Судьбы, которые мы помним


Несколько месяцев в Красноярском культурно-историческом музейном комплексе работала выставка, посвященная трагической судьбе Русской Православной Церкви и ее духовенства в годы правления большевиков. Названная "Память сердца: Расстрелянная вера", она стала продолжением выставки "НорильЛАГ-65", которая проходила в 2000 году и была посвящена судьбам репрессированных норильчан. Выставку по праву можно считать уникальной - как по тематике (никогда раньше музей не обращался к теме православия), так и по подбору самих экспонатов, которые собирались буквально по крупицам (многие из них впервые были представлены общественности), но в полной мере так и не смогли уместиться на музейных площадях. Немало экспонатов было любезно предоставлено Красноярским краеведческим музеем, Красноярско-Енисейской Епархией, Архитектурной мастерской Анатолия Блохина, Центром хранения и изучения документов новейшей истории.

Организаторами выставки были руководитель Красноярского общества "Мемориал" Владимир Георгиевич Сиротинин, сотрудники музея, Галина Александровна Приходова. Экспозиции готовились по благословению Архиепископа Красноярского и Енисейского Высокопреосвященнейшего Антония.

Кроме знакомства с экспонатами, посетители могли получить самую исчерпывающую информацию и ответы на все интересующие вопросы у экскурсовода Натальи Ждановой, также принимавшей активное участие в подготовке выставки.

...Первое, что бросается в глаза, как только поднимешься по многим ступенькам вверх на выставку (что само по себе очень символично), - "Голгофа", сооружение, где были "повешены" фотографии разрушенных церквей и список имен убиенных священников новомучеников Российских, пострадавших от беспощадных репрессий. Рядом, под стеклом на стенде, - документальное повествование об их страшных трагических судьбах. Их клеветнически обвиняли, предавали суду, подвергали пыткам, нещадно расстреливали, а семьи ссылали в северные районы России. И таких страдальцев, несших свой крест в лагерях Красноярского края, насчитывается не менее шестисот человек.

Обращает на себя внимание имя одного священника, расстрелянного в 30-х годах - Юрчика Григория Петровича. Оказывается, он не просто однофамилец известного политика, возглавляющего краевую парторганизацию, это - его родной отец! Комментарии, как говорится, излишни.

Не обошла выставка и страшную трагедию на Монастырском озере, находящемся в 30 километрах от Енисейска, где большевистские палачи утопили всех монахов, сбрасывая их с крутого берега. В память этого события на месте убиения невинных был установлен крест.

Выделяется в экспозиции фотография известного, причисленного к лику святых архипастыря - Владыки Луки (Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого), первого после страшных репрессий тридцатых годов Архиепископа Красноярского и Енисейского (1942-1943), доктора медицинских наук, хирурга и профессора. В его судьбе будто бы отразилась судьба всей России XX века. Он многократно подвергался арестам, ссылкам: то в Енисейск (1924-1925), то в Архангельск (1930-1933), то в Большую Мурту Красноярского края (1937-1941). Будучи автором многих научных трудов, почетным членом Московской Духовной Академии, он получил множество наград, в том числе Бриллиантовый крест на клобук от Патриарха всея Руси (1944), Медаль за доблестный труд в годы ВОВ, Сталинскую премию первой степени за труды по гнойной хирургии (1946). И вот над таким человеком власти изобретательно глумились: когда ссылка в Енисейск им показалась недостаточной, они сослали его сначала на Ангару, на самый север края, в Заполярье. И сколько таких одаренных талантливых людей погибло. А ведь они могли очень многое сделать для своей Родины, ее народа.

Очень точно была выстроена экспозиция из фотографий церквей и священников, фотографии эти были расположены на фоне зеркал. В зеркалах отражались нынешние полуразвалившиеся здания храмов, снимки которых были приклеены к оборотной стороне фотографий. Эти отражения - как бы наше теперешнее духовное состояние, также "развалившееся" за годы советской власти. Если до революции в Красноярском крае насчитывалось более пятисот церквей и молитвенных домов, то к 1982-ому году их насчитывалось всего одиннадцать(!).

