Моменты истории. Сборник материалов по теме «Политические репрессии в СССР» (1989–2009)


Моисеева И.Н.

К вопросу о депортации немцев Поволжья на территорию Енисейского района (1941 г.)

Осенью 1941 г. Енисейский район, как и другие территории Красноярского края, принимал вынужденных переселенцев – немцев, депортированных из Поволжья. Анализируя списки переселенческих семей по сельским Советам, можно констатировать факт высылки в Енисейский район 214 семей немцев в количестве 970 человек и факт прибытия на место 967 чел (3 умерло в пути).

Население республики Поволжья было расселено по следующим населённым пунктам:

  1. В Усть-Тунгусский колхоз попали исключительно жители Саратовской области Каменского района с. Фаерского;
  2. В Потаповский, Прутовский, Еркаловский, Яланский, Абалаковский колхозы, в Масленниково (колхоз «Памяти Ленина»), Мариловцево, Баженово, Анциферово, Горская (колхоз им. Сталина), Черкасы (колхоз им. Сталина), Мало-Белое (колхоз им. Куйбышева) были депортированы исключительно жители одного села – Гримм Каменского района Саратовской области.
  3. В Усть-Кемь были прибыли жители двух населенных пунктов: г. Саратова и с. Каменка Каменского района и один житель Ленинграда. Также городское население немецкого Поволжья из городов Энгельс и Саратов было направлено в колхоз им. Ворошилова (Погодаевский с/с).
  4. Жители Каменского района (с. Гримм и Каменка) были направлены в Погодаевский сельсовет.
  5. Колхоз «Красный Октябрь» (с. Городище) принял в свои ряды жителей Хвалынского, Сельманского и Каменского районов (г. Хвалынск, сёла Сельман и Гримм) При распределении депортированных по сёлам какой-то определённой системы, вероятно, не было, поскольку на странице кроме фамилий указывается номер вагона, одного на весь список. На места спецпоселения, в большинстве случаев, депортированные попадали компактными земляческими (из одного населённого пункта) группами.

Депортировали ли немцев Поволжья в северные территории Енисейского района – Колмогорово, Назимово, Ярцево, Пономарёво, Никулино? Данных по этим населённым пунктам в архиве г. Енисейска нет, и, в первую очередь, потому что до 1957 г. они относились к Ярцевскому району.

Но недавние интервью, записанные нами в ходе изучения истории повседневности 1930–1950 гг. в этих населённых пунктах, позволяют сделать некоторые обобщения.

В 1942–1943 гг. немцы Поволжья, депортированные в 1941 г. в южные и центральные районы Красноярского края (Минусинский, Каратузский, Нижнеингашский, Березовский, Курагинский), подверглись вторичной депортации в Ярцевский район (в настоящий момент эти территории относятся к северному кусту Енисейского района), а именно в сёла: Назимово, Ярцево, Фомку, Колмогорово, Пономарёво, Никулино. Их количественный состав позволяет говорить о тенденции повторного переселения. Подобные факты наблюдались и внутри северных территорий при переселении (21 человек) в сравнительно недалеко находящиеся друг от друга поселения: Тамарово, Кулиса, Фомка – Назимово, Ярцево. География переселения из поволжского региона достаточно разнообразна: сёла Пауэр, Варенбург, Гримм, Ундервальд; города Маркс, Энгельс, Саратов. Территориальная общность депортированных, как это наблюдалось в ряде сёл Енисейского района, не сохранялась.

Среди 967 прибывших немцев было 496 чел. трудоспособных, в т.ч. 251 женщина и 245 мужчин. Остальные 484 чел. – дети и подростки до 16 лет. Социальное происхождение депортированных выглядело следующим образом:

– колхозники – 71 семья;
– рабочие – 90 семей;
– служащие – 53 семьи.

Наиболее распространенные специальности немцев – переселенцев, прибывших в Енисейский район – тракторист, комбайнер, шофер – указывали на преобладание сельского населения в составе «спецконтингента».

Таблица 1. Специальности немцев-переселенцев из районов Поволжья (к. 1941 г.)*

По специальности Количество человек
Трактористы (женщин) 25(1)
Комбайнёры (женщин) 10(2)
Шофёры (женщин) 22(2)
Автомеханики 2
кузнецы 5
Токари 10
Слесари 8
Машинисты 5
Мотористы 1
Учителей 13
счетовод-бухгалтер 15
Врачей 2
Агроном 1
Зоотехник 1
Ветфельдшер 1

* Составлено по:

В списках депортированных встречаются и такие профессии, как следователь прокуратуры, зав. райфо (направлены в с. Еркалово), ветфельдшер, председатель швейной артели (отправлены в с. Погодаево), лаборант мединститута, милиционер, ткач (расселены в п. Ялань).

