О священнослужителях Бирилюсской волости - района


3 августа 2008 года на заседании музейного Совета МУК Бирилюсский краеведческий музей было решено в с. Бирилюссы на месте, где стояла церковь установить «Часовенку» в память о священниках, расстрелянных в годы репрессий.

Церковь в с. Бирилюссы носила название во имя Всемилостливого Спасса, была построена в 1852 году. Сохранилось описание Бирилюсской церкви: «Храм деревянный, просторный и крепкий, престолов в нем два: главный – во имя Всемилостливого Спасса и предельный во имя Георгия Победоносца. Из старинных предметов утвари обращают на себя внимание серебряный наперстный крест с датой 1783 года ноября месяца, оловяная потирь и два дискоса. На начало ХХ века церковная библиотека состояла из 125 томов». Изъятие церковных ценностей происходило в двадцатые годы прошлого столетия, потом продолжилось в тридцатые годы, однако описей церковного имущества в документах районного архива не обнаружено.

В протоколе №12 заседания президиума Бирилюсского РИКа от 13.02 1938 года (Бирилюсский архив ф.3,оп.1,д.76,л.82) сказано:

«Слушали – о перестройке помещения Бирилюсской церкви под Дом обороны трудящихся (докладчик Павлов)

-Заслушав доклад Павлова о перестройке закрытой Бирилюсской церкви под Дом обороны, заседание президиума Бирилюсского райисполкома отмечает:

«-Бирилюсская церковь за неимением желающих религиозных общин или группы верующих выполнять статьи: 2, 4,5,6,7,8, 27,28,29 постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 03.04.1928 года и согласно ст. 65, 66 постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 08.04.1929г, считается фактически закрытой в 1930 году, но юридически документально закрытие церкви не оформлено.

Бирилюсский райисполком, руководствуясь Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 08.04.1929г, объявил специальным объявлением от 05.02.1938г всем желающим религиозным общинам или группам верующих зарегистрироваться в комиссии по религиозным вопросам при райисполкоме и снять пустующую церковь по договору для отправления религиозных обрядов. Объявление провисело на ограде церкви с 05.02 по 13.02.1938г, но желающих не оказалось.

Президиум Бирилюсского райисполкома постановляет:

1. Бирилюсскую церковь, фактически закрытую в 1930 году, которую религиозные общины или группы верующих не изъявили желания снять по договору, ввиду необходимости помещения для оборонной нужды трудящихся с. Бирилюссы, церковь ликвидировать. Помещение церкви передать под Дом обороны.

2. Для установления ветхости помещения церкви и для составления сметы перестройки помещения церкви под Дом обороны создать комиссию из трех человек: Павлова, Коломенского, Бардышева

3. Для ликвидации церковного имущества создать комиссию из пяти человек: Павлова, Коломенского, Дмитриенко, Бардышева, Туртанова.

4. Просить крайисполком утвердить наше решение. К постановлению прилагаются: акт инвентаризации церкви и церковного имущества, смета оборудования помещения бывшей церкви под Дом обороны»

(Председателем Бирилюсского РИКа в 1938г работал Бондаренко, секретарем Чернов. О Павлове и Бардышеве сведений пока не нашла, Коломенский – начальник райфинотдела, Дмитриенко – начальник милиции, Туртанов А.А. – директор школы, политрук погиб в октябре 1941г. Прим.-Н.Л.)

Церковь была передана под Дом обороны. ( Мы пока не установили, что это за организация – Дом обороны? Имела ли она отношение к военкомату, или к милиции, или к какой-нибудь общественной организации типа ДОСОАФ? Затем церковь переоборудовали под сельский клуб. В начале 1960- х организовали комсомольский воскресник по строительству танцплощадки у клуба. Самое кощунственное было то, что возвели ее на могилах священников, похороненных рядом с церковью. Мы – школьники вытанцовывали шейк и твист на летней танцплощадке, а наши бабушки и мамы, вздыхая, говорили: «Господи, ведь грех-то какой на могилах плясать!» В конце 1980-х в бывшем клубе разместили библиотеку. Вскоре случился пожар и здание бывшей церкви сгорело).

