс Х.А. 69 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Дуплицкий Д.С. 32 «Коммунарка»
Дымский С.М. 27 «Книга памяти Мурманской области»
Евгенов Н.И. 26 Архив НИЦ «Мемориал» (Санкт-
Петербург), Г.Аветисов
Евгорович Н.В. 69 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Евдокимов Г.Г. 20 «Поморский мемориал», т. 1
Евдокимов Е.Г. 54 «Донскоекладбище »
Евладов В.П. 50 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Евсеев Л.В. 31 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Егоров Ю.Ф. 70 «Донскоекладбище »
Елистратов В.И. 22 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Ерёмин М.В. 48 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Ерёмин М.И. 54 «Сталинскиерасст рельныесписки»
Еременко Ф.Т. 47 М.Волкова
Ермолаев В.С. 47 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Ермолаев М.М. 45 «Репрессированные геологи», Г.Аветисов
Ефремов Н.Н. 22 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Ефремов Н.Н. 47 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Жаворонков Г.С. 60 «Поморский мемориал», т. 1
Жданов Л.Г. 43 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Жданов Ф.И. 24 М.Волкова
Желтов И.С. 17 «Книга памяти Мурманской области»
Жеребцов А.А. 14 «Жертвы политического террора в СССР»
Жеребцов М.А. 47 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Живилов П.А. 31 «Коммунарка»
Жигалев Н.А. 30 «Коммунарка»
Жилков А.А. 54 «Сталинскиерасст рельныесписки»
Жодтак М.И. 40 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Жоссан А.В. 43 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Жуйков М.П. 20 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Журавлёв Н.П. 50 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Забродин С.В. 33 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
ЗавадьеВ.З. 20 «Донскоекладбище »
Завадовский Г.П. 49 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Завертайлюк И.Е. 23 «Книга памяти Мурманской области»
Заводовский П.И. 42 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Зайцев Г.А. 37 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Зайцев Г.Н. 17 «Книга памяти Мурманской области»
Залесский Г.Ф. 65 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Залётов И.Я. 36 «Коммунарка»
Залознов М.А. 33 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Замараев К.С. 33 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Замятин В.Д. 32 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Замяткин И.Н. 17 «Книга памяти Мурманской области»
Заостровский В.В. 53 «Книга памяти Мурманской области»
Захаров М.Г. 24 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Захваткин Н.А. 31 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Захваткин В.Н. 25 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Зачёсов Н.С. 67 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Зашибаев А.С. 41 «Коммунарка»
Заяц Х.Г. 56 «Поморский мемориал», т. 1
Зверев Д.П. 31 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Звягин Б.Ф. 60 «Поморский мемориал», т. 1
Зенкевич Л.А. 17 «Книга памяти Мурманской области»
Зерезенко П.П. 15 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Зингер М.А. 19 «Донское кладбище»
Злотников А.П. 49 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Золотов Н.М. 71 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Зорич Г.Н. 56 «Книга памяти Мурманской области»
Зотов-Вануйто А.С. 23 «Книга расстрелянных. Тюмень»
Зубов С.Н. 51 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Зуев П.Ф. 48 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Зяблов М.Ф. 30 «Коммунарка»
84
Иванов А.Н. 54 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Иванов В.И. 21 «Книга памяти Мурманской области»
Иванов Г.И. 54 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Иванов М.С. 44 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Иванов Н.Н. 30 «Коммунарка»
