Жизнь и дела кадета Лаппо


От ред. сайта. Эта статья была подготовлена для пятого тома Книги памяти, однако была снята по инициативе РУ ФСБ по Красноярскому краю. Она была опубликована в журнале "День и ночь" №5-6 за 2009 г.

К концу XIX века российское общество мучительно искало формулу государственного устройства. Зарождались и развивались политические движения, по-разному видевшие ход исторических событий и будущее России.

Заявила о себе большевистская партия. Большевики ставили своей целью разрушение существовавшего строя и ликвидацию частной собственности не только в России, но и во всем мире. Свою точку зрения они считали единственно правильной и проводили её в жизнь жестоко и беспринципно.

Вместе с тем в России были люди, считавшие, что в настоящее время никто не знает, как должно выглядеть правильное устройство любого государства, в том числе и России. Искать, пробовать и изменять эту форму должен сам народ, создавая различные партии, предлагающие свои программы развития. Народ путем выборов предоставит той или иной партии возможность осуществить свою программу и должен иметь возможность сменить власть и выбрать новую. Главной задачей власти должно быть создание условий для осуществления прав своих граждан, для раскрытия творческих способностей каждого члена общества, для того, чтобы общество имело возможность самому строить развивающееся и улучшающееся общество. При этом осуществление одними гражданами своих прав не должно нарушать прав других граждан. Таким образом, функция власти является сервисной. Именно на таких принципах строилась идеология партии конституционных демократов (кадетов), еще в начале XX века заявивших о необходимости построения в России правового государства, основанного на демократической конституции.

В деятельности партии кадетов принимали участие лучшие умы российского общества, искренне желавшие своей стране счастья и процветания. 70-летняя большевистская тирания приложила огромные усилия, чтобы вытравить из народной памяти имена людей, посвятивших себя служению российскому обществу, идеалам справедливости, света и добра. Нынешнее время дает нам возможность восстановить имена многих достойных людей, в том числе живших и работавших и на нашей земле.

Свою историю в Красноярске партия кадетов ведет с 1905 года. Одним из основателей и лидером кадетов в Красноярске на протяжении многих лет был Дмитрий Евдокимович Лаппо, которому и посвящен мой очерк.

Источник фото: Красноярье: пять веков истории. Учебное пособие по краеведению. Часть II. - Красноярск: группа компаний "Платина", 2006г. - с.8.Д.Е.Лаппо родился 19 октября 1861 года в Белице Топольского уезда Могилевской губернии. По национальности белорус. По окончании курса в Киевской 3-й гимназии в 1882 году с аттестатом зрелости поступил на юридический факультет университета св. Владимира (г.Киев), где слушал лекции 1 и 2 курса в течение 1882-1884 годов. В 1879 году вступил в организацию партии «Народной Воли». В 1882 году был первый раз арестован за пропаганду среди солдат киевской крепости. Административным арестом был сослан в Сибирь с 1885 по 1890 годы по делу Киевской организации партии народной воли. Ссылку отбывал в Тюкалинске, затем – в Енисейской губернии.

В мае месяце 1898 г. подвергался испытанию в юридической испытательной комиссии при Казанском университете и получил диплом 2 степени. В 1890-1895 годах работал в г.Чистополе на должностях частного поверенного при Чистопольском Мировом Съезде, секретарем городской управы, исполняющего должность делопроизводителя Уездного попечительства детских приютов ведомства учреждений императрицы Марии и др. (по материалам: Дело по обвинению Тарелкина П.Н. и др. Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-9123, том 3, л.д.269; Дело по обвинению Лаппо Дмитрия Евдокимовича... Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-22642, л.д.5-10; Енисейский энциклопедический словарь, Красноярск, 1997, стр.347).

С 1898 года стал трудиться на красноярской земле, где в полной мере развернулась его жаждущая деятельности натура. Свою работу Лаппо начал мировым судьей 1-го участка Минусинского уезда и 3-го участка в Красноярске, председателем Особой комиссии составления списков присяжных заседателей по г.Красноярску и Красноярскому уезду (Дело по обвинению Тарелкина П.Н. и др. Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-9123, том 3, л.д.269).