Так могли ли люди в том далеком 1938 году ходить в церковь, если аресты, преследования священнослужителей и верующих продолжались? Некоторые сведения о том, что происходило в годы Большого террора в Бирилюсском районе можно почерпнуть из районной газеты «Голос колхозника». Газета № 96 (236) от 23 ноября 1937г. в статье «Подрывная работа церковников» (привожу дословно) говорится:

« Церковники, муллы, сектанты занимают не последнее место в стане врагов советской власти, ведут подрывную работу в деревне. Под видом религиозного отправления попы, муллы, сектанты создают контрреволюционные группы, вовлекая в них бывших кулаков, торговцев, белогвардейцев и другую антисоветскую нечисть. Особенно сейчас, в период разгара выборной кампании по выборам ВС СССР, в колхозах разворачивается социалистическое соревнование и ударничество за скорейшее выполнение плана хлебопоставок, обмолота хлеба, распределение доходов по трудодням, чтобы прийти с новыми победами к всенародному празднику 12.12. 1937г, методы антисоветской деятельности служителей бога чрезвычайно разнообразны. Служители бога свое контреволюционное острие направляют на извращение Сталинской конституции. Они стараются представить дело таким образом, будто бы Сталинская конституция знаменует собою «поворот» в политике партии и советской власти по отношению к религии.

Религиозники проповедают, что по новой конституции «если граждане того захотят, то правительство откроет все закрытые церкви». Примером может служить то, что «двадцатка» Петровской церкви хлопочет об открытии непригодной по техническим правилам церкви, для отправления религиозных обрядов. Служители бога направляют свое острие, чтобы расшатать колхозы, организовать саботаж в зернопоставках, обмолоте хлеба и т.д. Бирилюсский поп по ночам посещал дома некоторых колхозников Усть- Кемчугского сельсовета и вел контрреволюционную работу. Ссыльный поп Рудаков (пока не нашла данных о нем - прим.-Н.Л.) в колхозе имени Горького вел агитацию против хлебопоставки и обмолота хлеба.

В Никифоровском сельсовете ссыльный поп (фамилия пока не установлена - прим. Н.Л.) ходил по домам отдельных колхозников крестил детей и проводил исповеди, во время которых он обрабатывал крестьян в антисоветском духе. В татарских деревнях Биктимировского сельсовета, активизировавшись, религиозники стали ходить в мечеть.

Таковы коварные приемы церковников – фашистских агентов, которые прикрывают свою контрреволюционную работу крестом и евангилием. Оживлению служителей бога способствовало отсутствие антирелигиозной пропаганды и агитации среди населения нашего района. Вся эта фашистская банда посажена на сегодня, но оставшиеся служители церковников продолжают вести контрреволюционную работу среди населения, об этом надо помнить, особенно теперь накануне выборов в Верховный Совет СССР, когда церковники в блоке с контрреволюционерами всех мастей будут пытаться вести свою контрреволюционную агитацию и подрывательную работу по выборам. Необходимо, чтобы партийные и советские органы поставили на должную высоту антирелигиозную пропаганду и агитацию, чтобы широкие трудящиеся массы знали о черной коварной работе попов, муллов, сектантах – фашистских агентов, диверсантов и убийц.

П.П.Павлов, временно исполняющий
обязанности редактора»

Террор в отношении священнослужителей в сельской глубинке начался с установления советской власти.

23.01.1918 года был опубликован декрет Совета народных комиссаров об отделении церкви от государства (Ачинский архив ф.15. оп.1. д.41 л.6).

Здесь же сохранилось постановление наркома по просвещению «О недопущении духовенства к занятию должностей в школах», утвержденному в заседании от 03.03.1919г.

1. Воспретить лицам, принадлежащим к духовенству всех его родов и вероисповеданий, занимать какие-либо должности во всех школах.

2. Лица, принадлежащие ранее к составу духовенства по оставлению сана, могут занимать таковые должности лишь с разрешения народного комиссара по просвещению.

