Из плена молчания


Недавно вышла в свет книга "О времени, о Норильске, о себе" - первый том собрания воспоминаний бывших норильчан.

C прошлым спорить не принято, тем более, если это прошлое родное. Историю Норильска ещё не так давно держали за семью печатями. "Голубые города", возведённые, как многие верили, молодыми энтузиастами, отличались такой спецификой, что если большевики хотели продлить свою власть ещё лет на сто, страницы истории Норильска и подобных ему городов следовало держать полупустыми. Но шила в мешке не утаить. И приезжие отмечали некую специфическую строгость и осторожность в поведении старых норильчан. И когда одни молчали, другие отчаянно демонстрировали свою лояльность. Одни были воплощением плаката "Не болтай!", другие - почётным караулом у плаката.

Потом настало время, когда никто уже не просил рассказать правду о прошлом родного города - правда, не постучавшись, пришла сама. Прошлое становилось зримым и ужасным, караул устал, а "плакаты" засели за воспоминания о застенках, репрессиях и сгинувших в вечной мерзлоте товарищах. Память, отполированная десятилетиями вынужденного молчания, хранила, оказывается, всё - и цифры, и фамилии, и должности, и чины. И страшное "дежа вю" посещало читателя - ведь все эти интонации, факты и ситуации мы уже находили в воспоминаниях узников нацистских лагерей.

И что делать?

"Найти и уничтожить" - но эти призывы сегодня звучат смешно: палачи почти все ушли туда же, куда и их жертвы. А оставшиеся пополняют активы коммунистических организаций, на которые все меньше обращают внимание. В своё время первый президент России не воспользовался историческим шансом устроить коммунистам "второй Нюрнбергский процесс". Можно считать его позицию ошибочной и даже предательской, но президент не ошибался и вряд ли кого предал. Ведь важно, чтобы из старого зла не вылезло новое.

Московское издательство "ПолиМедиа", продолжая не столь актуальную ныне тему "лагерных" публикаций времён гласности, выпустило книгу, которой несомненно заинтересуются норильские читатели. Это антология воспоминаний старожилов города "О времени, о Норильске, о себе", собравшая под неброской тёмно-синей обложкой 27 заметок и документальных свидетельств о Норильске 40-50-х годов. Открывают сборник воспоминания Евгения Грампа и письма американской гражданки Гертруды Кливанс, относящиеся к 1930-1931 годам, - уникальное свидетельство о России самых "советских" лет сталинского правления. Письма молодой американки, прожившей в Советской России почти год, целиком занимали первые страницы тогдашних американских газет и казались репортажами из огромного сталинского лагеря - впрочем, с настоящими сталинскими лагерями Кливанс ещё суждено было познакомиться. В 37-м муж Гертруды, советский гражданин Александр Грамп, был арестован и объявлен "врагом народа". В 1946 году Гертруда приехала к мужу в Норильск, отказавшись ради этого от американского паспорта...

Это только одна история. Рядом с городом, в котором жила бывшая американка, находился стотысячный лагерь, где у каждого узника своя история. Такая, например. "С идеей научного студенческого общества я подошёл к одному знакомому. А он подошёл к секретарю комсомольской организации. 24 апреля 1943 года секретарь "нарисовал телегу", в которой говорилось, что я пытаюсь создать организацию против комсомола... Так началось моё "дело"... Сперва посадили в Новосибирске. Причём особенное удовольствие они испытали, когда с "мясом" выдирали орден из гимнастерки...", - рассказал узник Норильлага П.Г.Кузнецов, профессор, доктор физико-математических наук и даже доктор философии Брюссельского университета. А в Норильске Кузнецов провел десять лет, три из которых - в штрафном изоляторе Каларгона, куда сажали, например, за людоедство.
А вот голос с другой стороны колючей проволоки - Е.А. Воронцовой: "Однажды я увидела, что отец стал на работу ходить с пистолетом. Возле нашего дома поставили будку с охраной... Помню, слух прошёл, что нас, детей начальников, вроде бы проиграли в карты заключённые".

Скованные одной цепью (ГУЛАГОМ), связанные одной целью (выжить), норильчане годами создавали оборонную мощь советского государства. Терпели голод, холод, неудобства быта, глупое усердие начальников и произвол лагерников. Книга поражает, прежде всего, грустной самоиронией некоторых авторов. Попавшие в Норильск, они зачастую не знали, за что их так "отблагодарила" любимая родина, но и выхода за пределы мрачного абсурда эти люди не искали.

