Хранители памяти


 Мой сегодняшний собеседник - заместитель председателя Красноярского историко-просветительского правозащитного и благотворительного общества "Мемориал" Алексей Андреевич БАБИЙ, он же - заместитель директора компьютерной компании "Макссофт", офис которой является и штаб-квартирой "мемориальцев".

 

Как-то даже неловко повторять азбучные истины, что нельзя, мол, забывать прошлое, нельзя превращаться в беcпамятных "манкуртов", в Иванов, не помнящих родства. Всем известно ведь, что за годы советской власти десятки тысяч жителей Красноярского края были подвергнуты незаконным репрессиям, а количество узников ГУЛАГа, политссыльных и спецпереселенцев на территории края исчислялось сотнями тысяч. Как же тогда объяснить тот печальный факт, что в Красноярске (в отличие от большинства других крупных городов Восточной Сибири и Дальнего Востока) до сих пор не издана "Книга памяти жертв незаконных репрессий"?

В этом году исполняется 10 лет со дня принятия Закона Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий", в котором сказано, в частности, о необходимости публикации в печати списков реабилитированных лиц с указанием их биографических данных. Все эти данные тщательно, на протяжении 13 лет, собираются и хранятся Красноярским обществом "Мемориал", так что, можно сказать, "Книга памяти" как бы уже существует, но пока лишь в виртуальном, компьютерном варианте.

У КАЖДОГО СВОЙ ПУТЬ

- Трудно различить, где кончается "Макссофт" и начинается "Мемориал", - замечает с улыбкой Алексей Бабий. - Ведь "Мемориалу" нужны компьютеры, нужен доступ к Интернету. Как известно, многие творческие вещи невозможны без определенных ресурсов. В этом смысле мне близок Бомарше, который был не только великим драматургом, но и талантливым предпринимателем. Когда король запретил печатать и ставить "Женитьбу Фигаро", Бомарше купил типографию. Когда же король запретил продавать для его типографии бумагу, Бомарше купил рощу и бумагоделательную фабрику. Его пример - другим наука...

- Мне кажется, опыт Бомарше может быть также использован и теми нынешними газетами, на независимость которых покушаются власти... Впрочем, вернемся к "Мемориалу". Что привело вас в эту организацию? Убеждения, случай, мода, личный интерес?

- В "Мемориал" приходят по-разному. Вот, к примеру, у нашего председателя, Владимира Георгиевича Сиротинина, вообще никто из членов семьи не был репрессирован. А у меня мать с шести лет оказалась в детдоме, так как ее родителей (моих бабушку с дедушкой) арестовали в 1937 году по "харбинскому делу" и вскоре расстреляли. Примерно в 1984-1985 годах я начал расследовать историю своей семьи, ходил в Новосибирский архив, через несколько лет добился того, что мне выдали фотокопии их дел. При этом я никогда не принадлежал к диссидентским движениям.

- Помню, вы все это описали в своей давней документальной повести "Частный детектив". Пользуясь случаем, хочу выразить сожаление, что в последние годы вы отошли от литературного творчества и совсем перестали печататься... Кстати, кто был властителем ваших дум в юные годы?

- Только не Маркс и не Ленин. Еще будучи студентом я разочаровался в марксизме и увлекся философией Льва Толстого и Генри Дэвида Торо. В трактате "Гражданское неповиновение" Торо впервые обосновал идеи непротивления, ненасильственного неповиновения. Позднее этими идеями Толстой увлек приехавшего к нему из Индии Махатму Ганди...

- И какое отношение это имеет к "Мемориалу"?

- Самое прямое. Мы боролись с коммунизмом, используя методы ненасильственного неповиновения. Никаких восстаний и других подобных акций. В конце 80-х, помню, митинговали, но та эйфория быстро прошла. Мы просто собираем информацию, просто ее публикуем. Ежегодно 30 октября, в день памяти жертв репрессий, мы собираемся, устраиваем выставки, пускаем по Енисею памятные свечи...

ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА

- А как начинался "Мемориал"?

