Через годы, через расстоянья


На этой неделе делегация красноярцев отправляется на 4-й конгресс латышских обществ мира, который будет проходить в Риге. А в субботу члены Красноярской региональной общественной организации "Латышское национально-культурное общество "Дзинтарс" собрались у памятника жертвам политических репрессий, чтобы отдать дань памяти страданиям своего народа. 62 года назад в этот день, 14 июня, около 15 тысяч латышей в течение суток были вывезены с родины в далекие сибирские края.

Мы встретились с Галимой Аугустанс у памятника жертвам политических репрессий - гранитного камня, нашедшего свое место под сенью Красноярского культурно-исторического центра. Галима пришла сюда, как и другие члены латышского общества "Дзинтарс", почтить память безвинно пострадавших людей, попавших в мясорубку сталинских депортаций. 14 июня 1941 года был отправлен в Сибирь и муж Галимы, в то время семилетний Юрис Аугустанс.

...С Галимой, больше привыкшей к русскому имени Галина, но так и не назвавшей мне своего отчества (сказала мельком: "Татары не называются по отчеству", - и закрыла тем самым тему), мы перебираем старые фотографии, затертые до ветхости справки о реабилитации, другие документы.

- Вот вся семья Аугустанов: Станислав Адамович, Хелена Эдуардовна, Ирма и Виктория, им было в ту пору 15 и 10 лет, и младшенький Юрис, - рассказывает Галина. - Три года назад я схоронила своего любимого Юру в Латвии, как он и завещал. Мы прожили день в день 37 лет.

С фотографий смотрят на меня спокойные счастливые лица - обычная молодая интеллигентная семья, очень красивая. И трудно представить, что совсем скоро их безмятежное счастье закончится, а будет страшный день 14 июня, вагон-телятник, деревня в Нижнеингашском районе, расставание с детьми, которых в 1946-м вернут в Латвию, в детдом, а в 1952-м снова вышлют, причем Юриса заберут прямо с больничной койки, с гепатитом... А Хелена Эдуардовна, оставшись без детей, тайком проберется в Латвию, будет жить там, скрываясь, за что подвергнется аресту и опять будет выслана по этапу - теперь в Манский район. Обычная история обычной репрессированной латышской семьи - сколько таких...

Первые латыши появились в Сибири еще во второй половине XIX века. Не только местом ссылки были наши родные края, но зачастую вожделенными свободными землями, куда устремлялись те, кто желал своим трудом создать благополучие семьям. И жили целыми селами в Каратузском, Ачинском, Бирилюсском, Большемуртинском, Большеулуйском и многих других районах края, став сибиряками. Но совсем другое дело - массовая насильственная депортация 1941 и 1949 годов, когда рушились семьи, дети разлучались с родителями, коверкались судьбы. Это не так просто забывается. И естественно, что, собираясь вместе каждый выходной в городском Дворце культуры или в межнациональном культурном центре, члены латышского общества не только практикуются в родном языке и обмениваются информацией о жизни сегодняшней Латвии, но и вспоминают те далекие дни.

- Помню, мама рассказывала, какие были жаркие дни в июне 1941-го, - вспоминает Марита, дочь Зелмы Калнынш-Василовской. - Ей нечем было напоить двухлетнюю Айду, и она перекинула бутылочку на веревке через ограждение. Люди набрали ей воды, и она стала подтягивать бутылочку к себе. Охранник наблюдал за всем этим и разбил бутылку, когда они уже думали, что вот-вот напоят детей. Откуда в этом парне было столько ненависти?

- В 1949-м было легче, уже закончилась война, а в 1941-м всех настроили, что увозят фашистов, убийц и предателей, так и относились к нам, - говорит Ян Кунгс. Яну Александровичу уже 72 года, он профессор Красноярского агроуниверситета, несколько лет возглавлял латышское общество в Красноярске и историю своего народа знает хорошо.

25 марта 1949 года в Сибирь было вывезено еще около 40 тысяч латышей. На сегодняшний день почти все подвергшиеся репрессиям вернулись на Родину, в Латвию. Остались те, у кого в Сибири появились смешанные семьи, кто просто не захотел уезжать. Здесь, в Сибири, у их детей и внуков теперь тоже Родина. Нужно ли, правильно ли, если между нашими народами будет существовать холодок вражды, недоверия, обиды? Не хотелось бы. По крайней мере, в общении с сибиряками-латышами я его не ощутила.

- "Зло похоже на потоп, который поднимается и все разрушает..." - читает Ян Кунгс по-латышски и по-русски свои стихи и неожиданно добавляет: - У Латвии и Руси всегда было много общего, взять фольклор, ремесла Северной Руси... Я не могу терпеть, когда шельмуют русскую культуру.

Вот так. Забыть трудно, но можно расставить в своей душе акценты, что чего стоит. А не отрекаться огульно, зацикливаясь только на прошлом. Можно, конечно, замкнуться и не желать иметь общих дел. Но кому будет лучше от этого? Мне кажется, что все больше людей становится способно шире и спокойнее смотреть на вещи. Этому подтверждение - прошедшая в конце мая интернет-конференция "Новые возможности негосударственного делового сотрудничества России и Латвии", организованная в Москве "Интернетмедиакомом", а в Красноярске - Домом журналиста. В ней приняли участие президент ассоциации работодателей Латвии Виталий Гаврилов, президент компании "Еврохолдингс" Василий Мельник, председатель совета АО "Гриндекс" Киров Липман, а также председатель правления промышленного и торгового концерна "Туриба" Иварс Страутиньш. На мои вопросы они ответили:

- У нас всегда были сильные контакты с Красноярским краем. Сейчас мы хотели бы их расширения. Готовы приехать по приглашению в Красноярск - нас не пугают расстояния! Рады принять у себя делегации и частных бизнесменов, завязать более тесное сотрудничество.

Советник президента Латвии Лаума Власова, побывавшая в марте в Красноярске, рассказывала, что в Латвии, как и в любой уважающей себя стране, есть государственный язык и определенные требования, в том числе по гражданству, но никаких гонений нет. В Риге все так же слышна русская речь, в магазинах продают книги на русском языке, вся Латвия читает Донцову, а русский драмтеатр всегда полон. Есть русские школы и детские сады, а если последние и закрываются, потому что русские родители отдают своих малышей в латышские детские сады, так это их выбор. Думают о будущем детей, связывая его с Латвией. Ведь высшего образования на русском языке в стране практически не получить. А страхи, которые порой преподносит нам телевидение, не имеют под собой почвы.

- Обидно бывает видеть, как журналисты, приехав в Латвию по приглашению правительства, перед телекамерами в Риге говорят много хорошего, а вернувшись в Москву, пишут совсем другое, - говорила при встрече госпожа Лаума. - Очень хотелось бы объективного рассказа о жизни Латвии. Наша страна небогата, и ей сейчас нелегко, к примеру, в целях экономии сейчас стоит вопрос о закрытии некоторых посольств из сорока имеющихся... Но вы приезжайте к нам, посмотрите своими глазами и расскажите потом своим читателям!

Что ж, воспользуемся приглашением. В июле ждите в "Красноярском рабочем" рассказ о Латвии специального корреспондента, который отправляется вместе с делегацией красноярской краевой латышской национально-культурной автономии "Дзинтарс" в Ригу.


Елена ДЕНЬГИНА.
Красноярский рабочий, 17.06.2003

НА СНИМКЕ: цветы к памятнику в день 14 июня. Фото автора.

На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е