«Он действовал по закону, когда этого требовала партийная дисциплина (один из эпизодов работы военного прокурора Красноярской ж/д Фика)».


УДК 343.157.5
Овчаров В.В., краевед, исследователь, Красноярский край

30 октября в России отмечается День памяти жертв политических репрессий. Инакомыслие, как таковое, преследовалось власть предержащими на протяжении всей истории человечества. Жертвами политических репрессий становились как отдельные личности, так и целые народы.

Прошёл через жернова политических репрессий и советский народ. При этом пик репрессий пришёлся на тридцатые годы прошлого столетия. Горе пришло во многие семьи рабочих, учителей, военных, партийных работников – да, практически, все слои населения «Страны советов» подверглись политической чистке.

Сегодня благодаря планомерной работе архива Управления ФСБ России по Красноярскому краю по информированию широких слоёв населения о событиях тех далёких лет, мы имеем возможность переосмыслить произошедшие трагические события.

Ключевые слова: военный прокурор, железная дорога, архив Управления ФСБ России по Красноярскому краю.

“HE ACTED ACCORDING TO THE LAW WHEN IT WAS DEMANDED BY THE PARTY DISCIPLINE (ONE OF THE EPISODES OF THE WORK OF THE MILITARY PROSECUTOR OF KRASNOYARSK RAILWAY FIKA)”.
Ovcharov V.V., local historian, researcher, Krasnoyarsk Territory
October 30 is the Day of Remembrance for the Victims of Political Repression in Russia. Dissent, as such, was persecuted by those in power throughout the history of mankind. The victims of political repression were both individuals and whole nations.
Passed through the millstones of political repression and the Soviet people. In this case, the peak of repression occurred in the thirties of the last century. Woe came to many families of workers, teachers, military, party workers - yes, almost all segments of the population of the “Land of Soviets” underwent a political purge.
Today, thanks to the systematic work of the archive of the Directorate of the Federal Security Service of Russia for the Krasnoyarsk Territory for informing the general public about the events of those distant years, we have the opportunity to rethink the tragic events that have occurred.
Keywords: military prosecutor, railway, archive of the Administration of the Federal Security Service of Russia in the Krasnoyarsk Territory.

* * *
В январе 1938 г. состоялся Пленум ЦК ВКП(б), на котором указывалось об ошибках парторганизаций при исключении коммунистов из партии, о формально-бюрократическом отношении к апелляциям исключенных из ВКП(б) и о мерах по устранению этих недостатков.

В период с 17 по 22 февраля 1938 г. в Красноярске состоялось дорожное партийное совещание освобождённых партработников по вопросам внутрипартийной работы на основе решений январского Пленума ЦК ВКП(б). На совещание были приглашены начальники политотделов и помощники по комсомолу, освобождённые секретари партийных комитетов, а также группа руководящих хозяйственных работников Управления дороги (ГАКК. Ф. П-115. Оп. 5. Д. 12. Л. 1.). 19 февраля слово было предоставлено и временно исполняющему должность военного прокурора Красноярской ж.д. военному юристу 1 ранга Фику, который в своём тридцатиминутном выступлении полностью поддержал новую линию партии. Охарактеризовал он и работу военной прокуратуры Красноярской ж.д. «˂…˃ Надо сказать, уже после решения Пленума ЦК Партии начали целый ряд материалов анализировать, оказалось, что у нас имелись такие факты, когда враги пытались оклеветать честных работников ˂…˃»( ГАКК. Ф. П-115. Оп. 5. Д. 12. Л. 166-176.).

И, надо отметить, слова у военного прокурора с делом не расходились. Показательно в этом смысле уголовное дело, возбуждённое в отношении Гладильникова Г.Н.

* * *

Георгий Николаевич Гладильников, начальник школы массовых профессий Красноярской ж.д., был арестован 13 марта 1937 г. В справке на арест, в частности, было указано, что «˂…˃ с 1934 г. Гладильников систематически проводит к-р троцкистскую агитацию по вопросу политики партии в сельском хозяйстве, умышленно извращая факты ˂…˃» (Архив УФСБ России по Красноярскому краю. Ф. 7. Д. П-8017. Л. 1.), кроме того, он имеет постоянную связь с выявленными органами «врагами народа».

