C. Ларьков, Ф. Романенко. «Враги народа» за Полярным кругом. Второе издание


С. Ларьков, Ф. Романенко. Самый северный остров архипелага ГУЛАГ

Мифотворчество – непременная часть создания истории, наверное, любого государства, но в России и СССР этот жанр приобрёл, пожалуй, особое значение. Наличие мифов сомнений ни у кого не вызывает, споры идут лишь об их количестве. «Правдивое» написание истории в постсоветское время (или – ещё в советское за рубежом и в неофициальной истории) порождает мифов, наверное, не меньше, поменялись лишь знаки. Ярким примером подобного мифотворчества является история и, особенно, – география ГУЛАГа. На основании устных, рукописных и печатных «свидетельств» на картах ГУЛАГа появились страшные каторжные лагеря уничтожения в самых удалённых точках Заполярья – на островах Новой Земли, Земли Франца-Иосифа и Северной Земли, полуострове Таймыр, острове Врангеля. Выход в свет справочника «Система исправительно-трудовых лагерей в СССР» [«Система…»  ], составленного на основании документов ОГПУ-НКВД-МВД, хотя и ограничил фантазию мифотворцев, но не опроверг однозначно существования многих полярных лагерей: в справочнике приводятся сведения об управлениях ИТЛ и в нём, естественно, нет сведений о более мелких лагерных подразделениях – лаготделениях, отдельных лагерных пунктах (ОЛП), лагерных пунктах (ЛП), не говоря уже о лагкомандировках и подкомандировках (лишь иногда в разделах «производство», «дополнительные сведения» и «примечания» можно «вычитать» названия и местоположение мелких лагерных подразделений). Между тем бытовое сознание не разделяет лагеря по их рангу – часто даже бесконвойная подкомандировка воспринимается как «лагерь». Поэтому все указания на существование полярных лагерей должны тщательно проверяться.

При этом нужно иметь в виду, что сам ГУЛАГ практически всё время своего существования был организацией пусть по-своему, но хозяйственной, труд заключённых по существу продавался, и отсутствие «полезного» приложения труда исключало возникновение лагерей. Таким «полезным» и выгодным для полярного ГУЛАГа трудом были добыча полезных ископаемых, строительство, погрузочно-разгрузочные работы и т. п. Из производства пищевой продукции для Севера оставалась только рыбная ловля (сельскохозяйственного производства по природным условиям быть не могло, а добыча зверя исключена из-за необходимости выдачи заключённым огнестрельного оружия и невозможности постоянного контроля над ними). В частности, отсутствие «фронта работ» ставит под большое сомнение существование лагерей на острове Врангеля, известного в основном тем, что он служит «родильным домом» для белых медведей почти всей Восточной Арктики и практически полным отсутствием каких-либо полезных ископаемых.

Наиболее устойчиво держится в журнальных и газетных публикациях о ГУЛАГе история «лагерей смерти» на Новой Земле. Примером попытки обоснования существования таких лагерей на основании свидетельств «очевидцев» была вышедшая еще в 1965 г. в Мюнхене (на немецком языке) книга K.Bahrens «Deutsche in Straflagern und Gefangnissen der Sowjetunion» («Немцы в штрафных лагерях и тюрьмах Советского Союза») [Bahrens ]. В книге приводится несколько «достоверных» рассказов бывших заключённых-немцев об их собственном или их товарищей пребывании в полярных лагерях. Большая часть приведённых свидетельств всё же оказывается пересказом из вторых или третьих уст, что резко снижает степень доверия к ним. Обычно они содержат подробности о каторжной работе в нечеловеческих условиях Арктики, о почти поголовной смертности заключённых. В свидетельствах, однако, содержатся фактические данные о местоположении и окрестностях лагерей, об использовании труда заключённых, описания этапов, т. е. те данные, которые можно проверить по независимым источникам. В книге говорится о существовании «большого количества лагерей» в трёх районах Новой Земли (окрестности Русской Гавани, Белушьей губы и становища Русаново), а также на острове Рудольфа в архипелаге Земли Франца-Иосифа.

Проведём краткий историко-геолого-географический анализ приведённых в книге подробностей об этих лагерях (см. табл.).

 1 Положенная в основу комментария информация получена авторами из множества источников, как опубликованных, так и архивных.

Подводя итоги, можно уверенно сказать, что существование исправительно-трудовых лагерей на Новой Земле и Земле Франца-Иосифа в 1930–1950-х гг. практически невероятно. Прямых свидетельств нет, а известные через третьи руки подробности не соответствуют географическим и историческим реалиям. Механизм рождения подобного рода легенд, наверное, должен составить предмет особого изучения. Можно, например, предположить, что охрана привезённых куда-то в тундру заключённых специально сообщала им об их прибытии на «остров» – для предотвращения самих мыслей о побеге (такой случай для острова Врангеля описан в воспоминаниях одного из заключённых чукотских лагерей). Не исключены и другие механизмы рождения этих мифов, например, последующая, задним числом «привязка» лагеря к более или менее известной местности.

