Дочь нашла отца через 61 год!


ОСОБЫЙ СЛУЧАЙ

21 апреля на перроне Канского железнодорожного вокзала семья Марии Устиной встречала отца, деда и прадеда – Якова Тихоновича Нежельского

Маленький Макар вручил прадеду цветы. И вся сибирская родня решила, что дедушка у них ого-го, если выдержал такую дальнюю дорогу — из Белоруссии в Канск. А за два месяца до встречи...

- Папочка, миленький, я к тебе всю жизнь шла навстречу! Мне нужно тебе столько рассказать, - срывающимся от рыданий голосам кричала в трубку Мария Яковлевна. Телефонистки плакали вместе с ней. Это был первый в ее жизни разговор с отцом. Учительница из Канска Мария Устина потеряла отца еще до рождения. А Яков Тихонович Нежельский даже не знал о существовании дочери!

В белорусском городе Бобруйске у Нежельского вторая семья. Вырастил пятерых сыновей, а вот дочерей все не было.

- Наверное, меня так Бог наказал за то, что я о тебе не позаботился - первое, что сказал Яков Тихонович своей обретенной дочке.

Но разве расскажешь всю жизнь по телефону за три минуты?..

Пироги для нищего Яши

Двадцатилетний Яков Тихонович Нежельский ушел на фронт в ноябре 1941 года из села Средние Мангареки Абанского района Красноярского кроя. Дома осталась молодая жена, а через пять месяцев родилась дочка Маша. Мария Яковлевна Устина, в девичестве Нежельская, не знает, почему папе не сообщили о ее рождении. А когда девочка подросла и стала спрашивать об отце у мамы, Анны Никифоровны, та на расспросы не отвечала и только просила молчать побаивалась ревности и тяжелых разговоров. Анна Никифоровна вышла замуж, но не очень удачно - недобрый человек попался.  Вот поэтому имя Якова Нежельского дома было под запретом, все его письма и вещи были уничтожены. Маше даже велели фамилию сменить, но она пригрозила, что из дома сбежит.

-Это был ад кромешный - говорит Мария Яковлевна  своём детстве. -Я жутко боялась, дома даже дышать во сне старалась бесшумно. О какой тут любви говорить

Вот поэтому снился маленькой девочке родной, любимый добрый папа. Она ждала его, вглядывалась в лица прохожих, даже во сне бредила именем отца.

По селу побирался нищий Яша. Маша Нежельская украдкой таскала старику пироги и думала, что это папа пришёл на неё посмотреть.

-Я не могла прижаться к отцу, обнять, посидеть на руках. А сейчас папе уже 81 год, где уж тут посидеть - смеётся Мария Яковлевна

«Я чувствовала, что он жив»

Мария Яковлевна стала, как и отец, учителем. Мама отговаривала, но девушка настояла на своем. И ни разу не пожалела, ведь профессию свою любит безумно. Вот уже 39 лет она преподает в школе биологию, а сейчас еще и экологию с валеологией.

И все это время Мария Нежельская-Устина постоянно думала об отце. Даже видела его во сне.

- Сидит папа за столом в голом саду, а я его спрашиваю: «Это вы, Яков Тихонович?» А он мне отвечает: «Я теперь Савва Еротов», - вспоминает странные сновидения Мария Яковлевна.

Она тогда беременная была, и когда родился сын, назвала его по созвучию с Саввой из сна - Славой. А еще она ходила к экстрасенсу, да только потом пожалела об этом. Мало того, что наговорил ей колдун всяких небылиц, так еще и единственную фотографию отца потерял.
В начале 1990-го Мария Яковлевна вернулась из Хабаровска, где прожила 20 лет с мужем и сыновьями, домой, в Красноярский край. Поселилась в Канске и вот тут-то - то ли возраст подошел, то ли дети подросли - начала активные поиски отца.

Она делала запросы во все peгионы России и СНГ, писала на радио, в газеты. Последние три года неустанно посылала письма на программу «Жди меня», но ни одною ответа оттуда не пришло. Наверное, слишком бесперспективными сочли на телевидении поиски отца Марией Устиной...

От своего дяди она узнала, что семья отца была ссыльной. Жили Нежельские в городе Енисейске, там ее отец заканчивал педучилище.

Летом 2002 года Мария поехала Енисейск, в архивах нашла важны для нее документ. Это письмо отца, датированное октябрем 1945 года, в котором он просит выдать аттестат об окончании педучилища. Мари вздрогнула: это означало, что отец не погиб на фронте и есть хоть малая, но надежда найти его!

