Три года в сибирском плену


Продолжаем публикацию глав из книги "Три года в сибирском плену "

Испытание морозом

В начале ноября 1945 года вечером выпал первый снег. И сразу же началась ужасная зима. Земля промерзла так, что кайло отскакивало от нее, как от железа. На замерзшей дороге комья застывшей грязи торчат острыми клиньями. Снег идет мелкий, как сахар. Он не похож на японский снег. Когда мы зачерпывали его рукой, он просыпался сквозь пальцы. У нас в Японии снег липкий и влажный. От мороза на небе появлялось несколько солнц. Это удивительный природный феномен! Это своеобразное искусство сибирского мороза! Но нам было не до природных красот, ведь столбик термометра опустился до минус сорока градусов! Жестокий и безжалостный холод проникал во все щели теплых вещей, вызывая колючую боль. Сибиряки называли такой сильный ураган со снегом «буря мороза».

После бури обычно погода становилась безоблачной. Волки, которые до сих пор были тихие, теперь начали грустно выть. Вероятно, они, как и мы, захотели еды.

Ночь в Сибири долгая. Утром только в девять часов придет заря. Солнце встанет только через полчаса.

Все замерзло. Все, все... Картофель стал похож на твердые камни. Яблоки тоже замерзли. Края листьев капусты промерзли и стали острыми, как лезвие бритвы, — можно поранить руку. Замерзло молоко.

Однако когда я был на базаре, то видел интересные вещи. Это белые и половинные шары в поперечнике сантиметров по 15 и более. Продавщица выставила их на доске и продавала нарасхват. Я спросил ее:

— Что это такое?

— Вы разве не знаете? Это молоко. Свежее молоко...

— Что вы говорите оно же жидкое, в бутылках.

Продавщица расхохоталась:

— Ха-ха-ха... Я вам сейчас все объясню: вчера я влила молоко в чашки и оставила их на улице. Утром оно замерзло, я внесла чашки в дом и вытащила круги. Понимаете? Купите мое молоко и попробуйте. Вкусно будет!

Чтобы предохранить свои жилища от лютых морозов, сибиряки устанавливают в домах двойные окна! Между внутренними и наружными рамами жители хранят зимой мясо диких птиц, а в снегу хранят говядину, баранину и другое мясо. Это, можно сказать, у них природный холодильник.

Мороз стоял такой лютый, что у шофера Домбара начались трудности с заводкой двигателя машины.

— Елки-палки, — ворчал он, — бензин плохой, замерз.

В бензине действительно плавали мелкие кусочки льда. Что делать? Как завести машину? На помощь пришел русский шофер Николай. Он осмотрелся кругом, взял железный штырь, намотал на него обтирочный материал и окунул этот своеобразный факел в бензин. Затем поджег и смело приблизил огонь к картеру двигателя.

— Это же очень опасно, — удивился шофер Домбара.

Но Николай спокойно продолжал греть мотор. Через несколько минут двигатель начал работать.

— Фу-у-у... Это русский ум!

Трудно было и нашим водовозам. Они черпали воду в бочки и возили на санях. В бочке было много льда и мало воды. Чтобы снабдить водой достаточно весь лагерь, возчикам надо было делать много рейсов. Но от лютого мороза у лошадей намерзали сосульки у ноздрей и они быстро уставали, а некоторые даже падали от недостатка воздуха. Понятно, что стройка водопровода на зимнее время прекратилась.

На дворе здания мы сделали несколько уборных. Для этого выкопали глубокие ямы, поверх которых положили доски. Никакого ограждения вокруг не было.

Когда люди хотели сходить по нужде, надо было обязательно надевать теплые вещи. Но ночью сонное настроение и надевать теплые вещи было в тягость. Поэтому часто японцы выбегали ночью на улицу в нижнем белье. Многие вскоре простудились и заболели.

Однажды мы пришли в русское село и увидели следующую картину: неподалеку от дома молодая русская мать снимает с ребенка штанишки и позволяет ему на лютом морозе мочиться. Честно говоря, мы были очень удивлены такой смелостью и выносливостью. Выходит, русские с детства привыкают к морозу. Подумать только!

Некоторые японцы тоже немного привыкли к морозу еще в Маньчжурии. Но большинство прямо из Японии отправились на фронт в бой и после пленения были интернированы в Сибирь. Для этих людей сибирский мороз был тяжелым испытанием.

(Продолжение следует)

Рисунки из книги Есида Юкио

«Красноярский рабочий», 24.08.2000 г.


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е