Ефремов Илья Владимирович. Антибольшевистские крестьянские выступления в Иркутской области и Красноярском крае в 1918-1933гг.

Ефремов Илья Владимирович. Антибольшевистские крестьянские выступления в Иркутской области и Красноярском крае в 1918-1933гг.

 На правах рукописи

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат диссертации на соискание ученой степени  кандидата исторических наук

Иркутск – 2008

Работа выполнена на кафедре истории России
Иркутского государственного педагогического университета

Научный руководитель:
доктор исторических наук, профессор, заслуженный работник культуры РФ Рабецкая Зинаида Ивановна

Официальные оппоненты:
доктор исторических наук, профессор Маджаров Александр Станиславович 
кандидат исторических наук, доцент  Новиков Павел Александрович

Ведущая организация: Иркутский государственный лингвистический университет

Защита состоится 25 января 2008г. в 10.00 час. на заседании диссертационного совета Д. 212.074.05 при Иркутском государственном университете (664003, г. Иркутск, ул. Карла Маркса, 1).

С диссертацией можно ознакомиться в зональной научной библиотеке Иркутского государственного университета (г. Иркутск, б-р Гагарина, 24).

      Автореферат разослан «  » декабря 2007г.

Ученый секретарь диссертационного совета
кандидат исторических наук, доцент                                                          Логунова Г.В.

Введение

Актуальность темы исследования. Большую часть своей многовековой истории Россия являлась аграрной страной. В конце 1920-х гг. с началом индустриализации и массовой коллективизации в оценках, которых до сих пор не сходятся ученые, облик страны начал существенно меняться. Тем не менее, вплоть до 70-х годов XX века крестьяне продолжали оставаться самым многочисленным классом страны.

Насилие, гнет, массовые репрессии,  обрушившиеся на крестьянство с приходом большевиков, неоднократно приводили к вооруженным выступлениям. Наиболее массовыми были выступления крестьянства в годы Гражданской войны и коллективизации.

Тоталитарный строй и антибольшевистские выступления неразрывно связаны. Попытки сопротивления режиму неоднократно предпринимались рабочими, интеллигенцией и даже военными, однако лишь крестьянские выступления по причине их массовости являли серьезную угрозу самому существованию молодого Советского государства.

В 1918-1933гг. в разные годы с разной интенсивностью крестьянские восстания вспыхивали на всей территории СССР. Сибирь являлась одним из регионов, где Советской власти оказывалось наиболее ожесточенное сопротивление. В одном только Красноярском крае в отдельные годы количество восстаний доходило до нескольких сотен.

Изучение крестьянских выступлений в Иркутской области и Красноярском крае позволит не только собрать, проанализировать и упорядочить информацию по данному вопросу, но и ответить на вопрос о степени и формах участия сибирского крестьянства в антибольшевистских выступлениях. Помимо своей ценности для истории региона это даст возможность выявить некоторые закономерности, характерные для крестьянского сопротивления по стране в целом.

Степень изученности темы исследования. Хроника и оценка событий в исследованиях советских историков некритично отражали позицию Коммунистической партии Советского Союза, то есть политические суждения выдавались за научные. Стилистика трудов, изобилующих выражениями типа «кулацко-эсеровский мятеж», «белогвардейско-кулацкие банды», «иностранная военщина» и т.д., не позволяет в этом усомниться. Аналогичным образом трактовались и крестьянские выступления в ходе коллективизации, раскулачивания и ликвидации кулачества как класса.

Многие ученые, поменяв научные платформы, принялись обвинять большевиков во всех смертных грехах и создавать героический, либо мученический ореол их противникам. Изучались в основном наиболее яркие моменты крестьянских восстаний, в то время как без внимания оставлялось бессчетное количество обычных, можно сказать, повседневных крестьянских выступлений. Заостряя внимание на произволе и бесчинствах властей, продразверстке и прочих крестьянских повинностях, исследователи не в полном объеме раскрывали причинно-следственную связь крестьянских восстаний, делали поспешные, зачастую политизированные выводы. Таким образом, диссертант повторится, несмотря на то, что крестьянское движение остается одним из основных направлений отечественной историографии, данная тема по-прежнему недостаточно изучена.

В изучении истории антибольшевистских крестьянских восстаний в можно проследить три основных периода. Первый период начался в первые годы перехода от Гражданской войны к новой экономической политике и закончился в конце 30-х гг., перед началом Второй мировой войны. Второй период - середина 50-х гг., после знаменитого XX съезда КПСС, развенчавшего культ личности Сталина, и до второй половины 80-х гг. С началом «перестройки» отечественной исторической науке был дан мощный импульс развития. Третий период берет начало в конце 80-х гг., когда в Советском государстве происходили коренные перемены, ослаб идеологический гнет и продолжается в настоящее время.

Работами, практически по горячим следам освещавшими антибольшевистские выступления крестьян и дававшими им оценку в начале 1920-х гг., проявили себя не профессиональные историки, а непосредственные участники событий. Командиры РККА, сотрудники ВЧК, советские и партийные работники считали крестьянские восстания продолжением Гражданской войны, ее новой формой, когда пролетариат боролся с кулацкой верхушкой деревни и обманутыми ей, а также с эсерами и разгромленными белогвардейцами широкими массами деревни. Работы Тухачевского М.Н[1], Казакова А.[2], Корушина Т.[3], Лисовского П.А.[4] и других изобиловали фактическим материалом, большим количеством документов и свидетельствами очевидцев, однако суждения и выводы их авторов были сверх меры политизированы и не выходили за рамки коммунистической идеологии. В конце 20-х гг. появились первые работы, посвященные выступлениям крестьянства в ходе хлебозаготовок 1927-1929гг. и выборов в Советы 1929г. В статьях исследователей, таких как Рещикова И. и Ляшенко И. помимо освещения указанных событий с позиций марксизма-ленинизма присутствовала также и определенная доля критики в адрес так называемых «правых уклонистов».[5]

В 40-е годы исследований, посвященных истории крестьянства и каким бы то ни было формам сопротивления жителей деревни мероприятиям Советской власти, практически не издавалось.

В 1950-х гг. появились труды Трапезникова С.[6], Конюхова Г.А.[7], Саблиной Т.М.[8], Алферова М.[9], Степичева И.С.[10]  В тех исследованиях, что проводились в начале 1950-х годов, жесткая методологическая заданость не позволяла ученым объективно и беспристрастно подойти к оценке системообразующих вопросов.

