Руки дал ГУЛАГ, мозги тюремные камеры


Как создавался флагман сибирской металлургии

В самый знойный день — на «макушке лета» — отмечают свой праздник люди горячей профессии — металлурги.

...Чем хороши иные старые названия улиц — они привязаны к местности. В дореволюционном Красноярске проще простого было найти Тюремную площадь, улицы Верхне-Тюремную, Нижне-Тюремную, Затюремную... А вот нынешний приезжий не вдруг отыщет площадь Республики, улицы Охраны труда, Железнодорожников, Лиды Прушинской. Последняя, кстати, сорок лет носила промежуточное название: Солидарности. Именно на Солидарности начинался Сибирский научно-исследовательский и проектный институт цветной металлургии — СибцветметНИИпроект. «Затюремность» его отнюдь не случайна.

После Великой Отечественной войны на востоке Советского Союза развернулось строительство рудников, обогатительных фабрик, металлургических заводов. Бесплатные рабочие руки обещал ГУЛАГ, но прежде требовалась мощная проектная база — требовались мозги. В мае 1949 года подполковнику Моисею Исааковичу Левичеку поручили их собрать. В ведомстве Берии ответ был один — под козырек. И уже 22 августа Левичек звонил в Москву: «Особое Техническое Бюро укомплектовано высококвалифицированными специалистами». Найти за считанные недели геологов, горняков, обогатителей, металлургов, энергетиков, механиков, строителей — как ему удалось? Отгадка — в адресе. В служебные кабинеты обнесенного забором с колючей проволокой здания утром приходили инженеры, доктора и кандидаты наук — вечером по подземным коридорам они возвращались в тюремные камеры.

Но людей все равно не хватало, и в высшие и среднеспециальные учебные заведения страны шли заявки на молодых специалистов. Один из бывших сотрудников В.М.Гусев рассказывал мне, как желторотым выпускником геологического техникума приехал в ОТБ-1. Что-то знал, чего не знал — спрашивал старших товарищей, но более всего черпал знания из книги «Месторождения полезных ископаемых». Удивлялся, что фамилия вверху обложки была зачернена, ну да учиться это не мешало. Однажды, вернувшись в отдел, Виктор не обнаружил настольной книги и не на шутку встревожился. Коллеги успокоили: профессор Крейтер (это его имя было зачеркнуто) взял попользоваться. Тот скоро вернул книгу, сказал, что пишет новую, но потребовались ссылки на первую, а у него ни одного экземпляра...

Владимира Михайловича Крейтера арестовали, когда он вернулся с международного геологического симпозиума. Тогда ведь считалось: съездил за границу — значит, продался мировому империализму...

А Юрий Павлович Иванов «загремел» в Красноярск по 58-й статье «за панибратство с пленными немцами»: как-то выпили с бывшими врагами — нынешними строителями, и бравый старшина-балтиец вернулся от них с... железным крестом на груди. Лишили его и креста, и дубовых листьев, и собственных орденов-медалей. В Цветмете носитель самой русской фамилии до последнего дня работал художником. Кадровый состав был очень интернациональный: Малаков Исико Исакович, Гурарий Арон Израилевич, Теодори Александр Иванович, Продай-Вода Константин Харитонович... Не прощала Советская власть прегрешений перед нею, но люди зла не держали, работали не за страх, а за совесть.

После XX съезда КПСС узники ГУЛАГа получили свободу; Особое Техническое Бюро стало институтом, курирующим строительство рудников и горно-обогатительных комбинатов на территории Сибири и Дальнего Востока. В 1969 году СЦМНИИП вышел на международную арену: сначала братская Монголия, потом м-м-м... братский Афганистан, в 70-е в разговорах замелькали экзотические африканские названия (предполагался контракт с Кенией). Впрочем, необычных наименований хватало и в СССР: Давенда, Шахтама, Киялых-Узень, Сарапа, Кия-Шалтырь, Джида, Абагайтуй, Усугли... Во всех этих географических пунктах сначала появлялись изыскатели-красноярцы, потом строились предприятия по добыче и переработке руд цветных металлов.

А заданная планка осталась высокой и после ухода столичных мэтров. На Прушинской, 5 появилась одна из первых ЭВМ в Сибири, здесь хранятся многочисленные патенты и авторские свидетельства. А какие в институте были вечера, КВНы, стенгазеты, радиопрограммы! Какой праздник улицы...

В красочном альбоме, посвященном 40-летию СибцветметНИИпроекта, справка о работе института заканчивается оптимистическим прогнозом: «В ближайшие годы должен увеличиться объем научно-исследовательских и проектных работ почти в два раза». Увы-увы... Сейчас они ведутся по минимуму; коллектив, насчитывавший 800 человек, сократился до 140; научной части практически нет. День металлурга, традиционно отмечавшийся в загородных поездках и в плаваньях по Енисею на теплоходе, сведен к дежурному поздравлению сотрудников. Торжества по поводу полувекового юбилея, на которые обещал приехать из Москвы первый директор, переносятся-передвигаются с 1999 года на «когда появятся деньги»...

Грустно.

Софья Григорьева
«Комок», 29-30.07.2003 г.


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е