Иванцов Г.И. 49 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Ивач в В.Е. 24 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Игнатьев Е.С. 70 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Игнатьев П.И. 41 «Книга памяти Мурманской области»
Игумнов М.П. 44 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Идельсон М.С. 17 «Книга памяти Мурманской области»
Иерусалимский М.Г. 68 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Изнаирский Н.К. 16 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Изоитко М.А. 16 «Книга памяти Мурманской области»
Иорданский А.П. 27 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
ИоффеС.С. 38 «Коммунарка»
Исаков А.Ф. 56 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Исполатов Н.П. 49 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Иценко М.Б. 31 «Книга памяти Красноярского края», кн. 3
Кавецкий В.А. 52 Ю.Дойков
Казанцев А.Е. 27 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Казаринов Д.В. 37 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Казлас А.П. 18 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Кайгородов М.Н. 43 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Кайков И.Г. 46 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Калиновский В.В. 34 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Калугин Я.С. 69 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Калюта П.А. 53 «Репрессированные геологи»
Каминский В.А. 23 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Канев И.А. 34 «Книга расстрелянных. Тюмень»
Канцин А.А. 56 Архив НИПЦ «Мемориал» (Москва)
Карамышев К.Ф. 66 «Книга памяти Мурманской области»
Каратыгин П.М. 19 «Репрессированные геологи», «Ленин-
градский мартиролог», т. 3
Карепов А.Ф. 39 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Карлов С.М. 40 М.Волкова
Карнаулов В.Л. 53 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Карпенко Н.В. 47 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Карпенко Ф.З. 71 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Карташ в К.С. 60 «Поморский мемориал», т. 1
Карыгин Н.Р. 36 «Коммунарка»
Качкин Н.В. 44 «Книга расстрелянных. Тюмень»
Кисил в А.В. 48 «Жертвы политического террора в СССР»
Кислицын А.И. 39 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Кичев И.В. 60 «Поморский мемориал», т. 1
Клавдеев А.В. 16 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Кладовиков М.В. 49 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Клименко А.В. 30 «Книга памяти Мурманской области»
Климовский К.П. 37 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Климчак Л.Я. 31 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Клинов Я.М. 30 «Поморский мемориал», т. 3
Клих Л.Н. 52 «Поморский мемориал», т. 1
КлюгеГ.А 17 «Книга памяти Мурманской области»
КлюгеН.Э. 17 «Книга памяти Мурманской области»
Клюпфель В.А. 30 «Поморский мемориал», т. 1
Ковалев А.И. 25 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Ковальчук В.Л. 52 Ю.Дойков
Ковинин М.И. 55 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Козин С.Г. 33 «Сталинскиерасст рельныесписки»
Козлов А.В. 17 «Книга памяти Мурманской области»
Козлов В.К. 48 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Козлов М.С. 31 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Козлов М.Я. 47 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Козлов Я.П. 34 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Козловский А.В. 32 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Козулин И.А. 39 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Козьмин Д.Д. 38 «Коммунарка»
Козьмин П.А. 43 «Книга памяти Мурманской области»
Коломейцев Н.Н. 13 Г.Аветисов
Колчак А.В. 14 многочисленные источники
Колчин П.Г. 54 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Колюда Б.Б. 36 «Бутовский полигон», вып. 1
Компанейцев А.Е. 51 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Кондратьев В.И. 20 «Репрессированные геологи»
