Никогда не бывал он в Москве


Пока мы с Юлей Гречухиной брали интервью у Алексея Яковлевича и Евдокии Ивановны Халуевых, Марина Шваб, не теряя времени зря, самостоятельно побеседовала с Яковом Яковлевичем и Елизаветой Генриховной Гомер. Эту замечательную семейную пару я знал с давних времен, но как всегда из-за дефицита времени беседа все откладывалась. И вот, благодаря Марине Шваб, беседа состоялась. Пришедшая затем к нам Марина рассказала о своей беседе с семейной парой Гомер и попросила нас зайти к ним для уточнения некоторых вопросов. Я был потрясен их мужеством и сохранившимся человеческим достоинством, хотя прошли они через многие жизненные трудности и унижения. Рассказ этот не только запись их воспоминаний, но подтвержденный документально рассказ. Итак.

До начала Великой Отечественной войны жили, как и многие российские немцы, в Саратовской области, в деревне Деньгов (сейчас д.Высокое), Ползевского (сейчас Красноармейского) района. В сентябре 1941-го года были вывезены в Сибирь.

Якова Яковлевича в январе 1942-го года взяли в трудармию, направив в Решеты, в Краслаг. Там он работал на разных работах: готовил ледовую дорогу, по которой таскали лес, весной сеял хлеб, сажал картошку, косил сено для коров и коней лагеря, валил лес. И все бы ничего, если бы... В одну из ночей видит Яков сон, что его хотят загрызть волки. Он, убегая от них, заскочил на крышу какого-то сарая. Утром он рассказал про увиденный сон бригадиру. Тот, подумав немного, посоветовал Якову быть поосторожней, мол, нехороший сон, что-то с тобой сегодня может случиться. На том все и закончилось.

В лесосеку и из лесосеки ездили на железнодорожной платформе. Собрались ехать. При прицеплении платформы паровозом произошло жесткое сцепление с ударом. Резкий толчок платформы, и сидевшие с краю платформы Яков и его два товарища слетают на землю. Яков в горячке после падения вскочил, думая, что порвалась шуба, и потерял сознание. Очнулся в лагерной больнице. У него был открытый перелом. В больнице кормили плохо: 500 грамм хлеба, суп-баланда, в которой плавали картофельные хлопья, и, если попадет полпомидорчика, то это было большим счастьем. В больнице пролежал три месяца, очень ослаб. Затем перевели в казарму. В казарме еле двигающегося "трудармейца" никто держать не собирался, и в 1943-ом году его отправляют домой. Пришлось лежать в больнице в г.Заозерном два месяца, затем в Канске. В связи с тем, что он был колхозником, ему в больнице давали 400 граммов хлеба. Hемного подлечившись в Канске, он возвращается в Стаханово, где, по возможности, работает на разных работах: жить-то надо.

Елизавета Генриховна с 1-го сентября 1943-го года была направлена в трудармию на Урал в город Нижний Тагил, где работала на кирзаводе. Работа была очень тяжелая, то жара от печей обжигаемого кирпича, то холод при заготовке и завозе глины. Придя с работы в казарму, помыться негде: нет ни бани, ни душа. Баня была, но она работала раз в неделю, а ведь работали в грязи и сырости каждый день. И так по 27-ое сентября 1947-го года, о чем отмечено в справке: "...в стройотряде 1874, колонна №2, треста "ТагилСтроя НКВД", кирпичный цех № 1 с 14.11.1943 по 27.11.1947...".

В 1951-ом году поженились, но отмечаться в комендатуре в город Заозерный пришлось ездить до 1956-го года, рассказывают с горечью в интонации супруги, показывая нам свои трудовые награды, которых у них предостаточно. Яков Яковлевич имеет 11 грамот, 10 правительственных наград, две медали участника ВДНХ, хотя, смеется, ни на одной не был и не был никогда в Москве, звание "Лучший животновод Красноярского края" 1975-го и 1983-го годов, а сколько благодарностей? Две правительственные награды, 12 грамот, множество благодарностей за свой вклад в Победу над фашисткой Германией, за восстановление народного хозяйства и последующее укрепление Советского Союза получила и Елизавета Генриховна.

Яков Яковлевич вспоминает, как, прибыв по повестке в военкомат в январе, их направили в Решеты, где разместили в бараки. Затем в течение буквально нескольких часов их бараки огородили колючей проволокой, поставили часовых, и они в течение суток превратились из трудармейцев в "зэков". На душе было очень скверно после всего этого превращения.

Но несмотря на все это, в беседе Яков Яковлевич и Елизавета Генриховна говорят, что теперешние перестроенные порядки они не приветствуют и коммунистов не хают. Порядка было больше. А данные награды даны не за безделие, а за труд и они гордятся этими наградами.

Вот такую запись беседы сделала Марина Шваб с незначительной нашей поправкой и уточнением некоторых вопросов.

Записала Марина Шваб.

Уточнил и обработал материал Г.Чуприков, присутствовала и делала некоторые поправки Юля Гречухина.

25 января 2002 года Елизавете Генриховне исполнится 80 лет. Хочется от нашей группы поздравить ее, эту замечательную женщину со славным юбилеем и пожелать ей здоровья и активного долголетия. Будьте счастливы!

Г.Чуприков, д.Стаханово - с.Рыбинское
«Голос времени», № 11, 25.01.2002 г.


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е