3. Виновные в нарушении сего воспрещения будут переданы суду ревтрибунала.

Это постановление было опубликовано в газете «Известия ВЦИК» 15 марта 1919г.

Первыми пострадавшими за веру в наших местах значатся священник Петрово – Павловского прихода (с. Петровское) Михаил Каргополов и священник Мелецкой часовни Трофим Кузнецов.

Церковь в с. Петровском была построена крестьянами переселенцами из Минской, Витебской, Могилевской и других губерний, приехавших в Сибирь по столыпинской реформе. Выделялись средства и из Ачинской переселенческой управы. В метрической книге, датированной 1919 годом, упоминается имя священника Михаила Каргополова, приступившего к службе вместе с псаломщиком Владимиром Черногубовым, в январе 1919 года. В конце января священник Каргополов был убит партизанами отряда Щетинкина. Вот как об этом событии рассказывается в журнале «Казанскому Собору 175 лет» (г. Ачинск 2005г стр. 40-42):

«В большинстве приходов Ачинского уезда еще в первой половине 1918 года жители горой вставали на защиту своих святынь от осквернения и глумления. Создавали дружины для защиты храмов, укрывали у себя священников. Разгоралась Гражданская война. Одни уходили партизанить по идейным соображениям с верой в построение бесклассового общества. Другие сбивались в банды, делали налеты на крестьянские обозы, захватывали и грабили деревни. Начались расправы над служителями Церкви. Первым принял смерть священник Ново-Еловского прихода Владимир Фокин. Он был истинным пастырем и сердечным, отзывчивым человеком, почему и пользовался большим уважением среди своих прихожан и всех знавших его. 24 января 1919 года он был захвачен отрядом Щетинкина и расстрелян в полутора километрах от деревни Лодочная. На теле его, кроме огнестрельных ран, оказались три штыковых. Ввиду того, что места эти были захвачены большевиками, тело священника было вывезено ночью из села Ново – Еловского и перевезено в город Ачинск, где и состоялось отпевание. Священник был погребен рядом с Ачинской Казанской церковью. В погребении, кроме духовенства, участвовало почти все население города.

Немного позднее был убит священник Ачинского благочиния Михаил Каргополов, бывший до принятия сана священника офицером казачьих войск. Он был арестован 31 января. На передней подводе ехали арестовавшие его красноармейцы, на задней – священник. Отъехав немногим более километра за село, красноармейцы остановили подводы, вытащили священника из саней, сняли с него шубу и потребовали, чтобы он снял с себя крест, но безуспешно. Сжимая в руках крест, священник молился: «Не ведают, что творят!» Один из палачей выстрелил в упор в голову, отец Михаил упал, и они стали стрелять в него, выпустив зарядов двадцать. 17 марта в Благовещенской церкви города Красноярска было совершено отпевание, возглавленное архиепископом в сослужении духовенства. Тело пастыря – мученика было погребено рядом с Благовещенской церковью.

В тех же местах, неподалеку от села Бирилюссы, служил священник Трофим Кузнецов. Однажды в январе в село въехал отряд красных, расспросив, где дом священника, красноармейцы направились прямо к нему, вошли в горницу и, ничего не объясняя, приказали: «Ну, отец, давай собирайся. Пошли». Священник оделся, они усадили его в сани, и увезли из села. Наутро выяснилось, что палачи привезли о. Трофима на кладбище, привязали к березе, и затем каждый выстрелил в него».

