За что нас лишили родины?


День памяти жертв политических репрессий

В КАНУН Дня памяти жертв политических репрессий нельзя не вспомнить об искалеченных судьбах людей, которым, по воле злого рока - Великой Отечественной войны, пришлось покинуть свои родные места и уехать на чужбину. В 1941 году советское правительство во избежание возможного пособничества российских немцев германским войскам приступило к массовым репрессиям. По Указу президиума Верховного Совета СССР "О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья" от 28 августа 1941 года людей высылали в самые отдаленные уголки страны, в частности, и в Сибирь. В нашем районе много семей, которых постигла та же участь. Мы встретились с очевидцами тех роковых событий и попросили рассказать о том, как это было.

Бывшие жители села Лугового Саратовской области вспоминают, как утром 5 сентября 1941 года их разбудили сотрудники НКВД и сообщили о том, что в течение часа они должны собрать самые необходимые вещи. Куда их отправляют и зачем - не объяснили. Взяв с собой кое-какой еды (многие в спешке забывали даже документы), люди вышли на улицу, где их окружили военные с автоматами и повезли на станцию - кого на лошадях с телегою, кого на быках. Казалось, что веренице людей нет конца и края. Мужчины шли, опустив головы, женщины и дети плакали.

На станции их посадили в вагоны для перевозки скота и отправили в неизвестность. Через несколько дней пути часть семей высадили в Казахстане, остальных повезли дальше - в Сибирь. В деревню Трясучая, таким образом, попало около тридцати семей. Среди них - семья Фоос (Генрих Генрихович, Мария Карловна, их дети - Мария, Ирма, Амалия, Мина, Андрей, Катерина и Эмма); семья Вамбольдт (Фридрих Фридрихович и Мария Христофоровна, их дети - Мария, Фридрих, Ирма и Володя). Еще одна семья - Фрицлер - оказалась в деревне Большие Сыры (Катерина Петровна и ее дети - Эмилия, Александр, Август и Мария).

 Вспоминает Эмилия Фридриховна Дорш (Фрицлер): «Нас привезли ночью. Когда мы разглядели свое новое место жительства, то просто заплакали от отчаяния. Мы даже не представляли, как будем жить здесь. Главной проблемой был языковой барьер: мы плохо говорили по-русски. Нас выручил Александр Фридрихович, мой старший брат. К тому времени он имел образование - 7 классов и смог устроиться в Балахтинское сельпо, от которого ему дали квартиру. В Балахте мы и обосновались».

Эмилии было двенадцать лет, когда она пошла работать в прислуги, чтобы прокормиться. Проработав около трех лет, пока семья не встала на ноги, она оставила эту работу и вернулась к родным. Эмилия Фридриховна вспоминает, что к ним, переселенцам, относились, как к скоту, и еще долго называли "фрицами", особенно трудно было все это понять детям.

Однако семья Фрицлер сумела выдержать все суровые испытания, которые преподнесла ей судьба. У Эмилии Фридриховны в трудовой книжке всего две записи: принята и уволена по собственному желанию. Тридцать пять лет трудилась она в советском государстве честно и без претензий. Но так и не смогла понять, за что в те годы обошлись с ними так жестоко?! Сейчас Эмилия Фридриховна - на заслуженном отдыхе, вырастила трех прекрасных и всеми уважаемых детей, помогает воспитывать внуков и правнучку.

/ Поделились своими воспоминаниями Мария Генриховна и Фридрих Фридрихович Вамбольдты: "Когда семьи завезли в Трясучую, то все жители деревни вышли посмотреть на нас. Можно было услышать и такое: "Надо же, а вы такие же, как и мы: тоже в штанах и рубахах. А мы-то думали - на вас шерсть и рога растут!".

В школу нас не пускали, дразнили и обижали. Отовсюду только и слышалось: "Фрицы! Фрицы!". Мы не имели права уезжать из деревни, и каждый месяц должны были отмечаться в комендатуре, вплоть до 1956 года. Первые три года нам не выделяли даже маленького клочка земли. Мы обменивали свою одежду на еду, а сами носили мешковину. Чтобы как-то прокормиться, собирали в поле колоски, оставшиеся после уборки урожая".

С жильем им было особенно трудно. Семью Фоос и еще восемь семей поселили в здании бывшей пекарни. Печка служила им кроватью, а из мебели были только стол да лавка. Сейчас трудно такое представить, но ведь это было.

Мария Генриховна и Фридрих Фридрихович вырастили троих детей, всю жизнь работали на новом месте. Но до сих пор их мучает вопрос: "За что их лишили родины? Почему?!".

Мне хотелось бы извиниться перед всеми, кто пострадал от политических репрессий, за наше государство, так жестоко поступившее с ними.

А. МАТВИЕНКО, руководитель объединения "Память" при ЦВР "Ровесник".

Сельская новь (Балахта)  25 октября 2002 года
Материал предоставлен Балахтинским краеведческим музее


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е