На первом же допросе 16 марта 1937 г. Георгий подписал признательное показание в том, что он «будучи в рядах ВКП(Б) знал ряд троцкистов, но их не разоблачил, тем самым способствовал им остаться в рядах партии и вести борьбу против партии ˂…˃» (Архив УФСБ России по Красноярскому краю. Ф. 7. Д. П-8017. Л. 14.). Следствие действовало «по шаблону», особо и не беспокоясь о прочности доказательной базы. Воплощались в жизнь решения Пленума ЦК ВКП(б) от 5 марта 1937 г., на котором с докладом «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников» выступил И.В. Сталин.

Весной 1938 г. Дорожно-транспортным отделом Главного управления государственной безопасности НКВД Красноярской ж.д. дело было передано военному прокурору Красноярской ж.д. для утверждения обвинительного заключения. Изучив материалы дела, 9 апреля 1938 г. исполняющий должность военного прокурора Красноярской ж.д. военный юрист 1 ранга Фик вернул дело следственным органам. Таким образом коммунист Фик претворял в жизнь решения январского 1938 г. Пленума ЦК ВКП(б).

«Возвращается дело по обвинению ГЛАДИЛЬНИКОВА Г.Н. по ст. ст. 58-10-7 УК.

1. Обвинение ГЛАДИЛЬНИКОВА в том, что он "в 1922 г., находясь в рядах ВКП(б), вёл подрывную к-р работу, разделяя анархо-синдикалистские взгляды, и участвовал в рабочей оппозиции", основано только на справке бывшего Енисейского Губкома (л.д. 48), из которой видно, что ГЛАДИЛЬНИКОВ выбыл из партии по заявлению, а также и по причине его "анархо-синдикалистского уклона". Вступая в партию в 1924 году, ГЛАДИЛЬНИКОВ не скрывал от первичной партийной организации – ячейки Красноярских Главных мастерских, причины своего выбытия из партии и Енисейский Губком об этом сообщал на запрос ячейки 22 февраля 1924 г.

В своих показаниях (л.д. 12) ГЛАДИЛЬНИКОВ указывает, что члены партии ˂…˃ могут указать, действительно ли ГЛАДИЛЬНИКОВ был участником рабочей оппозиции. Оба эти свидетеля допрошены, но факт участия ГЛАДИЛЬНИКОВА в рабочей оппозиции почему-то следствием не был уточнён, хотя ˂…˃, как бывший секретарь ГубКК, мог дать более точные показания, в чём именно выразился анархо-синдикалистский уклон у ГЛАДИЛЬНИКОВА в 1922 г. Ссылка следствия на свидетеля ˂…˃ по этому факту является неосновательной, так как свидетель знает об исключении ГЛАДИЛЬНИКОВА в 1922 году со слов самого ГЛАДИЛЬНИКОВА и подтверждает то обстоятельство, что ГЛАДИЛЬНИКОВ не скрывал своего исключения из партии при вторичном приёме его заводской парторганизацией в ряды ВКП(б).

Таким образом, это обвинение не установлено.

2. Утверждение о том, что ГЛАДИЛЬНИКОВ был связан с группой троцкистов, знал об их подрывной работе и умышленно их не разоблачал, и тем самым способствовал их контрреволюционной деятельности, материалами следствия не подтверждается. Никто из свидетелей, допрошенных по делу, а также из троцкистов, упомянутых в обвинительном заключении (˂…˃), не называют ГЛАДИЛЬНИКОВА как участника контрреволюционной организации.

3. В обвинительном заключении указано, что ГЛАДИЛЬНИКОВ виновным себя не признал, но полностью изобличается показаниями свидетелей ˂…˃. Никто из этих свидетелей ничего порочащего о ГЛАДИЛЬНИКОВЕ не говорит. Наоборот, свидетели ˂…˃ показывают, что ГЛАДИЛЬНИКОВ скрывался от Колчака в дер. Шуваево Емельяновского района, и даже выступал против Колчака среди крестьян дер. Шуваево (л.д. 32 об).