Точно также описывал эти события настоятель Большеулуйской Никольской церкви Евфимий Горячев «газета «Вести» Большеулуйского районе от 25.11.2005г статья В.Ускова «Ему судьба готовила путь трудный, имя честное…»

А вот как об этом событии говорилось во втором номере журнала за апрель-май 1919 года «Сибирские записки», который издавался в Красноярске: «Создается какая – то сибирская Вандея. Повальные грабежи, истребление деревенской интеллигенции – учителей, священников, военных, чиновников – имеют массовый характер. В Каратузе священника живого сбросили с колокольни, в Енисейске замораживали в погребах и топили в прорубях, в Красноярске разрывали лошадьми и т. д. После того, как Щетинкин со своими бандами захватил северную часть Ачинского уезда, никаких сведений из этого района не сообщалось. Кое – кто добрался, передают следующее: группа Щетинкина заняла село Петровское, разоружила милицию, разгромила земскую управу, сожгла все бумаги, затем арестовала священника, вывезла его за село и, сняв шубу (чтобы не испачкать), расстреляла. При аресте священника, заставили его жену лечь на кровать, затем глумились над несчастной. В Ужуре отрубили головы Зимину и Петрунину, узнав, что их сыновья офицеры»

Первые упоминания о лишении священников политических прав в районном архиве датированы 1923г. В протоколе №1 заседания Бирилюсского РИКа (ф3,оп.1,д.52,л.1), в списке лиц, лишенных избирательных прав по волости, указаны имена:

В марте 1923 года по всем волостям был разослан приказ народного комиссариата по просвещению и министра организационного управления за №35 от 01. 03.1923г под грифом «секретно» (Бирилюсский архив ф.3,оп.1, д.11, л.18) В этом приказе говорится: «О недопустимости вероучения в школах. Народный комиссариат просвещения считает нужным еще раз понять, что преподавание вероучения детям до 18 лет, носящее организационный характер совершенно не допустимо, независимо от того, происходит ли это в стенах школы или за ее пределами. В исключительных случаях, когда проведение этой цели может вызвать волнение политического характера. Небходимо в каждом конкретном случае, испрашивать согласие Народного комиссара просвещения за соблюдение проведения веры в жизнь. Самостоятельно же мероприятия в этой области со стороны местных органов совершенно недопустимы.
Зам наркомпрос Ходарковский,
Зам.зав.адм.орг.управления зав орг.инспекторским
Отделом Маркевич»

Ежемесячно в Ачинский уездный исполком Бирилюсский волисполком направлял «Ведомость о зарегистрированных религиозных группах, общинах и сектах».

Так, в августе 1922 года Бирилюсский РИК докладывал Ачинскому уездному исполкому: «В волости есть секта старообрядцев, в которой находится 250 человек. Секта основана в 1908 году. К власти относится враждебно» (Бирилюсский архив ф.116, оп.1, д.30, л.157).

В 1923 году в волости были зарегистрированы:

Надзор за их деятельностью проводится сельисполнителями и председателями сельсоветов.

В отчетном листе по Мало - Погостскому религиозному обществу говорится: «Здание церкви находится в с. Катык (она же Михайлов Погост – прим Н.Л.). Богослужение проводится каждый праздник. В церковь ходят жители деревень: Коробейниково, Маталасс, Сосновки, Мордвиновки, Листвяжной, Соколовки, Белокаменки, Демьяновки, Горской, Мендельской, Почекутовки. В церкви работает один священник Сторожев Никита Евдокимович» (Бирилюсский архив ф.3, оп.1,д.42,л.13)

В этом же году впервые говориться об отчуждении имущества священнослужителей. В Бирилюссах проходит общее собрание жителей с. Бирилюссы, под председательством Мордвинова, секретаре Чернышове. На собрании поднимается вопрос об изъятии сенокосных угодий у священника Бирилюсский церкви Быстрова Гавриила Дмитриевича в пользу бедных. Далее говорится о том, кому предназначаются эти покосы. (Бирилюсский архив ф.3, оп.1, д.35, л.25)

В начале июня 1924 года на заседании членов райисполкома, выносится решение за № 752 (Бирилюсский архив ф.3.оп1,д.68,л.153) о конфискации дома у священника Сторожева Никиты Евдокимовича в д. Северный Катык передаче помещения под школу. Здесь же ставится вопрос о проверке церковного имущества церкви д. Михайлов Погост. Эту работу поручено провести членам сельсовета, совместно со старшим милиционером и составить актовую запись с описью церковного имущества. (В деле нет ни фамилий тех, кто проводил опись, ни самой описи - прим. Н.Л.)