Тем не менее, в архипелаге ГУЛАГ были арктические «острова» и их было немало, о чём свидетельствуют многочисленные документы. Кратко перечислим те из них, которые расположены географически севернее Норильска (северная широта 69 град. 20 мин, расстояние от Северного Полярного круга – 310 км; для сравнения – знаменитые Соловецкие острова лежат на широте 65 град., в 170 км южнее Полярного круга).

1. Остров Вайгач и прилегающая часть Югорского полуострова – Вайгачская экспедиция ОГПУ-НКВД 1929–1935 гг. с центром в посёлке Варнек [«Система…», c. 179–180 ] (широта 69 град. 50 мин., севернее Полярного круга на 370 км). На Вайгаче велась разведка и добыча медных и полиметаллических руд, на Югорском полуострове – добыча флюорита, строительство дороги Белый Нос – Хабарово, в лагере на мысе Белый Нос располагалось строительство № 300 ГУЛЖДС, ликвидированное в сентябре 1944 г. На базе Вайгачлага в 1934 г. был организован Западно-Арктический комбинат ГУСМП с целью добычи и обогащения цинково-свинцовых руд Вайгача и плавикового шпата месторождения Амдермы, преобразованный через год в Вайгачский трест ГУСМП. Комбинат принял от ГУЛАГа в 1935 г. имущество всех вайгачских посёлков, которые были оставлены после свёртывания работ и затопления свинцово-цинкового рудника Раздельный (РГАЭ, ф. 9570, оп. 2, ед. хр. 1501).  Рабочая сила в конце 1934 г. начала перебрасываться в Амдерму, где до сентября 1936 г. продолжали использоваться заключённые, и, по данным отчётов Вайгачского горнорудного треста, только после этого на добыче плавикового шпата стали использоваться завербованные по вольному найму, а 1 января 1938 г. трест переформирован в Рудоуправление, подчинённое Горно-геологическому управлению (ГГУ) Главного Управления Северного морского пути (ГУСМП).

2. Отдельный лагерный пункт (ОЛП) «Бирули» в составе Норильского ИТЛ (широта 76 град. 10 мин, 1080 км к северу от Полярного круга). Основной задачей заключённых была разведка месторождения слюды (мусковита), открытого в 1936–1938 гг. геологической экспедицией П.В.Виттенбурга (в начале 1930-х гг. – один из геологов-заключённых в Вайгачлаге). В 1946 г. на месторождении начала работу Бирулинская экспедиция треста «Арктикразведка». В 1948 г. добытая слюда была вывезена пароходом. В 1949 г. Бирулинская экспедиция была передана из ГУСМП в МВД, приказ МВД № 009 о создании там ОЛП относится к 3 января 1950 г. [«Система…», c. 338–339 ]. По состоянию на 12 сентября 1951 г., начальником ОЛП был Горелкин, командиром взвода охраны – ефрейтор Ананьев; списочный состав заключённых – 63 человека (по материалам Музея Норильского горно-металлургического комбината). 

3. ОЛП «Мыс Входной» в устье реки Пясины (широта 73 град. 50 мин, севернее Полярного круга на 810 км), «производство» – рыбная ловля; отловленную в основном зимой и засоленую рыбу летом на баржах и гидросамолётах вывозили в Норильск. По состоянию на 12 сентября 1951 г.: режим – бесконвойный, начальник – лейтенант Плещеев, списочный состав заключённых – 53 человека (по материалам Музея Норильского ГМК) .

4. ОЛП «Порт Амбарчик» в одноимённой бухте близ устья реки Колымы (широта 69 град. 40 мин, севернее Полярного круга на 350 км) – «северные ворота» Дальстроя. Лагерь, подчинённый Колымскому речному управлению Дальстроя (КРУДС), существовал с перерывами в 1932–1952 гг. Заключённые были заняты погрузочно-разгрузочными (перевалка грузов с морских судов на речные через складирование) и строительными работами (построены три ряжевых мола и склады) [Бацаев, Козлов; Навасардов ].

5. Чаун-Чукотский ИТЛ Дальстроя с дислокацией управления в пос. Певек на Западной Чукотке (широта 69 град. 40 мин) – куст лагерей в радиусе 80 км от Певека. Годы существования – 1949–1957, численность заключённых на конец 1953 г. около 12 тыс. человек, занятых на добыче полезных ископаемых, дорожном, промышленном и портовом строительстве, погрузочно-разгрузочных работах [«Система…», c. 506 ].