В 1905 году Лаппо стал одним из организаторов партии народной свободы (кадетов). Участвовал в выступлениях против самодержавия в 1905-1906 годах. В эти же годы Лаппо также избирался в Красноярскую городскую думу. Гласный думы Д.Е.Лаппо принимал участие в мероприятиях по введению всеобщего образования в г.Красноярске, в выработке решения о строительстве затона, где впоследствии образовались Красноярские судостроительный и судоремонтный заводы. Лаппо активно печатался на страницах красноярской прессы, состоял членом организаций «Союз судебных действий», «Союз учителей», в 1909 году создал и возглавил «Общество обывателей и избирателей г.Красноярска», занимался историей туземных народов, заведовал бухгалтерскими курсами и читал лекции по политэкономии и законоведению (по материалам: Дело по обвинению Тарелкина П.Н. и др. Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-9123, том 3, л.д.269, Красноярский край в истории Отечества: Книга первая. 1890-1917. – Красноярск: Кн.изд-во, 1996, стр.294-297, Удович В.П., Красноярский судоремонтный. – Красноярск: Кн. изд-во, 1999, стр.16).
В конце февраля 1917 года самодержавие пало. К власти пришло правительство, само себя назвавшее временным – до проведения Учредительного собрания. Временное правительство, основную часть которого составляли кадеты, приступило к реформированию страны на демократических и правовых началах.

Временное правительство образовало в Красноярске свой орган - Комитет общественной безопасности. Возглавил Комитет Владимир Михайлович Крутовский - врач, журналист, пользовавшийся огромным авторитетом у местной интеллигенции.

Бурную поддержку Временного правительства в это время организовывают красноярские кадеты. С самого первого момента создания Временного правительства большевики повели линию на его дискредитацию, демагогически объявляя его защитником русской буржуазии, организовывали неподчинение распоряжениям временного правительства, приступили к созданию своих органов власти, направленных на узурпацию полной власти в стране.

Уже 5 марта в Красноярске большевиками был создан совет рабочих, солдатских и казачьих депутатов. Возглавил его Я.Ф. Дубровинский. Таким образом, в Красноярске, как и во всей России, установилось двоевластие. Образовавшийся совет немедленно приступил к изданию самоуправных законов и разного рода реквизициям.

Тем временем новые демократические власти вели подготовку к проведению первых демократических выборов. 2 июля 1917 года должны были состояться выборы в Красноярскую городскую думу. Программа партии народной свободы была конкретной, деловой, затрагивающей все больные точки городской жизни(Бердников Л.П. Вся красноярская власть: Очерки истории местного советского управления и самоуправления (1917-1993). Факты, события, люди. – Красноярск: Кн.изд-во, 1996, стр.10).

Кадеты предостерегали против списка №2. "Это список большевиков»,-писали кадеты, - «которые в третий раз пытаются силою вырвать власть, ведомые Лениным, уличенным в сношении с германцем».

Выборы принесли победу большевикам, они получили почти половину мест в городской думе (41 из 83), эсеры получили 27 мест, кадеты, возглавлявшиеся Д.Е. Лаппо, получили всего 9 мест (Бердников Л.П. Вся красноярская власть: Очерки истории местного советского управления и самоуправления (1917-1993). Факты, события, люди. – Красноярск: Кн.изд-во, 1996, стр.12.)

В это время Д.Е.Лаппо становится членом Красноярского окружного суда (с 8 мая 1917 года). С 1 августа 1917 он - заместитель председателя Комиссии по рассмотрению дел о лицах, арестованных вне судебного порядка. В Комиссии по переработке временного земского положения и разработке вопроса об областном сибирском земстве и областной земской Думе - с 25 августа 1917 года. Председатель комиссии по разбору дел бывшего жандармского управления с 6 сентября 1917 года (Дело по обвинению Тарелкина П.Н. и др. Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-9123, том 3, л.д.269).

Большевики не прекращали наращивать усилия по узурпации власти. С 25 ноября 1917 года в Красноярске закрывались все частные газеты. Уже 3 марта 1918 года большевик Вейнбаум рапортовал в Петроград, что все промышленные, транспортные и торговые предприятия национализированы(Бердников Л.П. Вся красноярская власть: Очерки истории местного советского управления и самоуправления (1917-1993). Факты, события, люди. – Красноярск: Кн.изд-во, 1996, стр.21). В декабре 1917 начала свою деятельность ВЧК. Бесчинства большевиков вызывали законное возмущение у всех прогрессивных сил.

18 июня 1918 года большевистская власть в Красноярске пала. 6/18 июня 1918 года Д.Е.Лаппо становится прокурором Красноярского окружного суда (Дело по обвинению Тарелкина П.Н. и др. Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-9123, том 3, л.д.269).

