Сибирь - суровая и нежная...


В феврале 2003 года исполнилось 75 лет со дня рождения народного писателя Калмыкии Алексея Гучиновича Балакаева, автора романов "Бессмертие", "Мужество", "Золотая Бумба", повестей "Легенда о земле", "Человек познается с детства", пьес "Свадьба", "Правительственное задание", "Сердце матери" и многих других произведений.

Алексей Балакаев вступил на литературный путь рассказом "Первые шаги" на страницах газеты "Красноярский рабочий" 19 декабря 1948 года. Трагические страницы его биографии связаны с Сибирью. Уроженец хотона Шикиртя Яндыко-Мочажного улуса Калмыцкой АССР (ныне совхоз "Астраханский" Наримановского района Астраханской области) пятнадцатилетним подростком был выслан в годы сталинских репрессий в Сибирь вместе со многими калмыками.

Тема Сибири в его творчестве занимает особое место. О пребывании в Сибири калмыков повествуют романы "Звезда над Элистой", "Дикие собаки", "Тринадцать дней, тринадцать лет", повести "Три рисунка", "Судите меня сами", очерки "Выслан навечно...", "Лихая година" и другие произведения.

Депортация калмыков в восточные районы страны в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета и постановлением СНК от 28 октября 1943 года НКВД осуществлялась оперативно и жестоко. Морозным утром 28 декабря 1943 года начались горькие испытания калмыков. В 46 эшелонов было погружено 26 359 семей в количестве 93 139 человек. В нечеловеческих условиях ехали 13 дней разутые и раздетые старики, женщины и дети (большинство мужчин воевало на фронте). Многие скончались в дороге, не выдержав голода и холода.

За первые два с половиной месяца погибло 11 466 человек. "По первому этапу переселения было депортировано 93 139 калмыков, по второму - более 2,5 тысячи, по третьему - около 1200 человек. Добавим к ним более 15 тысяч калмыков-мужчин, отозванных из Красной Армии в 1944 году" (историк В. Убушаев).

В Красноярский край прибыло в ту лихую годину 12 эшелонов с калмыками-переселенцами. В них 7525 семей в количестве 24 998 человек, из них мужчин - 448, женщин - 8845, детей - 11 705. В этой немой статистике столько горя, слез, оборванных жизней, искалеченных судеб!

В образе главного героя романа А. Балакаева "Тринадцать дней, тринадцать лет" Бадмы отражена судьба самого автора. Вместе с матерью, сестренкой и двухлетним братишкой он оказывается в Козульском районе Красноярского края. Трудной была участь спецпереселенца, выживал тот, кто имел работу. С января 1944 г. по февраль 1945 г. Балакаев жил в деревне Красный Яр Козульского района, работал в колхозе "Победа" учетчиком труда в конторе колхоза и учетчиком в полеводческой бригаде. С февраля 1945 года работал в Козульке в "Заготзерно" сначала грузчиком, затем учеником плотника, во время хлебозаготовок - весовщиком.

В январе 1946 года работает чистильщиком стрелок на железной дороге, позже художником в красном уголке.

На этом тернистом пути было много боли и унижений, встречались разные люди. Но в трудные минуты спасала людская доброта. Сначала ссыльные калмыки были встречены враждебно. Их оскорбляли, кидали камни, видя в них врагов. Но вскоре враждебность сменилась сочувствием.

"Сибиряки, мои дорогие и милые сибиряки в первый же день распознали нас, калмыков. Они увидели своими собственными глазами, кого к ним привезли - стариков и женщин, детей и подростков, убогих и беззащитных, голодных и гонимых. Сибирячки побежали по домам, принесли вареную картошку, молоко в крынках, накормили и согрели душевной щедростью. Сибиряки, русские и украинцы, белорусы и чуваши, татары, давно освоившие дикие и холодные земли, одни - попавшие насильственно, другие - в поисках свободной земли, спасли нас от верной смерти, поголовного исчезновения с лица земли, голубой планеты и колыбели человечества (из очерка "Выслан навечно...).