Кондрук Д.М. 27 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Коннов М.Л. 34 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Коновалов И.А. 65 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Константинов В.А. 34 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
КорбиеК.П. 69 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Корельский П.С. 28 «Поморский мемориал», т. 3
Коробкина Р.С. 27 «Книга памяти Мурманской области»
Коровяков И.А. 53, 70 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4,
«Книга памяти Мурманской области»
Королёв С.С. 37 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Корольков И.В. 24 «Книга расстрелянных. Тюмень»
Коростылёв А.Н. 62 «Сталинские расстрельные списки»
Коротенко П.П. 49 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Корытов Д.И. 68 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Косованов В.П. 39 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Косович Т.Ф. 23 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Косоруков Е.И. 22 «Сталинские расстрельные списки»
Костин А.А. 39 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Кострикин И.Г. 67 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Котков И.А. 32 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Котович О-А.В. 24 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Котульский В.К. 15 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Кочетков Б.Н. 68 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Кошкин А.К. 14 «Книга памяти Мурманской области»
Кравченко А.А. 60 «Поморский мемориал», т. 1
Кравченко И.В. 52 «Поморский мемориал», т. 1
Краснопеев Г.П. 40 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Краснопеев Н.К. 35 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Крастин П.А. 72 Архив НИПЦ «Мемориал» (Москва)
Крембе А.Я. 20 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Кресцов И.К. 56 «Поморский мемориал», т. 1
Кречман Г.В. 56 «Книга памяти Мурманской области»
Крживатский Н.С. 39 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Кривдун Г.Т. 21 «Жертвы политического террора в СССР»
Кристаллович В.А. 47 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Кротов А.М. 33 «Сталинскиерасст рельныесписки»
Кротов В.Л. 34 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Кружалин Н.П. 47 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Круль С.С. 37 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Круминг И.И. 32 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Крутский Б.Г. 40 М.Волкова
Крылатов П.И. 37 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Крылов М.Я. 32 «Коммунарка»
Крылов П.Г. 43 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Крюков П.И. 70 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Ксенофонтов Г.В. 41 «Коммунарка»
Кубышкин П.С. 66 Ю.Дойков
Кугий Г.И. 52 «Поморский мемориал», т. 1
Кузин П.И. 47 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Кузнецов В.И. 32 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Кузнецов М.И. 46 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Кузьмин И.В. 40 М.Волкова
Кузьмин Л.Н. 21 «Книга памяти Мурманской области»
Кукушкин И.Ф. 49 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Кулагин Д.Ф. 47 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Кулаков И.П. 29 «Поморский мемориал», т. 1
Кулакович Ф.П. 27 «Книга памяти Мурманской области», «Репрессированные геологи»
Куницын О.В. 70 «Книга памяти Мурманской области»
Курбатов А.М. 68 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Курбатов В.В. 49 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Куркин Д.Е. 18 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Куцев А.Д. 69 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Кучеров Г.Г. 41 «Коммунарка»
Кучинский В.И. 40 М.Волкова
Кучинский С.Б. 28 «Книга памяти Красноярского края», кн. 4
Лавров Б.В. 65 «Коммунарка»
Лазебный В.М. 54 «Донское кладбище»
Ламанский В.П. 38 «Коммунарка»