6. Чаунский ИТЛ Дальстроя с дислокацией управления, вероятно, в пос. Певек – несколько лагерей в окрестностях Певека. Годы существования – сентябрь 1951 – середина 1953, численность заключённых при образовании – около 11 тыс. человек, занятых на добыче радиоактивных руд [«Система…»] (см. статью «Острова уранового ГУЛАГа в Восточной Арктике» в настоящем сборнике). 

 
Отвалы шахт или штолен по добыче урановой руды близ «Рыбака». Рядом с отвалами – остатки спуско-подъёмных механизмов. Фото И.М. Сабирова, август 2008 г.

 
Отвальное поле «Рыбака» на склоне долины реки Тихой – правого притока р. Жданова. Фото И.М. Сабирова, август 2008 г.

 
Отвал и основание надшахтного механизма с рельсами для вагонеток. Фото И.М. Сабирова, август 2008 г.

 
Колючая проволока «Рыбака». Фото И.М. Сабирова, август 2008 г.

 
Расположение лагерей ГУЛАГа в районе полуострова Таймыр. Цифрами обозначены: 1 – мыс Входной; 2 – залив Бирули; 3 – Рыбак; 4 – бухта Зимовочная; 5. – Кожевниково; 6 – Нордвик (наличие лагерей в Кожевниково и Норвике документально не подтверждено)

Довольно долгое время бытовало представление о существовании крупного лагеря в пос. Нордвик (широта 74 градуса, севернее Полярного круга на 830 км) с группой небольших посёлков в его окрестностях. Лагерь обслуживал строительные и геолого-разведочные работы, а после 1936-го года, когда был создан трест Главсевморпути «Нордвикстрой» – ещё и добычу угля и соли. Однако проведённой в 1990 году экспедицией Норильского музея и Норильского «Мемориала», тщательно изучившей и описавшей остатки посёлка и нашедшей архив (в источнике не указано, какой именно), не обнаружено никаких следов лагеря, обычно сохраняющихся в условиях Арктики [Фоменко; Эбеджанс ]. Никаких документальных свидетельств о существовании лагеря в Нордвике не было обнаружено и исследователями НИПЦ «Мемориал», тщательно изучившим архивы ГУЛАГа ОГПУ-НКВД-МВД [«Система…»  ]. Качество полезных ископаемых Нордвикского района оказалось невысоким, вывоз соли слишком дорогим, пополнение малопригодным для пароходных топок углем судов на трассе Севморпути из-за отсутствия приспособленных портовых сооружении и мелководности бухты – долгим и трудоёмким.

Трест «Нордвикстрой» организован в 1936 г. по решению Совета труда и обороны СССР (СТО) от 25 июля 1936 г. и стал преемником Нордвикской экспедиции ГУСМП. В 1936 г. штат треста, размещавшегося в двух крупных посёлках Нордвик и Кожевниково, образовался из трёх групп (РГАЭ, ф. 9570, оп. 2, ед. хр. 1502):  трудпереселенцев (подчёркнуто нами. – авт.),  привезённых из Владивостока, команд барж из Пеледуя (в поселке Пеледуй на р. Лене располагалась верфь Главсвморпути – авт.)  и сотрудников экспедиции Горно-геологического управления ГУСМП.

1 июля 1940 года «Нордвикстрой» был преобразован в Нордвикскую нефтеразведочную экспедицию ГГУ ГУСМП, в которую были также включены Нордвикская геофизическая экспедиция Арктического НИИ и Котуйская геолого-разведочная экспедиция (РГАЭ, ф. 9570, оп. 2, ед. хр. 1552) . На 1 января 1941 г. удержания с «трудпереселенцев(подчёркнуто нами. – авт.)  за декабрь 1940 г. составляли 659 руб. 67 коп., кредитором экспедиции было Главное управление лагерей (г. Москва(подчёркнуто нами. – авт.) » (ibid, л.19 ). В этом же источнике (л. 7)  в списке финансовых долгов Нордвикской экспедиции, оставшихся ей от треста «Нордвикстрой», приведена такая запись: «Начисления по судебному делу геолога Аллера в 1939 г. Характер судебного дела трестом не объяснён. Кредитор претензий не предъявлял». Объяснение этому факту может быть весьма необычным. Опытный полярный геолог Г.Д.Аллер несколько лет работал по разведке нефти в районе Нордвика от НИИ Главгеологии Наркомнефтепрома, в декабре 1939 года арестован, увезен в Москву и 27 июля 1941 года расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР по обвинению в участии в контрреволюционной организации [ «Жертвы …»].  По-видимому, НКВД, арестовав Аллера, ещё и предъявило тресту финансовые претензии по доставке арестованного на «Большую землю». То есть, мы вас избавили от врага, теперь Вы нам за это заплатите!