27.06.1924г (Бирилюсский архив ф.3.оп.1.д.56.л.163) состоялось заседание Малокетского сельсовета. Пятым рассматривался вопрос об описи имущества Малокетской часовни, по этому поводу сказано: «Имущество часовни не взято на учет и до сих пор не зарегистрировано». Постановили: «Приступить к проверке церковного имущества в Малокетской часовне, каковое состоит на учете» Где на учете состоит имущество часовни, кто служил в ней, а также описи церковных ценностей и список членов комиссии, проводивших опись, не найдены.

В 1926 году лишаются политических прав псаломщик Катыкской церкви Влас Иванович Козенцев 1887 года рождения и его жена Мария.

В 1929 году лишаются избирательных прав 68-летняя Зверева Авдотья Кирилловна и 70 –летняя Зверева Васса Степановна - монахини, прибывшие в ссылку в д. Демьяновку. В обвинении сказано: «Всю жизнь занимались монашеством и религиозным дурманом». Лишается прав и священник Киселев Куприян Ульянович 1865 года рождения, прибывший в ссылку в этом же году и в эту же деревню вместе с внуками: девятнадцатилетним Евсеем и пятнадцатилетней Анной.

В 1930 году из района высылается семья священника д. Петровка Войтюка Иван Степанович 1895 года рождения, вместе с ним в ссылку отправляют жену Александру 1895г.р. и дочь Веру. Но дочь и жена заболели тифом и были возвращены в деревню, где продолжалось их преследование. Судьба священника Войтюка неизвестна. В газете «Новый путь» №132 от 6 ноября 1984г в статье Ф.С.Грахова «Парторганизация района в борьбе за коллективизацию» есть данные о священнике Войтюк И.С. «В селе Петровка, когда у попа Войтюкова произвели опись имущества за невыполнение твердого задания, кулаки пустили слух, что власти хотят закрыть церковь. Это вызвало возмущение особенно среди женщин. Они подняли по сути дела настоящий бунт. «Агитаторы» попа пытались поднять на выступление и женщин д. Орловка, но не имели успеха».

В районном архиве есть дело священника Быстрова Гавриила Дмитриевича, сохранилось его письмо, написанное в 1933г во ВЦИК, в нем Быстров описывает свою жизнь, просит разобраться в его деле и помочь.

«Родился в 1876 году 25 марта в селе Казачинском Енисейского уезда, мой отец (ныне умерший) исполнял обязанности псаломщика при Казачинской церкви. Образование я получил в Енисейском городском четырехклассном училище, имею звание учителя младших классов. По окончанию училища учительствовал в начальной Чалбышевской –Тарловской школе. В 1900 году я был взят на действительную военную службу, где пробыл до 1905 года. По окончании русско-японской войны и увольнении в запас остался на временное жительство в Манчжурии, служил конторщиком в управлении КВЖД до 1913 года. По возвращению на родину в ноябре 1914 года поступил псаломщиком в Бирилюсскую церковь. В 1915 году снова был взят на военную службу, как запасной младший писарь, где пробыл до окончания германской войны при Ачинском управлении Воинского начальника. По увольнении в запас, снова стал служить псаломщиком в Бирилюсской церкви, а потом был определен священником. Священником я прослужил с июня 1918 по май 1931 года. Со времени оставления службы священником, я занимаюсь поденными работами, в качестве чернорабочего, но имея от роду более 50 лет, эта работа для меня не посильна. На мое обращение к районным организациям о допуске меня хотя бы на должность писца или сторожа получаю отказы, как лишенец по конституции. Не имея совершенно никакого имущества, кроме избушки (бани), я не имею средств для уплаты сельхоз налога. Прошу разобраться и помочь мне».