Вскоре руководители красноярских большевиков, в частности Дубровинский, Парадовский, Вейнбаум, Яковлев, Белопольский и др., были арестованы. Инициатором привлечения их к ответственности выступил Д.Е.Лаппо (Дело по обвинению Тарелкина П.Н. и др. Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-9123, Том 4, л.д.55). Суд обвинил их в содействии отдаче приказа о расстреле чешских пленных-заложников, допущении бесследного исчезновения двух чехов, разрушении железнодорожных мостов, а также в других преступлениях (Красноярский край в истории Отечества. Книга вторая. 1917-1940. – Красноярск: Кн.изд-во, 1996, стр.36-37).

Однако 8 января 1920 года части Красной Армии снова вступили в Красноярск. Большевики развязали репрессии. Д.Е.Лаппо был арестован 5 апреля 1920 года в г.Иркутске и через две недели был этапирован в Красноярск. Большевики намеревались обвинить Лаппо «в попустительстве и укрывательстве всех белогвардейских бесчинств, творившихся в красноярской тюрьме». (Дело по обвинению Лаппо Дмитрия Евдокимовича... Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-22642, титульный лист).

В деле имеется следующее заявление Лаппо:

«В Чрезвыч. следств. комиссию
арестованного Лаппо Дмитрия

Заявление

В 1879 году я вступил в организацию партии «Народной Воли».

В 1882 году я был первый раз арестован за пропаганду среди солдат киевской крепости.

Потом я был много раз арестован и выслан в Сибирь.

В 1915 году надо мной производилось разследование вследствие рапорта усмирителя Сибири Меллера-Закомельского царю.

За время моей службы в качестве судебного деятеля я не участвовал ни в одном политическом процессе.

Назначенный в революционное время прокурором Красноярского окружного суда, я

1) способствовал освобождению многих лиц, задержанных за прикосновенность к большевизму
2) произвел расследования о действиях должностных лиц и представителей союзного командования
3). Высшее союзное командование требовало за мои действия от меня «полного удовлетворения»
4) Министр Ю(ридической – П.Л.) палаты требовал от меня объяснения по поводу обострения отношений с генер. Розановым
5) мною были приняты прямые и закулисные меры не допустить совершиться военно-полевому суду по резолюции генер. Артемьева над 260 лицами, задержанными при свержении эсерами в 1918 году советской власти в Енисейской губ. и суд не состоялся
6) мною раскрыто кошмарное убийство 31 лица в Красноярской тюрьме; провокаторы заключены под стражу; виновность генер.губ. Марковского в этом деле установлена
7) О действиях военных и о положении прокурорского надзора я делал сообщение Красноярской городской думе, способствуя скорейшему свержению власти Колчака. Прослуживший делу революции 40 лет, я ныне арестован органами сов. власти. Видя в этом простое недоразумение по неосведомленности, прошу меня из-под стражи освободить для представления доказательств моей невиновности. Все мною изложенное может быть удостоверено печатными и письменными актами и свидетелями.
16.04.20 Д.Е.Лаппо»

(Дело по обвинению Лаппо Дмитрия Евдокимовича... Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-22642, л.д.14).

Уголовное дело содержит также информацию о составе семьи Д.Е.Лаппо. Он проживал по ул.Воскресенская, д.41, состоял в гражданском браке с Прасковьей Яковлевной Малаховой (первая жена Д.Е.Лаппо – Марфа Семеновна Троицкая, сестра управляющего губернией при Колчаке Троицкого Петра Семеновича, на момент ареста Д.Е.Лаппо находилась на излечении в психиатрической лечебнице). У Лаппо было 4 сына – Дмитрий (29 лет), Лев (26 лет), Сергей (24 года) и Александр (16 лет). (По материалам: Дело по обвинению Лаппо Дмитрия Евдокимовича... Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-22642, л.д.5-10; Дело по обвинению Тарелкина П.Н. и др. Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-9123, том 2, л.д.195, том 3, л.д.269)

К делу приобщены протоколы допросов ряда лиц (почти все они коммунисты), которые свидетельствуют, что обращались с ними в тюрьме с гуманностью и нельзя не видеть в этом руки Д.Е.Лаппо, как это видно из заключения работника ВЧК Коновалова (стиль оригинала сохранен – П.Л.):

