Отыщется ли след прадеда?


В бывшем СССР, наверное, немного семей, которых так или иначе не коснулся бы жестокий молот репрессий. В кровавый омут затягивало всех без разбора, без скидок на возраст, социальное положение, заслуги. И теперь было бы глупо искать виновных... Но живет в нас неизбывная боль за тех, кто ушел в безвестность

В моей семье чувство обиды и горечи за близкого человека передается из поколения в поколение и, как мне кажется, уже не исчезнет никогда. Ибо как успокоиться, если до сих пор, несмотря на мои упорные поиски, я ничего не мог узнать о его судьбе?.. Мой прадед, Мин Федорович Старовойтов, жил в д.Орловка Бирилюсского района Красноярского края, работал в кустарно-промышленной артели «Новый быт», которая занималась выгонкой пихтового масла. Возглавлял артель Степан Иосифович Луцышин.

16 июля 1938 года мой прадед, Луцышин и еще один односельчанин, член артели Дмитрий Никифорович Москалев, были арестованы органами НКВД. Предъявленные обвинения банальны: «являлись членами повстанческой группы кулаков, занимались контрреволюционной деятельностью, направленной на подрыв мероприятий советской власти». Все трое осуждены и приговорены к десяти годам лишения свободы с поражением в правах на пять лет.

Вся «контрреволюционная деятельность» осужденных заключалась в том, что в доме у прадеда собирались мужики поговорить о жизни. Степан Иосифович, будучи грамотным, читал вслух газеты. Вот и поплатились... Естественно, у «преступников» был проведен тщательный обыск, результаты которого скрупулезно фиксировались в деле: «У Старовойтова обнаружено и изъято ружье - берданка, 250 г пороха, 200 г дроби; у Луцышина — 800 рублей». А у Москалева, по-видимому, и взять-то было нечего.

Подследственные содержались в тюрьме города Ачинска. После вынесения приговора их судьба неизвестна. В архивно-следственном деле нет даже фотографий. В 1947 году в ачинской тюрьме случился пожар, уничтоживший всю документацию тех лет.

Пишу эти строки в надежде, что среди читателей «Красноярского рабочего» найдется кто-то, кому что-либо известно о судьбе моего прадеда и его односельчан. А может быть, поиски родных Луцышина и Москалева уже увенчались успехом?

Прадедушка был реабилитирован 12 октября 1993 года. Но о какой реабилитации можно говорить, если его внуки и правнуки спустя 63 года после его ареста не знают, где и как окончил он свои дни...

Татьяна Чумакова
(Адрес автора в редакции газеты)
09.11.2001 г.


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е