В 1943 году экспедиция имела в Нордвике, среди прочего: «гауптвахту, барак на 300 человек, уборную на 4 и 10 очков», «насчитывала 108 работников, в том числе 95 рабочих, 10 ИТР и 3 служащих» (РГАЭ, ф. 9570, оп. 2, ед. хр. 1605) . В 1944 г. в Нордвике параллельно действовали Нордвикская экспедиция, «Нордвикстрой» и образованный весной этого года трест «Нордвиксоль», все эти организации подчинялись Горно-геологическому управлению ГУСМП; в это время в Нордвике жило 575 человек, из них всего 270 работающих, остальные – члены семей (РГАЭ, ф. 9570, оп. 2, ед. хр. 1621) . «Нордвикстрой» существовал и позже, как минимум до 1950 г., но уже как подразделение строительно-монтажного треста «Арктикстрой» ГУСМП. В 1952 г. по решению Совмина СССР прекратил работы трест «Нордвиксоль», в 1953 г. комиссией Министерства геологии СССР принято решение о нецелесообразности работ Нордвикской нефтеразведочной экспедиции из-за бесперспективности разведки. Совокупность архивных документов и данных обследования современного Нордвика позволяют с большой долей уверенности говорить об отсутствии в Нордвике исправительно-трудового лагеря, однако подтверждают предположение о том, что работы базирующихся здесь организаций в значительной степени были обеспечены не вольнонаемной рабочей силой, а спецпереселенцами, что было обычно для небольших северных промышленных объектов. Надзор за ними осуществляла спецкомендатура НКВД (не те ли «3 служащих» 1943-го года?), ей-то и принадлежала гауптвахта. В 1944 г. население Нордвика увеличилось почти в шесть раз, но при этом половину его составляли неработающие. Были ли они вольнонаёмными или спецпереселенцами, сказать пока невозможно. Поиски документов о существовании в Нордвике комендатуры и выяснение количества состоящих у неё на учете спецпереселенцев – отдельная задача, т. к. структура и география спецкомендатур ОГПУ-НКВД-МВД, выполняющих надзорные функции, пока, насколько известно авторам, не изучалась. Упоминаемые иногда сведения о перевозках заключённых в Нордвик (например, история гибели парохода «Марина Раскова» в 1944 году, торпедированного немецкой подлодкой – [Щипко ]) не базируются на документах и внутренне противоречивы.

Структура НКВД в Нордвике несомненно, была. Так, в черновике письма и.о. начальника ГУСМП капитана 2 ранга М.Белоусова зам. наркома внутренних дел В.В.Чернышёву от 15 июля 1942 г., которое не было отправлено и касалось перевозок грузов по Северному морскому пути в ближайшую навигацию, есть такие строки: «Исключены материалы, выделяемые НКВД для обеспечения строительства первой очереди соляного рудника на Нордвике» (РГАЭ, фонд 9570, оп. 2, д. 3558, лл. 44–45) . Можно предположить, что это строительство, начатое, как указано выше, в 1944 г., двумя годами ранее предполагалось осуществлять силами заключённых, но сделано это не было, т. к. трест «Нордвиксоль» использовал труд ссыльнопоселенцев.

Посёлок Кожевниково в одноименной бухте (северная широта 73 градуса 40 минут, от Полярного круга 800 км, от Нордвика 50 км) также входил в систему «Нордвикстроя». Упомянутой экспедицией он был обследован с вертолёта, никаких следов лагеря обнаружено не было [Эбеджанс ].

Недавно в результате сопоставления различных архивных данных удалось документально подтвердить существование самого северного из достоверно известных островов ГУЛАГа, определить характер работ его заключённых, приблизительно оценить их количество. В статье «Как появлялись „острова ГУЛАГа “», помещённой в настоящем сборнике, подробно рассмотрена история появления на Северном Таймыре «острова ГУЛАГа», который назывался сначала Каменским месторождением, затем объектом 31 горно-промышленного управления (ГПУ) МВД № 21, но более известен под именем «Рыбак». Здесь мы рассмотрим историю его существования в качестве лагеря после передачи объекта из системы ГУСМП в систему МВД. Напомним, что это произошло в соответствии со специальным Постановлением Совмина СССР 27 декабря 1949 г. Начальником ГПУ № 21 назначен майор НКВД К.Д. Васин, начальником объекта № 31 – подполковник (?) Фёдор Вячеславович Нагорнов [«А.П. Завенягин »]

К этому времени в посёлке было построено несколько жилых и производственных помещений, по тундре протянулись пройденные с помощью экскаваторов и бульдозеров десятки километров горных канав, которые пока немногочисленные геологи не успевали документировать.