Еще Марии Яковлевне стало известно, что семья отца была сослана в Сибирь из села Долбневка Калачевского района Воронежской области. Мария Устина сразу написала в отдел по реабилитации жертв политических репрессий города Воронежа, через месяц пришел ответ, где был указан адрес отца и двух его сестер...

В этот же вечер, роняя слезы, Мария написала письмо одной из Нежельских, Александре Тихоновне, в Свердловскую область. Но ответ прислала дочь Елена - умерла Александра Тихоновна четыре года назад. Письмо от двоюродной сестры было очень теплое, с фотографиями родственников и историей ссылки семьи...

Яков - «кулацкое отродье»

Семья Нежельских считалась зажиточной. Добротный каменный дом, хороший сад, большое хозяйство. У них была мельница и работники, с которыми наравне косил и пахал глава семейства Тихон Федорович. А по праздникам дед любил катать всех деревенских ребятишек в цветной бричке. В 1929 году мельников раскулачили. Пришли, как обычно, ночью, объявили «врагами народа»<...> щался в двери, тогда его попросту побили. Татьяна Васильевна, жена Тихона Федоровича только успела накинуть на себя несколько юбок и кофт. Это все, что осталось у них от нажитого за долгие годы. Из тринадцати детей до Сибири добрались только четверо. Остальные умерли в дороге. После всего пережитого Тихон Федорович начал заговариваться, часто беседовал с портретами Ленина и Сталина. Парадоксально, но обоих вождей старик уважал. А однажды забылся, выбежал зимой на мороз и умер.

Дети «кулака» Нежельского хоть и работали добросовестно, перевыполняли план, но для всех так и остались «детьми врага народа».

Честь и свободу

Когда началась война, учителя Якова Тихоновича, как классового врага, отравили в штрафбат. Но тут стали набирать добровольцев в разведроту, и он, даже не имев офицерского звания, стал ее командиром. Под Сталинградом был ранен осколком мины в легкое. После госпиталя и обучения в военном училище направлен на 3-й Белорусский фронт. Здесь он стал командиром 45-миллиметровой пушки и прошел с ней почти всю войну. В 1943 году за подбитые танки получил орден Красной Звезды. В 1944-м – орден Славы третьей степени. В 1945-м награжден орденом Отечественной войны первой степени.

После войны Якову нужно было сделать выбор: либо вернуться домой и быть для всех по-прежнему "кулацкой мордой", либо начать новую жизнь. Он выбрал второе. В Белоруссии служил в органах МВД. Женился на красавице с косами до пят, прожил с ней всю жизнь.

У Якова Нежельского пятеро сыновей и 13 внуков! А теперь стало еще больше. Ведь у Марии Яковлевны двое сыновей и четверо внуков. Ее дети, Сергей и Вячеслав, всегда поддерживали стремление мамы найти своего отца. Но даже они удивились, что дедушка все-таки нашелся!

Он должен был увидеть дочь

…Мария Яковлевна рвалась в Белоруссию – хотела увидеть папу. Но на учительскую зарплату только до Красноярска можно добраться… Вот и стала думать учительница биологии: «Где найти спонсоров?»

И вдруг – телеграмма: «Встречайте, еду». Яков Тихонович рассказывает, что пошел получать пенсию, а там – две тысячи санаторных. «Я тут же и рванул», - со слезами на глазах рассказывает Нежельский. Так через 61 год встретились отец с дочерью.

Детская мечта Марии Яковлевны сбылась. Что сейчас чувствует эта удивительная женщина?

- Жаль, что папа нашелся так поздно – вот бы он остался в моем доме навсегда…

Подготовила
Ирина ПОЛЕЖАЕВА
Фото «Сегодняшней газеты» - Канск»
и из семейного архива семьи Устиных.

Первая
телеграмма отца. Весна
2003 года
МЕЖДУНАРОДНАЯ
ТЕЛЕГРАММА

Телеграмма
Бобруйск Ч 20 4/3 1129

МАНСК КРАСНОЯРСКОГО СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ МИКРОРАЙОН 40 КВ 70 УСТИНОЙ

ПОЗДРАВЛЯЮ ДНЕМ РОЖДЕНИЯ 8 МАРТА ЖЕЛАЮ ЗДОРОВЬЯ СЧАСТЬЯ
ЖДИ ПИСЬМА – ПАПА –
НННН 1236 04.03 090

 

Ирина Полежаева

Комсомольская правда - Красноярск 30.04.2003


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е