- Тринадцать лет назад, в январе 1988 года в "Литературной газете" было опубликовано обращение о сборе подписей по установке в Москве памятника жертвам репрессий. В Красноярске на это обращение первым откликнулся Володя Биргер, сын репрессированного, он приехал к нам с Украины, где был изгнан из университета за диссидентскую деятельность. Володя собирал подписи под этим обращением, к нему и я подключился, а 9 марта 1988 года мы собрались на квартире у Сиротинина (вот у кого была старая диссидентская закалка!) и организовали общество "Судьбы людей". В декабре того же года, когда в Москве было создано общество "Мемориал" (я, кстати, был там на учредительной конференции), мы тоже стали именоваться "Мемориалом", хотя наше первое название более соответствовало нашей деятельности - мы ведь не ударялись в политику, а занимались конкретным делом, восстановлением судеб репрессированных людей и оказанием помощи реабилитированным. Одно время у нас было более 30 членов, но потом все поразбежались по партиям, и сейчас нас, как и в самом начале, 5-6 человек. Один Володя Биргер проворачивает столько работы по восстановлению прав реабилитированных, что было бы не под силу собесу и юридической консультации, вместе взятым...

- Чем занимаются другие члены "Мемориала"?

- Наш бессменный председатель Владимир Георгиевич Сиротинин работает в архивах, выступает с лекциями, устраивает выставки в культурно-историческом центре. Володя Биргер, о котором я уже говорил, ежедневно, с 18 до 21 часа, ведет прием посетителей - в фойе Дома техники (в это время ему можно звонить по телефону 65-13-85). У Марины Георгиевны Волковой главная тема - репрессированная интеллигенция Красноярска, она занята работой в архивах и с родственниками. В группу, работающую над базой данных, входят Валерий Иванович Хвостенко и Светлана Борисовна Сиротинина, они своими руками заложили в компьютер данные на 38 тысяч человек, подготовив фактически материал для семи томов "Книги памяти". Ну а я, как зам по информационным технологиям, отвечаю за то, чтобы перевести весь архив "Мемориала" в Интернет, ввести его в научный оборот.

- Как вы могли бы подытожить 13 лет работы "Мемориала"?

- Во-первых, нами создана база данных, которая признана лучшей среди всех региональных баз данных "Мемориала". Во-вторых, создан сайт Красноярского общества "Мемориал", его адрес: www. memorial.krsk.ru. Наш "Мемориал" - единственный, который весь архив выложил в Интернете, сейчас там 2,5 тысячи документов и 1,5 тысячи фотографий, и сайт постоянно пополняется. Наш сайт получил в 1998 году первое место и приз на всероссийском конкурсе сайтов в рамках фестиваля "Интернить 98". Наконец, мы ежегодно обслуживаем 1,5 тысячи человек по восстановлению прав реабилитированных и постоянно проводим выставки, читаем лекции. Следует помнить, что "Мемориал" своих денег не имеет и вся эта деятельность, разумеется, носит благотворительный характер.

- А что вам не удалось сделать?

- Главное, что сидит занозой, - так и не поставлен памятник жертвам репрессий. А ведь уже и место определилось - на Красной площади, напротив памятника жертвам белого террора. И соответствующее решение властей есть, теперь надо вновь собирать деньги - те, что мы успели собрать в 1991 году, сгорели напрочь. Нас очень мало, а на власти надо давить, давить, чтобы сдвинуть инерционную машину. Для начала - хотя бы установить мемориальный камень, чтобы было место, где можно цветы положить...

- Но ведь на правобережье открыт небольшой храм памяти жертв репрессий?..

- Храм православный, а среди жертв репрессий было немало приверженцев других конфессий, были и атеисты... И вторая наша "заноза" - не издали "Книгу памяти"! Это дело, конечно, под силу лишь краевой администрации, ведь только по репрессированным красноярцам потребуется минимум 12 томов... Мы готовы работать бесплатно, но у нас не ко всем архивам есть допуск. Должна быть создана рабочая группа по подготовке издания "Книги памяти" во главе с ученым-историком, в ее состав должны войти представители ФСБ и прокуратуры.

ВИРТУАЛЬНАЯ "КНИГА ПАМЯТИ"?

