30 октября - День памяти жертв политических репрессий


В день памяти жертв политических репрессий в городах и районах края пройдут митинги, вечера-встречи. Нынче исполняется 10 лет со дня принятия Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий». Существует перечень льгот, установленных государством для реабилитированных лиц, пострадавших от политических репрессий.

- «Цветы запоздалые», невесомые, неощутимые, — наверно, примерно такие слова произнесут многие и многие сотни людей в крае. Верно. Потому что боль, горечь не избыты и не забыты. Горечь безмерная. Судьбы трагические. Невозвратимые утраты. «Милосердие» печатает сегодня несколько коротких документальных рассказов на эту немилосердную тему.

ЖЕСТОКИЙ ПУТЬ, ЖЕСТОКИЙ ВЕК

Рассказывает Ионас ДИКЧУС, председатель правления Красноярской Ассоциации жертв политических репрессий.

Политические репрессии не знали социальных, национальных и религиозных границ. Через зоны главного управления лагерей (ГУЛаг), через принудительное спецпоселение и трудоармейские казармы прошли сотни тысяч граждан огромной советской империи.

В военные и послевоенные годы из Поволжья, Прибалтики, Украины, Кавказа шли в Сибирь эшелоны с заколоченными окнами - «телятники», везущие как рабскую силу депортированные народы. Их везли в скотских условиях: без туалетов, без воды и пищи, в тесноте, где не только лечь, но и присесть на корточки не всегда находилось место. От психического потрясения, чудовищного бесправия и унижения в пути умирали старики, преждевременно рожали женщины, с ума сходили и лишали себя жизни молодые.

Приняв у конвоя «спецконтингент», так нас тогда называли, местные коменданты объявили: «Самовольный выход за пределы территории спецпоселения приравнивается к побегу» и, что за побег, наказание -20 лет каторги. Так началась наша новая жизнь на чужбине.

Старожилами нашего поселка Колбинский были переселенцы с Дона, из Белоруссии, Эстонии, Латвии и Финляндии. Спецконтингент составляли немцы, греки, литовцы, поляки, украинцы, калмыки, буряты и бывшие жители Москвы и Ленинграда, отбывавшие ссылку после заключения.

Преступная политика того времени разрушила родовые очаги, растоптала национально-культурные традиции народов и их привычный жизненный уклад, искалечила судьбы не только самих репрессированных, но их детей и внуков.

Общая судьба сблизила нас, мы трудились, терпели лишения, но продолжали надеяться. И вот в нынешнем ноябре исполняется десять лет Закону Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий». Этим законом предписан порядок реабилитации, выплаты компенсаций, предоставлении льгот, посильных государству в настоящее время.

Службы прокуратуры органов внутренних дел, архивов социальной защиты края немало потрудились. Сегодня около 20 тысяч репрессированных, проживающих в крае, реабилитированы. На них распространяются предусмотренные законом льготы. Но еще значительная часть пострадавших от политических репрессий ждет своей очереди.

В последние годы национальные группы в крае объединились, приобрели статус национально-культурных обществ. Благодаря поддержке администрации края, помощи Культурно-исторического музейного комплекса, наши общества имеют возможность общаться между собой, проводить совместные мероприятия в Межнациональном культурном центре. А в 1998 году 14 общественных организаций ,постоянных членов Межнационального культурного центра учредили Красноярскую Ассоциацию жертв политических репрессий ,основу уставной деятельности ассоциации составляет социальная защита ее членов и сохранение исторической памяти в назидание грядущим поколениям.

До сих пор сотни мест захоронения усопших на чужбине репрессированных граждан зарастают тундрой и тайгой. До сих пор в Красноярске нет памятника жертвам политических репрессий. Не издана книга памяти.