«Заключение
1920 года,июля 30 дня.
Я, уполномоченный Красноярского губчека, рассмотрев дело за №420 по обвинению гр. Лаппо Дмитрия Евдокимовича, бывшего прокурора Енисейского окружного суда, в попустительстве и укрывательстве всех белогвардейских бесчинств, творившихся в Красноярской тюрьме. Нашел, что весь собранный следственный материал представляет собрание показание свидетелей все дело в защиту гр. Лаппо, установить же преступных актов по существу его обвинить или доказать, не удалось. Гр. Лаппо может быть обвиняем только за свое политическое убеждение, как бывший лидер партии кадетов. Показание же наших товарищей коммунистов, бывших в тюрьме, как тов. Корн, тов. Гоштовский, тов. Дубровинский, тов. Назаренко, тов. Шапиро и тов. Сулаквилидзе получается впечатление, что если прокурорский надзор находился не в руках Лаппо, то еще многие сделались жертвою военных властей, жертвою военно-полевых и прифронтовых судов, так наш тов. Корн Александра Ивановна, сидевшая в тюрьме, показывает: «Лаппо, будучи прокурором, сделал все, чтобы изолировать от Военных и тем спасти от приказа Гайды…Режим в тюрьме был не тяжел, вместо нар давали кровати, гуляли целый день, давали видеться с близкими, все это было тогда когда Лаппо был главою Гражданской власти. Арестованный сидевший тов. коммунист Гоштов показывает: «Лаппо держался с нами корректно, даже более, и когда я сидел с Дубровинским, Лаппо всегда подавал нам руку и не оставлял без внимания наши заявления, когда мною было заявлено Лаппо о грубости заведывающего тюрьмы Любимова, то Лаппо его устранил от должности. Будучи на свободе я заходил к Лаппо и он мне давал пропуск не на один день, а на целые недели и месяцы…Мне известно, что Лаппо протестовал против расстрелов и заложников…»

Допрошенный тов. коммунистка по делу Лаппо Дубровинская: «… я скверного отношения Лаппо отметить не могу, все сводилось к официальному, но вполне деликатной форме. Персонально я не могу не отметить следующие факты: последним свиданием со своим мужем перед уводом на расстрел я обязана Лаппо, который разрешил нам свидание вопреки военным властям, как т. Архиповой с ея мужем т. Яковлевой и тов. Анисимовой с Вейнбаумом». Показание допрошенного тов. Назаренко (социал-демократ, 47 стр.) «Я как член делегации от общества «самодеятельность» был делегирован в г. Омск для предотвращения и протеста против расстрела Военно-полевым судом тов. Дубровинского и др., что я слышал от членов Правительства Зенчикова, что протест против суда тов. Дубровинского военно-полевым судом послали и прокурор Лаппо…»

Показание тов. коммуниста Сулаквилидзе: «Лаппо… протестовал против расстрелов и смертной казни и всегда сообщал о не законных действиях Военных властей Министру юстиции и прокурору палаты в чем я убедился сам служа в архиве Иркутской Судебной палаты (52-53 стр.) (Дело по обвинению Лаппо Дмитрия Евдокимовича... Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-22642, л.д.77-78).

Заключение завершалось следующими словами:

«…Рассмотрев весь следственный материал по делу обвинения гр. Лаппо, не вижу никаких совершенных активных преступных деяний: за время занимания им должности прокурора Окружного суда, усматривая его лишь политическое кадетское убеждение, но как выясняется гр Лаппо проявил гуманное отношение к арестованным, что доказывается свидетельскими показаниями и находящийся в деле документ, подписанный Лаппо к прокурору Иркутской палаты …то видно, что гр. Лаппо имел гражданское мужество пртестовать против незаконных самочинных действий военных властей, как русских так и иностранных. Из свидетельских показаний видно ,что гр. Лаппо спас много работников от расстрела. И как видно из дела Лаппо был в ссылке в Сибири имея почти 60 лет от роду имеет богатый опыт и знание и мог бы быть хорошим и полезным работником (от руки: в Губ. Сов. Нар. Суде – П.Л.) где работа в настоящее время сводится к рассмотрению кассационных и частных жалоб на приговоры, решения и действия Народных судей всей Енисейской губернии и ближайший контроль над ними. Служа и работая под контролем истинных сов. работников подобному тому как в России (от руки: использов. спецы – П.Л.)

Дело следствия закончить и передать на усмотрение членов коллегии Губчека.