Для 60-х гг., особенно для второй их половины, характерным проявлением стал интерес ученых к недостаточно изученным отдельным сторонам общественно-политической жизни Советской России 1920–1921гг. Ряд ученых, таких как Боженко Л.И.[11], Степичев И.С.[12], Вдовенко Г.Д.[13] анализировали зависимость социально-политических настроений крестьянства от продовольственной политики большевиков. Социальные настроения крестьянства, в том числе сибирского нередко исследовались в контексте рассмотрения классовой борьбы.

В 70-е – первой половине 80-х годов интерес ученых  к истории деревни и сопротивлению крестьянства сохранялся, хотя и в меньшей степени. В этот период можно выделить работы Данилова В.П.[14], Гущина Н.Я.[15], Новокрещеновой О.Г.[16], Эйнгорна И.Д.[17], Ильиных В.А.[18], Шишкина В.И.[19]

Изменения, происходившие во второй половине 80-х годов во всех сферах внешней и внутренней политики СССР, не могли не затронуть  советскую науку в целом и историческую науку в частности. Для данного периода характерным стал возросший интерес ученых, таких как Данилов В.П.[20], Ивницкий Н.А.[21], Рогалина Н.Л.[22], Воробьева Н.Ю.[23] к коллективизации сельского хозяйства и многочисленным «белым пятнам» в истории данного процесса.

В начале 90-х гг. появилось множество работ посвященных взаимоотношениям крестьянства и власти. Их авторами были такие ученые как Осокина Е.А.[24], Северьянов М.Д.[25], Расторгуев С.В.[26], Третьяков Н.Г.[27]

Интерес к советской деревне и крестьянским выступлениям в указанные годы проявляли не только отечественные, но также и иностранные ученые. Очень удивляет своей объективностью и профессионализмом исследование А. Грациози, в котором ученый на основе многочисленных сходств провел параллель между крестьянскими восстаниями во время гражданской войны и в ходе коллективизации.[28]

В связи с рассекречиванием огромного множества архивных документов в 90-е годы наблюдался постоянно усиливавшийся интерес ученых к истории коллективизации. Ежегодно публиковалось большое количество научных статей и полномасштабных исследований, посвященных данной проблеме. Работы Зеленина И.Е., Ивницкого Н.А., Папкова С.А., Косачева В.Г., Малышевой М.П. и других историков содержат богатый фактический материал, в анализе которого отсутствуют штампы, стереотипы и  классовый подход.[29]

В конце 90-х – начале 2000-х гг. появилось множество исследований посвященных антибольшевистским выступлениям крестьян в ходе гражданской войны и нэпа. Из общей массы выделяются работы таких ученых, как Лущаева Г.М.[30], Рогачев А.Г.[31], Новиков П.А.[32], Яблочкина И.В.[33]

В начале 2000-х гг. список трудов посвященных крестьянским восстаниям пополнился работами Осиповой Т.В.,[34] Телицына В.Л.,[35] Бурдиной Е.Н.[36], Красильникова С.А.,[37] Корякиной Л.С.[38] и др.

Краткий историографический обзор позволил сделать ряд выводов. Во-первых, несмотря на большое количество исследований по проблематике крестьянских выступлений 1918-1933гг., антибольшевистские крестьянские выступления на территории Иркутской области и Красноярского края в условиях гражданской войны, новой экономической политики и коллективизации сельского хозяйства изучены недостаточно. Если восстания в ходе гражданской войны и нэпа еще получали освещение в работах советских ученых и современных исследователей, то изучение выступлений крестьян в ходе коллективизации имело лишь фрагментарный характер (Степичев И.С., Эйнгорн И.Д., Боженко Л.И.). Во-вторых, большая часть исследований советского периода изобилует идеологическими штампами  и, как, следствие, политизированными выводами. Исследования современных историков также не идеальны и нередко имеют ряд «белых пятен». Зачастую это связано с недоступностью на момент изучения проблемы тех или иных документов, гриф секретности с которых был снят лишь в последние годы. В-третьих, крестьянские выступления в ходе коллективизации историками традиционно рассматриваются в отрыве от восстаний в предшествующие годы, что по нашему мнению не позволяет ученым всесторонне проанализировать указанное явление и дать ему объективную оценку.

Цель и задачи исследования. Основной целью исследования является изучение и обобщение предпосылок, содержания и особенностей крестьянских восстаний в 1918-1933гг. на территории Иркутской области и Красноярского края, анализ с новых концептуальных позиций доктринальных основ борьбы крестьянства против Советской власти.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

-       установить степень научной разработанности темы. Выявить недостаточно изученные аспекты,  выяснить перспективы их дальнейшего изучения;
-       определить причины зарождения и развития крестьянских восстаний на территории Иркутской области и Красноярского края в 1918-1933гг.;
-       рассмотреть ход наиболее крупных крестьянских выступлений в исследуемый период, остановившись на региональных и временных особенностях;
-       осветить комплекс мер, предпринятых центральной и местной властью для профилактики крестьянских восстаний, противодействия, локализации и ликвидации тех восстаний, предотвратить которые не удалось;
-       выявить и обобщить основные причины поражения крестьянских восстаний, их последствия;
-       определить роль и значение крестьянских восстаний в истории советского государства;

Объектом исследования являются антибольшевистские крестьянские восстания в Иркутской области и Красноярском крае в 1918-1933гг.

Предметом исследования автор определил основные направления возникновения и развития антибольшевистских крестьянских выступлений на территории Иркутской области и Красноярского края в условиях гражданской войны, новой экономической политики и коллективизации сельского хозяйства.

Хронологические рамки исследования определяются периодом с начала осуществления большевиками политики военного коммунизма, приведшей к первым конфликтам новой власти с деревней и до окончания первой сталинской пятилетки, ознаменовавшейся фактическим завершением коллективизации сельского хозяйства и усмирением недовольного крестьянства, т.е. 1918-1933гг.

Территориальные рамки исследования охватывают Иркутскую область и Красноярский край в их современных границах.  Административно-территориальное деление Сибири менялось не раз, а вместе с ним менялись  и границы указанных регионов, их наименования, превратив со временем Иркутскую и Енисейскую губернии в Иркутскую область и Красноярский край.