По инициативе краевого управления социальной защиты населения, создана рабочая группа по разработке краевой целевой программы «Защита прав и социальная поддержка жертв политических репрессий» на 2003-2005 годы. Это нас радует. В разработке программы принимает участие и наша ассоциация. При содействии краевого управления и районных отделов социальной защиты создаются местные отделения ассоциации в районах города и края. Мы вправе, считаю, обратиться к преуспевающим по службе и в коммерческих делах людям младшего поколения и к тем, кому перешла социалистическая собственность, созданная нашим поколением, неимоверной трудовой ценой, политой потом, а порой и кровью - будьте милосердны к нам. На своем примере воспитывайте милосердие в ваших детях. Помните, смена поколений - быстротечный процесс…

ДА, БЫЛИ ЛЮДИ В НАШЕ ВРЕМЯ!

Жизнь моих предков, неразрывно связана вот уже много десятилетий с Сибирью. Даже ссылали их из Сибири в Сибирь.

По рассказам моей бабушки Лукерьи Петровны, высланной из Минусинска в Бирилюссы годы войны «по политическим мотивам», а впоследствии реабилитированной, в годы войны ¬ село Бирилюссы было многолюдным. В районе в то время проживало около тридцати тысяч жителей. Прирост населения объяснялся появлением эвакуированных граждан и сосланных «врагов народа». Бабушку, вина которой была лишь в том, что ее первый муж, сражавшийся во 2-ой Ударной армии, пропал без вести, до места ссылки сопровождал вооруженный солдат. Вот что она об этом вспоминает:

- Приближались роды, я меня почти каждую ночь вызывали на допросы. Молоденький следователь задавал один тот же вопрос: «Что вам говорил муж, отправляясь на фронт?». А что мог сказать муж беременной жене? Просил беречь ребенка, обещал вернуться с победой. Потом следователь потребовал от меня письменный отказ от мужа. После очередного допроса, не выдержав, я сказала этому энкэвэдешнику: «Вместо того чтобы с беременными бабами разбираться, вы бы взяли винтовку в руки и, как все мужчины, шли бы защищать Родину!»

Больше на допрос меня не вызывали. Родилась Оленька. Я думала, что меня оставили в покое но ошиблась . Вскоре пришли сотрудники прокуратуры. Началась опись имущества. Описали все: дом, скот, личные вещи…. Перевели все в денежное измерение и сказали: «Третью часть всего имущества, то есть долю мужа, должна отдать государству». Продала корову овец, вещи мужа, отрезы материи, набрала нужную сумму, внесла ее в банк. А наутро пришли за мной, зачитали приговор: «Пять лат ссылки баз права выезда и без права переписки». Так из Минусинска меня выслали в Бирилюссы.

Начальник Бирилюсской райкомендатуры, побеседовав со мною, предложил работу в магазине. Постоянное общение с людьми помогло немного успокоиться. Под жилье дали маленькую комнату в домике, недалеко от складов райпотребсоюза. Вскоре ко мне присоединилась еще одна страдалица, проходившая так же, как и я, под знаком «ЧСИР» — Аня Колячкина. У нее был четырехле¬ний сын Саша. Начали мы обживаться на новом месте. Люди по-доброму, сердечно принимали нас, помогали, чем могли, никогда не было в Бирилюссах национальной вражды.

Самым ярким событием военных лет для бабушки стал такой эпизод: однажды в магазин, куда она устроилась, зашел мужчина. На нем была огромная собачья доха. В магазине товары первой необходимости: соль, спички, сахар и другие, - отпускались по талонам. Стоит этот бедный человек перед прилавком и чуть не плачет, рассказывая о жизни колхозников:

- На трудодни почти ничего не получаем, обнищали вконец, спичек во всем Катыре ни у кого нет, чтобы растопить печь, бегаем за горящими головешками из дома в дом.

У бабушки в магазине остались спички, которые не получили по своим талонам председатель исполкома и сотрудница НКВД, к которой она ходила «на отметку».

Бабушка спички отдала. Председатель райисполкома оказался человеком порядочным - пронесло!