Уполномоченный губчека Коновалов» (Дело по обвинению Лаппо Дмитрия Евдокимовича... Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-22642, л.д.78-79)

Стоит также привести письмо И.А.Теодоровича в защиту Лаппо:
«Товарищу Председателю
Ревтрибунала Вохра

Я – Иван Теодорович, б.Народный Комиссар Продовольствия и б.член Центрального Комитета Р.К.П. категорически свидетельствую: 1) из опубликованного журналом «Былое» донесения Меллера-Закомельского Николаю II насчет событий в Сибири в 1905-1906 гг видно, что Д.Е.Лаппо был намечен к расстрелу, как сугубо вредный для самодержавия политический деятель; 2) мне известно со всей положительностью, что Д.Е.Лаппо в период Колчаковщины упорно боролся с безграничным произволом разнузданной военщины; 3) мне известно, что благодаря именно Д.Е.Лаппо после острейших его конфликтов с генерал-губернатором Розановым была хотя и временно отменена система заложников, введенная этим палачом; 4) мне известно, что Д.Е.Лаппо всемерно противился выдаче в руки чехов тов.Дубровинского, Вейнбаума, Яковлева, Белопольского и Парадовского и 5), наконец, заявляю, что исключительно благодаря Д.Е.Лаппо – я, Теодорович, мог избегнуть расстрела генералом Розановым, при чем в моем деле Д.Е.Лаппо не задумался пойти на решительное столкновение с таким сильным временщиком, как Розанов.

22 августа 1920 г. Ив.Теодорович (подпись)

Подпись тов.Теодоровича свидетельствую, редактор газеты «Красноярский рабочий» Ф.Врублевский

22 августа 1920 года»

(Дело по обвинению Лаппо Дмитрия Евдокимовича... Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-22642, л.д.97)

Читаешь это письмо и думаешь – а стоило ли тов.Теодоровичу и другим коммунистам бороться за возврат к власти своих товарищей? В 1937 году, когда у власти были его коллеги по партии, защитить Теодоровича уже никому не удалось.

Что же касается слов Лаппо о его «способствовании скорейшему свержению власти Колчака», то, думается, их надо понимать как стремление противостоять беззакониям. Лаппо вполне мог быть и испуган, оказавшись в руках большевиков. Ведь заявил же тот же Дубровинский на суде о том, что «его единственная в жизни ошибка та, что он пошел за большевизм» (Дело по обвинению Тарелкина П.Н. и др. Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-9123, том 3, л.д.275).

Как это нередко бывает, рядом с драматическим и трагическим рука об руку идет и комическое. Пока Лаппо находился в тюрьме, на его квартиру по Воскресенской ул, д.41 нагрянула комиссия в составе 5 человек «для подыскания помещения под архив». Вещи, находившиеся в доме, комиссия опечатала, при этом заведующий губернским управлением милиции принял решение реквизировать «…стулья, столы и всевозможные канцелярские принадлежности с бумагой и использовать таковые для нужд вверенного мне губернского управления милиции и других подведомственных учреждений, в коих предметах ощущается крайняя нужда» (Дело по обвинению Лаппо Дмитрия Евдокимовича... Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-22642, л.д.71).

Кроме того, в деле имеется следующий рапорт:

«Заведующему
Енисейским губернским управлением
Советской рабоче-крестьянской милиции

РАПОРТ

При сем представляю на Ваше распоряжение составленный мною протокол по поводу сокрытия гражданкой П.Я.Малаховой сахара, не попавшего вчера в опись, как не обнаруженного, каковой сахар Малахова сегодня рано утром передала в мешке на хранение живущей на одном с ней дворе гражд. Перминской. Сахар при сем прилагается.
Главный секретарь Федоров» (Дело по обвинению Лаппо Дмитрия Евдокимовича... Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-22642, л.д.74).
На рапорте наложена резолюция: «приобщить к общему протоколу и передать в губчека» (Дело по обвинению Лаппо Дмитрия Евдокимовича... Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-22642, л.д.74).

Протокол осмотра квартиры дает возможность получить представление о быте Д.Е.Лаппо, который могут характеризовать такие вещи как «кадушки с мукой, стол полированный овальный, столик карточный, одна перина, два кресла мягких ломаных, один велосипед в разобранном виде, одна пара старых сапог кожаных, четыре пары катанок старых (приписано: валенки), одна железная печка старая, три керосиновых лампы без стекол, две иконы, полушубок старый, комод» (Дело по обвинению Лаппо Дмитрия Евдокимовича... Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-22642, л.д.72). Скажем прямо, обстановка не производит впечатления особого богатства.

