Похороны совести


Десять лет демонстрировали лидеры правых сил свою несостоятельность в государственных делах, неспособность к конструктивной работе в экономике и социальной сфере.

Что мы имели до прихода к власти центристов-государственников - сначала Примакова, а вскоре Путина - всем известно. Единственное, к чему еще прислушивалось общество в речах отставных экспериментаторов, - это справедливая критика сталинизма и напоминание о неискупленной вине поклонников этого вождя перед жертвами политических репрессий.

Но недавнее выступление представителей СПС в Государственной Думе с бредовой идеей превратить Мавзолей на Красной площади в мемориал памяти миллионов невинно репрессированных соотечественников полностью обнажило всю суетность и безнравственность политиков правого крыла и их несусветную глупость.

Считаю вправе говорить так резко, поскольку от репрессий 30-х годов пострадала и моя семья - мать, бабушка и дед. На их долю выпало много совершенно незаслуженных страданий. Но это предмет отдельного разговора. Скажу только одно: к их чести, мои родители никогда боль и обиду по отношению к одному периоду в жизни страны, одному политическому режиму не переносили на отношение к государству в целом и воспитывали детей на лучших чувствах к своему Отечеству.

Идеологи антисоветизма зашли слишком далеко, их оголтелая ненависть к 70-летнему периоду истории, кстати, очень неоднозначному, превратилась в ненависть к самому понятию государственности. Они, не отдавая себе отчета, давно уже борьбу с разоблачаемой ими идеологией обратили в борьбу с самой Россией, с миллионами своих сограждан, не исповедующих их экстремизма.

То, что тело Ленина надо бы по-христиански захоронить, понимают, мне кажется, даже сами здравомыслящие коммунисты. Рано или поздно это произойдет. Время, изменения в жизни и сознании людей сами собой естественным путем подведут общество к этому. Преждевременно же совершать насилие над чувствами еще очень многих людей - значит опускаться до простой мести и возбудить вместо покаяния и прозрения ответную ненависть и утверждение старых заблуждений.

Но если идея захоронения Ленина спорна лишь по своей своевременности, то вторая часть предложения - превратить Мавзолей в памятник репрессированным - просто кощунственна! Резвые ребята-приватизаторы, похоже, приватизировали и нашу память о невинных жертвах и сделали ее предметом политических спекуляций.

Даже опустевший Мавзолей будет всегда, хочется этого кому-то или нет, ассоциироваться в исторической памяти с определенным строем, с определенными идеями и определенным именем. Это кусочек нашей истории, пусть и сооружение на Красной площади Москвы останется ему архитектурным и историческим памятником. И никогда оно не сможет, опять-таки хочется этого кому-то или нет, стать памятником жертвам сталинизма. Поместить сюда мемориал - значит обречь эти жертвы и посмертно на чью-то злобу. Может быть, господам из СПС безразлично, будут ли оплевывать память моих деда и бабушки и миллионов таких же за то, что эта память узурпирует по воле глупых потомков место другой памяти?

А мне не безразлично. Для меня память о безвинно расстрелянных и замученных в лагерях по-настоящему свята. Тем более что большинство из них честно служили своему Отечеству, верили в идеал социальной справедливости и не были жуликами, путающими свободу слова со свободой воровать у народа - деньги, чувства, волеизъявление.

Мелочность и спешка оскорбительны для настоящей памяти и подлинной скорби. Превращать посмертно миллионы убитых и замученных в "квартирозахватчиков", поселяющихся на чужом месте, - глубоко безнравственно.

Зоя КАСАТКИНА.
Красноярский рабочий 19.12.2000

На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е