Информационный вестник №3


«ДЕВОЧКА НЕ ПЛАЧЬ, МЫ И НЕ ТАКОЕ ВИДЕЛИ»

«Я сама из репрессированных, - так начала свой рассказ наша, гостья Надежда Георгиевна Голых. - Когда в 1938 году расстреляли отца, нас отправили в трудармию, и вскоре мы оказались в Енисейске. Мы с мужем хорошо знали семью Александровских - Клару Давыдовну (до замужества Спиваковскую, приму Венской оперы) и ее сына Александра Сергеевича Александровского. Его отец Сергей Сергеевич Александровский до войны был советским дипломатом в Европе. Семья после его расстрела в 1945 году оказалась в Енисейске. Саша вскоре женился, а в 1956 они все уехали в Москву. Однажды мы шли с мужем по Москве, это было в 70-е годы, нас окликнула женщина, сидевшая на скамеечке. Оказалось, это Лена, жена Саши Александровского. Много было у нас воспоминаний. А потом как-то раз Саша выступал по центральному телевидению с рассказом о своей матери». Кстати, в 1990 году вышла книга о семье Александровских «Товарищ Сергей». Эту книгу недавно подарила музею Агриппина Алексеевна Горина, которая также хорошо, помнит многих ссыльных, живших в Енисейске в 50-е годы.

Среди них было много талантливых артистов и музыкантов. В 1953 году они поставили онеру "Морозко". В ней участвовал большой детский коллектив па базе школы №13.

Только Маша Почекутова, игравшая здесь же, была студенткой, и Саше Алек¬сандровскому было уже где-то за 35. Агриппина Алексеевна вспомнила эпизод, который, хотя она и была еще ребенком, запомнился на всю жизнь. «Когда все собрались после премьеры в педучилище, в том числе и постановщики оперы ссыльные А. Шварцбург, Ф. Швейник и В. Серков, один, из работников райкома партии, кажется, его фамилия была Горбачев, показал пальцем на них троих и сказал: «С этими мы за стол не сядем». Я заплакала, услышав это, а Швейник подошел ко мне и успокоил: «Девочка, не плачь, мы и не такое видели». Еще, я помню, училась в школе, у нас жила сосланная, в Енисейск жена командарма Буденного. Она работала истопником и носила на третий этаж дрова. Там в одном из классов стояло пианино, и она потихоньку на нем играла. Однажды Анна Ефимовна Цветкова, директор школы, застала ее за этим занятием. Та была так напугана, что бросилась на колени и просила прощения».

«Мы понятия не имели, что такое опера и балет, - вспоминает Мария Почекутова. - Подобрал Шварцбург голоса, начали репетировать, готовить костюмы из марли. На премьере Ананий Ефимович сделал проигрыш, а я растерялась и молчу, но он понял, и со второго раза я уже запела. Развитие ссыльные дали нам очень большое. Мы, хотя и молодые были, но чувствовали, что не зря они ни чего не рассказывают о себе и нас не расспрашивают. Но всегда ощущали теплое к себе отношение. Жена Шварцбурга шила нам театральные костюмы. Жили мы тогда бедно, еще только отменили хлебные карточки. Когда кто-нибудь из нас осмеливался спросить ссыльных, за что их наказали, они просто отвечали: «Сочли нужными»

.«Сталин еще только заболел, ссыльные уже ждали перемен, - включился в разговор Григорий Иванович Арутюнян, почетный гражданин г. Енисейска. - Я жил тогда в Каргино, вокруг меня много было таких же ссыльных, как и я. Например, Ордуханян Абель, академик, работавший в области цветной металлургии, а в деревне он был возчиком в леспромхозе. В каргинском хозяйстве жили тогда еще три народные артистки Советского Союза и племянник самого Берии. Говорят, он потерял какой-то важный пакет, за это его и сослали. У нас работал зав.больницей врач Белый, умнейший человек, тоже репрессированный. Бывший председатель Астраханского горисполкома работал со мной в одной бригаде после Воркуты.

«В Енисейске еще до войны, в 30-е годы, было уже много репрессированных, у нас дома хранится фотография семьи Байбурт. рассказывает Гера Яковлевна Безруких, - Арташес Мисакович был директором кирпичного завода. После войны у нас в городе жили Василий Иванович Волков, работал монтером на судоверфи, Липницкий, был начальником пристани. Олег Михайлов - художник».

«Дети тоже должны знать о людях, которые здесь жили. сказал в конце встречи Николай Дмитриевич Верхотуров. В нравственном воспитании сейчас многое упущено, у нового поколения должна быть связь с прошлым. Поэтому у меня просьба: если кто знает о местах нахождения спецпоселений, сообщите нам. надо пройти по этим местам и оставить там какие-то знаки из камней...»

Т. ИГНАТЬЕВА.
научный сотрудник
Енисейского краеведческого музея


На оглавление

На главную страницу