Из квартиры Д.Е.Лаппо выселили (Дело по обвинению Тарелкина П.Н. и др. Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-9123, том 2, л.д.195). 3 февраля 1921 года мера пресечения ему была изменена на подписку о невыезде. В 1997 году по данному делу он был реабилитирован (Дело по обвинению Лаппо Дмитрия Евдокимовича... Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-22642, л.д.211) .

После освобождения Д.Е.Лаппо служил юрисконсультом в Енисейском губисполкоме, участвовал в разработке вопросов управления туземными племенами сибирского севера, явился автором многих работ по проблемам сибирских народов. (Енисейский энциклопедический словарь, г.Красноярск, стр.347).

В стране шла невидимая, но напряженная работа по постановке на учет всех бывших оппозиционеров, людей, имевших опыт организационной работы, недовольных хоть в чем-либо коммунистической властью или на которых могли бы возлагать свои надежды недовольные. Против них фабриковались дела, в которых подчас совершенно незнакомых друг с другом людей следователи ОГПУ искусственно объединяли в «контрреволюционные группы, вынашивавшие идею о свержении советской власти». В протоколы допросов заносились фамилии всех знакомых арестованных, а обычные бытовые встречи представлялись в деле как «контрреволюционные сборища». Таким образом, искусственно формировалось представление об огромном количестве контрреволюционных заговоров, возникающих по всей стране. Все вышесказанное наглядно иллюстрируется «Уголовным делом №119122 по обвинению Тарелкина П.Н. и др.», в котором Д.Е.Лаппо, так же как и его сын, проходил фигурантом. Ряд лиц, проходивших по данному делу, при царе и Временном правительстве занимали административные должности, а потому, во-первых, обладали опытом организационной работы, во-вторых, в силу своего опыта видевших всю фальшь и беззаконие коммунистической власти, могли составить ей конкуренцию. Согласно материалам дела, некоторые (но далеко не все) из лиц, проходивших по делу, знали друг друга и в ходе встреч выражали недовольство существующими порядками, узурпацией большевиками власти. Уже своим прошлым, а именно приверженностью законности и неприятием большевиков, опытом сопротивления, они вызывали подозрения и ненависть со стороны последних. Эти лица были искусственно представлены как контрреволюционная группа, разбитая на группировки (по 2-6 человек), «действовавшие» в разных районах на территории нынешнего Красноярского края. Было составлено

«Обвинительное заключение
По делу контрреволюционной организации, действовавшей на территории Красноярского и Сухобузимского районов Восточно-Сибирского Края, Хакасской области и бывшего Минусинского округа Западно-Сибирского Края, по обвинению Тарелкина Павла Николаевича, Титова Петра Николаевича, Терскова Василия Григорьевича … и др., в количестве 33 человек…
В конце 1930 года - начале 1931 года ОО Красноярского оперативного сектора ОГПУ, по агентурным данным и в процессе следствия вскрыта контрреволюционная организация, ставившая себе целью устройство вооруженного восстания и свержение советской власти весною 1931 года под лозунгом созыва учредительного собрания…» (Дело по обвинению Тарелкина П.Н. и др. Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-9123, том 4, л.д.1).

Итак, мечты о созыве Учредительного собрания, на котором свободно избранные представители народа выбрали бы подходящую для России форму правления, возможно, и отличную от коммунистической, квалифицировались как преступление и становились главным пунктом обвинения.

Про самого П.Н.Тарелкина в деле содержится следующая информация:

«Тарелкин Павел Николаевич, член партии эсеров с 1905 года, правый, официально вышедший из партии в 1926 году… В 1917 году при временном правительстве -Минусинский уездный комиссар»( (Дело по обвинению Тарелкина П.Н. и др. Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-9123, том 3, л.д.269). Том 4, л.д. 11).

В деле была выделена «группировка Бекмана», в которую был включен и Д.Е.Лаппо со своим сыном Львом. В сущности, это были те лица, с которыми Лаппо повседневно общался.

Д.Е.Лаппо был арестован 13 февраля 1931 года, содержался вместе со Львом под стражей при Красноярском изоляторе. Из анкеты арестованного узнаем, что проживал он уже по ул.Вейнбаума, д.7, был беспартийным. Безработный с 1 января 1931 (инвалид труда). Мотив ареста: «имеющимися в деле данными установлено, что гр.Лаппо Дмитрий Евдокимович состоял в контрреволюционной группировке, подготовлявшей свержение советской власти» (том №3, л.д.135).

