До нас тут жили коммунисты-туземцы


 Экзотика давно минувших дней

Необычный документ принесли в редакцию: копию стенограммы первой окружной партконференции, которая проходила в Дудинке без малого шесть десятилетий назад – в январе 1932 года. Толстый том в виниловой обложке с расплывшейся машинописью. Сегодня это уже исторический документ. А история, как известно, дама непредсказуемая. Вот вам одно из её утверждений: в 1932 году Норильск считался… абсолютно бесперспективным!

На конференцию съехались 35 делегатов (из них 3 женщины). По социальному положению большинство составляли рабочие (15 человек), служащие, бедняки и батраки. Среди делегатов было пятеро малограмотных и четверо неграмотных. Несколько делегатов выступали с переводчиками, поскольку не владели русским.

Сам Таймырский национальный округ (его административные органы в тот год ещё находились в Туруханске) был не очень большим – четыре только что образованных района, 20 туземных советов, два поселковых и один сельский Совет. Население – 7650 человек, из которых большинство (5734) – «туземцы» (так тогда называли представителей коренных народов даже в официальных документах): юраки, долганы, самоеды, якуты, тунгусы и затундровые крестьяне. Русских – 1444, преимущественно приезжие рабочие и совпартслужащие (447 представителей трудового крестьянства).

Что волновало делегатов (на конференции присутствовала и делегация норильчан) в тот далёкий год? Волновали их способы всяческой борьбы: например, с отпечатком великорусского уклона и антисередняцкими настроениями или с извращениями в национальной политике (актуальная проблема для Таймыра) – два коммуниста за это лишились партбилетов. Боролись с вредным элементом: во время чистки из партии были «вычищены» 12 человек (из них восемь – с формулировкой «за неспособность к выполнению директив»).

Особенно активно боролись с кулаками: на тот момент в кулацких стадах было более 42 тысяч оленей, и кулаки, чтобы не отдавать оленей в колхозы, отпускали их в дикие стада, в тундру. В экономике округа в начале тридцатых преобладали феодальные тенденции – даже большинство первых на Таймыре колхозов создавались на основе родоплеменных хозяйств, и никакого толку от этого не было. Потому на третий год коллективизации на Таймыре было «обобществлено» всего 16 процентов крестьянских хозяйств.

Проблем обсуждалось партактивистами немало. Например, как наладить в округе учёт красных партизан. Или особенности национальной политики в работе с туземцами – членами партии. Слишком много, знаете ли, нарушений: то у коммуниста-туземца учётной карточки нет, то он полтора года из тундры не выходил и членских взносов не платил. Не меньшей проблемой считался и жесточайший кадровый голод. На весь Таймыр приходились три школы, шесть учителей и всего 75 грамотных туземцев. Потому среди первоочередных перед коммунистами Таймыра ставилась задача создания в Дудинке четырёхмесячных курсов по совпартстроительству.

Вы спросите – а что же Норильск? Создаётся впечатление, что Норильска словно и не было тогда. Редко-редко кто из делегатов вспоминал о его существовании. В отчётном докладе было вскользь упомянуто, что в округе имеются выявленные геологом Воронцовым залежи меди, никеля и угля и работает промышленное предприятие – Норильский рудник (запасы которого оцениваются в миллиард рублей). Основные, как бы сейчас сказали, инвестиции направлялись совсем в другие отрасли. Например, оленесовхозу был выделен кредит в миллион рублей (из которых треть денег, как отмечено на конференции, была потрачена на содержание аппарата). Туруханск обещал выделить десять тракторов, но они опять же предназначены не Норильску – тракторы нужны были на строительстве зимника для вывоза рыбы.

Главной составляющей таймырской экономики по-прежнему оставались рыбная ловля и охота на пушного зверя. Госторг и Роспушнина постоянно увеличивали планы, и на Таймыре предполагалось построить несколько рыбоконсервных заводов мощностью в 3,5 миллиона консервов в год. Большие надежды возлагались на промысловые фактории на Дудыпте, Хатанге, Пясино и Хете, только в районе Норильска в невод-пущалину за один раз попадало до сотни сигов. Не забывали и про охотников: песцы, куропатки (план на 1932 год – сто тысяч тушек куропаток).

