В душе нет озлобленности


Судьба семьи Швагерус - одна из многих тысяч судеб, типичных для российских немцев.

В декабре Вальтеру Альбертовичу Швагерусу исполнится 84 года. Родился он в селе Карас, Железноводского района Ставропольского края, в семье было двенадцать детей. Родителей уже не было в живых, когда он в 1940 году окончил в Ростове-на-Дону техникум водного транспорта и стал работать на пароходе "Молотов" вторым помощником капитана. В октябре 1940 года его призвали в действующую армию на срочную службу - попал он в Кировобад, Закавказского военного округа, в кавалерийский полк. В начале Великой Отечественной войны Швагерус участвовал в военных действиях на территории Ирана. А затем, как и остальных советских немцев, по постановлению Госкомобороны его отчислили из действующей армии и направили в Киров в стройбат, там прокладывали железную дорогу Ульяновск - Казань. Здесь работали только немцы, но стройбат подчинялся Наркомату обороны, поэтому дисциплина и порядки были как в действующей армии.

В мае 1942 года стройбат в полном составе отправили в распоряжение УВД Ульяновской области. Вот с этого момента стали действовать все правила и законы лагерей, вступила в строй жёсткая машина репрессий. В июле часть людей перебросили в совхоз им. Сакко и Ванцетти на заготовку кормов для крупного рогатого скота. Стадо постоянно гнали впереди советских войск при их отступлении с Украины и из Белоруссии и сконцентрировали на территории Сталинградской области. Но, когда германские войска оказались на подступах к Сталинграду, чтобы не потерять скот, его стали перегонять в Ульяновскую область, а для этого необходимо было срочно заготовить большие объёмы кормов. Вот всех и направили выполнять эту задачу. На территории совхоза было пять лагерей и они находились в подчинении НКВД, а это значит - вышки с конвоирами, колючая проволока и прочие атрибуты лагеря.

Так немцев российской земли содержали до февраля 1946 года, пока не пришёл эшелон с настоящими преступниками, предателями, полицаями и прочим подобным людом. Вот тогда у немцев появилась возможность приобрести кое-какую свободу, их расконвоировали и поставили на спецучёт. Рядом на полях трудились мобилизованные женщины, среди которых Вальтер Альбертович встретил свою любовь, ставшую его женой, которая по сей день находится рядом. Но людям, которые были на спецпоселении, необходимо платить зарплату, а НКВД это было ни к чему. Поэтому трудармейцев отправили в Томск для дальнейшего "перевоспитания". Живя под надзором комендатуры, люди должны были два раза в месяц отмечаться, и не могли свободно устроиться на работу. Так продолжалось вплоть до конца января 1956 года. Но прежде, чем сняться с учёта, репрессированных немцев заставили дать расписки о том, что они не имеют претензий на имущество, которого были лишены во время выселения, и не имеют права вернуться в те места, откуда были выселены. Последние двадцать лет Вальтер Альбертович проработал в автохозяйстве №1, а затем с общим трудовым стажем 140 лет (!) ушёл на заслуженный отпуск.

На момент депортации в живых было восемь его братьев и сестёр. Не всех их коснулась трагедия депортации 1941 года. Один брат за Халхин-Гол получил орден Боевого Красного Знамени из рук самого Жукова, всю войну проработал в Томске на ремонте танков, другой брат на Западном фронте получил ранение в голову, попал в плен, да там в Германии и остался, ещё один всю свою трудовую жизнь работал в милиции, но по доносу был осуждён на десять лет и умер в Свердловской области. Ещё два брата с семьями по сталинскому указу попали в Караганду и погибли на шахте. Одна из сестёр была депортирована сначала в Новосибирск, а затем в Кемеровскую область. Тяжёлая доля выпала младшей сестре, которая была замужем за русским и, вроде бы, не пострадала от указа 41-го года. Но вместе с мужем она оказалась на оккупированной территории, была отправлена в Германию, попала в английскую зону, а впоследствии вернулась с мужем в Кисловодск. Вот тогда и начались преследования со стороны Правительства: оба были осуждены на пять лет, мужа избили так, что он погиб, а сестра после отсидки была сослана в Кемеровскую область.

Несмотря на сложную, трудную жизнь она в совершенстве владеет немецким и русским языками и в душе её нет озлобленности. Главное чувство, что Россия - это Родина, не покидает этого сильного человека.

Долгое время проблема российских немцев в нашей стране замалчивалась, вроде её и нет. Хотя Указом 1964 года снималось огульное обвинение в предательстве, российским немцам всё ещё запрещалось возвращаться в те места, откуда люди были насильственно и незаконно выселены. А год спустя, в 1965-м, в Москву съехались представители российских немцев из всех регионов Советского Союза, которые обратились в Верховный Совет с требованием восстановить справедливость, но это имело лишь негативные последствия.

Большие надежды немцы возлагали на президента Бориса Ельцина. Но при своём посещении Саратовской области в январе 1992 года он "ответственно" заявил: "Никакой автономии не будет! Я Вам, как Президент, гарантирую! Другое дело: в Волгоградской области военный полигон 20 000 га пустой и маршал Шапошников его отдаёт..." А этот полигон "Капустин Яр" начал работать ещё с 1947 года, на нём испытывали и запускали ракеты и авиабомбы. Даже самому несведущему человеку нетрудно представить, что представляет собой земля полигона за 50 лет существования. Вот экологические исследования кандидата технических наук А.В.Мозгового: "Земля полигона пропитана и напичкана чрезвычайно опасными для людей продуктами и предметами, в том числе канцерогенными продуктами сгорания твёрдого и жидкого топлива, которые накапливались в тканях растений и животных, сохраняя токсичные свойства в течение многих лет!". Это насколько же нужно не любить свой народ, Президентом которого ты являешься, пусть даже этот народ не русский по национальности? Надежды на "демократа" Б.Ельцина испарились.

Пришёл новый Президент - и что же изменилось? Личное обращение В.А.Швагеруса к Президенту Путину в июле 2001 года надежды на возрождение Автономной Республики немцев Поволжья не прибавило.

Очень горько сознавать, что на государственном уровне проблемой восстановления справедливости в отношении российских немцев целенаправленно и последовательно занимаются крайне недостаточно. Хуже всего, что фонды реабилитации никто не поддерживает финансами, а это снижает масштабность оказания помощи. Многие немцы, которые 60 лет, со дня подписания Указа от 28 августа 1941 года, трудились на благо развития России, но и, вопреки всем трудностям и лишениям, содержали в чистоте и уюте свои небольшие личные подворья, сегодня живут в неимоверной нищете.

Всё пережитое семьёй Швагерус, неисполненные надежды и чаяния не наложили чёрные краски на их сегодняшние настроения. Они по-прежнему с надеждой смотрят в будущее. Пока ещё верят в свою Родину - Россию.

Наталья БРИЛЬ, председатель общественной организации "Клуб многодетных семей "Лада", Томск.
Sibirische Zeitung plus №11(41) 11/2001 (газета, издаётся в Новосибирске)


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е