В ходе допроса следователи заставили перечислить всех лиц, знакомых или когда-либо бывавших у Лаппо. В числе частых гостей был и милиционер, производивший выселение. Думается, что это раскрывает еще одну черту нашего героя – мне в этом видится мудрость человека, умевшего снисходительно отнестись к человеку, когда-то несправедливо его обидевшему.

Уголовное дело позволяет узнать, что думал Д.Е.Лаппо в те годы, как он относился к ключевым событиям, цитируем обвинительное заключение:

«Взгляды Лаппо Дмитрия безусловно враждебны сов.власти… Помню года три тому назад в беседе со мною у Лаппо, … он высказал взгляд, что всякая революция есть ненормальное явление и если происходит революция, она существует временно и после нее наступает реакция. Революцию СССР Лаппо считал буржуазной и так же временно существующей, что социалистические элементы в революции не выдержат и в России наступит вскоре такой же государственный строй, как и на Западе. Темпы развития с/х и промышленности Лаппо считал непосильными и политику советской власти в этих вопросах неправильной, … что крупные сельские хозяйства невыгодны …для государства гораздо выгоднее мелкие сельские хозяйства, обрабатываемые индивидуальным способом… В этом вопросе Лаппо придерживался взглядов некоторых буржуазных аграрников. Отсюда…Лаппо был противником коллективизации сельского хозяйства, тем более, что считал коллективизация проводится на декреториальных началах, а не по добровольному принципу. Раскулачивание Лаппо считал, как жестокое мероприятие (Дело по обвинению Тарелкина П.Н. и др. Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-9123, том 4, л.д.56-57).

«Внутрипартийную борьбу (левая, правая оппозиция) я и оба Лаппо рассматривали, как раскол в партии, приближающий конец таковой. Лаппо Дмитрий и Лев высказывали, что в партии нет единства, что рядовые члены партии запуганы и боятся высказывать свои взгляды, так как и в партии широко развит шпионаж, что по существу страной и партией правит кучка людей… Что большинство партии на стороне правой оппозиции. Лаппо Д. в связи с раскулачиванием, вообще частыми арестами в последнее время, высказывал взгляд, что революция отмирает и наступает реакция… Лаппо Д. и … за старостью могли бы помогать только словом всем борющимся с сов.властью» (Дело по обвинению Тарелкина П.Н. и др. Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-9123, том 4, л.д.56).

«В январе месяце (1931г.)…Лаппо Дмитрий рассказывал об ужасах, творимых в Красноярске, подразумевая аресты бывших белых офицеров. Лаппо говорил о наступлении реакции, о приближающемся конце советской власти. Очень зло и вместе с тем незаметно…ругал советское правительство, пятилетку в 4 года, ГПУ, в общем, всем тогда попало» (Дело по обвинению Тарелкина П.Н. и др. Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-9123, том 4, л.д.57).

«… В 1929 году Лаппо говорил…советская власть давит крестьян…надо ожидать, что крестьянство свергнет эту власть и переворот неизбежен…По поводу коллективизации Лаппо…говорил: «Кулаков разоряют, середняков тоже, а беднота ничего не построит. Советская власть, коммунисты готовят себе, наконец, смерть.» Иронизировал индустриализацию…страны…до чего дошли, собирают все то, что мы раньше бросали. Коммунисты обнищали, это есть характерный предвестник гибели советской власти. По поводу процессов вредительства, всякое новшество в союзе, как то ударничество и соцсоревнование, Лаппо рассматривал как последние попытки коммунистов к сохранению советской власти» (Дело по обвинению Тарелкина П.Н. и др. Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-9123, том 4, л.д.57).

«С Лаппо встречался очень часто (он) говорил: «Пришельцы разорили, ничего не создали, скоро им придет конец…забивают голову своим грандиозным строительством, которого совершенно не видим». Разговоры происходили почти повседневно» (Дело по обвинению Тарелкина П.Н. и др. Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-9123, том 4, л.д.57).

«В апреле месяце (1931г.) […] Лаппо старик очень сожалеет, что в прошлом будучи Прокурором при белых мягко подходил к большевикам» (Дело по обвинению Тарелкина П.Н. и др. Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-9123, том 4, л.д.57).

