Поэт хирургу не мешает


К 50-летию Гамлета Арутюняна

Юбилеи подкрадываются незаметно. Давно ли я, молодой инженер, молодой врач Олег Корабельников и юный студент Гамлет Арутюнян ходили в литературное объединение? Никого из нас не печатали, и будут ли - никто не знал. Но юноша с экзотичным для Сибири именем Гамлет усердно штудировал азы медицины не потому, что не верил в свой поэтический дар, и даже не потому, что мужчине нужна земная надежная профессия, способная прокормить, просто он мечтал стать врачом

И он стал им. Несмотря на то, что время и обстоятельства подталкивали на другие дороги. Его мать, Евдокию Дмитриевну, увезли под конвоем из орловской деревни Княгинино, где она работала учительницей начальных классов. Отца, Арменака Ованесовича, студента железнодорожного института, арестовали в Тбилиси. Разные тюрьмы, разные этапы. Одной - Дубровлаг, другому - Новая Земля, Воркута, 503-я стройка. Разные зоны, но колючая проволока везде одинаковая. Встретились, когда прибыли на поселение в Енисейский район. Кстати, именем своим будущий хирург и поэт тоже обязан зоне - режиссер лагерного самодеятельного театра доверил заключенному Арутюняну главную роль в знаменитой пьесе Шекспира, и "крепостной" актер имел успех.

Гамлет был вторым сыном, рожденным в заключении, и реабилитирован вместе с родителями в 1956 году (в четырехлетнем возрасте). Казалось бы, человеку надо обидеться на жизнь, озлобиться. Но вопреки всему рожденный в неволе мальчик вырос в большого доброго мужчину: любящего сына и отца, надежного друга, прекрасного хирурга и поэта с собственным голосом.
И медицина, и поэзия требуют всей жизни без остатка, но в Гамлете Арутюняне обе эти ипостаси уживаются без вражды, без ревности. Более того, они помогают друг другу: хирург постоянно напоминает поэту о людской боли, поэт не позволяет душе хирурга огрубеть и ожесточиться. Если хирургия - это не только "золотые руки", но и доброе сердце, поэзия - не только стихотворная техника, но и судьба. Знаменитые строки Давида Самойлова: "Все есть в стихах - и то и это, но только нет судьбы поэта, судьбы, которой обречен, за что поэтом наречен..." - это не про него.

 Гамлет Арутюнян - хирург с отзывчивым сердцем и поэт с неповторимой судьбой. Первое могут подтвердить множество людей, возвращенных им к жизни, второе - стихотворные сборники "Светает", "Плес", "Друг Горацио". Чуткий к слову и не выносящий фальши известный поэт Владимир Леонович писал, что плакал, читая строки Гамлета Арутюняна, обращенные к матери:

    Ты прости меня, мама,
    что был тебе в тягость,
    в то далекое времечко
    не помогал.
    Лишь питался и спал,
    девять месяцев кряду
    и попасть на тот свет
    я, наверно, мечтал.
    Между тем ты валила
    смолистые сосны
    и делила с подружками
    скудный обед.
    Так порою тебе
    от меня было тошно,
    только все-таки надо
    было есть этот хлеб.
    Был он черен и мал
    и совсем невесомый,
    эта боль, этот хлеб -
    ноздреватый, хмельной...

Стоит только представить этих плохо одетых, полуголодных и абсолютно бесправных женщин на лесоповале, по пояс в снегу... слезы подступят к глазам не только у поэта. Однако те женщины выжили и подняли детей, которыми можно гордиться. Так что вытрем слезы и поздравим Гамлета Арутюняна с юбилеем, а потом от всей души пожелаем удачи: за операционным столом и за столом письменным.

Сергей Кузнечихин
"Красноярский рабочий", 15.11.2002 г. 


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е