С благодарностью Балакаев вспоминает спецкоменданта Федоренко, который на свой страх и риск, на свои деньги повез способного юношу в Красноярск, уговорил городского коменданта взять на учет и устроить в художественную школу имени В. И. Сурикова. Письмо о зачислении его в школу пришло в ответ на ранее отправленные рисунки. С теплотой и нежностью вспоминает Балакаев занятия в Суриковской школе. Уходили на этюды в Юдинский сад, окрестности Красноярска, на Столбы. Описывает, как отмечали 75-летие Д. Каратанова. Попадает он на семейное торжество случайно, где видит многих красноярских художников, запомнил Т. Ряннеля и Б. Ряузова. На четвертом курсе за выезд по профсоюзной путевке в Дом отдыха в девяти километрах от Красноярска его высылают из города по месту жительства, в Козульский район. В очередной раз ему помогли добрые люди. Видя талант юноши, устроили работать вначале в клуб, затем в школу.

Директор школы Хромов Василий Андреевич и его супруга, преподаватель русского языка и литературы Александра Федоровна добились разрешения для молодого учителя рисования на выезд из станции Чернореченская в Красноярск. Им понравился рассказ А. Балакаева "Первые шаги". Был дан совет показать рассказ С. В. Сартакову. Встреча с Сартаковым поразила, предопределила всю его дальнейшую жизнь.

"Это был разговор с мудрым и доброжелательным, как отец, человеком, запомнившимся на всю жизнь и круто изменившим мою судьбу. Я поверил в себя, а в лице Сергея Венедиктовича обрел щедрого учителя и, главное, настоящего человека с широкой русской душой и великим даром вдохновителя. Мне было удивительно то, что он, всесоюзно известный писатель, беседовал на равных со мной, с никому не известным калмычонком, уважая мое человеческое достоинство", - признавался Алексей Гучинович. Он бесконечно благодарен Сартакову за то, что известный писатель так серьезно отнесся к неизвестному спецпереселенцу, тепло принял рассказ и порекомендовал его в печать.

"За поддержку спецпереселенца, за связь с ним он мог поплатиться не только партийным билетом, но и собственной свободой, - писал А. Балакаев о своем учителе. - Чувство справедливости у Сергея Венедиктовича оказалось выше, чем чувство страха, он проявил здесь настоящее мужество".

Рассказ опубликован через 25 дней после Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 года о том, что за нарушение режима спецпереселенцы без суда и следствия подлежат наказанию каторжными работами на 20 лет.

Несмотря на то, что сибирский период жизни Балакаева связан с мрачными, мучительными переживаниями, болью и унижениями, он с благодарностью вспоминал сибиряков, благодаря которым выжили многие калмыки. Много добрых слов в адрес местных жителей высказал Алексей Гучинович на страницах автобиографического романа "Тринадцать дней, тринадцать лет": "Сибирь - суровая, но в то же время и нежная. Но сурово-строгие на вид люди оказались на редкость чуткими к чужому горю. Большинство сибиряков проявило по отношению к нам, калмыкам, немцам, самые теплые человеческие качества. Их внимание, забота, понимание нашей трагедии согрели наши души и позволили десяткам тысяч калмыков выжить в экстремальных условиях Сибири. Я не знаю, есть ли еще где народ такой душевной щедрости!"

13 лет и 13 дней калмыки находились в Сибири. Людям разрешили вернуться в родные места после восстановления Калмыцкой автономии 9 января 1957 года. С 1957 года А. Балакаев работает литсотрудником республиканской газеты "Хальмг Унн", редактором и главным редактором Калмыцкого книжного издательства. С 1966 года занимается литературным творчеством. Огромен вклад А. Г. Балакаева-поэта, прозаика, драматурга в литературу и культуру Калмыкии. Соприкоснулся же с литературным творчеством писатель на благодатной сибирской земле на страницах газеты "Красноярский рабочий".


Галина ТОЛСТОВА, ведущий специалист литературного музея.
НА СНИМКЕ: А. Г. Балакаев.
Красноярский рабочий, 04.03.03 


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е