В Ачинском архиве (ф.698.0п.1, д. 48, л.144) отыскались имена других священников, служивших в нашем районе в 1925 году, это Владимир Викторович Яхонтов и Иван Васильевич Чистяков. Нашлись сведения и о Сторожеве Никите Евдокимовиче. Родился он 25.05.1885 году в с. Жуковка Саратовской губернии. Окончил Вязовскую церковно- учительскую школу Саратовской губернии в 1901г. Выдержал экзамен учителя церковно – приходской школы. Затем обучался на церковно – певческих курсах при Вязовской школе в 1905 – 1906гг. Потом учился в Москве на пастырских курсах. В сан священника был рукоположен в Москве архиепископом Алексеем, управляющим Донским монастырем. К службе в Свято Николаевской церкви, в деревни Северный Катык приступил с 13 апреля 1912 года. Его жена, окончившая гимназию в г. Саратове, преподавала в церковно – приходской школе. В этой церкви Сторожев прослужил до 07.08.1926 года. Затем был избран прихожанами Больше-Улуйской церкви и согласно решению членов епархиального совета (епископа в то время не было) в августа 1926 года приступил к службе в церкви с. Большой Улуй. Еще известно, что вместе с ними в Сибирь приехали родители жены священника, к сожалению, их имена не указаны. Известно и то, что своих детей у Сторожевых не было, поэтому они еще до революции взяли на воспитание крестьянских детей, вначале мальчика, а потом девочку, оставшихся сиротами.

О репрессиях над священнослужителями нашего района в годы Большого террора удалось узнать из Книги Памяти жертв политических репрессий, из архивных источников, из воспоминаний односельчан.

  1. Быстров Гавриил Дмитриевич 1879г.р, служивший в Бирилюсской церкви священником до мая 1930г, расстрелян в Ачинске 11.12.1937г
  2. Войтюк Иван Степанович 1895г.р. священник д. Петровка, выслан за пределы района, дальнейшая судьба не известна.
  3. Зверева Авдотья Кирилловна 1861г.р. выслана в 1929 году, как «служительница религиозного дурмана», ссылку отбывала в. Демьяновку Бирилюсского района.
  4. Зверева Васса Степановна 1859г.р. выслана в 1929г в д. Демьяновку Бирилюсского района, как монахиня, судьба неизвестна
  5. Каргополов –о. Михаил, священник с. Петровка, убит партизанами из отряда П.Е.Щетинкина в 1919г.
  6. Лавров Владимир Федорович 1905г.р., сын священника, служил псаломщиком в Бирилюсской церкви. Жена Анастасия (отчество не указано) 1905г.р в 1930 году лишаются избирательных прав. Вместе с детьми: четырехлетним Иваном и двухлетним Константином, переезжают в Канск. Там Владимир Федорович служит священником кладбищенской церкви. Расстрелян 04.01.1938г в тюрьме г. Канска. После расстрела мужа Анастасия с детьми вернулась в Бирилюссы, дальнейшая судьба неизвестна.
  7. Мелентов Григорий Михайлович 1863г.р. В 1911 году служил в церкви Северный Катык. В 1930г. Арестован в д. Петровка – осужден на три года. После отбытия наказания вернулся в Петровку. Расстрелян 11.12. 1937 года в Ачинске.
  8. Преображенский Вениамин Сергеевич –о. Василий (епископ из Кинешмы) 1871г.р. Прибыл в Бирилюссы в 1942г из Москвы. Проживал по ул. Мельничная 14. Умер в Бирилюссах 13 августа 1945г. Захоронение установлено, туда приезжают паломники из Ивановской епархии, городов и районов Красноярского края.
  9. Сорокаумовский Михаил Степанович 1887г.р – священник с. Алтат. Родился в Донской губернии. Учился юрисприденции в Варшавском университете. Знал латынь, греческий, английский, французский и немецкий языки. В 1939г осужден на 10 лет ИТЛ + 5 лет лишения политических прав. Срок отбывал в Туруханске. Дальнейшая судьба неизвестна.
  10. Богданов Николай Гаврилович в июле 1932 года лишается политических прав, как проповедник старообрядческой общины. Судьба не известна.
  11. Сычкин Федор Николаевич 01.05.1930г президиумом РИКа «определен к высылке из района, как служитель религиозного культа». Судьба неизвестна.
  12. Дякин Михаил Васильевич 1884г.р. священник из Воронежской области, прибывает в ссылку в Бирилюсский район в 1935г. Местом проживания значится д. Кирчиж. В 1937г он арестован, осужден на 10 лет ИТЛ. В начале войны его опять отправили в ссылку в наш район. Умер он в 1942г в п. Полевом. Захоронение не найдено. Умер от истощения.
  13. Ячмень Ефим Тимофеевич 1884г.р. священник Бирилюсской  церкви, расстрелян в Ачинске, в 1937г.