- Сохраняется парадоксальная ситуация: мы владеем лучшей в России базой данных, но у нас, в отличие от других крупных городов Восточной Сибири и Дальнего Востока, до сих пор нет "Книги памяти" Дело не сдвинется с мертвой точки, пока губернатор не примет соответствующее решение и не будет утверждена смета расходов на издание "Книги памяти". Мы, конечно, тоже виноваты, что были недостаточно активны, хотя начиная с 1992 года мы неоднократно ставили вопрос о "Книге памяти" на комиссии по восстановлению прав реабилитированных, которая существует под эгидой краевой администрации. Теперь-то я понимаю, что надо было напрямую выходить на губернатора. И сейчас мы готовим для этого весь комплект необходимых документов и намерены обратиться к Александру Лебедю с соответствующим письмом.

- Как решается этот вопрос в других регионах?

- Везде, кроме Красноярска и Петропавловска-Камчатского, "Книги памяти" уже изданы или по крайней мере готовятся. В Хабаровске губернатор В. Ишаев каждый год 30 октября лично присутствует на всех мероприятиях, устраивает губернаторские приемы для репрессированных, сам проявляет постоянную инициативу. Примерно такая же картина во Владивостоке, в других городах. Ведь издание "Книги памяти" - это прямая обязанность краевой администрации, что подтверждает Закон РФ "О реабилитации жертв политических репрессий" (статья 18)...

- Есть ли у "Мемориала" враги, недоброжелатели?

- Случаются проблемы с допуском в архивы... Кстати, как ни парадоксально, более всех открыты архивы ФСБ, Сиротинин там днями просиживает. А вот в бывший наш партархив его вообще перестали пускать. Если же говорить о чиновниках, то среди них практически нет идеологических врагов, они же все прагматики, им все это по фигу. Противодействия нет, а есть вязкое сопротивление. Иногда попадаются в Интернете враждебные, прокоммунистические высказывания. Да вот, убедитесь сами! (Быстро находит на сайте "Мемориала" "Гостевую книгу", читает) "Ваш "Мемориал" я ненавижу! Репрессии были правильные. Жаль, всех врагов не добили..." Или вот: "Деятельность "Мемориала" наносит вред России!" Куда больше, впрочем, высказываний в нашу поддержку. Приведу лишь одно из многих: "Спасибо. Пусть все знают, как жить нельзя!"

- Как вы думаете, в чем причина живучести коммунистических идей?

- Кто-то хорошо сказал, что коммунизм, как и педикулез, заводится от бедности. Когда люди станут богатыми, мысли о коммунизме уйдут сами собой. Это во-первых. А во-вторых, по-моему, за последние 10 лет у нас строй не изменился, капитализмом еще не пахнет по-настоящему. Номенклатура перестроилась и построила капитализм "под себя", а не под нас. В этом смысле я не менее обижен, чем пенсионеры. Дело в том, что когда я, "назло коммунякам", пошел в бизнес, то быстро убедился, что нормальный бизнес у нас невозможен, если он не сращен с государственной властью. Все это построено на уворованных у государства деньгах. А только на своих силах построить бизнес очень и очень трудно. Мелкий и средний бизнес я вообще приравниваю к диссидентскому движению. Так что я не считаю, что современный строй - мой.

- Что же поддерживает в вас надежду? И кому сегодня нужен "Мемориал"?

- Ответы на эти вопросы вы можете найти, опять же, на нашем сайте. Вот что пишет, к примеру, Татьяна Ф. из Москвы: "Дорогой "Мемориал"! Мне всего 14 лет, я очень люблю историю, но еще больше люблю Россию. Я наткнулась на ваш сайт случайно, но увлеклась и прочитала все "от корки до корки". Не за один день, конечно. Мне хочется сказать: "Спасибо". Спасибо за то, что вы нашли силы, желание и мужество, чтобы "откопать" всю эту информацию и рассказать нам о репрессиях. Спасибо за слезы, которые невольно наворачиваются на глаза при чтении материалов. Кто однажды прольет их, в том боль уже не утихнет, тот уже не забудет (а если помнишь прошлое, то его уже не повторишь). Спасибо... Желаю вам продолжать работать и не останавливаться ни перед чем".

Как говорится, комментарии тут излишни. Большое дело, которое делает маленький коллектив "Мемориала", нужно нам всем, и прежде всего самым юным, тем, от кого зависит завтрашний день России.

Эдуард РУСАКОВ.
Красноярский рабочий, 16 мая 2001

На снимке: Алексей БАБИЙ.


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е