Тяжеловесные грузы и техника завозились в «Рыбак» по 100-километровому зимнику из бухты Зимовочной на северном берегу залива Фаддея, где разгружались пароходы. Здесь была построена перевалочная база из трёх жилых щитовых и рубленых домиков и нескольких складских помещений. По мнению О.Нехаева, «масштабные работы начались без элементарных поисковых и геолого-разведочных работ» [Нехаев ]. С этим согласиться нельзя, учитывая, что к 1950 г. месторождение разведывалось уже три года очень квалифицированными геологами, и уж «элементарные работы» там безусловно провели. На берегу были свалены огромные кучи неразобранного груза, оборудования для предполагавшейся обогатительной фабрики, электростанции, горы консервов и т. д. По мнению О.Нехаева, «на доставке грузов был задействован весь ледокольный флот и арктическая авиация». Основная часть грузов была доставлена осенью 1950 г. на ледоколах «Ермак», «Красин», «И.Сталин» и на ледокольном пароходе «Г.Седов» [Боднарчук ].

В 1950 году геодезисты экспедиции определили координаты базы: 76 град. 40 мин. с.ш. и 103 град. 40 мин. в.д. Расстояние от Северного полярного круга 1130 км, до мыса Челюскина, самой северной точки материка Евразии – 150 км.

Использовались ли для работы в экспедиции расконвоированные заключённые, неизвестно, но в 1951 году в посёлке Рыбак появляется отдельный лагерный пункт Норильлага (вряд ли в отдалённый лагпункт направили заключённых каторжного Особлага № 2 – Горлага), укомплектованный в то время осуждёнными по уголовным и «бытовым» статьям, но можно предположить и наличие некоторого числа «политических» как квалифицированных специалистов – тогдашний начальник комбината и обоих ИТЛ, Норильского и Горного, инженер-полковник В.С.Зверев, сохраняя традиции многолетнего «хозяина» Норильска А.П.Завенягина, часто шёл на нарушение инструкций МВД, запрещавших использовать осужденных по 58-й статье на квалифицированных (не общих) работах. Заключённых, видимо, привозили на пароходе из Дудинки в бухту Зимовочную (более 700 км), откуда они этапировались (пешком или на тракторных санях) по почти безжизненной, холмистой, изрезанной балками и неглубокими речными долинами тундре. Впрочем, дальний завоз на пароходах (при необходимости их приспособления для перевозки заключённых) и отсутствие между Зимовочной и Рыбаком каких-либо строений для ночёвок не исключает (с учетом важности объекта) доставки заключённых самолётами из Норильска (Ли-2 мог брать на борт 20–25 человек). Так, начальник ГУСМП А.А. Кузнецов в письме зам. министра внутренних дел С.С.Мамулову от 23 мая 1950 г. сообщает, что на 10 мая на рудник № 21 самолётами ГУСМП доставлены 201 человек и 189 т груза [РГАЭ, ф. 9570, оп. 4, д. 235, лл. 230–231 ]. Сколько среди них было заключённых и вольнонаёмных, установить вряд ли удастся.

 
Руины бараков «Рыбака» с развалинами кирпичных печей. Кирпичами также обкладывали железные печи (справа). Бочки могут быть оставлены геологами в более позднее время. Фото И.М. Сабирова, август 2008 г.

 
Фрагмент «промзоны Рыбака». На втором плане – фрагменты подъёмных механизмов. Фото И.М. Сабирова, август 2008 г.

 
Остатки техники Рыбака. На первом плане – руины какого-то передвижного механизма, на заднем плане – сваренная из бочек дымовая (?) труба с «лепестком» для защиты от прямого попадания снега. Фото И.М. Сабирова, август 2008 г.

 
Фрагмент фундамента одного из бараков «Рыбака». Фото И.М. Сабирова, август 2008 г.

 
Расположение лагеря Рыбак и перевалочной базы в бухте Зимовочной.