Таким образом, указание в обвинительном заключении, что перечисленные свидетели "изобличают" ГЛАДИЛЬНИКОВА, является абсолютно неосновательным.

4. На л.д. 18 об имеется указание, что ГЛАДИЛЬНИКОВ в 1934 году в 19 часов вечера в учительской комнате ж.д. Профтехкомбината, где собирался жел.дор. драматический кружок поехать в деревню Шуваево, восхвалял расцвет крестьянства в 1924-1927 году в присутствии ряда свидетелей (˂…˃). Никто из этих лиц не допрошен, хотя факт этот в протоколе допроса изображён как антисоветские высказывания ГЛАДИЛЬНИКОВА. Других фактов, а/с агитации в материалах дела не содержится.

Таким образом, предъявленное обвинение ГЛАДИЛЬНИКОВУ по ст. 58-10 нельзя считать доказанным.

5. О подрывной деятельности ГЛАДИЛЬНИКОВА.

1. Засорение состава Техникума социально-чуждыми элементами ничем не подтверждается. Имеется указание, что ГЛАДИЛЬНИКОВ уволил некую ˂…˃ за то, что отец её был чиновником, а принял австрийца-перебежчика ˂…˃. Следствие не проверило, правильно ли была уволена ˂…˃ (может быть, её и следовало уволить), когда была уволена ˂…˃ и правильно ли был принят ˂…˃, принял ли его действительно ГЛАДИЛЬНИКОВ на работу, перебежчик ли ˂…˃ и в чём именно вина ГЛАДИЛЬНИКОВА в приёме ˂…˃, если он действительно был им принят.

2. Срыв ремонта школьного здания подтверждается свидетелем ˂…˃, который сдал должность директора ГЛАДИЛЬНИКОВУ. Этот же свидетель, продолжая свои показания (л.д. 41 об), указывает, что преступная деятельность ГЛАДИЛЬНИКОВА выразилась в том, что "при наличии в здании тёплых уборных, последние из-за неисправности не работали, и т.п. ˂…˃ имея свою мастерскую, наличие мебели Техникума в порядок не приводил, что создавало не только не приглядную обстановку в здании Техникума, а прививало у учащихся отрицательные навыки и небрежное отношение к государственному имуществу" (л.д. 41 об).

Показания ˂…˃ явно тенденциозные, и совершенно неосновательно следователь ˂…˃ записывал умозаключения ˂…˃.

По поводу срыва ремонта ГЛАДИЛЬНИКОВ заявил, что ремонтом здания Техникума ведал не он, а жилищная дистанция. Следствие обязано было проверить, был ли действительно срыв ремонта здания, кто отвечал за ремонт и в чём именно конкретно выразилась преступная деятельность ГЛАДИЛЬНИКОВА в этой части (л.д. 24).

В личном деле ГЛАДИЛЬНИКОВА, хранящемся у уполномоченного КПК по Красноярскому краю, имеются данные, что ГЛАДИЛЬНИКОВ был премирован за свою работу в Техникуме, а из приложенных к делу выводов бригады Горкома (л.д. 52) видно, что ГЛАДИЛЬНИКОВ за короткий срок своей работы принимал решительные меры к выправлению извращению политики партии на практике.

3. Заявление свидетеля ˂…˃ о том, что ГЛАДИЛЬНИКОВ не желал разворачивать военные занятия, является голословным. Если даже предположить, что ГЛАДИЛЬНИКОВ недооценивал военных занятий (не представлял соответствующего помещения), то это никак нельзя рассматривать, как "подрыв существующего строя, развал строя" (л.д. 39 ˂…˃).

4. В материалах дела имеется приговор народного суда, которым ГЛАДИЛЬНИКОВ на основании ст. 109 УК был осуждён к 6 мес. принудработ по месту службы за неправильное увольнение преподавателя ˂…˃. ГЛАДИЛЬНИКОВ заявил следствию, что он был по апелляции оправдан (л.д. 28). Если следствие предало этому факту значение и отразило его в протоколах допроса, то следовало проверить до конца – действительно ли был ГЛАДИЛЬНИКОВ оправдан.