Сам же Д.Е.Лаппо виновным себя не признал и показал:

Том №4,
Л.д.55 (из обвинительного заключения)

«Я иногда критически относился к мероприятиям сов.власти и свои эти взгляды высказывал […]… По поводу начавшегося раскулачивания я говорил, что это мероприятие надо было бы проводить более медленно, дабы на местах не получились перегибы. Последнее время я изменил и этот взгляд и говорил, что … раскулачивание совершенно правильное мероприятие, несмотря на то, что брат моей жены является раскулаченным. Относительно тех или иных прорывов на транспорте я мог высказываться и резче, но в доброжелательном духе, приписывая прорывы местным работникам неумеющим как следует работать… Я высказывал […] взгляды некоторых ученых и государственников о том, что революция явление временное и при переходе от одного строя к другому не мыслимы резкие скачки и в конце концов все возвращается к своему началу. Но это не являлось моим взглядом…» (Дело по обвинению Тарелкина П.Н. и др. Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-9123, том 4, л.д.55).

Далее обвинительное заключение гласило:

«На основании вышеизложенного нижепоименованные обвиняемые:
…Лаппо Дмитрий Евдокимович, Лаппо Лев Дмитриевич, …обвиняются в том, что …составляли контрреволюционную группу, постоянно вели контрреволюционные разговоры о неправильности политики советской власти, неизбежности восстания и свержения советской власти и мыслили в случае интервенции, или внутренних крупных осложнений выступить против советской власти для активной борьбы с нею, то есть в преступлениях, предусмотренных ст.58 п.11 УК с карательной санкцией ст.58 п.2 УК» (Дело по обвинению Тарелкина П.Н. и др. Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-9123, том 4, л.д.67).

Процесс расследования венчает

«Характеристика
Обвиняемого по ст.58-11 УК Лаппо Дмитрия Евдокимовича

Лаппо Дмитрий Евдокимович 69 лет… будучи в приятельских отношениях с Бекманом, Телегиным и другими и одинаково враждебных убеждений по отношению к Сов.власти, все составляли к/р группировку под руководством Бекмана, постоянно вели к/р разговоры о неправильности политики Сов.власти, неизбежности восстания и свержения сов.власти, мыслили в случае интервенции, или внутренних крупных осложнений выступить против Сов.власти для активной борьбы с нею.
Обвиняемый Лаппо Дмитрий является особо социально опасным, исправим быть не может» (Дело по обвинению Тарелкина П.Н. и др. Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-9123, том 4, л.д.98).

Согласно выписке из протокола Особого совещания при коллегии ОГПУ от 7 апреля 1932 г. было решено Лаппо Дмитрию Евдокимовичу зачесть в наказание срок предварительного заключения и из-под стражи его освободить (Дело по обвинению Тарелкина П.Н. и др. Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-9123, том 4, л.д.126).

Итак, свой семидесятилетний юбилей Лаппо встречал уже с судимостью. Анализируя протоколы Тройки УНКВД, осуществлявшей по Красноярскому краю в 1937-1938 годах операцию по «окончательной ликвидации контрреволюционных гнезд», можно видеть, что с Лаппо поступили по шаблонной схеме: в начале 1930-х годов в отношении него было заведено уголовное дело, но была проявлена «гуманность». Но в будущем уже любое его слово против советской власти рассматривалось бы как рецидив «социально опасного элемента», который «исправим быть не может». В 1937-1938 годах, его, как и тысячи других, ждала бы, скорее всего, печальная участь.

Дмитрий Евдокимович Лаппо умер в феврале 1936 года, был похоронен на Троицком кладбище г.Красноярска.

По данному делу Д.Е.Лаппо был реабилитирован 17 октября 1994г. (Дело по обвинению Тарелкина П.Н. и др. Архив РУ ФСБ по КК. Архив. №П-9123, том 4, л.д.183).

Лаппо не дожил до того времени, когда по ночному Красноярску, как и во всей стране, сновали НКВД-шные машины, выхватывая из жизни все новые и новые жертвы, как замирали жители соседних домов от ужаса, слыша бесконечные душераздирающие крики жертв, истязавшихся в кабинетах НКВД, как метались в предсмертной агонии сотни людей в тюремных подвалах, пытаясь спастись от лавины пуль. Страна выбрала такой путь, но старый Лаппо мог утешить себя тем, что он посвятил свою жизнь тому, чтобы предложить соотечественникам другой, более счастливый выбор.

П.К.Лопатин,
член Красноярского историко-просветительского общества «Мемориал»


На главную страницу