Репрессии в Теси


Личные дела свидетельствуют

Документы архивных фондов ЦГАРХ1 свидетельствуют о применении государством по отношению к населению в основном двух категорий репрессивных мер: «раскулачивание» и массовое осуждение людей по статье 58 УК РСФСР.

Наступление коммунистического режима на гражданские права и материальное достояние крестьянства прослеживается по документам органов власти и управления всех уровней. Одной из наиболее распространенных форм борьбы государства с крестьянством было лишение избирательных прав. В фондах исполкомов райсоветов, начиная с 1928 г. имеются «Списки лиц, не имеющих право избирать и быть избранными». В соответствии с инструкцией о выборах они велись сельскими и городскими Советами, постоянно ими проверялись, а также использовались при проведении выборов в органы Советской власти.

Аграрная политика, проводимая государством в 1922—1925 гг., разрешала аренду земли и применение наемного труда. Но, в соответствии с одним из пунктов инструкции о выборах в сельсоветы, люди лишались избирательных прав именно за применение наемного труда, как одного из признаков определения кулацкого хозяйства. Положения инструкции по выборам и перевыборам в Советы часто изменялись, дополнялись. Определение причин, согласно которым гражданина лишили избирательного права, не было четко сформулировано. Избирательных прав были лишены лица, прибегающие к наемному труду с целью извлечения прибыли, торговцы и посредники, лица, живущие на нетрудовой доход, духовенство, агенты бывшей полиции, жандармы и др. лица, осужденные судом, умалишенные и члены семей, находившиеся на иждивении лишенных избирательных прав. В соответствии с решением Всероссийской Центральной избирательной комиссии при Президиуме ВЦИК в делопроизводстве избирательных комиссий при райисполкоме и облисполкоме были заведены личные дела на лиц, лишенных избирательных прав. В делах имеется «Карточка обследования хозяйства гражданина», которая составлялась сельской учетной комиссией, дополнялась председателем сельсовета и работником районной налоговой комиссии. В «Карточку…» вносились сведения о составе семьи, о количестве трудоспособных, о нанятых постоянных и сезонных работниках, о сельскохозяйственных машинах, имеющихся в хозяйстве, о том, какие машины работали на стороне и сколько заработано на этом. Кроме этого указывалось имелись ли в хозяйстве неземледельческие доходы, сколько десятин засевалось пшеницей, рожью, овсом, ячменем и прочими злаковыми и огородными культурами, сколько было сенокосных угодий, рабочего и крупнорогатого скота, овец и объем других доходов от сельского хозяйства. Затем определялся нормативный доход, общий сельскохозяйственный доход, определенный в индивидуальном порядке, к ним плюсовался доход от неземледельческого заработка, подсчитывался общий облагаемый доход и выводилась сумма налога. Председатель сельсовета давал характеристику хозяйства в целом, делая упор на то, что в хозяйстве использовался наемный труд. Районная налоговая комиссия в соответствии с Положением о Едином сельскохозяйственном налоге и на основании характеристики хозяйства, данной председателем сельсовета, вписывала свое заключение. Для финансовых органов «Карточка…» служила основанием для исчисления налога, а для районных избирательных комиссий — основанием для лишения избирательных прав главы и членов семьи.

Личные дела также состоят из заявлений граждан в налоговую комиссию о снижении налога, определенного на основании характеристики хозяйства, справок от лиц, работавших по найму в хозяйстве, справок об уплате налога, выписок из протокола заседания.

Эти документы свидетельствуют о том, что и после «раскулачивания» и выселения многие из так называемых «кулаков» не оставались без «попечительства» соответствующих органов. Находясь на спецпоселении, они вновь арестовывались по обвинению в «контрреволюционных заговорах», «антисоветской агитации», «вредительстве» и приговаривались, в лучшем случае, к 5—10-ти годам, с отбыванием срока в исправительно-трудовых лагерях, в худшем — к расстрелу.

Следующей категорией репрессий является массовое привлечение и осуждение людей по ст. 58 УК РСФСР2

Татьяна Сушкова, директор Центрального
государственного архива Республики Хакасия

1 Документы Центрального государственного архива Республики Хакасия

2 См. раздел «Хроника репрессий…»


Оглавление

На главную страницу