Ландин И.А. 30 «Коммунарка»
ЛантуревЮ.Ф. 37 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Леваневский С.А. 71 «Репрессии в КраснойАрмии…»
Лейбсон Р.Г. 17 «Книга памяти Мурманской области»
Леман М.К. 72 Архив НИПЦ «Мемориал» (Москва)
Леонтьев С.М. 24 «Бутовский полигон», вып. 2
Лехто П.М. 53 «Книга памяти Мурманской области»
Либман Е.Г. 19 «Ленинградский мартиролог», т. 3
Лигер А.Я. 14 «Книга памяти Мурманской области»
Лидм А.Р. 66 «Книга памяти Мурманской области»
Лисс (Гетерман) Ю.М. 36 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Лобов А.А. 62 «Сталинские расстрельныесписки»
Лобода А.Н. 71 «Книга памяти Мурманской области»
Лобода Н.Х. 54 «Книга памяти Мурманской области»
Ломакин И.И. 38 «Коммунарка»
Лукашевич И.А. 66 «Книга памяти Мурманской области»
Лукин А.К. 20 «Книга памяти Мурманской области»
Людсков Ф.К. 66 «Книга памяти Мурманской области»
Ляпидевский А.В. 71 «Репрессии в КраснойАрмии…»
Ляпич М.Ф. 56 «Книга памяти Мурманской области»
Майер Г.П. 72 Архив НИПЦ «Мемориал» (Москва)
Максимов М.Н. 21 «Книга памяти Мурманской области»
Максимов П.А. 16 «Книга памяти Мурманской области»
Малыгин В.А. 43 «Книга памяти Мурманской области»
Мальт М.З. 27 «Книга памяти Мурманской области»
Мамошкин С.Н. 29 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Манциводо Л.Ф. 21 «Донскоекладбище »
Мартинсон И.А. 14 «Книга памяти Мурманской области»
Марчук А.В. 56 «Книга памяти Мурманской области»
Масалитинов А.В. 56 «Книга памяти Мурманской области»
Матушевский Б.Ф. 43 «Книга памяти Мурманской области»
Маурин Я.Я. 44 «Книга расстрелянных. Тюмень»
Махоткин В.М. 66 «Жертвы политического террора в СССР»
Медведев Н.А. 22 «Сталинские расстрельные списки»
Мецайло А.А. 17 «Книга памяти Мурманской области»
Мещерский К.М. 24 «Ленинградский мартиролог», т. 3
Мико Э.И. 55 «Поморский мемориал», т. 2
Милобедзинский Я.Р. 60 «Поморский мемориал», т. 2
Мингаев А.М. 56 «Книга памяти Мурманской области»
Минин А.П. 53 М.Волкова
Минин Ф.И. 17 «Книга памяти Мурманской области»
Мирмильштейн М.С. 31 «Коммунарка»
Мишин А.М. 56 «Книга памяти Мурманской области»
Младенцева Е.Д. 17 «Книга памяти Мурманской области»
Мовсесян Б.И. 36 «Коммунарка»
Мовсесян Н.И. 36 «Коммунарка»
Могучий И.П. 56 «Книга памяти Мурманской области»
Можайко Т.М. 38 «Книга расстрелянных. Тюмень»
Молодых И.Ф. 28 «Репрессированные геологи», «Жертвы
политического террора в СССР»
Молоков В.С. 71 «Репрессии в КраснойАрмии…»
Москвин Н.Н. 55 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Москвитин Н.Н. 17 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Мостовлянский С.Н. 38 «Коммунарка»
Муценек Я.Я. 22 «Донское кладбище»
Мыслин Н.В. 38 «Коммунарка»
Мюрисен И.М. 27 «Книга памяти Мурманской области»
Мяконьких Р.С. 21 «Книга памяти Мурманской области»
Мякшин С.Т. 35 «Сталинскиерасст рельныесписки»
Нагель А.Ю. 14 «Жертвы политического террора в СССР»
Натонек С.Д. 35 «Коммунарка»
Нацареус С.П. 29 «Коммунарка»
Невинский А.Ф. 22 «Ленинградский мартиролог», т. 1
Незнахин П.И. 27 «Книга памяти Мурманской области»
Несмеянов В.Н. 65 «Коммунарка»
Неустроев Г.И. 60 «Поморский мемориал», т. 2
Нехаев В.А. 43 «Книга памяти Мурманской области»
Ника-Бунцельман Н.Л. 42 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Никифоров В.В. 14 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Никифоров П.В. 16 «Книга памяти Мурманской области»
Николаев М.С. 23 «Донское кладбище»
Николаев А.Я. 72 Архив НИПЦ «Мемориал» (Москва)
Николаевский Л.А. 61 «Книга памяти Мурманской области»
Новиков С.В. 50 «Репрессированные геологи»
Носов Н.А. 23 «Поморский мемориал», т. 2
Нукк Р.Я. 30 «Книга памяти Мурманской области»
Оборин М.А. 17 «Книга памяти Мурманской области»
Обухова Н.С. 17 «Книга памяти Мурманской области»
Оловянников Л.Г. 56 «Книга памяти Мурманской области»
Онуфриев А.П. 21 «Донское кладбище»
Орас П.Ю. 72 Архив НИПЦ «Мемориал» (Москва)
Орлов В.А. 70 «Книга памяти Мурманской области»