Но за тьмой всегда приходит свет. Так и выставка полна замечательными макетами будущих храмов, церквей, которые в скором времени снова восстанут или уже восстали из руин в самых разных уголках нашего края: Собор Спасский в Курагино, Церковь Петра и Павла в Шушенском, Туруханская церковь и колокольня. На фотографиях в крупном масштабе представлены церкви и нашего города: Богородице-Рождественский и Покровский кафедральные соборы, Воскресения Христова и Благовещения Пресвятой Богородицы...

Представлена на выставке и судьба икон. Одна из них - икона Архидиакона Лаврентия, написанная в конце XIX - начале XX столетий. Во время гонений в Риме в 258-ом году (третий век христианства) его заставили отречься от веры - принести жертву языческим богам, - но он отказался и был подвергнут мучительным пыткам, а затем помещен на металлические решетки и сожжен на них. Предположительно, в годы "изъятия церковных ценностей" икону сняли с дьяконских ворот, изрезали снаружи ножиками, выкололи ей глаза, и бросили в кострище, но и тогда она сохранила свою красоту. Лишь стала как бы кровоточить.

Величественно и венценосно смотрит Его Императорское величество Государь Николай Второй с картины Ивана Ивановича Тайгина. Художник живописно изобразил императора в полный рост в парадной военной форме. Его взгляд обращен вдаль, как бы в будущее России. Предвидел ли он более чем семидесятилетнее бездуховное советское правление?

Вот и сам вдохновитель всех этих преступных злодеяний - Ленин. Над его бюстом с грифом "Совершенно секретно" подписанная им телеграмма, адресованная пензенским коммунистам, в которой указывается, сколько сотен крестьян надо повесить по 5 волостям: "...сделать так, чтобы сотни верст кругом народ видел, трепетал, знал, кричал..."

Святейший Патриарх Тихон в 1918 году писал: "Я призываю совестью своей возвысить голос в эти ужасные дни. Может ли примириться русский народ со своим унижением? Все мы - братья, и у всех одна мать - Русская Земля. Где же ты, некогда "могучий и державный" русский православный народ? Неужели ты совсем изжил свою силу? И вот ныне ты лежишь поверженным в прах, попираемый своими врагами, сгорая в пламени страстей и братоубийственной злобы. Взываю ко всем вам, архипастыри, пастыри, сыны мои и дщери во Христе: спешите к прекращению братоубийственных распрей с призывом к миру, тишине, к труду, любви и единению... Мы захотели создать рай на земле без Бога и Его святых заветов... Грех, тяжкий, нераскаянный грех вызвал сатану из бездны".

В мае 1922 года Патриарх Тихон арестован. "Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше... Проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели думать", - писал в те дни Ленин. Здесь же приведен еще один секретный документ, написанный уже рукой Сталина: "Дать дополнительно по Красноярскому краю 6600 человек лимита по 1 категории (т.е. - расстрел, авт.)".

...Восемнадцатого марта выставка завершилась. Но работа исследователей над темой жертв политических репрессий не закончилась. В планах организаторов подготовка в этом году выставки, посвященной репрессированным речникам Енисейского речного пароходства, сооружение памятного мемориала жертвам политических репрессий на месте закладного камня, установленного сейчас рядом с музейно-выставочным комплексом.

Остается пожелать работникам музея всяческих успехов в их благородной работе, так необходимой для сохранения памяти сердца, вечной памяти по невинно убиенным. Эта память - надежда на то, что Россия и ее страждущий народ духовно возродятся, обретут истину, отвергая ложь и обман.

Михаил Валко

Публикацию подготовил
Андрей Скворцов
«Православное слово Сибири», № 2-3, 2002 г.


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е