В.Н. Крашенинников. ...выслать на север


Как и всех граждан нашей страны, наших земляков также коснулись коллективизация крестьянства, раскулачивание и репрессии со стороны государства. На основе имеющихся документов Назаровского архива познакомимся с событиями 1930-х годов, с изломанными судьбами назаровцев.

Раскулачивание и коллективизация – одна из страниц истории нашей многострадальной Родины. К 1927 году 3,9 % крестьянских хозяйств страны составляли так называемые кулацкие хозяйства, 62,7% - середняцкие и 11,3 % бедняцкие. Основную массу, таким образом, составляли середняки, треть – бедняки и батрачество. Последние находились в сильной зависимости от зажиточных слоёв деревни, в особенности от кулачества. Именно эта часть деревни увидела выход для себя в объединении. Она и стала той социальной силой деревни, которая активно поддерживала и сплошную коллективизацию, и ликвидацию кулачества.

Более сложным и противоречивым было отношение к происходящим процессам середняков. С одной стороны – ограниченные возможности мелких хозяйств, с другой – ломка привычного уклада жизни, неизвестность будущего. Середняки хотели видеть преимущества коллективного труда, получить возможность самим, без принуждения, строить новые формы работы. Отсюда – опора большевиков на бедноту и проведение линии партии на союз со средним крестьянством против кулака.

Борьба против кулачества как эксплуататорского класса началась с момента провозглашения Советской власти путем экспроприации средств производства и имущества. В период новой экономической политики (нэп) дорога кулаку в новое общество не была закрыта. Он имел право вступать в сельскохозяйственные кооперативы и даже в колхозы. Несмотря на жесткий контроль государства в условиях нэпа число кулацких зажиточных хозяйств увеличивалось. Государство стало проводить жесткую политику ограничения и вытеснения кулачества через конфискацию земель, хлебных запасов, средств производства, усиления налогового гнета и полного прекращения ассигнования, что приводило к разорению зажиточных хозяйств. В этих хозяйствах началось свертывание производства, распродажа скота, имущества и сельхозинвентаря. Семьи переселялись в города, уезжали на стройки. Летом 1929 года было принято решение о запрете принятия в колхозы и сельхозартели кулацких семей, лишение прав избирательного голоса противопоставило их всему крестьянству, чем вызвало крайнее озлобление и ожесточило сопротивление действиям Советской власти. В декабре 1929 года И.В.Сталин объявил о переходе к политике ликвидации кулачества как класса. Для этого была выработана система конкретных мер: конфискация средств производства, скота, хозяйственных и жилых построек, сельскохозяйственных предприятий, хлебных запасов, семян.

Раскулаченные делились на три категории. К первой относились участники антисоветских и антиколхозных выступлений, которые подлежали аресту и суду, а их семьи – выселению в отдаленные районы страны. Вторая категория – кулаки, помещики, лавочники, священнослужители, бывшие солдаты и офицеры белой армии, дружинники, сотрудники белой милиции. Они и члены их семей подлежали высылке за пределы района. К третьей категории относилась остальная часть зажиточного населения, которая выселялась в специальные поселки в пределах своего района. Под эти чрезвычайные меры попадала и часть середняков. В мае 1929 года вышло постановление правительства «О признаках кулацких хозяйств». Согласно ему к кулацким относились крестьянские хозяйства, обладающие одним из признаков: применение наемного труда, наличие мельниц, маслобоек, крупорушек и др. сельскохозяйственных предприятий, сдача внаём сельскохозяйственного инвентаря и помещений, наличие членов семьи, имеющих нетрудовые доходы. Наибольшая волна репрессий прошла с февраля по ноябрь 1931 года. Лишь в мае 1933 года партийные и советские органы получили предписание ограничить масштаб репрессий в деревне. В документах фондов «Назаровский райисполком» и «Берёзовский райисполком» имеются факты, подтверждающие репрессии против наших земляков:

- в деле №3 находится «Список кулаков по Назаровскому району, которые подлежат выселению на север», в котором значатся 204 человека;

- из протокола №42 заседания Алтатского сельсовета от 11 октября 1929 г.: «...За злостную несдачу хлебных излишков государству в срок Григичева Ивана, Ершова Николая и Алькова Якова предать суду. 12 хозяйств подвергнуть самообложению. В свою очередь просить РИК об утверждении»;