Орловский П.В. 26 Архив НИЦ «Мемориал» (С.-Петербург)
Осадчих М.П. 27 «Книга памяти Мурманской области»
Остапенко К.А. 22 «Сталинские расстрельные списки»
Островский И.С. 36 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Отрешков И.И. 60 «Поморский мемориал», т. 2
Павлов М.А. 16 «Репрессированные геологи»
Панов А.Д. 35 «Поморский мемориал», т. 2
Панов И.П. 72 Архив НИПЦ «Мемориал» (Москва)
Панфилов Ф.Д. 70 «Книга памяти Мурманской области»
Патьков А.И. 54 «Книга памяти Мурманской области»
Паутов Я.У. 67 «Книга памяти Мурманской области»
Пачковский В.В. 31 «Поморский мемориал», т. 2
Перцович М.А. 52 «Сталинские расстрельные списки»
Пестов С.С. 60 «Поморский мемориал», т. 2
Петров Ю.К. 26 Архивы НИПЦ «Мемориал» (Москва),
НИЦ «Мемориал» (Санкт-Петербург)
Петросян Г.Г. 42 «Коммунарка»
Петрушанский М.Е. 21 «Донское кладбище»
Печуро А.К. 53 «Поморский мемориал», т. 2
Питерс П.Т. 52 «Поморский мемориал», т. 2
Плисецкий М.Э. 29 «Коммунарка»
Полукочев В.Д. 53 «Книга памяти Мурманской области»
Поляков Д.И. 31 «Коммунарка»
Попов А.А. 51 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Попов А.П. 70 «Книга памяти Мурманской области»
Попов В.Е. 50 «Поморский мемориал», т. 2
Попов И.Н. 15 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Попов К.В. 70 «Книга памяти Мурманской области»
Попов Я.П. 30 «Поморский мемориал», т. 2
Поромонов Я.Н. 60 «Поморский мемориал», т. 2
Постольник П.А. 18 «Книга памяти Мурманской области»
Потеев В.С. 48 М.Волкова
Пошеманский Я.С. 34 «Сталинские расстрельные списки»
Привалов Ф.У. 44 «Книга памяти Мурманской области»
Притулюк И.Е. 75 «Коммунарка»
Пшенников В.Е. 18 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Радзиевский В.А. 73 «Жертвы политического террора в СССР»
Резник И.Я. 31 «Коммунарка»
Рейхерт А.А. 39 «Поморский мемориал», т. 2
Ретовсикй Л.О. 12 «Ленинградский мартиролог», т. 3
Робуш А.Г. 40 М.Волкова
Рогатых А.И. 60 «Поморский мемориал», т. 2
Рожков Б.Н. 20 «Репрессированные геологи»
Розенберг Л.Д. 42 «Книга памяти Мурманской области»
Розенталь К.К. 72 Архив НИПЦ «Мемориал» (Москва)
Розенталь Э.Ф. 38 «Коммунарка»
Ростовский Г.В. 23 «Книга памяти Мурманской области»
Ротштейн Г.Е. 38 «Коммунарка»
РубеА.А. 50 «Поморский мемориал», т. 2
Руднев Г.Г. 40 М.Волкова
Рыбаков К.Я. 33 «Сталинскиерасст рельныесписки»
Рыбаков Я.Д. 51 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Рыбкин Н.И. 62 «Сталинскиерасст рельныесписки»
Рябоконь А.Д. 73 «Жертвы политического террора в СССР»
Савускан Э.И. 68 «Книга памяти Мурманской области»
Салазкин А.С. 43 «Книга памяти Мурманской области»
Салов Ф.С. 42 «Книга памяти Мурманской области»
Самойлов Ф.Д. 42 «Коммунарка»
Самойлович Р.Л. 45 «Донскоекладбище », «Репрессированные геологи»
Сафронов Н.И. 27 «Репрессированные геологи»
Седякин В.С. 66 «Книга памяти Мурманской области»
Селезнёв С.С. 18 «Книга памяти Мурманской области»
Семёнов Г.Т. 65 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Семёнов К.П. 56 «Книга памяти Мурманской области»
Семикоз Г.Н. 27 «Книга памяти Мурманской области»
Серкин И.О. 64 «Коммунарка»
Сиднев В.П. 73 «Жертвы политического террора в СССР»
Симаков С.А. 38 «Коммунарка»
Симбирцев Д.Н. 56 «Книга памяти Мурманской области»
Следь Е.М. 34 «Сталинскиерасст рельныесписки»
Слепнёв М.Т. 71 «Репрессии в КраснойАрмии…»
Слинин-Коробков Ф.Ф. 51 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Слободенюк В.М. 62 «Сталинские расстрельные списки»
Смирнов Ф.В. 68 «Книга памяти Мурманской области»
Смолянский П.П. 62 «Сталинскиерасст рельныесписки»
Смыслов С.П. 66 «Книга памяти Мурманской области»
Снежко Ф.К. 73 «Жертвы политического террора в СССР»
Соколенков А.Н. 72 Архив НИПЦ «Мемориал» (Москва)
Соколов А.В. 17 «Книга памяти Мурманской области»
Соколов Б.П. 21 «Книга памяти Мурманской области»
Соколовский Г.В. 37 «Сталинскиерасст рельныесписки»
Сокольский С.А. 35 «Книга памяти Мурманской области»
Солдатов П.П. 44 «Книга памяти Мурманской области»