Не удалось прояснить судьбы многих священнослужителей наших церквей: Завадовского Алексея Семеновича, Воздвиженского Михаила Ивановича, Архангельского Николая Алексеевича, Симонова Александра Лаврентьевича, Сигаева Емельяна Степановича (возможно, Силаев?). О нем известно то, что служил псаломщиком в Бирилюсской церкви, 31.10 1910г состоялось его венчание с девицей Шпагиной Феодосией Дмитриевной. Жениху был 21 год, а его избраннице - 19. Поручителями со стороны Емельяна Степановича выступали: нарымский мещанин Гиляшев Константин Иванович и херсонский дворянин Баумгартен Борис Владимирович, у невесты свидетелями значились: крестьянин Мордвинов Тимофей Иванович и мещанин из г. Ачинска Патюков Петр Федосеевич. (Бирилюсский архив ф.89.0п.1, д.37.л. 43) 25.08. 1912г. у молодых родилась дочь Валентина, крестными родителями которой названы: жена священника - Прозоровская Прасковья Александровна и Успенский Апполинарий Апполинарьевич – студент –медицинского факультета Томского императорского университета. (Бирилюсской архив ф.89. оп. 1, д.35). Не известна судьба семьи священников: Прозоровского Кирилла Михайловича, Самуилова Ивана, служивших в Бирилюсской церкви, Черногубова Владимира из Петровской церкви, Орлова Макария и Шестернева Алексея из Зачулымской церкви и других.

Удалось выяснить некоторые подробности из жизни священника Лаврова Федора Владимировича. Вера Павловна. 20.12.1915 года родила мальчика, которого назвали Иннокентием. Малыш родился слабеньким, крестили его в этот же день. Крестными родителями стали: жена псаломщика Бирилюсской церкви Быстрова Павлина Петровна и начальник почтового отделения Ревякин Леонид Семенович. Известно, что малыш умер на второй день после рождения. А вскоре умерла 5-летняя дочь Екатерина. (Бирилюсский архив ф.89.оп.1, д.57, л.46-47)

Многих бирилюсских священников расстреляли в Ачинске. Захоронения их не известны. Ачинскими краеведами делались попытки установить места массовых «расстрельных» захоронений. В Ачинском городском краеведческом музее нам удалось обнаружить интересное письмо, адресованное депутатами горсовета Ачинскому межрайпрокурору тов. Сарапулову Н.В. Привожу его дословно:

«Сообщаем Вам, что 26 июля 1990г комиссия по социалистической законности депутатов Ачинского горсовета рассматривала вопрос о фактах массовых репрессий в отношении советских граждан в 1930-1950гг, совершенных сталинским режимом.

В результате изучения материалов, представленных нам руководителями историко – просветительского общества «Мемориал», неопровержимо установлены факты массовых захоронений граждан в различных местах г. Ачинска.

Данные захоронения обнаруживались в течение 1970 -1980гг при строительстве народохозяйственных объектов, что подтверждается изложенными в материале объяснениями свидетелей.

Так, свидетель Кузнецов Леонид Макарович пояснил, что летом 1980 года он работал на строительстве гаража ДРСУ, и при копке котлована, экскаватор после нескольких захватов земли ковшом, вынес на поверхность останки людей: черепа и кости. Было обнаружено семь или восемь черепов с одним и двумя огнестрельными ранениями в затылочной и лицевой частях каждого черепа. В некоторых черепах обнаруживались пули, предположительно от нагана. Кузнецов характеризует захоронение, как массовое, т.е везде, где работал бульдозер на этой оси, вскрывались останки погибших. Из вещей обнаруживались: дамская сумочка, кожаная, остатки подошвенной части дамских сапожек, пуговицы.