Про норильский уголь, норильскую медь, никель, кобальт и платиноиды речи вообще не шло. Норильск в 1932 году считался местом малоперспективным. На геолого-разведочные работы в районе Норильска, проведённые ещё в 1922 году, потратили аж шесть миллионов рублей, но толку было мало: ценные трактора, заброшенные в Норильск по зимнику, весной смыло в реку. После такой бесхозяйственности таймырские коммунисты и слышать не хотели о том, чтобы что-то строить в Норильске, проще было его законсервировать. Вопрос о консервации Норильска обсуждался даже на специальном совещании в Госплане, и если бы не своевременное вмешательство самого Куйбышева, разработка Норильска была бы отложена на годы, если не на десятилетия…

Из выступления начальника Норильстроя тов. ЗАРЕМБО (член партии с 1920 года):

«Совершенно очевидно, что строительство Норильстроя идёт очень медленно. Результат работы Геолкома не совсем удовлетворительный – работали с прохладцей, может быть потому, что там были чуждые нам элементы. Сам Норильстрой сделал втрое больше – наши разведчики определили запасы богатств, теперь настала пора решительно требовать строительства Норильска… Норильск до сего дня был покрыт мраком неизвестности, видимо, не обошлось без вредительства по линии Цветметзолота, а отсюда и перманентная отрыжка о развёртывании Норильска. Нужно немедленно строить железную дорогу Норильск – Дудинка, учитывая её значение для культурного развития туземцев… Было замечание, что Норильская партячейка в этом вопросе очень опортунистична. Если бы было так, нас, думаю, давно разогнали бы. Жилищные условия в Норильске плохи, темпы строительства слабы, и сразу выскочить из такого кризиса мы не в состоянии. Больное место – это связь. Я в январе получил с почтой июльские и августовские распоряжения правления, нас запрашивают о выполнении решений Центрального комитета, опубликованных в газетах, а мы этих газет ещё не видели…»

Из выступлений делегатов конференции:

«…Надо дать жилища рабочим, а то они у нас живут хуже, чем у капиталистов».

«…Например, вопрос колхозного строительства в Норильском нацсовхозе. Там есть такие Альбей и Ероцкий, которые всячески противятся колхозам. Вот Ероцкий там считается как середняк, но, я думаю, его надо проглядеть поглубже и он подойдёт к рубрике кулаков».

«…Поэтому парторганизация ставит принципиальный вопрос – развивать дорогу от факторий к Дудинке, а о железной дороге Норильск – Дудинка пока забыть. Ведерников на совещании крайплана сказал: «Дайте нам лучше десять тракторов, а дорогу строить – это миллионы рублей закапывать. Тем более что в 80 километрах от Дудинки гниют шесть тысяч пудов рыбы, а вывезти её возможности нет. Для этого требуется провести работу по соответствующему оседанию рыбаков на берегах Енисея с предоставлением оседающим соответствующего жилья».

«…Всего один коммунист привлекался за пьянку – это, я считаю, вы преуменьшили».

«…В Аваме колхоз, который разваливают богатый владелец оленей Суздалев (600 оленей) и шаман».

«…Вас надо критиковать за ставку на сплошняк в порядке голого администрирования и оппортунистическое равнение на самотёк».

«…На консервзаводе в Упорте обнаружены лишенцы, к тому же заражённые левым уклоном».

«…Смецкой ехал, вёз с собой спирт, кровать. Выяснилось, что он принял на работу некоего Забелина, который бежал из Тверской области, где растратил крупную сумму казённых денег, и списал растрату на другого коммуниста (а тот удавился)».

«…Непонятно, почему такое отношение. Например, представитель Комсеверпути Смецкой называет Дудинку «опереткой», говорит, что она представляет интерес не более чем червонная дама, что жизнь там скучна и нудна».

«…Деньги тратятся не по назначению: оленей 120 голов, а дали всего четырёх пастухов с мощностью в один аргиш-рейс в сутки. Пастухи оказались нерентабельны».

«…Верно, ваши рабочие живут плохо, но рабочая психология должна понимать, что это ненадолго».

«…Считаю слабым комплектование совхозного оленьего стада – 47 процентов важенок, остальные просто неучёные быки».

Вл.ТОЛСТОВ «Заполярная правда» №121(12359) 14.08.2000г. (газета, изд. г. Норильск)


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е