Мои дорогие старики - Лукерья Петровна и Александр Михеевич Слабуха - по-прежнему живут на той же улице в селе Бирилюссы. Их дом - родное гнездо для каждого из нас. Спасибо вам, дорогие наши старики за то, что вы есть, за вашу любовь, за ваше тепло! И дай Бог нам сохранить человечность, как вы сохранили ее при самых тяжких испытаниях.

Лариса СЛОНОВА
Бирилюссы.

ЛЮБЛЮ И НЕНАВИЖУ

Я родилась 6 августа 1925 года в Варшаве в семье зажиточного земледельца.

В 1939 году, когда шел передел Польши, семья переехала в Барановичи, надеясь на дружеские отношения с Россией Белорусии, но здесь начались сталинские репрессии. Отцу предъявили ордер на ссылку в Сибирь вместе с семьей и дали 24 часа на сборы. Такого удара отец не выдержал и умер от разрыва сердца. После этого чекисты выдали документ, что семья не подлежит выселки из-за смерти главы семьи, и нас оставили в городе Барановичи. Но пошла новая война репрессий. По доносу соседей 25 мая 1945 года меня арестовали и отправили в тюрьму Бреста. Приговор выносил высший трибунал суд «тройка» - расстрел. Потом расстрел заменили десятью годами заключения в лагере Норильска, куда нас доставили в сентябре 1945-го теплоходом в Дудинку, разместили в палатках, и три месяца мы жили в таких условиях, когда волосы примерзали к земле. Потом лагерь – 10 лет ада. Освобождена в марте 1955-го, а в 1957-м реабилитирована. С 1955-го работала на Медном заводе, трудовой стаж на этом предприятии -32 года.

Благодарю земляков, что не забыли нас, наши мучения, что поставили памятник. Невозможно об этом написать на бумаге, только сердце может сказать. Живу, люблю и ненавижу.

Ядвига Малевич.
Норильск.

Это надо знать
ПОДДЕРЖКА

Льготы для реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий

В период массовых политических репрессий с 1929 по 1960 годы на территории нашего края находились в местах лишения свободы, ссылки, высылки и на спецпоселении до 545 тысяч человек 37-ми национальностей.

 На сегодняшний день в архивных учреждениях края хранится свыше 73 тысяч дел, содержащих сведения о применении к гражданам и их родственникам мер репрессивного воздействия - раскулачивания, конфискации имущества, направления в ссылку, высылку и на спецпоселение, и других документов.

 Органы социальной защиты населения контролируют выполнение законодательства, направленного на улучшение материально-бытовых условий жизни, обеспечение льготами, социальное обслуживание реабилитированных граждан. При администрациях городов и районов края созданы и работают комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий.

В текущем году исполняется 10 лет со дня принятия Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий, задачей которого является реабилитация репрессированных, восстановлении их гражданских прав, обеспечении посильной компенсации материального и морального ущерба». Законом установлен перечень льгот для реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий. Реабилитированным лицам и лицам, признанными пострадавшими от политических репрессий, и членам их семей предоставляется 50-процентная скидка в оплате жилья и коммунальных услуг, а так же стоимости топлива, проживающим в домах без центрального отопления. Реабилитированные и пострадавшие от политических репрессий лица обеспечиваются лекарственными средствами со скидкой 50 процентов, а являющимся инвалидами I группы и неработающим инвалидам II группы лекарства предоставляются бесплатно. Обозначено также право на бесплатный проезд всеми видами городского пассажирского транспорта (кроме такси), автомобильным, водным и железнодорожным транспортом пригородного сообщения.

 Реабилитированным лицам возмещается стоимость проезда по территории Российской Федерации на железнодорожном транспорте один раз в год (туда и обратно) на основании проездных билетов, предъявляемых в органы социальной защиты населения по месту жительства. В районах, не имеющих железнодорожного сообщения, реабилитированным лицам компенсируется 50-процентная стоимость проезда на воздушном, водном и автомобильном междугородном транспорте.

Милосердие  № 21(147) 26.10-02.11 2001 г.


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е