Самое дорогое в ее жизни


14 июня 1941 года в течение суток в Латвии было арестовано 15 тысяч человек. Они были высланы с родины, которую многие уже никогда больше не увидели. Эта дата для латышского народа – день памяти

Каждый раз, когда семья Василевских получала письмо из Латвии, Зелма горько плакала.

— Мы, дети, — рассказывает старшая дочь Марита, — терялись в догадках, почему же маме так тяжело. И только в 1964 году, после того как в очередном письме прочли о приглашении на свадьбу дочери Айды, впервые узнали о трагической судьбе мамы и существовании двух наших сестер.

Когда в 1937 году 22-летняя Зелма Расиня выходила замуж за Яна Калнынша, все на хуторе прочили ей счастливую жизнь. Ведь Ян был образованным, интеллигентным, к тому же он работал адъютантом у К.Ульманиса и занимался вопросами сельского хозяйства. 14 июня 1941 года в семью, где царило согласие, любовь друг к другу и дочерям — трехлетней Аиде и десятимесячной крошке Майе, пришла беда.

На хутор приехали солдаты и отдали приказ «собираться всем». С собой разрешили взять лишь теплую одежду да немного еды. Зелма взяла в руки самое дорогое, что у нее было — двух дочерей. Но подошел солдат, выхватил и со словами: «Она не числится в списках врагов народа и какая разница, где она подохнет» — бросил младшую на кровать. В этот же день забрали Яна и его престарелых родителей. Малютку Майю взял на воспитание отец Зелмы.

Только в дороге все узнали, что началась война. Через несколько дней состав из 30 вагонов, переполненных людьми, остановился в Кирове. Здесь всех мужчин высадили. Расставаясь с мужем, Зелма и не подозревала, что это будет их последняя встреча в жизни. Женщин довезли до Ачинска и в Крутояровском совхозе расквартировали по домам местных жителей.

Айда заканчивала первый класс, когда вышел указ — «детей вернуть в Латвию». Все ждали подобного разрешения и для взрослых. Но прошло уже несколько месяцев, как Аида жила на родине, а его все не было. Тогда Зелма, переполненная тоской по детям, все бросила и тайком вернулась в любимую Латвию.

— У родителей на хуторе Тедоры Екабпилского района станции Крустпилкс мама прожила два года, — рассказывает Марита, — после чего ее арестовали по статье 58 (измена родине и шпионаж), осудили на 23 года и этапировали в Красноярск.

За то время, что Зелма пробыла в лагере, ей пришлось испытать и холод, и голод, и унижения.

— Как рассказывала мама, — переводя дыхание, продолжает дочь, — особенно трудно ей было выносить бесчисленные домогательства надсмотрщиков.

И кто знает, как сложилась бы судьба Зелмы и осталась ли она в живых, если бы судьба не свела ее в лагере с заключенным Константином Николаевичем Василовским. Для нее этот человек стал опорой и защитой. От их союза на свет появились двойняшки — Марита и Костя. После их рождения в 1951 году Зелму отправили на спецпоселение в деревню Павловку Назаровского района.

— Через 3 года, когда отец вернулся из тюрьмы, мы все перебрались в Красноярск к родителям папы, — вспоминает Марита. — Здесь они зарегистрировались. А спустя несколько лет родилось еще двое детей — Надя и Александр.

Годы шли, но не было ни одного дня, чтобы Зелма не вспоминала родину. Правда, дети почти ничего не знали об этой стране и ее народе. Но несмотря на это, ее дочь Мариту всегда тянуло общаться с латышами.

— Трудно передать словам то состояние, в котором находилась моя душа, когда я впервые ступила на латышскую землю. Выйдя из вагона на станции Крустпилкс, мама все рассказывала и рассказывала о нашей родине, — продолжает Марита. — Когда комок к горлу подступал и слезы накатывались на глаза, она переставала говорить и только молчала.

Вспоминая о теплой встрече, устроенной многочисленными родственниками в их честь, Марита не забыла и холодок в отношении к маме. Ей до сих пор не простили того, что она, будучи заключенной сибирского лагеря, вышла замуж и родила четверых детей.

Зелма Расине-Калнынш-Василовская много лет жила в Красноярске, 33 года проработала на комбайновом заводе. В прошлом году, на 87-году жизни, ее не стало.

Ирина Лысенко,
методист межнационального культурного центра
«Красноярский рабочий», 11.06.2003 г.

НА СНИМКАХ: счастливые юные дни в Латвии;
Константин и Зелма Василовские.
Фото из семейного архива


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е