Соловей В.Г. 35 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Сорокин Д.А. 55 «Книга памяти Мурманской области»
Спиридонов Н.И. 29 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Ставронский Э.С. 28 «Донскоекладбище »
Степанов В.П. 27 «Коммунарка»
Стехов В.М. 73 «Жертвы политического террора в СССР»
СтильвеИ.И. 34 «Книга памяти Мурманской области»
Стукатер А.А. 31 «Коммунарка»
Суровицкий А.Н. 40 М.Волкова
Сутто А.М. 35 «Книга памяти Мурманской области»
Сущинский В.В. 29 Ю.Дойков
Сыантович В.И. 52 «Поморский мемориал», т. 3
Сытарь И.В. 50 «Поморский мемориал», т. 3
Сычёв М.Ф. 24 М.Волкова
Танасейчук Н.П. 17 «Книга памяти Мурманской области»
Тевяшёв Г.А. 55 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Тихлер П.Ф. 46 М.Волкова
Ткачёв И.Ф. 41 «Книга памяти Мурманской области»
Томушкин С.И. 67 «Книга памяти Мурманской области»
Тресков Н.И. 65 «Коммунарка»
Третьяков П.Г. 29 «Поморский мемориал», т. 3
Трудненко Я.Н. 56 «Книга памяти Мурманской области»
Тукачёв И.Ф. 69 «Книга памяти Мурманской области»
Туркулов К.Х. 44 «Книга расстрелянных. Тюмень»
Удовицкий А.Д. 70 «Книга памяти Мурманской области»
Уншлихт И.С. 75 «Коммунарка»
Упадышев Н.К. 65 «Поморский мемориал», т. 3
Урванцев Н.Н. 45 «Репрессированные геологи», Г.Аветисов
Фалеев Н.К. 25 «Книга памяти Мурманской области»
Феш А.Е. 16 «Коммунарка»
Фёдоров А.М. 52 «Книга памяти Мурманской области»
Фёдоров Г.Ф. 19 «Донскоекладбище »
Фёдоров Е.К. 71 Г.Аветисов
Фингериус А.П. 16 «Книга памяти Мурманской области»
Финкенфус В.Х. 72 Архив НИПЦ «Мемориал» (Москва)
Фомин В.С. 52 «Книга памяти Мурманской области»
Халдеев В.Д. 16 «Ваганьковское кладбище»
Харик В.А. 42 «Коммунарка»
Харитонов П.К. 36 «Поморский мемориал», т. 3
Хлудов П.А. 38 «Коммунарка»
Хлыновский Г.И. 27 «Книга памяти Мурманской области»
Хмелевский И.В. 19 «Ленинградский мартиролог», т. 4
Хмызников П.К. 26 Архив НИЦ «Мемориал» (С.-Петербург)
Хозяинов Т.С. 54 «Донское кладбище »
Хомутинникова А.Е. 66 «Книга памяти Мурманской области»
Цатуров С.С. 65 «Коммунарка»
Целибеев Н.А. 48 «Жертвы политического террора в СССР»
Цирель-Спринцсон С.Д. 18 «Репрессированные геологи»
Чанов Э.Я. 72 Архив НИПЦ «Мемориал» (Москва)
Чаплыгин И.А. 35 «Сталинские расстрельные списки»
Чебоненко А.П. 70 «Жертвы политического террора в СССР»
Чевердин А.Ф. 21 «Донское кладбище»
Чекан Н.М. 30 «Книга памяти Мурманской области»
Черешко В.А. 64 «Коммунарка»
Черкесов В.Ю. 32 «Репрессированные геологи»
Чернышёв-Холмов Ф.Д. 20 «Донское кладбище»
Чиковани А.Б. 31 «Коммунарка»
Чистяков Н.А. 38 «Коммунарка»
Чмыхов Б.П. 16 «Коммунарка»
Чуева С.В. 17 «Книга памяти Мурманской области»
Чунин А.В. 51 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Чухчин Г.П 60 «Поморский мемориал», т. 3
Шайдеров А.М. 64 «Коммунарка»
Шастин И.К. 34 «Сталинские расстрельные списки»
Шатилов С.А. 19 «Репрессированные геологи»
Швалев И.Р. 37 «Сталинские расстрельные списки»
Швец Ф.К. 44 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»
Шилкин П.Т. 38 «Коммунарка»
Шимкович Г.Я. 22 «Ленинградский мартиролог», т. 2
Ширшов П.П. 71 Г.Аветисов
Ширяев В.Е. 66 «Книга памяти Мурманской области»
Шифурко Т.Н. 32 «Поморский мемориал», т. 3
Шишляников Р.А. 38 «Коммунарка»
Шмидт В.Ф. 28 «Книга памяти Мурманской области»
Шмидт Н.В. 32 «Донскоекладбище »
Штейнберг Ж.Г. 32 «Бутовский полигон», вып. 3
Штерн Н.А. 15 «Репрессированные геологи»
Шумилин С.В. 65 «Коммунарка», «Репрессированные геологи»
Шумский Г.Д. 31 «Коммунарка»
Эглит Р.А. 36 «Коммунарка»
Эзау В.К. 35 «Книга памяти Мурманской области»
Экштейн И.Г. 72 Архив НИПЦ «Мемориал» (Москва)
Энштейн В.М. 42 «Поморский мемориал», т. 3
Эрман Г.А. 16 «Коммунарка»
Южин Д.Е. 72 Архив НИПЦ «Мемориал» (Москва)
Юрьев Н.А. 17 «Книга памяти Мурманской области»
Янсон Н.М. 38 «Коммунарка»
Ярушин С.Ф. 25 «Книга памяти Республики Саха (Якутия)»

“Враги народа” за Полярным кругом (сборник статей). Москва. ИИЕТ им. С.И. Вавилова РАН. 2007


На главную страницу