Память должна говорить


30 октября общество «Мемориал» и региональное отделение «Союза правых сил» торжественно открыли закладной камень, на месте которого будет поставлен монумент заключенным Краслага

Да, я хочу, чтобы этот памятник был. И пусть простят меня люди, приносящие цветы к вечному огню на Поклонной горе или к бронзовому мальчику - солдату афганской и чеченской войн. Моя память и любовь будет здесь - между пароходиком Николая II и гранитной громадиной, возведенной в честь вождя мирового пролетариата. Потому что с 1954-го по 56-й год в Иланском районе после десяти лет лагерей отбывал ссылку мой дед, инженер-геодезист. Петр Васильев. Там, под Иланском, он стал потихоньку выбираться из «бараньего» веса — 40 килограммов, там он вставил себе зубы, выбитые вохрой и цингой...

Я хочу, чтобы моему деду поставили памятник. Но кто его знает - может, сами узники сталинских лагерей ни о чем не хотят вспоминать?..

Поднимаю телефонную трубку и звоню человеку с невероятной фамилией Гульденбальгде-Гийдель. Владимир Борисович, осужденный на 6 лет за то, что не согласился работать сексотом в ЧК, едва выслушивает мой вопрос. Он находит его столь неуместным, что срывается криком и кашлем:

— Этот памятник должен стоять уже давно! Нигде, ни в одной стране такого позора не было, как у нас длился 80 лет! А в прессе обсуждают, надо ли Ленина выносить из Мавзолея. Некоторые даже хотят Сталина обратно положить! Я — не скульптор, но памятник должен говорить. Говорить так, чтобы всем стало понятно — нельзя больше допускать такого ужаса!

Памятник жертвам политических репрессий в Красноярске действительно должен стоять уже давно. Во-первых, наш край лидирует в печальном списке «лагерных» регионов. С 1917-го до 1953 года по нашей территории пронесли свою боль более полумиллиона ссыльных! Это данные УВД, скорее всего, преуменьшенные в два раза.

Во-вторых, общество «Мемориал», созданное в 1988 году, тринадцать лет взывает к совести чиновников всевозможного ранга. Говорит Алексей Бабий, заместитель председателя общества «Мемориал»:

- Мы писали письма, которые терялись в коридорах власти. Мы даже объявляли конкурс на проект памятника жертвам репрессий, но все, в конечном счете, упиралось в деньги, которых в постперестроечной России не было.

Летом нынешнего года «Мемориал» нашел сильных союзников — региональное отделение партии «Союз правых сил». «Правые» сделали две важные вещи: помогли материально и решили вопрос о строительстве на уровне мэрии. Последнее – важнее, ведь мы никак не могли преодолеть чиновничий барьер. «Мемориалу» очень помог лидер регионального отделения «Союза правых сил» Андрей Васильев. Известный предприниматель, он приложил много усилий для преодоления бюрократических препон — лично ходил по кабинетам, разговаривал с людьми и сумел их убедить в необходимости строительства монумента жертвам сталинской эпохи. Теперь мы можем объявить всероссийский конкурс на проект памятника жертвам политических репрессий и показать скульпторам место, где он будет находиться. В Магадане, например, на собственные деньги сделал монумент заключенным знаменитый Эрнст Неизвестный. Нам на такую удачу рассчитывать, наверное, не приходится, но мне лично очень нравится проект скульптора Литвинова: рука, закованная в наручники, с разорванной линией жизни...

Подготовила Елена Семенова

Справка «КП

В разные годы в красноярских лагерях и на поселении были:

В Красноярский Край был сослан журналист «Комсомольской правды»

95-летний Лев Гурвич провел в тюрьмах, лагерях и ссылках 17 лет. Старейший сотрудник редакции был арестован в 1938 году по обвинению «во вредительской деятельности в оборонной промышленности». В наш край московский журналист попал в 1949-м «на бессрочное поселение за особо опасные преступления». После освобождения в 1954 году вернулся в Москву. Реабилитирован в 1955-м.

Я, ты, он, она...

По компьютерной базе красноярского «Мемориала» проходят 39 тысяч человек.

Среди них:

Свидетельство

Калмыков раздавил лес

Луноликие люди, выросшие в степи под слепящим солнцем, умирали, лишившись привычной линии горизонта. В обступившей со всех сторон тайге калмыки не могли ориентироваться, но вохре до азиатских страхов не было дела – лес-то надо рубить!

Взрослые из степного племени вымерли практически все. Выжили немногие из детей. Выжил и Кайсын Кулиев, чтобы стать известным на всю страну поэтом и рассказать об ужасах красноярской ссылки.

«Комсомольская правда Красноярск», 01.11.2001 г.


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е