В обнаруженных в фонде Главсевморпути в РГАЭ отчётах полярной станции «Рыбак» содержатся составленные её начальниками глазомерные планы окрестностей. Составление их входило в обязательную программу научных работ всех полярных станций ГУСМП. На обоих планах (1953 и 1954 гг.) масштаба 1: 5000 (в 1 см 50 м) рядом с поселком Рыбак, к юго-востоку от него, за неглубокой балкой, расположена группа строений, с подписью около нее – «лагерь» (смысл этого слова был настолько в те времена ясен, что не требовал уточнения). Обращает на себя внимание то обстоятельство, что на плане, где изображены мелкие строения и радиомачты, а для склада горюче-смазочных материалов (ГСМ) – и ограда, не показаны вышки ограждения лагеря и само ограждение. Возможно, систему охраны составителям плана запретило показывать лагерное начальство, но, скорее всего, ограждения и не было. В лагере в 1953 году было 11 строений – четыре барака (?) размером 100 х 25 м, одно строение размером 35 х 15 м, одно – размером 25 х 20 м и пять хаотично стоящих между крупными строениями мелких, вероятно – передвижных балков. Если учитывать устройство обычного лагеря, наличие в любом из них столовой, продуктового и вещевого складов, штаба (канцелярии), казармы охраны (она всё же непременно была), иных мелких помещений бытового и производственного назначения, можно предположить, что для заключённых предназначалось три, максимум – четыре барака. В бараках такого размера размещалось обычно 200–250 человек, что, при полной «загруженности» помещений, позволяет оценить планировавшуюся численность заключённых в ОЛП «Рыбак» до 1000 человек.

В некоторых газетных и Интернет-публикациях [Боднарчук  https://his.1september.ru/2003/11/1.html] указывается даже численность присланных в Рыбак заключённых – 500 человек, спешно собранных в Норильлаге. По воспоминаниям Л.Д.Мирошникова, их привели к концу полярной ночи. Никакого специального отбора перед отправкой в секретный лагерь НКВД не проводили, поэтому среди каторжан «Рыбака» были даже подростки – рассказывают о некоем парне по имени Прохор, который попал в лагерь прямо со школьной скамьи, после драки с сыном секретаря райкома. Прохор досиживал пятилетний срок, когда его «выдернули» из лагеря и этапировали на «Рыбак».

Заключённые жили в палатках, а охрана – в бревенчатых избах-пятистенках, одну из которых якобы привезли с мыса Челюскина. Летом 1950 года в Рыбак направили 35 молодых специалистов Норильского горно-металлургического техникума согласно приказу НКВД № 0015. Среди них был и А.Е.Лукьянов, чьи воспоминания приводит О.Боднарчук.

Решение о создании ОЛП для обслуживания геологической экспедиции и планировавшего к постройке рудника было принято, когда перспективы обнаруженного рудопроявления радиоактивного сырья представлялись весьма радужными. И они оставались радужными до середины 1952 г., о чём говорит попытка завоза сюда «аммиачной установки», приказ о доставке которой в ГПУ-21 через бухту Зимовочная был издан МВД весной 1952 года [«Система…»  ]. Водный раствор аммиака (нашатырь), вероятно, предполагалось использовать для обогащения промышленных проб руды выщелачиванием. Весьма правдоподобным кажется предположение, что ОЛП строился «на перспективу», т. к. «фронт работ» для заключённых в 1951–1952 годах был небольшим: заключённые строили (кроме лагеря) новые жилые и производственные помещения для экспедиции и были заняты на горных работах (проходка шурфов и канав; крупных подземных горных выработок здесь, видимо, всё же не было), а также использовались на хозяйственных работах. В основном посёлке в марте 1953 года было 16 строений (8 жилых домов, контора, столовая, радиостанция с двумя 15-метровыми вышками антенны, гараж, электростанция, склады), открытый склад ГСМ, метеоплощадка, а также несколько балков и палаток.

К 1952 году, когда рудник на Рыбаке должен был уже стабильно работать, ситуация изменилась. В СССР, а также в «странах народной демократии» (ГДР, Чехословакия, Болгария) были обнаружены значительные месторождения радиоактивного сырья в местах, куда более удобных для освоения, чем расположенный на Крайнем Севере Таймыр. Сохранение экспедиции и лагеря в Рыбаке стало нецелесообразным как из-за малой перспективности рудопроявления, так и из-за трудностей регулярного снабжения оборудованием, продовольствием, строительными материалами и ГСМ. Решение о консервации работ экспедиции было принято руководством Норильского ГМК в марте-апреле 1952 г., а 24 октября был подписан приказ МВД о ликвидации ГПУ-21.

Вопрос о причинах прекращения разведки ещё нуждается в уточнении. Несмотря на вышеизложенные соображения, существует информация [«А.П. Завенягин »], якобы со слов очевидцев, что сразу после приказа о закрытии ГПУ-21 в одном из шурфов снова была найдена порода с «ураганной» радиоактивностью. Но, чтобы не получить взыскание за преждевременное свёртывание разведки, руководство лагеря велело вывезти руду в бочках в Зимовочную и там её утопить в море. Это возможно, но маловероятно, и уж, тем более, вряд ли это можно доказать – документов об этом остаться не должно. Так что нам представляется, что богатую руду всё-таки не нашли, а разведками 1948–51 гг. вся богатая «бонанцевая» часть рудной залежи была извлечена.

