Пророк в своем отечестве


Каких только замечательных людей не заносила судьба на просторы Красноярского края! И многие из них оказывались здесь не по доброй воле. Писатели, философы, общественные деятели... Об одном из таких энтузиастов-подвижников, ставших жертвами сталинских репрессий, рассказывает книга архангельского ученого-историка Юрия Дойкова «Судьба пророка в России» (Санкт-Петербург, издательство «Акрополь»)

Герой этой книги — Андрей Андреевич Евдокимов (1872-1941), личность многогранная и яркая. Бывший народник, один из первых русских социал-демократов, основоположник профсоюзного движения, теоретик и практик кооперации, исследователь европейского Севера России. Выдающийся экономист А.В.Чаянов называл его «великим пророком». Но еще в Писании высказана горькая мысль о «пророке в своем отечестве»...

За свою жизнь Андрею Евдокимову пришлось претерпеть немало страданий. От мальчика на побегушках в винной лавке он прошел путь до лидера рабочего движения, члена правления крупнейшего в России и Европе банка, стал известным писателем, ученым, редактором столичных журналов.

Главные испытания ждали его после Октябрьской революции. В 1938 году Евдокимов был арестован в Архангельске за принадлежность к Трудовой крестьянской партии и после двухлетнего «следствия» сослан в Красноярский край, в село Большая Мурта. Там он и умер от голодного истощения в январе 1941 года.

Книга Юрия Дойкова — не роман, а всего лишь сухое документальное жизнеописание, и в ней нет стилистических красот, присущих изящной словесности. Но приводимые в книге письма Андрея Евдокимова, адресованные жене и дочери, обжигают своим негромким и мудрым трагизмом и не могут оставить читателя равнодушным. Приведу лишь фрагмент из одного такого письма, написанного им незадолго до смерти: «...Наденька, напрасно ты себя расстраиваешь. Возьми себя в руки, сожми пальцы и стисни зубы. Надо подчиниться необходимости. Я получил от Федора Алексеевича из Харькова 50 рублей. Пока я обращался за помощью к нему одному. Но я должен вам признаться, что я попрошу у каждого, кто может помочь. Я и кусок хлеба, и сигарку махорки могу просить с наивностью старой цыганки. Я этих талантов у себя не подозревал. Я не копил, не берег для старости. И я считаю себя заслуженным нищим. Потомственный, почетный нищий... Вы не поверите, что сие связано с моими философскими взглядами. Но это так. В моем возрасте предки принимали схиму. Но я этого не достоин. Боюсь, что я вас расстраиваю вместо того, чтобы успокоить. Когда устроюсь, буду писать веселее. Я уже начал петь песни...»

Что ж это за отечество, в котором пророки умирают от голода и нищеты?..

Эдуард Русаков
«Красноярский рабочий», 27.10.2001 г.


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е