Рай, созданный своими руками


Продолжительность жизни мужчин в нашей стране короче, чем у представительниц слабого пола. И тем приятнее узнать, что есть среди нас мужчины, которые живут долго и счастливо. Например, Антон Константинович Цукман. Дата рождения - первое декабря 1919 года. Место - деревня Счастливое, Окуневского сельсовета. Он из семьи ссыльных латгальцев. Про таких как Антон Константинович говорят: "Хорошо сохранился". Наверное, вряд ли наш герой стал бы таким, если бы не образ его жизни. Каждое утро около часа он занимается гимнастикой, много уделяет внимания системе дыхания, подвижности. И результат - для примера мой собеседник, легко поднявшись со стула, без старческого скрипа в суставах присел раз, другой, третий и так далее.

Седина ему к лицу. Такое бывает, что с годами яркий брюнет резко переходит в серебряного "блондина".

Предки Антона Константиновича долгожители. Его дед прожил 115 лет и без очков читал божественные книги. Правда, тогда были другие времена, экология, здоровая пища. На долю его внука выпало много трудностей. Грамоту познавал ежедневно за семь километров в Окуньках - пешком туда и обратно, потом, одолев расстояние, поступил в Ачинский педтехникум, в это время двоюродный брат его увозит в Новосибирск, в филармонию "Красный факел". Антон Цукман - начинающий драматический артист, служил там, участвуя в пьесах спектаклях и сценках.

В октябре 1937 года сначала арестовали брата - филармонического баяниста, затем Антона. Мотив - контрреволюционная агитация.

Удивительно, но с высоты прожитых лет кошмары репрессий Антон Константинович вспоминает спокойно. И даже высказал мысль, что Александр Исаевич Солженицын в своем произведении "Архипелаг ГУЛАГ" был не всегда объективен. "Много у него нафантазировано".
Приговор Антону Константиновичу был определен - восемь лет лишения свободы плюс пять месяцев "поражения", то есть, без права голоса. Ничего, пережил...

Самое жуткое время репрессий для него - пребывание в Мариинской тюрьме.

- Там я почувствовал, что узник. Нам не хватало ни места, ни воздуха. Спали кто стоя, кто сидя. Дышать было нечем - до того спертый воздух. Сельдям в бочке легче. На день выдавали 600 граммов хлеба и что-нибудь попить - воды или баланды.

Дальше - "Бурлаг" на Дальнем Востоке, по названию реки Бурея. Затем Коми АССР - станция Инта, возле реки Уса. Здесь Антон Константинович окончил курсы механизации, а в 1947 году приехал в отпуск в Счастливое.

Была жена, сын. После того, как он похоронил верную подругу жизни, "присмотрел" вторую жену. И очень ее любит. Пришел в маленький домик - почти развалюху. И по прошествии лет превратил в очень ухоженное, прямо сказочное архитектурное сооружение. Где все небольших размеров – веранды, мансарды, балкончики. И сделано только своими руками. И сад, и огород, и крольчатник.

- У нас все есть, - говорит Антон Константинович. - Живем теперь хорошо. Жена у меня - прекрасная женщина.

А дом реставрировал добрых рук мастер из чего придется. Выписывал шпальные доски, ящики деревянные. Кому интересно узнать премудрости плотника и столяра-милости, просим заглянуть в вишнево-салатный домик по улице Калинина в райцентре.

Кстати, Антон Константинович не прекращал работать ни единого дня. Он и до сего момента числится в штате акционерного общества "Большеулуйский агроснаб" на должности кладовщика и столяра.

«Вести», 08.02.2000 г.


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е