О.Нехаев пишет, что «штольни взорвали, весь продуктовый запас сравняли с землей». И это в не очень сытом 1952 году! Хотя карточная система уже была (в декабре 1947 г.) отменена, но никакого изобилия в стране не было, и за закапывание в землю продовольствия можно было и пострадать. Поэтому уже летом 1952 года в Рыбаке работала группа консервации Арктикснаба, принимавшая ценности от бывшей экспедиции, т. е. фактически работы завершились ранее, чем был издан приказ о прекращении деятельности экспедиции. Оставшиеся работники ждали вывоза самолётами Игарской авиагруппы.

Сотрудники группы консервации были здесь с жёнами, работала столовая, т. е. весной-летом 1952 года людей было довольно много. Группа консервации вошла в состав вновь организованной Озёрной экспедиции треста «Арктикразведка» (организована в апреле 1952 г., ликвидирована в 1953 г., начальник П.П.Кобылковский, главный геолог Е.А.Величко), главной задачей которой стала геологическая съёмка в районе северного побережья озера Таймыр [РГАЭ, ф. 9570, оп. 2, ед. хр. 1785, 1796 ]. Интересно, что Озёрная экспедиция принесла тресту прибыль в сумме 5888 тыс. рублей, не совсем понятно, за счёт чего.

 
План лагеря и посёлка «Рыбак» (составлен по двум разновременным планам, которые прилагались к отчётам начальников полярной станции Л.А.Куймука 1953 г. и Н.Г.Николаева 1954 г.)

К зиме в поселке осталось всего четыре человека, вероятнее всего, вольнонаёмные, в задачу которых входили охрана имущества и укатывание взлётно-посадочной полосы трактором для поддержки её в рабочем состоянии. 13 декабря 1952 года произошёл несчастный случай – при перемещении балка трактором был травмирован зимовщик. По радио был вызван самолёт из Игарки, но руководство Игарской авиагруппы перепоручило этот санитарный рейс находившемуся на Диксоне экипажу лыжного самолёта Ли-2 (командир В.М.Перов). Взяв на борт женщину-врача, Перов взлетел с Диксона и пошёл на совершенно неизвестный ему аэродром. Пока они летели, зимовщик скончался. Успешно совершив посадку в полной темноте при очень низких температурах, Перов взял на борт тело и привёз его в Диксон, где погибший и был похоронен [Перов, c. 284–288 ].

Осенью – зимой 1952 года по зимнику более или менее ценное имущество было вывезено в бухту Зимовочную. В том же 1952 году там погиб в пургу работник экспедиции В.В.Сивов, могила которого сохранилась на берегу бухты.

Группа консервации работала целых два года, что говорит о том, что оборудования, продовольствия, одежды, строительных и горюче-смазочных материалов в Рыбак было завезено с большим запасом – средств на поиски радиоактивного сырья не жалели! Метеорологическая станция экспедиции ещё весной 1952 года была передана Управлению полярных станций и связи ГУСМП, и 28 июля на неё прибыл метеоролог Л.А.Каймук, 20 мая 1953 года его сменил Н.Г.Николаев. Полярная станция «Рыбак» была закрыта 15 мая 1954 г. На плане 1954 года Н.Г.Николаев сделал примечание: «Лагерь в настоящее время пустует». К тому времени число строений в лагере уменьшилось на один большой барак, строение средних размеров и три балка, очевидно, разобранных на дрова (та же участь постигла один жилой дом и несколько балков в посёлке) [РГАЭ, ф. 9570, оп. 2, ед. хр. 3354 ].

Консервация и перевозка имущества продолжались до лета 1954 года, когда Рыбак был покинут людьми навсегда. Закончила свою работу группа консервации (в 1954 году ей руководил А.И.Савинский), прекратил функционирование аэропорт и ненужная уже полярная станция. Лётчики с Диксона и из Хатанги, изредка летающие и поныне в этих местах, рассказывают о 7–8-ми полуразвалившихся деревянных строениях.