Ряд районов и населенных пунктов в разное время находившихся в подчинении Иркутска и Красноярска, но в настоящее время не относящихся к территории указанных регионов, исследованием не охватываются. В тех случаях, когда это способствует лучшему пониманию и раскрытию темы, в диссертации приводятся наиболее характерные примеры, касающиеся выступлений крестьянства в других регионах страны.

Методологическая основа исследования. В данной работе основной упор автор делал на основополагающие принципы исторической науки: историзм, объективность и системность. Указанные принципы требуют глубокого анализа событий, явлений и фактов, рассмотрение их динамики, синкретизма и взаимообусловленности, всестороннюю интерпретацию.  Автору было важно выявить конкретно-исторические условия, в которых происходили крестьянские выступления, учитывая реалии гражданской войны и проводившиеся в дальнейшем коренные преобразования в государстве и в обществе. При этом автор стремился уйти от сложившихся стереотипов и избежать какой бы то ни было политизированности в  суждениях и выводах.
Занимаясь исследованием выступлений крестьянства против мероприятий Советской власти в 1918-1933гг., диссертант использовал комплекс исторических и общенаучных методов. Особая роль отводилась анализу и синтезу, благодаря которым автору удалось выделить основные причины крестьянских выступлений, и на основе изучения наиболее ярких и крупных из них представить общую картину. Для того чтобы дать представление о фактах и процессах как таковых, в исследовании использован описательный метод, а для придания описанию и его анализу большей убедительности автор обратился к документально-иллюстративному методу, используя в работе документы исследуемого периода.

Учитывая то, что при написании работы диссертант изучал, анализировал и систематизировал весьма солидный объем данных, желая   привлечь наибольшее количество новых источников, очень важно было выяснить и обоснованно оценить степень их достоверности. С этой целью автор провел источниковедческое исследование, использовав в работе также методы исторической критики.

Помимо указанных, в исследовании использовались и другие специальные исторические методы, такие как проблемно-хронологический и сравнительно-исторический. Использование данных методов позволило автору осуществить одну из целей исследования - рассмотреть ход наиболее крупных крестьянских выступлений в исследуемый период, остановившись на региональных или временных особенностях. Кроме того, автор обратился к логическому и статистическому методам.
Все указанные методы применялись автором в совокупности, что привело в итоге к комплексному подходу в изучении крестьянских выступлений.

Виды источников и характер документов.

В основу исследования положен широкий круг опубликованных и неопубликованных источников различных по значению и характеру, которые можно разделить на группы и виды: 1) нормативно-правовые источники; 2) официальные документы; 3) литература 1920-х гг.; 4) статистические и делопроизводственные документы; 5) архивные материалы; 6) периодическая печать; 7) источники личного происхождения.

Общий ход крестьянских выступлений в Иркутской области и Красноярском крае зафиксированы в архивных материалах 1920-1930гг. При изучении фондов Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Государственного архива новейшей истории Иркутской области (ГАНИИО), Государственном архиве Иркутской области (ГАИО), Братского филиала Государственного архива Иркутской области (БФ ГАИО), Братского городского объединенного музея (БГОМ), Государственного архива Красноярского края (ГАКК) было обнаружено большое количество неопубликованных материалов. В фонде 1235 ВЦИК РСФСР ГАРФ автора заинтересовали в основном документы по Сибкраю и Востсибкраю. В данном исследовании использованы документы из 13-ти дел фонда. В большинстве своем это переписка Президиума ВЦИК с наркоматами юстиции и внутренних дел, Сибирским Краевым исполнительным комитетом, выписки из протоколов заседания Президиума ЦИК СССР, сводки о настроениях населения Сибирского Края и т.д.

В фонде 16 Иркутского окружкома ВКП(б) ГАНИИО хранится множество документов посвященных государственной сельскохозяйственной политике в стране и коллективизации сельского хозяйства в Иркутском округе, а также отношению разных слоев крестьянства к данному процессу. В работе использовано 16 дел фонда. Большая часть из них – это протоколы заседаний и постановления Бюро окружкома, а также материалы обследования районных партийных ячеек. Существенной трудностью при работе с указанными документами явилась их крайняя разрозненность.

Большой блок материалов использованных в диссертации, автором взят в Государственном архиве Иркутской области (ГАИО). Фонд Р-145 Иркутского губисполкома Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов содержит множество документов касающихся антибольшевистских крестьянских выступлений, как в ходе гражданской войны, так и после ее завершения. В диссертации использованы 5 дел из указанного архива. Основная масса документов – это информационные сводки Иргубчека и Иргуботдела ГПУ о политическом состоянии губернии. Информация, содержащаяся в данных документах не всегда достоверна, т.к. их составители нередко пользовались непроверенными данными. Разведсведения, результаты допросов, сообщения осведомителей и даже слухи – все это могло быть неточным, ошибочным, а иногда и ложным.

В фонде Р-1 Исполнительного комитета Братского районного совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов хранятся документы, связанные с лишением крестьян избирательных прав, обложением их индивидуальным налогом и раскулачиванием. В некоторых документах говорится об имевших место убийствах сельских активистов и крестьянских восстаниях. 10 дел из указанного архива нашли отражение в диссертации.

Также в работе использовались материалы Братского городского объединенного музея (БГОМ). 6 дел из фонда 33 «Классовая борьба в ходе коллективизации» пополнили диссертацию воспоминаниями очевидцев и участников крестьянских восстаний.

Значительное количество документальных материалов взято в Государственном архиве Красноярского края (ГАКК). Фонды П-1 Енисейского губернского комитета РКП(б), П-10 Красноярского окружного комитета ВКП(б), П-59 Ачинского окружкома ВКП(б), П-96 Канского окружкома ВКП(б) содержат документы, дающие исчерпывающее представление о крестьянских выступлениях и мерах, предпринимавшихся большевиками для их подавления в период с разгрома Колчака и до завершения сплошной коллективизации. В большинстве своем это двухнедельные информационные сводки Енгубчека и Енгуботдела ГПУ о политическом состоянии губернии, опер-сводки окружных отделов ОГПУ. При написании диссертации, автор использовал 11 дел из различных фондов и описей архива.