- из протокола №4 общего собрания граждан села Кольцова от 5 декабря 1929 года: «Заслушав доклад о хлебозаготовках, общим собранием с. Кольцово постановили: мы, середняки и бедняки, отмечаем невыполнение хлебного обязательства кулацко-зажиточной частью деревни, требуем, чтобы эта часть в течение 24 часов все свои хлебные самообязательства выполнила. За злостное невыполнение плана требуем немедленной отдачи под суд кулаков-лишенцев (лишенных избирательных прав – прим. автора): Ивана Скоробогатова, Григория Коновалова, высылки семей из села Кольцова кулаков-лишенцев: Евельсона Марка, Борисенко Корнила, Калинина Николая, Рытикова Романа, Рытикова Ивана, Казанцева Ариктия, Дынникова Николая за злостную несдачу хлеба и Коновалова Иллариона, скрывающего имущество кулаков от продажи. Применить массовый бойкот ко всем не выполнившим хлебные самообязательства из кулацко-зажиточной части деревни..»;

- из личного дела жителя с. Кольцова Евельсона Марка Ильича, 1930 год: «Лишен избирательных прав по обвинению в эксплуатации наёмных рабочих. Подлежит высылке. Семья состоит из 8 человек, из них 4 не достигли совершеннолетия, 2 малолетних ребенка. Владеет имуществом на сумму 316 руб. 90 коп. Кроме одежды и домашней утвари, присутствуют 1 лошадь, 2 плуга, 2 деревянные бороны, 1 сани».

Члены сельского актива с. Сереж исключили из колхоза Кутину Марию Сергеевну по причине эксплуатации наёмной рабочей силы. Женщина объясняла это тем, что её муж был инвалидом: «...и после его смерти я вынуждена была прибегнуть к найму работника, т.к. работать в хозяйстве было некому, 8 детей малолетних. Вступая в колхоз, я обобществила всё своё имущество, состоящее из 3-х лошадей, 1 коровы, 1 телёнка, 1 жнейки, плуга, бороны, телеги, упряжи, надворных построек. Основания Сережского сельсовета я выяснить не смогла». Из заявления в Назаровский РИК гражданки д. Ярлыковой Федотовской Агафьи Григорьевны (стиль и орфография сохранены): «...Убедительно прошу я вас моих престарелых родителей от высылки. Я скажу вам так, что отцу от роду 83 года и матери 80 лет. Они жили при мне и никуда не выходили дальше моей ограды. Я скажу вам, товарищи, что от моих стариков не производилось ничего худого, никаких их выступов. Я за это перед вами ручаюсь и прошу вас убедительно оставить их мне. У отца моего зрение очень плохое. Им недолго осталось жить. Оставьте их мне, я их схороню дома». Из протокола заседания президиума Назаровского РИКа от 25.04.1933 г: «Слушали: о плане посева картофеля. Рассмотрение материалов единоличников, злостно отказавших от посева (по району план для единоличников 400 га). Постановили: за злостный отказ в принятии плана и отказ сеять лишить приусадебной земл, выслать из пределов района 8 крестьян зажиточных деревень Горбы, Скрипачи, Сосновки. Павловки, Дорохово, Ельник, Подсосное».

В апреле 1929 года в Назарово приехал С.М. Буденный. Он привез инструкции ЦК партии по проведению коллективизации. Буденный рассказал о положении дел в стране, о том, как начать организацию колхозов, много говорил о «...борьбе с кулачеством».

На пленуме Назаровского РИКа от 30 декабря 1929 года было принято решение о коллективизации хозяйств района. Коллективизация в Назаровском районе была завершена за три года, в результате ее образованы 71 колхоз и 4 совхоза.

В районах сплошной коллективизации местным органам власти предоставлялось право конфисковывать имущество раскулаченных, вплоть до предметов быта. Из воспоминаний очевидца: «...отнимали не только орудия производства, но и лошадей, коров, мелкий рогатый скот, свиней, домашнюю птицу. Отнимали столы, стулья, лампы, разрывали и делили самотканые дорожки, полотна, раздавали активистам комбеда одежду, бельё, валенки и сапоги. Я помню, что гордостью в нашей семье были 12 венских стульев, на которых часто отплясывала будущая артистка Ладынина (жили по соседству). Стулья были унесены в колхозную контору…»

Власти на местах сами определяли, кто кулак, и решали его судьбу. По архивным данным, с 1 по 30 апреля 1930 года в списки на выселение по Назаровскому району значилось 56 семей. В деле № 1475 имеются списки выселяемых из Назаровского района, систематизированные по профессиям: музыкантов – 1, слесарей – 2, плотников – 25, бондарей – 3, сапожников – 6, счетоводов – 12, пчеловодов – 1, столяров – 5, пимокатов – 5, печников – 1, мельников – 5, сыроваров – 1, гончаров – 1.

