Неугасшая боль души


30 октября 3 в районном музее состоялся тематический вечер, посвященный памяти жертв политических репрессий.

В лекционном зале музея собрались те, кому сломали едва начавшуюся жизнь указы о переселении «неблагонадежных» лиц немецкой и других национальностей, и те, кто знает об этом от родителей или лишь по учебникам новей-шей истории.

Страшные эпизоды своей жизни раскрывали перед ребятами приглашенные на вечер люди, воочию видевшие горе невольных переселенцев и на себе испытавшие тяжелый сапог НКВД. Три человека, три поломанные с раннего детства судьбы - Андрей Христович Вотс, Александр Андреевич Фишер и Галина Ивановна Шуваева. Они рассказывали школьникам о своем нелегком детстве...

Когда началась война, Андрею Христовичу было 12 лет. Он уроженец Поволжья, немец по национальности. Значит, не место ему и его семье на западе России. В числе прочих, вышвырнутых из родных мест в тот сентябрь 41-го, он оказался в Сибири. Один.

Как смог выжить подросток, оставшийся без родителей в чужом, неизвестном краю, не зная даже русского языка? Сибиряки не оставили мальчонку на произвол судьбы. Парнишку приютил старый чабан, инвалид. Он немного знал немецкий - воевал в Германии в первую мировую, потерял там руку. Благодаря добросердечному старику Андрей не утратил надежду на будущее, на то, что кончится война и он вновь сможет учиться.

Александру Андреевичу тоже пришлось несладко. Его семью депортировали, когда он был трехлетним ребенком. Но несмотря на это он помнит события, происходившие на его глазах. И тот громадный репродуктор, который принес его семье грозную весть, и ничего не понимающих людей, второпях собиравших нехитрый скарб, помнит станцию родной Палласовки и осиротевшие в одночасье поля с неубранной пшеницей. В его памяти остались и набитые людьми душные товарные вагоны. И свежий морозный воздух Третьяковского района, куда был доставлен он и его родные. И хозяин дома Николай Семенович Буланов, к которому подселили его семью. И огромная, пахнущая хлебом русская печь -спасительница от жестоких сибирских морозов.

Злые годы наступили, когда мама и отец уходили в трудармию, а его отдали в детский дом. Ярко запечатлелся в памяти воспитатель - завхоз Александр Иванович - однорукий фронтовик, и лозунги, в которые свято верили полуголодные воспитанники. «Нам солнца не надо, нам партия светит, нам хлеба не надо -работу давай» - с иронией продекламировал один из них Александр Андреевич.

А еще были опухшие от голода ноги детдомовцев, и тряпочная обувь с деревянной подошвой, и слабое подобие валенок, в которые с трудом пролазили распухшие ступни. Вспоминается и 1946 год - он принес радость встречи с мамой.

Нет, никого не винит Александр Андреевич в том, что покалеченным оказалось его детство. С высоты прожитых лет он пытается понять политику правительства, так жестоко обошедшегося со своими гражданами.

Галина Ивановна Шуваева - не немка и к националистическим репрессиям отношения не имеет. Ее мать обвинили в активном участии в религиозной секте «пятидесятников», в подрывании социалистических устоев среди рабочих (она работала на ткацкой фабрике). Отбывать срок послали по этапу в Казахстан. После рождения в неволе малышки несчастную освободили, но вернуться молодой маме и дочке в родные места не дали. Их сослали в Сибирь, объявив врагами народа. Как трудно пришлось девочке, когда в школе на нее

косились как на дочь врага Конечно, не все люди про явили такое жестокосердие Девочкой она научилась ценить доброту и понимание уважать чужой и свой труд, Она хлебнула в детстве горя, но пережитые невзгоды помогли ей понять, что жизнь не может быть окрашена только в черный цвет. В Ши линке, где они жили, отбывали свой срок и весьма образованные и талантливые люди. Чужая сибирская земля стала для нее родной.

Воспоминания разбередили души не только самих рассказчиков. Каждое их слово оставляло след в душах присутствующих. Была попытка разобраться - кто виноват в происшедших 60 лет назад событиях? Сталин или существовавший режим? Но  вот Раиса Николаевна Шумилова вспоминала, что несмотря на все преступления против собственного народа со стороны властей, Сталина любили все - от мала до велика. И в день его смерти скорбью наполнились сердца. Вспоминаются сырость талого снега, моросящий к дождик и серая масса людей у репродуктора. Каждый тайком вытирал слезы...

Вечер затянулся на 4 часа. Школьницы читали стихи, до боли трогавшие сердца. Некоторые из пришедших старшеклассников - потомки репрессированных. Они вспоминали рассказы бабушек и мам. Володя Кадулич, учащийся Сухобузимской средней школы, посещающий кружок краеведения, в ходе собственного расследования нашел потомков Анны Павловны Бессмертновой, подвергшейся политическим репрессиям. Анны Павловны Бессмертновой. Он рассказал историю ее жизни.

Таковой и была цель встречи - помочь подрастающему поколению разобраться в истории своей страны, в том, какие последствия имели недавно происшедшие события.

- Если хотя бы два пацана найдут в этой беседе что-то для себя полезное - я буду считать, что не зря терпел незаслуженные мучения и обиды, - говорит Александр Андреевич Фишер.

Встреча закончилась. Школьники разошлись, а для приглашенных было устроено чаепитие. И уже тут, за столом вспомнились вроде бы мелочи из той трудовой с ранних лет жизни, но которые и помогали не терять надежды. Песни, например. Патриотические и народные звучали и на полях, и в бараках. Много было в ту пору жестокости и незаслуженных обид. Но было и хорошее - когда труд был в радость, а общая беда накрепко сплачивала людей.

Позади геноцид, репрессии, изгои-переселенцы пустили новые корни в ставшей родной Сибири. А память о трагедии тех лет будет жить в сердцах и умах потомков. И не для этого ли дети встречаются с очевидцами событий таких недавних лет? Чтобы знать, чтобы помнить, чтобы в будущем не повторить ошибок предков.

Наталья ГОЛОВИНА

Сельская жизнь (Сухобузимское) 31.10.2001


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е