Всего в исследовании нашли отражение 61 дела из 10-ти фондов 6-ти различных архивов. Несмотря на определенную субъективность ряда документов, данную группу источников отличает высокая степень достоверности. Важнейшим ее недостатком является практически полное отсутствие, каких бы то ни было, материалов из лагеря повстанцев. Серьезной проблемой при работе с данной группой источников явилась крайняя разрозненность и плохая сохранность большинства документов.

Важным источником являются документы органов власти Советского государства: отчеты, докладные записки, циркуляры, постановления, донесения с мест и т.д. Упоминавшийся ранее Данилов В.П. положил начало публикации сборников ранее недоступных исследователям архивных фондов и архивов. Изданный в 1989г. под редакцией Данилова В.П. и Ивницкого Н.А. сборник «Документы свидетельствуют. Из истории деревни накануне и в ходе коллективизации. 1927-1932гг.» стал одной из первых попыток уйти от привычных стереотипов и дать новую оценку истории советского крестьянства второй половины 20-х – начала 30-х годов.[39] Данная работа стала своеобразным толчком для исследователей. В начале 90-х годов в России и странах ближнего зарубежья было издано множество сборников документов посвященных советской деревне в годы гражданской войны, нэпа и коллективизации. В 1998г. под редакцией Данилова В.П. и Береловича А.Я. начал издаваться 4-х томный сборник документальной серии «Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД (1918-1939).[40] А уже через год, в 1999г. в рамках международного исследовательского проекта вышел в свет первый том многотомного сборника документов и материалов «Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы. 1927-1939». Издание редактировалось Даниловым В.П., а также рядом других известных историков и архивистов таких как Маннинг Р., Виола Л. из России, Канады, США и Австралии и стало крупнейшим явлением в изучении истории советской деревни.[41]

Важнейшим источником при написании работы явилась периодическая печать: газета «Власть труда», журналы «Борьба с голодом», «На ленинском пути», «Красная армия». Данный вид источников отличает яркая идеологическая направленность, большая информативная емкость, оперативный характер. Однако их происхождение значительно влияет на возможности интерпретации. Информация,  содержащаяся в газетах и журналах, зачастую существенно обработана и не всегда достоверна. Это служит главным аргументом в пользу того, что данные материалы необходимо рассматривать только в комплексе с другими их разновидностями.

Источники личного происхождения, использованные при написании диссертации позволяют передать историю повседневности 1920-1930-х гг. Письма во власть, жалобы и доносы отражают отношение сибирских крестьян к переломным моментам в истории российской деревни.

Справочные издания, к которым автор отнес и «Книги памяти» жертв политических репрессий Иркутской области и Красноярского края, как вид источников отличает документальная точность и высокая степень достоверности данных.

Таким образом, источниковая база исследования очень богата и разнообразна. Большая часть источников, от архивных материалов до справочных изданий имеют высокую степень надежности, но в основу диссертации легли только абсолютно достоверные, по мнению автора, документы и материалы. Данный факт позволяет надеяться на уход от ошибок в суждениях и выводах.   

Научная новизна диссертационного исследования. Представленное исследование является первым обобщающим трудом по истории крестьянских восстаний в Иркутской области и Красноярском крае в 1918-1933гг. Причины и сущность восстаний, основной состав участников, мероприятия властей по их подавлению рассматриваются и анализируются на основе привлечения широкого круга как известных, так и ранее засекреченных и недоступных материалов. Ряд документов центрального и местных архивов используются в работе впервые. В их числе: донесение начальника районной транспортной чрезвычайной комиссии Томской железной дороги в Омск от 27 января 1921г. о регулярном ограблении продорганами и сотрудниками ВОХРа инородческого населения Минусинского уезда (ГАКК. Ф. П-1. Оп.1. Д.125. ЛЛ.44-44(об.)),  ответ помощника Иркутского губернского прокурора от 20 мая 1926г. председателю уездного исполнительного комитета на просьбу о принятии мер по борьбе с хулиганством в с. Мальта (ГАИО. Ф.Р-145. Оп.4. Д.109. Л.120.), ходатайство краевого прокурора Сибири от 18 ноября 1926г. прокурору РСФСР о разрешении ППОГПУ по Сибири проводить внесудебные репрессии в деревне (ГАРФ. Ф.1235. Оп.142. Д.28. ЛЛ.15-15(об.), постановление бюро Иркутского Окружкома ВКП(б) от 21 декабря 1928г. об усилении карательной политики прокуратуры и окружных судов по делам о кулацких выступлениях (ГАНИИО. Ф.16. Оп.1. Д.584. Л.151.), список граждан Братского района, погибших в мае 1933г. от рук повстанцев из отряда Балакирева (БГОМ. Ф.33. Оп.2820-1. Ед.хр.127.), личные анкеты активных участников восстания 1930г. в селах Карай и Кардой Тулунского района Зарубина М.К. и Ермакова М.В. (БФ ГАИО. Ф.Р-1. Оп.4. Св.4. Ед.хр.124. Л.2; БФ ГАИО. Ф.Р-1.Оп.4. Св.3. Ед.хр.102. Л.1.) и др.

Научное осмысление проблемы на основе материалов Иркутской области и Красноярского края – регионов, где крестьянство достаточно долго и ожесточенно сопротивлялось мероприятиям Советской власти, позволяет на конкретных примерах показать сущность крестьянских восстаний, дать им объективную оценку и выявить закономерности, характерные для крестьянских выступлений в СССР в целом.

Практическая значимость работы. Материалы исследования могут стать основой для дальнейшего изучения крестьянских восстаний в годы гражданской войны, нэпа и коллективизации сельского хозяйства в масштабе всей страны, а также способствовать углублению изучения данного явления в Иркутской области и Красноярском крае. Диссертация может быть использована при составлении учебно-методических пособий, подготовке лекций, спецкурсов и факультативных занятий по истории России, Сибири, либо конкретно Иркутской области и Красноярского края. Некоторые разделы работы могли бы привлечь участников исследуемого явления или их потомков. Исследование также может заинтересовать тех, кто занимается изучением протестного движения в СССР, историей сопротивления несвободе. 

Апробация работы. Основные положения диссертации были изложены автором на конференциях в городах Иркутск, Братск, Пенза, Сыктывкар, Санкт-Петербург, Берлин, Архангельск.

Структура и основное содержание диссертации.

Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих параграфы, заключения, списка источников и литературы, приложения.

Во введении  обосновывается актуальность темы исследования, проводится анализ степени ее изученности, определяются цель, задачи, предмет и объекты исследования, территориальные и хронологические рамки, дается характеристика источниковой базы исследования, выявляются методологические принципы и методы работы, демонстрируется научная новизна проблемы и апробация результатов исследования, определяется ее практическая значимость.

Первая глава «Антибольшевистские крестьянские выступления в Иркутской области и Красноярском крае в 1918-1927 гг.» состоит из трех параграфов. В первом параграфе «Причины зарождения и развития» рассматриваются различные элементы политики большевиков в период военного коммунизма, приводившие к выступлениям крестьянства Иркутской области и Красноярского края.

Продразверстка, принудительная мобилизация и другие непопулярные мероприятия Советской власти в деревне с самого начала их осуществления приводили к кровопролитному противостоянию с крестьянством. Одним из наиболее сложных в этом отношении регионов являлась Сибирь. Антибольшевистские крестьянские восстания  отмечались здесь с первых дней установления Советской власти, задолго до того как покупку зерна по твердым ценам и реквизиции сменила продразверстка. Сказывалась традиционная зажиточность сибирского крестьянства, неоправданно жесткий курс большевиков и другие факторы. Выступления 1917-1918гг., прокатившиеся по Иркутской и Енисейской губерниям, стали своеобразной репетицией для города и деревни. Не набрав полной силы, они прекратились в связи с изменением политической обстановки в стране.

Наиболее крупные и продолжительные выступления против коммунистов в Иркутской и Енисейской губерниях начались после разгрома Колчака и повсеместного введения продразверстки. Непомерный план разверстки, большое количество бывших красных партизан и колчаковских служащих предопределили напряженный характер борьбы в период окончания гражданской войны и перехода к нэпу. Восстания 1920-1921гг. отличала определенная цикличность: весной и летом столкновений практически не было, крестьяне засевали поля, надеясь получить хороший урожай, а осенью и зимой в деревню шли продотряды, и происходил всплеск насилия. Ключевую роль во многих выступлениях играли крестьяне, скрывавшиеся от мобилизации и дезертиры, а также инородческое население и бывшие красные партизаны.

Некоторые восстания, в особенности, заранее спланированные и подготовленные, большевикам удавалось подавить лишь с использованием регулярных армейских частей и артиллерии. В Енисейской губернии таковыми были, например, Сережское и Голопуповское выступления крестьян. В Иркутской губернии – так называемый Ока-Голуметский повстанческий фронт, выступления крестьян Балаганского уезда под предводительством Д.П. Донского, братьев К.И. и В.И. Черновых, восстание А.Г. Черепанова.

Выступая против несправедливой, зачастую грабительской политики Советской власти, повстанцы проявляли неоправданную жестокость в отношении ее представителей. Например, в селе Сереже Енисейской губернии на глазах всего населения восставшими крестьянами были изрублены 38 коммунистов и комсомольцев, а еще 12 человек – смертельно ранены. В улусе Улей Иркутской губернии повстанцами была полностью уничтожена партийная ячейка, состоявшая из 5 человек, а в деревне Евсеево зверски замучены 25 крестьян-коммунистов.[42]   

Во втором параграфе «Наиболее крупные выступления крестьянства в годы нэпа» рассматриваются причины выступлений в период новой экономической политики, их ход и характер, а также факторы, приведшие к неудачному их завершению.

1920 - первая половина 1921гг. помимо всплеска антибольшевистских крестьянских восстаний ознаменовались также втягиванием в борьбу с коммунистами армии в большинстве своем состоявшей из крестьян. Опасаясь потери власти в ходе широкомасштабной крестьянской войны, в 1921г. большевики вынуждены были заменить продразверстку продналогом и перейти к новой экономической политике.

Выступления крестьянства пошли на убыль, однако не прекратилось совсем, что объяснялось множеством причин. Во-первых, непримиримостью к Советской власти отдельных повстанцев и их лидеров. Во-вторых, произволом советских работников при сборе продналога, ненамного отличавшегося от продразверстки. В-третьих, широким распространением такого явления первых послевоенных лет как красный бандитизм. Потерпев поражение в столкновениях с крупными красноармейскими частями, многие повстанцы не сложили оружие и, изменив тактику, еще длительное время оказывали большевикам сопротивление. Большинство действовавших крестьянских отрядов не проявляли себя активно зимой, нередко даже распускались, чтобы с началом весенне-летнего периода существенно пополнившись, вновь начать борьбу. В Енисейской губернии остатки повстанческих отрядов были разгромлены в 1924г. (отряд Соловьева), а в Иркутской – только в 1929г. (отряд Г.А. Кочкина).

После введения единого сельскохозяйственного налога, основная тяжесть которого вскоре была возложена на кулачество, бедняцко-середняцкая часть деревни сложила оружие, и борьбу против Советской власти и большевиков продолжало в основном состоятельные крестьяне. Традиционно зажиточное крестьянство Иркутской и Енисейской губерний от полномасштабных вооруженных выступлений постепенно перешло к индивидуальному террору в отношении низовых партийных и советских работников и сельских активистов. Этому в немалой степени способствовало отсутствие четкой превентивной и карательной политики советской юстиции по таким делам.

В третьем параграфе «Мероприятия властей по профилактике и противодействию крестьянским выступлениям» анализируются действия советских и партийных органов, направленные на предотвращение, локализацию и ликвидацию восстаний.

Говоря о мероприятиях властей, направленных на предотвращение и ликвидацию крестьянских восстаний в 1918-1927гг., необходимо отметить, что в зависимости от целого ряда факторов как внешне - так и внутриполитического характера они варьировались от массовых расстрелов и других акций устрашения до объявления амнистии повстанцам в отдельных местностях и временного изменения сельскохозяйственной политики в масштабах всей страны. Сочетание «кнута и пряника» вкупе с хорошо отлаженной агентурной работой органов ВЧК-ОГПУ и частей особого назначения привели к ликвидации или разложению большинства повстанческих отрядов.