22–23 июля и 6–7 августа 2008 г. в «Рыбаке» побывала группа казанских туристов из клуба «Казанская экспедиция» (руководитель Д.Г. Мурзин, участники похода И.М. Сабиров, Ю.В. Гоголев, Р.Т. Акбиров, А.Л. Смирнов, А.Ю. Козлов). Они выполнили совершенно фантастический комбинированный (водно-пешеходный) маршрут 6-й категории сложности от озера Таймыр на мыс Челюскина и далее морем до Диксона со сплавом по рекам Нижней Таймыре, Ленинградской, Коралловой, Траутфеттер и др. На месте самого лагеря все было разрушено (см. фото, любезно предоставленные участниками похода для публикации). Оказывается, в километре от него длительное время находилась база геологов, где хорошо сохранились три избы, балок, баня, четыре вездехода. Судя по находкам продовольствия (тушенка и кабачковая икра 1998 года выпуска, сухофрукты и т. д.), геологи работали здесь в конце 1990-х гг., возможно, бывали и позднее (Д.Г. Мурзин, 2010, личное сообщение). Вероятно, некоторые более новые предметы, видные на фотографиях «Рыбака», оставлены ими.

В постройках перевалочной базы в бухте Зимовочной в 1953 году была организована полярная станция, начальником которой был назначен М.К.Блиндеров. От базы на станции осталось много имущества – несколько щитовых и рубленых построек 1948–1952 гг., деревянная стотонная баржа, три шлюпки, восьмитонный кунгас, с помощью которых разгружались суда с грузами для Рыбака. Экспедиция оставила здесь также запас солонины и отрубей на 5–6 лет. Комплект радиостанции принят зимовщиками от полярной станции Рыбак. Поначалу на станции зимовало 10 человек, с 31 мая 1957 г. персонал сокращен до трёх, а 15 сентября 1958 г. она была закрыта, т. к. располагалась в неудачном для наблюдений месте [РГАЭ, ф. 9570, оп. 2, дела 3100, 3101 ]. Собачьи упряжки были переданы воинской части, располагавшейся там до 1993–1994 годов. После её ухода бухта изредка посещается геологами и туристами-спортсменами.

Таким образом, можно сделать вывод, что отдельный лагерный пункт «Рыбак» в составе Норильского ИТЛ, удалённый от него на северо-восток на 850 км, существовал на полуострове Челюскин в 1951–1952 годах. Численность заключенных в нём – от 200–300 до 600–800 человек, причём первая цифра кажется более близкой к истине – эту партию завезли в основном для строительства большого лагеря. Кроме этого, заключённые были заняты на геолого-поисковых, геолого-разведочных и хозяйственных работах. Геологические работы могли сопровождаться попутной добычей в небольших объёмах радиоактивных руд. Для сегодняшнего уровня знаний о географии ГУЛАГа это – самый северный из островов его архипелага, существование и характер работ которого подтверждено документально.


Литература
 

1. Арктический архипелаг ГУЛАГа // Полярные горизонты: Сборник. Вып. 3. Красноярск, 1990.

2. Бацаев И.Д., Козлов А.Г. Дальстрой и Севвостлаг ОГПУ-НКВД в цифрах и документах: Ч. 1. 1931–1941. Магадан, 2002.

3. Боднарчук О. Бомба для Сталина // Заполярная правда (Норильск), № 52, 10.04.2002.

4. Жертвы политического террора в СССР. 4-е изд., М.: «Звенья», 2007 (CD).

5. А.П.Завенягин: страницы жизни. Под ред. М.Я.Важнова. М.: Полимедиа, 2002.

6. Каневский З.М. Цена прогноза. Л.: Гидрометеоиздат, 1976.

7. Навасардов А.С. Транспортное освоение Северо-Востока России в 1932–1937 гг. Магадан, 2002.

8. Нехаев О. Бомба для Берии // Российская газета. 21 января 2004 г.

9. Перов В.М. Полярными трассами. М.: Русавиа, 2001.

10. Система исправительно-трудовых лагерей в СССР. 1923–1960: Справочник. М.: Звенья, 1998.

11. Урванцев Н.Н. Таймыр – край мой северный. М.: Мысль, 1978.

12. Фоменко Л. Искусство памяти // Заполярная правда (Норильск). 20.09.2003.

13. Щипко Л.М. Защитники Карского моря (Хроника военных событий). Красноярск, 1985.

14. Эбеджанс С. Кровь, пот и соль «Нордвикстроя» // www.memorial/krsk.ru/public/90/1990_6.html

15. Bahrens К. Deutsche in Straflagern und Gefangnissen der Sowjetunion = Немцы в штрафных лагерях и тюрьмах Советского Союза // Мюнхен, 1965. Серия «Zur Geschichte der Deutschen Kriegsgefangenen des Zweiten Weltkrieges».


 

В статье использованы материалы фондов Российского Государственного архива экономики (Москва), Государственного архива Российской Федерации (Москва), Архива НИПЦ «Мемориал» (Москва), фондов Музея Норильского горно-металлургического комбината. Всем этим организациям и их сотрудникам авторы выражают свою искреннюю признательность и глубокую благодарность.

 

 


На главную страницу