Далее в районе аэропорта г. Ачинска. При строительстве взлетной полосы в 1976 году, в результате вскрытия грунта бульдозером, были обнаружены массовые захоронения: кости, черепа людей, а также обрывки шинелей, нижнее белье, воротники рубашек, упаковки из-под махорки с датой 1937 года, сапоги.

Таким образом, со слов очевидца Почуненко А.Г. и других лиц, в районе аэропорта и автозаправочной станции существует, как минимум, три захоронения.

На основании свидетельских объяснений гражданина Мердеева (принимал непосредственное участие на заседании комиссии по соцзаконности) установлено, что жертвы сталинских репрессий захоронены по обеим сторонам дороги на Красноярск, в районе фабрики игрушки и складов ДРСУ. Трупы расстрелянных хоронили на пустыре, в овраге, в районе нынешней фабрики игрушки, при чем многих ачинцев работники НКВД заставляли возить ежедневно землю, навоз и отходы в этот район, чтобы после каждой ночи заметать следы преступлений.

Мердеева также заставляли возить на лошади отходы в овраг, где он лично видел торчавшие из земли руки, ноги, головы мертвых людей. Так ежедневно хоронили до десятка человек. Затем в этом месте были высажены деревья. Мердеев также вспоминает, что он тогда с ныне здравствующим и проживающим в Ачинске Горьковым Василием Ивановичем ходил собирать монеты – «серебрушки», оставшиеся после убитых. Кроме того, по объяснению свидетелей: Замощика М.И, Перегуда И.Д. Машинца Ф.Д. они на экскаваторе при разработке глиняного карьера обнаружили останки людей в 400 -500м. от дороги, при чем захоронение тянулось на 50м вдоль тракта. Машинец убежден, что захоронение 1937 -1938гг, так как он лично находил монеты 1935г.

Вышеизложенное свидетельствует о наличии большого числа массовых захоронений и перечень свидетелей указанными лицами не ограничивается.

Таким образом, с очень большой степенью достоверности можно полагать, что данные захоронения относятся к числу репрессий, развязанных сталинским режимом геноцида в 1937 -1938гг. Долг каждого человека, обязать государство в лице исполнительных и законодательных органов, расследовать все обстоятельства по фактам обнаруженных захоронений с целью восстановления исторической справедливости в отношении невинных жертв сталинизма.

С этой целью комиссия по соцзаконности и правопорядку при Ачинском горсовете, направляя в Ваш адрес данное заявление, просит решить вопрос о возбуждении уголовного дела по фактам многочисленных свидетелей и сообщить о принятом решении в соответствии с законом»

С подачи этого заявления межрайпрокурору Сарапулову Н.В. прошло почти двадцать лет. Мы не знаем, принимались ли какие-то решения по заявлению депутатов горсовета 1990г. Но нам известно, что в Ачинске до сих пор не установлен памятник жертвам политических репрессий. Однажды на совещании директоров музеев, проходившем в Ачинском городском музее, я подняла вопрос об установки памятника жертвам политических репрессий в г. Ачинске, так один высокопоставленный чиновник мне возразил: «У нас есть памятник жертвам террора!» Действительно в Ачинске есть памятник, установленный жертвам колчаковского террора, то есть партизанам отряда Щетинкина, а мы ведем речь об увековечивании памяти жертв Большого террора, случившегося в тридцатые годы прошлого столетия.

Что касается, расстрелянных и изгнанных из района священнослужителей, то в нашем музее нет их фотографий, точных биографических данных. Поэтому очень надеемся, что кто-нибудь откликнется на наше сообщение.

Надежда Лактионова
Директор МУК Бирилюсский
краеведческий музей


На главную страницу