5. Имеется указание (л.д. 38 об и л.д. 44), что ГЛАДИЛЬНИКОВ окружил себя близкими людьми ˂…˃. В чём заключается близость этих людей к ГЛАДИЛЬНИКОВУ, что порочащего имеется за этими людьми - неизвестно. Заявление свидетельницы ˂…˃ голословно и не проверено.

6. Свидетель ˂…˃ заявляет, что в Техникуме было плохое питание, несмотря на наличие подсобного хозяйства, что "вызывало большое недовольство среди учащихся". Никто из учащихся не допрошен, когда и кто из учащихся выражал недовольство, чем это подтверждается – неизвестно.

Таким образом, достаточных данных для обвинения ГЛАДИЛЬНИКОВА по ст. 58-7 УК следствие не добыло.

6. Надлежит указать, что следствие совершенно неправильно объединило в одно дело, не выделив в нём разных периодов работы ГЛАДИЛЬНИКОВА. Речь идёт о жел. дор. Техникуме, затем Техникум преобразовывается в Школу Военных Техников, ГЛАДИЛЬНИКОВ там уже не работает, затем идёт Школа массовых профессий (л.д. 64), которая к Школе Военных Техников никакого отношения не имеет.

Всё это объединено вместе, приложены к делу (неизвестно зачем) оборотные ведомости Красноярской Доршколы, докладные записки и другие документы, никакого отношения не имеющие к работе ГЛАДИЛЬНИКОВА и ни в какой степени не характеризующие его работы в Техникуме и в Школе (л.д. 56-77).

7. В деле имеется указание (л.д. 44), что, якобы, ПЕТРОСЯН [Геворг Степанович, начальник политотдела Красноярской ж.д.] приглашал ГЛАДИЛЬНИКОВА на работу, остаётся не выясненным, где же тогда работал ГЛАДИЛЬНИКОВ (указано в Горстрое), как это он весной мог заходить в Школу Военных Техников, когда он уже 13 марта 1937 г. был арестован.

8. Совершенно неправильно происходило возбуждение ходатайств о продлении срока следствия: подобные ходатайства возбуждались четыре раза (л.д. 5-8), последующие ходатайства дословно списывались с предыдущих, т.е. вместо указания действительных причин задержки следствия, указывались формальные основания.

Темпы расследования по делу недопустимо затянуты: ГЛАДИЛЬНИКОВ первый раз допрошен 16 марта п.г., затем 15 июля, затем 16 июля п.г. и с этого числа до 31 января 1938 г. фактически никакого следствия по делу не производилось, за исключением нескольких допросов в январе месяце свидетелей.

Таким образом, дело полгода находилось без движения.

Учитывая изложенное, считаю, что оснований для передачи дела ГЛАДИЛЬНИКОВА на Особое Совещание – недостаточно.

Если нет дополнительных материалов, изобличающих его в контрреволюционной деятельности, считаю необходимым немедленное прекращение дела и освобождение ГЛАДИЛЬНИКОВА из-под стражи.

ПРИЛОЖЕНИЕ: Дело. И.Д. ВОЕННОГО ПРОКУРОРА КРАСНОЯРСКОЙ ж.д.
ВОЕННЫЙ ЮРИСТ 1 РАНГА (п/п)/ФИК/»(Архив УФСБ России по Красноярскому краю. Ф. 7. Д. П-8017. Л. 86, 86 об, 87.).

Однако следственная машина и не думала останавливаться. Были «добыты» дополнительные материалы, изобличавшие Г.Н. Гладильникова как «врага народа». Следующее обвинительное заключение было утверждено 11 мая 1938 г.(Архив УФСБ России по Красноярскому краю. Ф. 7. Д. П-8017. Л. 134-137)

На этот раз всё прошло. Особым совещанием при народном комиссаре внутренних дел СССР 4 августа 1938 г. Гладильников Георгий Николаевич за контр-революционную деятельность был заключён в исправительно-трудовой лагерь сроком на 8 лет (Архив УФСБ России по Красноярскому краю. Ф. 7. Д. П-8017. Л. 139). Срок отбыл «от звонка до звонка».

