50 лет восстанию в ГУЛАГе


23 сентября в Музее им.Сахарова прошла встреча участников Норильского восстания в ГУЛАГе. Бывшие узники делились воспоминаниями и дали оценку тому памятному событию

"А"-Справка

25 мая 1953 года в Норильске, в так называемом Горлаге, вспыхнуло самое крупное восстание в истории ГУЛАГа.

Даже в жестокой лагерной системе тех лет Норильск выделялся особо: на заключенных - номера, бесконечные провокации со стороны лагерной администрации, поножовщина, 12 часовой рабочий день на морозе, пайка, чуть большая, чем в блокадном Ленинграде... Условия содержания и отчаяние людей, которым нечего терять, кроме своих 25 летних сроков, вылились в настоящий подвиг арестантов.

Заключенный Горлага С.Г.ГоловкоПоводом к восстанию послужил расстрел группы зеков 25 мая 1953 г. Во всех лагерных отделениях прекратилась работа, над бараками поднялись черные знамена в знак траура по погибшим товарищам. Бастовавшие отказывались выходить на работу, требовали приезда комиссии из Москвы, пересмотра своих дел, 8-часового рабочего дня, разрешения на свидания и переписку с родными.

В распространенных листовках они подчеркивали, что не идут против Советской власти, а выступают лишь против условий своего содержания.

Восставшие изначально придерживались политики ненасильственного сопротивления. В лаготделениях избирались забастовочные комитеты, которые разрабатывали требования к ожидаемому приезду из Москвы правительственной комиссии. Вместо нее из Москвы приехала ведомственная комиссия МВД с представителями ЦК КПСС. Начались переговоры с представителями забастовочных комитетов. Комиссия частично удовлетворила требования заключенных (снять номера с одежды, разрешить переписку и свидания).

Восстание продлилось около двух месяцев, после чего администрация решила прекратить его силой. Один за другим брались штурмом лаготделения, расстреливались безоружные забастовщики. В ночь на 4 августа 1953 года Норильское восстание было подавлено. Начались допросы, избиения, назначались новые сроки. По оценкам за время сопротивления погибло около 150 заключенных. Однако акция не прошла бесследно: уже на следующий год Горлаг был ликвидирован, а в 1956 году практически все оставшиеся в живых участники восстания оказались на свободе.

Спустя 50 лет товарищи по лагерю собрались в Москве. Встречу открыл бывший заключенный Лев Нетто. Он сказал, что именно после восстания Норильск перешел в управление гражданскими органами власти и получил статус города. И дата восстания, на его взгляд, и является настоящим Днем города.

На встрече были представители России, Украины, Литвы, Эстонии. Лев Нетто сообщил, что эти люди теперь вооружены самым сильным оружием - сильным словом. А основная задача этого мероприятия - донести до молодого поколения всю правду о восстании и не допустить подобного ГУЛАГа впредь.

Ведущий представил собравшимся Ирену Сметонене из Литвы, в то время одну из самых юных каторжанок. На трибуну, будто из сказки Андерсена, поднялась милая, аккуратная бабуля. Немного мешал умильным ассоциациям орден, висевший на ее пиджаке. Как выяснилось, правительство Литвы наградило им всех участников Норильского восстания. Кстати, репрессированные россияне о подобных наградах и не слышали.

Ирена Сметонене поделилась воспоминаниями, как стояла в живом кольце вокруг женского барака. Женщины всю ночь скандировали лозунг "Свобода или смерть!", пока их не окружили пулеметчики, а на территорию женского отделения не заехали пожарные машины. Они начали поливать бастующих ледяной водой под напором в восемь атмосфер, а затем оттаскивать по одной в тундру. "Двадцатый век принес человечеству много страданий, но самое страшное, что было, - это коммунизм", - заявила Сметонене. По оценкам Союза борцов за свободу Литвы, от рук коммунистов погибло вчетверо большей людей, чем от рук нацистов. "Коммунизм - наибольшее зло, и надо постоянно напоминать об опасности его возрождения", - подытожила бывшая узница.

После представителя Литвы выступил один из организаторов восстания Евген Грицяк. В лагерь он попал из-за своей приверженности идеям украинского национализма. По его словам, сопротивление режиму ГУЛАГа началось уже с момента организации этого чудища. Однако акции не носили массового, организованного характера. Мешали внутренние распри (особенно межнациональные) и власть сотрудничавших с администрацией уголовников, называемых в лагере "суками".

Когда этап, состоявший в основном из украинцев и литовцев, привезли в Норильск, лагерное начальство распространило слух, что едут головорезы-бендеровцы. Под этим предлогом "активистам" раздали ножи, якобы для самообороны. Однако провокация не увенчалась успехом - никто никому горло резать не стал. Тогда начальство решило зайти с другого боку. Украинцев поделили на группы и завели в местную лагерную тюрьму (БУР, то есть барак усиленного режима). По воспоминаниям Евгена Грицяка, в БУРе новеньких в камере должны были "принять": избить до потери сознания и затолкать под нары, что сразу означало потерю социального статуса зека. Но и тут заключенные отказались идти на поводу у администрации...

Кстати, в беседе с корреспондентом "Солидарности" бывший узник вспоминал, что не дал расстрелять его лаготделение, вовремя распознав провокацию со стороны властей. Дело в том, что когда украинский лидер присутствовал на переговорах с московским начальством, он понял, что решение расстрелять его отделение уже принято. Он решил не давать к этому повода и неожиданно для всех вывел своих подопечных на работу. Уже после восстания надзиратели, избивая Грицяка, орали: "И тут, гад, нас перехитрил, надо было сразу вас всех кончать!" Он вспоминает, что восставшим сочувствовало не только местное население, но даже уголовники, до того презрительно называвшие политических "фашистами" и "бендерами".

На трибуну поднялся еще один узник ГУЛАГа - Арно Тоомас Пихлак из Эстонии. Он был в Норильске с 1951 года и там увидел подлинную дружбу и интернационализм. В лагере содержались немцы, выкраденные после войны советскими спецслужбами. Как, например, известный ракетостроитель Вернер. А всю цветную металлургию запустил специалист, похищенный из Западной Германии. Были и венгры, и японцы, не говоря уж о представителях практически всех национальностей СССР, в общем, "кого только не было". Правда, о самом восстании сказано было мало, так как в то время молодой Арно Пихлак был в санчасти.

Во время встречи выступили известные правозащитники: Лев Пономарев из движения "За права человека", Сергей Ковалев, директор Центра Сахарова Юрий Самодуров. Голоса нынешних борцов за свободу сливались в общий гул, откуда изредка вырывалось: "нельзя забывать и допускать", "ужасы коммунизма", "права человека"... Борцам настоящим были преподнесены подарки в виде памятной книги жертв сталинских репрессий.

Айдар Бурибаев (buribaev@solidarnost.org)
«Солидарность», № 36, 2003 г.


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е