Между тем сопротивление сибирского крестьянства, перейдя в форму актов террора и хулиганства в отношении низовых партийных и советских работников, не только не прекратилось, но год от года нарастало. Мероприятия властей направленные на борьбу с данным явлением, предполагали, экспроприацию хозяйств, высылку крестьян и заключение их в концлагеря, а также организацию специальных троек для внесудебного рассмотрения дел по бандитизму.

Вторая глава «Крестьянство Иркутской области и Красноярского края в борьбе с коммунистическим режимом (1927-1933гг.)» определяет основные направления выступлений в период коллективизации, раскулачивания и ликвидации кулачества как класса. В первом параграфе «Завершение нэпа. Новый виток противостояния крестьянства и Советской власти» рассматривается изменение настроений деревни, произошедшее в связи с отменой нэпа и переходом к политике коллективизации.

Начиная с 1927г., когда в стране произошло ухудшение продовольственной обстановки, большевиками в отношении сибирского крестьянства осуществлялась откровенно насильственная грабительская политика. В ходе хлебозаготовок под угрозой применения 107-й статьи в деревнях практически полностью изымалось зерно. Материалы Иркутской области и Красноярского края свидетельствуют о том, что данная статья применялась не только в отношении кулаков и крупных держателей хлеба. Советская власть не считалась ни с недовольством крестьян, ни с голодом, начавшимся в ряде районов Сибири.

С началом сплошной коллективизации, раскулачивания и ликвидации кулачества как класса в деревнях началось принуждение к вступлению в колхозы, пытки, издевательства и расстрелы в отношении раскулачиваемых. Особо жесткие меры применялись большевиками к зажиточному крестьянству. Репрессии затронули не только кулаков и лишенцев, но и членов их семей. В Иркутской области детей кулаков и несдатчиков хлеба выгоняли из школ и техникумов, облагали платой за право учиться в школе.

Второй параграф «Активные формы протеста крестьянства.  Вооруженные массовые выступления» посвящен изучению противостояния деревни и Советской власти в ходе хлебозаготовительных кампаний и мероприятий, направленных на объединение крестьянских дворов в коллективные хозяйства.

Первоначальным ответом крестьянства на притеснения в ходе хлебозаготовок и коллективизации явилось усиление слухов о начавшейся войне СССР с капиталистическими странами, о грядущем поражении большевиков в этой войне. Еще одной формой протеста стало проявление хулиганства в отношении советских и партийных работников на селе.

С ускорением темпов коллективизации, усилением произвола со стороны большевиков и их сторонников, по всей стране начались крестьянские восстания. Пик крестьянского сопротивления пришелся на 1930г., когда было зафиксировано многократное увеличение количества выступлений. Подобно тому, как это было в ходе гражданской войны, против большевиков выступали различные представители крестьянства, в том числе бывшие красные партизаны и женщины.

В Иркутской области наиболее крупными были выступления Серышева, Балакирева, восстание в селах Карай и Кардой. В Красноярском крае – выступление Озерных-Пимщикова, восстание в Нижне-Ингашском районе, восстание красных партизан летом 1931г.

В третьем параграфе «Политика Советской власти в отношении повстанцев Иркутской области и Красноярского края. Подавление крестьянских выступлений» анализируются превентивные, а также ответные меры советских и партийных работников, их сторонников, направленные на борьбу с недовольством крестьянства.

С ростом количества крестьянских выступлений в ходе хлебозаготовок и коллективизации, на прокуратуру и окружные суды со стороны большевиков посыпались требования усиления карательной политики в отношении повстанцев. Суровым наказанием Советская власть пыталась запугать крестьянство и не допустить новых восстаний. Тем не менее, большевики понимали, что в дальнейшем, с переходом к политике раскулачивания и ликвидации кулачества как класса сопротивление деревни будет только усиливаться, а потому готовились к предстоящим мероприятиям как к настоящей войне.

Опасаясь вовлечения в крестьянские выступления красноармейцев и  отдельных красноармейских частей, политотделы армий бдительно отслеживали проявления недовольства бойцов ходом хлебозаготовок и коллективизацией и своевременно на них реагировали. В числе мер предложенных Иркутским Окружкомом ВКП(б) политотделу 35-й дивизии, дислоцированной в районе Иркутска и ГПУ, было выявление нахождения в армии лишенных права голоса, тщательный пересмотр судебных дел, в которых задеты семьи красноармейцев, усиление внимания к проявлениям активных контрреволюционных настроений и т.д.

Несмотря на превентивные меры предпринятые Советской властью, в 1930г произошло многократное увеличение количества восстаний. Опасаясь, что волна крестьянского недовольства захлестнет страну, И.В. Сталин был вынужден  оправдываться перед крестьянством, перекладывая всю вину за ситуацию в деревне на низовых партийных и советских работников. Раскулачивание, коллективизация и ликвидация кулачества как класса между тем продолжались.

Серьезной проблемой для большевиков грозили стать выступления бывших красных партизан и массовое протестное движение женщин в ходе коллективизации. На территории современных Иркутской области и Красноярского края в 1927-1933гг. были отмечены сотни подобных выступлений. Однако большинство недовольных партизан в 1930-1933гг. были истреблены, а ответом на женский протест стало активное вовлечение крестьянок в мероприятия Советской власти.

В заключении  подведены итоги исследования, сформулированы основные выводы.

Несмотря на большую продолжительность и ожесточенный характер борьбы антибольшевистское крестьянское движение в Иркутской области и Красноярском крае в 1918-1933гг. потерпело поражение.   

В данный временной период выступления крестьянства происходили на всей территории Советского государства, однако в указанных регионах в силу ряда особенностей сопротивление деревни было особенно жестким и продолжительным. Традиционная зажиточность крестьянства, представление о Сибири, как  о некой бездонной кормушке, утвердившееся в умах коммунистического руководства, большое количество бывших колчаковских служащих, осевших здесь после изгнания из западных районов страны и не отказавшихся от мысли продолжить борьбу с большевиками, обилие лесов, рек, труднодоступных горных районов, где повстанцы могли длительное время скрываться, в 1918-1933гг. предопределили в Иркутской области и Красноярском крае напряженный характер борьбы.  

Антибольшевистские крестьянские восстания в условиях военного коммунизма не были не бессмысленными, ни случайными. Разрушив представление о крестьянстве, как об инертной массе, они подтачивали власть изнутри, демонстрируя большевикам свои взгляды, свое раздражение, свое недовольство их политикой.  