Читая эти страшные страницы, мы нет-нет и улыбнёмся. Например, рассказанной Ниной Дзюбенко анекдотической историей, как зек Козырев (учёный с мировым именем) спас, довёл до барака замерзавшего человека, которым оказался знаменитый Ногтев, бывший начальник Соловецкого лагеря... В общем, Норильск в воспоминаниях старожилов представляется городом, в котором жили удивительные люди.

И ведь действительно - удивительные! Если выписать из сборника "громкие" фамилии узников Норильлага, список получится внушительным. Родственники Сергея Дягилева и княгиня Лидия Урусова, учившая лагерных актёров хорошим манерам. Профессиональные артисты - Иннокентий Смоктуновский и Георгий Жжёнов, отбывавший здесь ссылку после магаданских лагерей. Доктор исторических наук Лев Гумилёв (сын поэтов Серебряного века Николая Гумилёва и Анны Ахматовой). А ещё - будущие академики и бывшие полковники милиции, петербургские гимназистки и выпускники американских университетов, сотрудники "Правды" и, наконец, просто бандиты, которые не прочь поиграть в картишки на чужую жизнь, - вот оно, население города на Севере, одно название которого у многих "бывалых" прочно ассоциировалось с решёткой на окне: город-тюрьма.

Не менее важная тема в воспоминаниях старых норильчан - это Норильский комбинат и его создатели. Не секрет, что среди людей, находившихся в Норильлаге, были металлурги, горные инженеры и геологи, которых, как сказано в заметке И.А. Никулина, "мобилизовывали" по 58-й статье "по всем её пунктам". В числе заключённых трудился первооткрыватель Норильского месторождения полиметаллических руд Урванцев! Его вклад в создание НГМК, наверное, не менее важен, чем участие Авраамия Завенягина, но именно о Завенягине, начальнике Норильлага, чекисте, с такой любовью написал "главный зодчий" Норильска В.С.Непокойчицкий:

"Авраамий Павлович сидел за письменным столом в глубине обдирного кабинета. Увидев нас, он поднялся и пошёл навстречу. Он был очень приветлив и тепло поздоровался со мною. Я тоже был обрадован (!) встречей и приятно удивлён его сильно изменившимся видом. Я впервые увидел его в генеральской форме, и она очень шла к его выразительному лицу..."

Авраамий Павлович, не будучи архитектором-градостроителем, прекрасно разбирается в градостроительных проблемах, он с большим интересом и пониманием рассматривает чертежи, он в форме с золотым шитьём смотрится "исключительно импозантно", он очень любит "старых норильчан" и с удовольствием шутит: "Что-то незаметно, что у вас поджилки трясутся..." А ещё Авраамий Павлович кушает "хрустики".

В общем, Авраамий Павлович - звезда первой величины, а профессор Урванцев... А кто он такой? Если судить по воспоминаниям - никто. Рядовой норильский "зек", которым руки не подают. Всё внимание - Завенягину, он красно солнышко, он всех обогрел, спас и пристроил. При том, что отношение к первому директору комбината у бывших заключённых, насколько я знаю, разное, интересно было бы услышать другие мнения.

Как луч солнца в подземелье выглядят немногие заметки, в которых нет ни слова о лагере. Каждая строка полна оптимизма, какой-то неутомимой молодости и света. Наверное, нелегко было найти в своём времени хоть что-нибудь привлекательное, но видно, что авторы постарались на совесть. Именно их стараниями книга получилась интересной и в большей степени "исторической", чем обличительной. Автор одной из заключительных статей сборника Элита Шишкина смогла ответить на вопрос "Что делать?" просто и целеустремлённо, одним словом: жить! Она написала слова, которые могли бы стать своеобразным девизом Норильска: "Я прожила в Норильске 27 лет... В эти годы уложились любовь, семья, дети, работа, радости... И бесконечные взлёты и посадки в аэропортах... Оглядываясь на прожитую жизнь, я счастлива считать себя норильчанкой".

Сергей ГАРСИЯ

ОТ РЕДАКЦИИ. Остаётся добавить, что книга "О времени, о Норильске, о себе" издана при участии московского землячества бывших норильчан, а редактором сборника стала Галина Ивановна КАСАБОВА, бывший корреспондент "Заполярной правды".

Заполярная правда 03.06.2002


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е