22 июля 1956 г. Георгий Николаевич подал заявление Генеральному прокурору СССР с просьбой о пересмотре его дела. В своём заявлении он указывал, что «˂…˃ 16 месяцев провёл под следствием. За этот период времени мне предъявлялись чудовищные обвинения, а ещё чудовищнее применялись методы и приёмы следствия ˂…˃»(Архив УФСБ России по Красноярскому краю. Ф. 7. Д. П-8017. Л. 140-141).

28 сентября 1957 г. «Постановление особого совещания при НКВД СССР» от 4 августа 1938 г. было пересмотрено Президиумом Красноярского краевого суда. Дело в отношении Г.Н. Гладильникова было прекращено (Архив УФСБ России по Красноярскому краю. Ф. 7. Д. П-8017. Л. 219).

* * *

Вспоминая жертв политических репрессий, было бы неправильным вешать ярлыки только лишь на сотрудников органов государственной безопасности бывшего СССР. А публикации, посвящённые Дню памяти жертв политических репрессий, под заголовками «Политические репрессии: гид по самым кровавым местам Красноярска» (Интернет ресурс «Проспект мира». – 26.10.2017 г. https://prmira.ru/article/repressii/ Дата обращения – 17.08.2018 г), полагаю, не способствуют консолидации нашего общества. Во-первых, нельзя мерить под одну гребёнку всех сотрудников силовых структур бывшего СССР. Ну, а во-вторых (и самое главное), львиная доля арестов производилась органами не на пустом месте, а после получения соответствующих «сигналов». А вот доносы эти писали в большинстве своём самые обычные советские люди.

В последние годы мы наблюдаем многочисленные попытки исказить отечественную историю. Публикации, искажающие произошедшие события, рождаются в государствах как ближнего, так и дальнего зарубежья. Не отстают от зарубежных коллег и некоторые «доморощенные мифологи». Таким образом, русский народ пытаются лишить своих культурных и духовных корней. Поэтому как никогда актуальна сейчас работа по доведению исторической правды до всех слоёв населения нашего общества. Ведь, не в будущем, которого ещё не было, а в прошлом скрыты законы нашей жизни. Изучать прошлое – это значит изучать себя (Разведчик. – 1913. - №1164.).

Список источников и литературы:

1. Архив УФСБ России по Красноярскому краю. Ф. 7. Д. П-8017.
2. Государственный архив Красноярского края (ГАКК). Ф. П-115. Оп. 5. Д. 12.
3. Разведчик (журнал военный и литературный). – 1913. - №1164.

The Newman In Foreign Policy № 44 (88), август-сентябрь 2018 г.

 

Прим. редакции сайта. материла интересный, однако тезис "львиная доля арестов производилась органами не на пустом месте, а после получения соответствующих «сигналов». А вот доносы эти писали в большинстве своём самые обычные советские люди" не выдерживает никакой критики. Даже если допустить, что это так (а это не так - например, национальные операции НКВД 1937-1938  практически не опирались на доносы -  людей арестовывали просто по национальному признаку), то последующая процедура, особенно во время раскулачивания и Большого террора, попирала не только право как таковое, но даже и специфическое советское право. Достаточно сказать, что из 50 000 человек, приговоренных по политическим мотивам, тройками УНКВД по Красноярскому краю по приказу 00447 и приказу 00606 только в 1937-1938 гг. было приговорено 19652 человек, в том числе более 12000 расстреляно. Плюс не менее 4000 человек прошло по приговору "двойки" расстреляны почти все). Итого 24 000 человек, приговоренных внесудебными органами. К этому следует добавить несколько тысяч человек, приговоренных тройками ОГПУ на территории будущего Красноярского края во время раскулачивания. Итого более половины приговорены без соблюдения даже видимости законности.


На главную страницу