Крестьянские выступления в годы нэпа и коллективизации необходимо рассматривать как иную форму гражданской войны. В этот период в принципе шла борьба за реализацию тех идей, которые в 1917-1920гг. приводили к полномасштабным боевым действиям.

Восстания оставались для деревни, по сути, единственным способом «достучаться» до власти. Крестьяне не имели своих профессиональных объединений, которые могли бы защищать и лоббировать их интересы, пусть даже в минимально возможном в условиях тоталитарного режима объеме. Многочисленные попытки создания крестьянских союзов объявлялись Советской властью контрреволюцией и жестоко пресекались. Для сравнения: в Соединенных Штатах Америки профсоюзы фермеров активно создавались, начиная со второй половины XIX века, а в 20-30-е гг. XX века две наиболее массовые организации, так называемый «Союз фермеров» (The Farmers Union) и «Бюро фермы» (The Farm Bureau), успешно вели диалог с властью, вынуждая считаться с интересами сельских тружеников.

Начавшийся в конце 20-х годов процесс раскрестьянивания сибирской деревни не сразу приобрел необратимый характер. Закрепощенное в ходе коллективизации сибирское крестьянство довольно долго сохраняло значительный потенциал восстановления, однако власть сделала выбор в пользу индустриализации существующей колхозно-совхозной системы и укрупнении производственных структур.

Итогом политики раскрестьянивания стало окончательное уничтожение общинного менталитета и традиционной крестьянской культуры, уничтожение наиболее грамотной и трудолюбивой части деревни и превращение крестьян в государственных сельскохозяйственных наемных рабочих.

По теме исследования опубликованы следующие работы:

      Статьи в периодических изданиях перечня ВАК:

      1.Ефремов И.В. Некоторые факты из истории коллективизации в Иркутской области и Красноярском крае / И.В. Ефремов // «Вестник ИрГТУ» № 2, Иркутск, апрель 2006г. – С.74.
      2. Ефремов И.В. Женский протест в ходе коллективизации (на материалах Иркутской области и Красноярского края) / И.В. Ефремов // «Вестник Поморского университета» № 8, Архангельск, октябрь 2007г. – С.15-18.

      Статьи в научных сборниках:

      3. Ефремов И.В. К вопросу о коллективизации в Иркутской области и Красноярском крае / И.В. Ефремов // «Ступени» № 5, Иркутск, декабрь 2004г. -  С.52-54.
      4. Ефремов И.В. К вопросу об экономической политике Советского государства в деревне в 1917-1933гг. / И.В. Ефремов // «Современный университет: образование, наука, культура»: Материалы докладов Всероссийской нучно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых, посвященной 75-летию ИрГТУ, Иркутск, 2005. – С.123-131.
      5. Ефремов И.В. Сопротивление крестьян Братского района Иркутской области в период коллективизации / И.В. Ефремов //«XX век в истории России: актуальные проблемы»: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции, Пенза, сентябрь 2005г. – С.51-53.
      6. Ефремов И.В. К вопросу о кулацких хозяйствах / И.В. Ефремов // «Труды Братского государственного университета», Братск, 2005. – С.145-147.
      7. Ефремов И.В. Уголовный и политический бандитизм в сельских районах Иркутской области и Красноярского края в 1921-1927гг. / И.В. Ефремов // «Труды Братского государственного университета», Братск, 2006. – С.174-177.
     8. Ефремов И.В. Политическая обстановка в Восточной Сибири в 1921-1927гг. / И.В. Ефремов // «Первая региональная научно-практическая историческая конференция школьников и учителей», Иркутск, 2006. – С.98-102.
      9. Ефремов И.В. Активные формы протеста сибирского крестьянства в годы нэпа (на материалах Иркутской губернии) / И.В. Ефремов // «Гуманитарные исследования Сибири в контексте российских перемен»: Материалы Всероссийской научно-практической конференции 20-21 октября 2006г., Братск, 2006. – С. 63-68.
      10. Ефремов И.В. Некоторые факты из истории коллективизации в Иркутской области и Красноярском крае / И.В. Ефремов // «История политических репрессий в СССР в 1930 – 1950-е годы»: Материалы Всероссийской научной конференции студентов и аспирантов, Сыктывкар, март 2006г. – С.24-26.
      11. Ефремов И.В. Крестьянские восстания в Иркутской области и Красноярском крае как ответ на коллективизацию сельского хозяйства / И.В. Ефремов // «Международная конференция молодых учёных – стипендиатов Фонда имени Генриха Бёлля»: рабочие материалы, Санкт-Петербург, апрель 2006г. – С.28-30.

Примечания

[1] Тухачевский М.Н. Борьба с контрреволюционными восстаниями. – Война и революция, Кн. 7, 1926.
[2] Казаков А.С. Общие принципы возникновения бандитизма и крестьянских восстаний. – Красная Армия, 1921, № 9.
[3] Корушин Т.Д. Дни революций и советское строительство в Ишимском округе (1917–1926). – Ишим, 1926; Десять лет Советской власти в Ишимском округе (1917-1927гг.). Под ред. Т.Д. Корушина. Ишим, 1927. 
[4] Лисовский П.А. На службе капитала. – Л., 1928.           
[5] Рещиков И. О тактике классового врага// На ленинском пути.-1928.- №23. – СС.24-26; Ляшенко И. О задачах деревенской парторганизации в борьбе на два фронта// На ленинском пути.-1930.- №11-12. – С.26-32.
 
