Маринист-сибиряк


Тридцать пять лет назад, в октябре 1968 года, во время проводки речных судов Северным морским путем из Архангельска во Владивосток, при весьма туманных обстоятельствах умер талантливый красноярский писатель и поэт Николай Иванович Мамин. Как рассказывали мне люди, вполне достойные доверия, смерть немолодого и хворого писателя наступила в результате переохлаждения. Иными словами, он просто замерз. А виноваты в этом были его молодые спутники, бросившие Мамина на произвол судьбы во время пешего перехода по берегу, когда судно потерпело аварию...

Родился Николай Мамин в 1906 году на Волге, в городе Балаково Самарской губернии, в семье заводчика. После окончания гимназии работал на заводе, поступил в университет, но вскоре бросил и ушел добровольцем на флот. С той поры море становится его главной и любимой темой.

В те годы Мамин много пишет, публикует стихи, рассказы, очерки ("Крейсер "Аврора", "Чужие флаги", "Баллада о перчатке"). Он становится одним из активных членов литературного объединения Красной Армии и флота (ЛОКАФ), куда входили Леонид Соболев, Александр Прокофьев, Александр Фадеев и другие известные писатели. Первая книга рассказов "Якобинцы" вышла в 1933 году. А в 1936 году молодой писатель был репрессирован. Освобожден и реабилитирован в 1956 году, спустя двадцать лет.

В Красноярском крае он оказался поневоле, еще в 1949 году, но сразу же полюбил Сибирь и после освобождения не захотел покидать полюбившиеся ему места. Жил в селе Раздольном Мотыгинского района, в селе Красная Горка, в деревне Лукино под Красноярском. В 1964 году Николай Иванович поселился в Красноярске, с той поры в местном издательстве одна за другой выходили его книги: "Знамя девятого полка", "Валеркина любовь", "Витязи студеного моря", "Златые горы", "Крохальский серпантин", "Полевой цейс", "Законы совместного плавания". После смерти были опубликованы главы из автобиографического романа "Тракт, на котором буксуют".

Помню, незадолго до его смерти Мамин встретил меня, недавнего выпускника мединститута и начинающего сочинителя, и стал вдруг оживленно и очень заинтересованно толковать о каком-то моем рассказе, прочитанном им в рукописи. "Слушай, нам надо обязательно встретиться! - говорил он горячо и напористо. - Обязательно!.." Я охотно кивал и жадно смотрел на него. А он стоял на краю проезжей части улицы, придерживая за руль неразлучный свой мотоцикл, в неизменной кожаной куртке. Таким он мне и запомнился - с горящими глазами, с простодушной улыбкой на добром лице, готовый помочь, поддержать младшего собрата по перу...

А встретиться и потолковать всерьез нам так и не удалось.

Николая Мамина похоронили на берегу бухты Угольной в поселке Беринговском Магаданской области.

Многое из написанного им еще ждет своей встречи с читателем.

Николай МАМИН

РУССКОЕ МОРЕ (Отрывок из поэмы)

...И ты нам в затылок дышала, Отчизна,
Республика наша смотрела из тьмы,
Как смерть утверждала бессмертие жизни,
Когда на измену обрушились мы.

Так был он написан, свод тактики новой.
Поверив, что нет ей предельной черты,
Пехота в штыки принимала дредноут,
Ручною гранатой громила форты...

Ты шла нам навстречу, грядущего гавань,
Сквозь брызги шрапнели, летящие в лоб,
Шли камни тех стенок, откуда мог плавать
По трем океанам республики флот.

И в воздухе пахло не гарью фугасов,
Колонны линкоров дымили в сердца.
Железной порукой, что здесь не угасло
Дерзанье к морям в пересвисте свинца.

Размеренной поступью к Балтике, к воле
Шла Русь доиграть вековую игру.
Маркизова лужа была ей по голень,
Все волны Атлантики - вряд ли по грудь...


Эдуард РУСАКОВ.
Красноярский рабочий 17.10.2003


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е