Трудиться немцы начали практически сразу же по прибытии в районы поселения. При приеме немцев на работу устанавливался дифференцированный подход. Специалистов сельского хозяйства предписывалось использовать в колхозах, райсельхозах, МТС и райзо без всяких ограничений. Наиболее легко получили работу по специальности бухгалтера и счетные работники, которые были востребованы именно в сельской местности. Здесь переселенцы могли проживать без всяких ограничений (артели промкооперации, заготовительные конторы, сельпо и др.). По специальности использовалась и часть медицинских работников. Так мать Циклера Андрея Самуиловича через некоторое время устроилась на работу акушеркой-медсестрой (сообщение Циклера А.С). Не возникало проблем лишь с трудоустройством спецпереселенцев-сельчан еще и потому, что в связи с мобилизацией в Красную Армию мужского населения в сельском хозяйстве существовала острая нехватка рабочей силы. Трудности в устройстве на работу «инженеров, техников, профессорско-преподавательского персонала» оказались связаны с запрещением прописки немцев-переселенцев в городах с развитой промышленностью, хотя существовал большой спрос на эти кадры. Несмотря на потребность в данных специалистах, их использовали на общих работах. Так, в колхозе «Заветы Ильича» Енисейского района немец И. К. Цитцер с высшим сельскохозяйственным образованием использовался разнорабочим. В Ярцевском леспромхозе в качестве лесоруба работал А.А. Галушка, имеющий среднее зоотехническое образование и семилетний рабочий стаж; М.А. Мясин – зоотехник, работал лесорубом. В колхозе имени «Горького» агроном Ф.И. Майер работал учетчиком.

В целом, в сибирском регионе труд депортированных широко использовался в колхозах и совхозах, на лесозаготовках, на ловле рыбы, строительстве дорог. Правовой статус немцев-выселенцев, ограничивавший свободу передвижения, не позволял им в полной мере реализовать право на труд.

Наблюдались случаи дискриминации немцев на новом месте работы. Несмотря на трудовые достижения, немцев лишали премий за перевыполнение норм выработки (Е.Г. Адольф, М.Ф. Бухгамер, С.Н. Чаадаева, Ф.К. Энгельгард), отказывали им в праве быть выбранными в состав правления колхозов и ревизионных комиссий. Но были такие случаи, когда репрессированные становились бригадирами. Например, Яков Карлович Штоль много лет проработал бригадиром в с. Усть-Кемь, а старостой в этом же селе был депортированный Абих.

Для Енисейского района значение труда депортированных имело огромное значение, т. к. в годы войны нехватка трудоспособного мужского населения являлась огромной проблемой, и депортированные граждане частично ликвидировали этот пробел, работая в сельском хозяйстве района, на лесозаготовках, на рыбных промыслах.

Несмотря на детальное планирование, прибытие практически единовременно столь значительной массы людей привело к резкому обострению хозяйственной ситуации на местах – катастрофически не хватало отдельного жилья, не были решены, за редким исключением, вопросы компенсации за оставленное имущество, обеспеченности предметами первой необходимости, продуктами питания.

В условиях тоталитарного государства спецпоселение дало государству огромный источник трудовых ресурсов, способствовало освоению малозаселенных земель и отсрочило на время решение национального вопроса. Но государство потеряло значительно больше, чем приобрело: это потери демографические, интеллектуальные и трудовые.

Литература:
1. Енисейский государственный архив. «Список переселенческих семей», Р-2, опись-2, дело-44, 1941 г.
2. Похозяйственная книга основных производственных показателей хозяйств колхозов Прутовской сельский совет (1941–1945 гг.), ЕГА, ф. р-4, опись-3, дело-19.
3. Биргер В.С. Обзор ссыльных потоков и мест ссылки в Красноярском крае и Республике Хакасия, Книга Памяти жертв политических репрессий Красноярского края, том первый. – Красноярск, «Издательские проекты», 2004. – С. 502.
4. Обердерфер Л.И. Депортированные немцы Западной Сибири (1941–1945). Действительность и правовой статус. Сибирь 17–20вв. – Новосибирск, 2002. – С. 257.
5. Горбачёв К.А. Архивные документы о немцах-спецпоселенцах в Красноярском крае (1941–1958). Тезисы докладов научно-практической конференции. – Красноярск, 1995. – С. 45.

 

На оглавление


На главную страницу