[6] Трапезников С. Борьба партии большевиков за коллективизацию сельского хозяйства в годы первой сталинской пятилетки.  – М.: Гос. изд-во полит. лит-ры, 1951.
[7] Конюхов Г.А. Борьба за хлеб в 1928 году: дис. …канд. ист. наук. – М., 1951.
[8] Саблина Т.М. Классовая борьба в деревне в период сплошной коллективизации сельского хозяйства (1930-1934гг.): дис. …канд. ист. наук. – М., 1953.
[9] Алферов М. Коммунистическая партия в борьбе за крестьянские массы Сибири в социалистической революции (март 1917 – апрель 1918гг.): дис. …канд. ист. наук. - Томск, 1956.
[10] Степичев И.С. Борьба КПСС за осуществление ленинского кооперативного плана в 1928 – 1930гг. (По материалам иркутской партийной организации): автореф. дис… канд. ист. наук. – Иркутск, 1958.
[11] Боженко Л.И. Соотношение классовых групп и классовая борьба в сибирской деревне. – Томск, 1969.
[12] Степичев И.С. Победа ленинского кооперативного плана в восточносибирской деревне. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1966.
[13] Вдовенко Г.Д. Коммунистические формирования – части особого назначения (ЧОН) Восточной Сибири (1920 - 1924гг): автореф. дис… канд. ист. наук. – Томск, 1970.
[14] Советское крестьянство. Краткий очерк истории. (1917-1970). Под ред. В. П. Данилова и др. Изд. 2-е, доп. - М., Политиздат, 1973.
[15] Гущин Н.Я. Классовая борьба в сибирской деревне в годы построения социализма (историография проблемы). Общественно-политическая жизнь советской сибирской деревни. Материалы II симпозиума по истории рабочего класса, крестьянства и интеллигенции Сибири. – Новосибирск: Изд-во «Наука», 1974.
[16] Новокрещенова О.Г. Борьба партийных организаций Сибири за укрепление социалистической законности в деревне в связи с осуществлением нэпа (1921 – 1924гг): автореф. дис… канд. ист. наук. – Новосибирск, 1975.
[17] Эйнгорн И.Д. Религия, церковь и классовая борьба в Сибири в переходный период от капитализма к социализму (1917-1937гг.): автореф. дис. … д-ра ист. наук.- Томск, 1983.
[18] Ильиных В.А. Классовая борьба в сибирской деревне в условиях НЭПа (1924-1927гг.): дис. …канд. ист. наук.- Новосибирск, 1985.
[19] Шишкин В.И. Социалистическое строительство в сибирской деревне (ноябрь 1919 – март 1921г.): автореф. дис. … д-ра ист. наук.- Новосибирск, 1986.
[20] Документы свидетельствуют: Из истории деревни накануне и в ходе коллективизации, 1927-1932гг./ Под ред. В.П. Данилова, Н.А. Ивницкого.- М.: Политиздат, 1989.
[21] Там же.
[22] Рогалина Н.Л. Коллективизация: уроки пройденного пути.- М.: Изд-во МГУ, 1989.
[23] Воробьева Н.Ю. Изменение политических настроений крестьянства при переходе от военного коммунизма к новой экономической политике (1920 – 1921гг.): автореф. дис. … канд. ист. наук.- Москва, 1990.
[24] Осокина Е.А. Иерархия потребления. О жизни людей в условиях сталинского снабжения. 1928- 1935гг.-М.: Изд-во МГОУ, 1993.
[25] Северьянов М.Д. Социально-политические аспекты новой экономической политики в Сибири (1921-1929гг.): дис. … д-ра ист. наук. - Иркутск, 1994.
[26] Расторгуев С.В. Аграрная политика колчаковского правительства: дис. …канд. ист. наук.- Москва, 1996.
[27] Третьяков Н.Г. Западно-Сибирское восстание 1921 года: дис. …канд. ист. наук. - Новосибирск, 1994.
 
[28] Andrea Graziosi. The Great Soviet Peasant War. Bolsheviks and Peasants, 1917 – 1933, Cambridge, Massachusetts, 1996.
[29] Зеленин И.Е. «Революция сверху»: завершение и трагические последствия// Вопросы истории.-1994.-№10; Ивницкий Н.А. Коллективизация и раскулачивание (начало 30-х годов). Учебное пособие для вузов и школ. Изд. 2-е, дополненное и переработанное. – М.: Издательство Магистр, 1996; Папков С.А. Сталинский террор в Сибири. 1928-1941. Новосибирск: Издательство Сибирского отделения РАН, 1997; Косачев В.Г. Накануне коллективизации. Поездка И.В. Сталина в Сибирь// Вопросы истории.-1998.- №5; Малышева М.П. Голод на юге Сибири в 1930г.// Гуманитарные науки в Сибири.-1998.-№2.
[30] Лущаева Г.М. Партизанское движение в Сибири (лето 1920-1924гг.): дис. …канд. ист. наук. - Красноярск, 2000.
[31] Рогачев А.Г. Альтернативы российской модернизации: сибирский аспект. 1917-1925 годы: дис. …д-ра ист. наук.- Красноярск, 1999.
[32] Новиков П.А. Вооруженная борьба в Иркутской губернии и Забайкальской области (декабрь 1917г. - август 1921г.): дис. …канд. ист. наук. - Иркутск, 2002.
[33] Яблочкина И.В. Антигосударственные вооруженные выступления и повстанческие движения в Советской России (1921 - 1925гг.): дис. … д-ра ист. наук.- Москва, 2000.
[34] Осипова Т.В. Российское крестьянство в революции и гражданской войне.-М.: ООО Издательство «Стрелец», 2001.
[35] Телицын В.Л. «Бессмысленный и беспощадный»?.. Феномен крестьянского бунтарства: 1917 – 1921гг. М.: Российск. гос. гуманит. ун-т, 2002.
 
[36] Бурдина Е.Н. Общественно-политические настроения крестьянства Западной Сибири (1920-1921гг.): дис. … канд. ист. наук.- Москва, 2002.
[37] Красильников С. Серп и Молох. Крестьянская ссылка в Западной Сибири в 1930-е годы. – М.: РОССПЭН, 2003.
[38] Корякина Л.С. Государственная политика в отношении зажиточного крестьянства в конце 1920-х – начале 1930-х гг. в Восточной Сибири (на материалах Иркутской области и Красноярского края): дис. … канд. ист. наук.- Иркутск, 2005.
 
[39] Документы свидетельствуют: Из истории деревни накануне и в ходе коллективизации, 1927-1932гг./ Под ред. В.П. Данилова, Н.А. Ивницкого.- М.: Политиздат, 1989.
[40] Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918-1939. Документы и материалы. В 4-х т./ Под ред. А.Береловича, В.Данилова.- М.: РОССПЭН, 2000.
[41] Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927-1939. Документы и материалы. В 5-ти тт./ Под ред. В. Данилова, Р. Маннинг, Л. Виолы.- М.: РОССПЭН, 2000.
[42] Партийные организации Восточной Сибири в борьбе за построение социализма и коммунизма. Выпуск 1. – Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 1973. – С.154.


На главную страницу