Выселение объяснялось тем, что вновь образованные колхозы не окрепли, и кулаки, находясь среди остального населения, будут тормозить развитие и укрепление коллективизации, попытаются объединить вокруг себя всех недовольных для образования банд против Советской власти. Поэтому центральная власть предложила секретарям райкомов и председателям райисполкомов проверить реальность мобилизационных планов коммунистических отрядов для участия в боевых операциях по подавлению массовых выступлений или беспорядков среди местного населения. Выселение кулаков из села Назарово считалось обязательным, так как в селе было значительное количество кулацких и зажиточных хозяйств, сопротивляющихся политике Советской власти, о чем свидетельствовали листовки на столбах, призывающие не вступать в колхозы и распространявшие слухи против проводимых властями мероприятий. Судебные работники народного суда 3-го участка Назаровского района работали с большой перегрузкой, рассматривая по 150-160 уголовных и гражданских дел в месяц. В течение 1929-30 гг. за несдачу хлеба и массовый забой скота к лишению свободы до двух лет и к принудительным работам до одного года приговорены 6 человек, многим назначена высылка и крупные штрафы.

Особая роль в раскулачивании занимали особые комиссии – политтройка и политпятерка, работавшие на местах при сельсоветах и РИКе.

Из протокола совещания политпятёрки от 12 мая 1931 года: «…слушали информацию об экспроприации кулачества в селе Назарово. Постановили: в список включить следующих граждан: Русак Порфирий и его отец Афанасий, Баимовы Еким и Захар, Доновы Константин и Варвара, Почекутовы Иван и Федор, Патюковы Афанасий, Андрей и Семен, Патюков со своей семьёй, Федулов Яков, Юргатов Федор, Елизарьева Пелагея, Логинов Сергей, Гамзаков Д.П., Маховы Павел и Федор, Милешин Михаил».

Из протокола №39 от 24 февраля 1930 года заседания президиума Назаровского райисполкома Ачинского округа: «Слушали: о выселении за пределы округа. Село Назарово. 1. Балашов Павел Степанович – лишен избирательных прав голоса как руководитель секты баптистов, бывший владелец крупной паровой мельницы, держал постоянно батраков, эксплуататор. Сократил посевы, растранжирил скот. Постановили: как социально-опасного, идущего против Советской власти отнести ко второй группе, выселить из пределов округа, о чем просить окружной райисполком об утверждении. 2. Патюков Федор Васильевич – лишен избирательных прав голоса за эксплуатацию постоянных рабочих и за торговлю. Враждебно-уголовный элемент, презрительное отношение к Советской власти. Постановили: отнести ко второй группе и выселить его с семьей из пределов округа, о чем просить окружной РИК об утверждении». Отнесенные к 1 и 2-й группам подлежали к высылке за пределы района или округа с минимумом вещей и съестных припасов. Отнесенные к третьей группе расселялись на территории района. Так, в 1930 году из селений Дорохово, Кибитень, Борсук, Назарово, Сахапта, Подсосное, Глядень, Медведск, Чердынь выселены кулацкие хозяйства 3-й категории в Костеньковские хутора, а именно: в поселок Телинский – 96 едоков, поселок Приблудный – 85 едоков, на Новый поселок (который будет организован) – 92 едока. Районный земельный отдел и сельсовет составили для них план весеннего сева, который подлежал обязательному выполнению. Назаровский РИК на каждом заседании рассматривал заявления репрессированных граждан о неправомерности действий сельсоветов в части конфискации имущества, неправильном индивидуальном обложении, лишении избирательных прав и постановлений о выселении, которые проверялись. По подавляющему большинству заявлений принималась резолюция: «В ходатайстве отказать как эксплуататору батраков».

Разъяснительная и организационная работа в массах проводилась с грубым нажимом и угрозами. Раскулачивали не только кулаков, но и середняков, тех, которые не хотели вступать в колхозы. Последствием насилия при создании колхозов и раскулачивании стало массовое недовольство и открытые протесты крестьян, участились случаи расправ над коммунистами и активистами. В с. Алтат из-за активного участия в хлебозаготовках и раскулачивании убиты красноармеец Балашов и активист сельсовета Баталов. В мае 1933 года в с. Александровка убит учитель и активист коллективизации Николай Виноградов, а в селе Назарово – комсомолец Шаболин Макар.

В 1928 года в с. Назарово в результате поджога сгорело здание РИКа, уничтожены многие документы. Предполагалось, что поджог совершен местным кулачеством. Несмотря на то, что на расследование были брошены силы Ачинского окружного исполкома, виновных установить не удалось.

Вот такой, очень непростой и драматичный период «великого скачка», как и вся страна, пережили наши земляки.

В.Н.Крашенинников,
директор МКУ «Архив г. Назарово»

http://красноярские-архивы.рф/Articles/stati_arhivistov/127


На главную страницу