Загадки Солгонского кряжа


Юные туристы из детского клуба "Стрела" города Красноярска начали исследовать Солгонский кряж еще в 1988 году. Путешествовали по Солгону в 1991 году - со сплавом по реке Чулым от поселка Балахта до города Назарово. В 1998-м - уже с другим поколением следопытов - лазили по хребтам северо-западной части кряжа, в верховьях красавицы речки Агаты, левого притока Чулыма, в поисках "Александровских пещер". Сплавлялись по Чулыму в 1999, 2000 годах. В 2003-м участниками экспедиции по Солгонскому кряжу стали учащиеся Дома детско-юношеского туризма и краеведения города Канска и воспитанники школы-интерната Канска.

Во время экспедиции по Солгону в 1999 году, сплавляясь по реке Чулым от Балахты до села Шадрино, мы получили первые сведения о лагере политзаключенных в горной тайге в районе кордона лесников Таможенка. На кордоне мы встретились с жителем Красноярска, уроженцем бывшей таежной деревеньки Таможенка В. В. Глушковым, приехавшим в отпуск на свою малую родину "поклониться могилам предков".

От него мы услышали такую историю: "Гора в устье ручья Талинового называется Катушкой потому, что в довоенные и военные годы здесь был лагерь политзаключенных, занимавшихся лесозаготовками. Зимой склон горы над Чулымом поливали водой сверху донизу, наращивали лед, а по образовавшейся ледяной катушке спускали бревна к реке. Весной сплавщики, наемные рабочие из деревень Причулымья, делали плоты и сплавляли лес вниз по Чулыму, до Назарово. Некоторые заключенные, не выдержавшие неимоверного каторжного труда и адских условий жизни в холодных сырых бараках на болоте, сами бросались по ледяной катушке вниз вместе с бревнами... Сбежать из такого лагеря было невозможно - кругом глухая, непроходимая горная тайга, а за малейшие провинности охранники расправлялись с заключенными жестоко - расстреливали на месте. До сих пор в устье речки Талиновой, впадающей в Чулым, можно встретить куски колючей проволоки".

Глушков поведал нам полулегендарную историю о лагере политзаключенных в 1937-1939 годах, в котором был отряд православных священников - 30 человек, заготавливавших лес примитивными лучковыми пилами, и о репрессированных калмыках в годы Великой Отечественной войны, погибших от голода и морозов за одну зиму. Репрессированные литовцы, латыши жили в самой Таможенке в домах, в лучших условиях, чем калмыки. Прибалты прибыли в Сибирь с нормальной теплой одеждой и личными вещами. Калмыков же выгоняли из родных домов в чем мать родила и загоняли в товарные вагоны, как скот. "В верховьях ручья Талиновый и речки Таможенка были бараки калмыков, человек 200, живших без охраны".

В августе 2000-го уже целенаправленно мы искали в селах Причулымья старожилов - выходцев из бывшей деревни Таможенки, свидетелей страшных событий в годы политических репрессий, очевидцев непростой истории нашего многострадального Отечества. Мы делали копии со старых фотографий, в основном военных и послевоенных лет, записывали рассказы в населенных пунктах Балахтинского, Назаровского, Козульского районов - Кызылка, Курбатово, Подсосное, Шадрино.

Живые в настоящее время очевидцы политлагерей на Солгоне 1937-1939, 1940-х годов были в то время еще детьми или подростками. Таможенцы рассказывали о своих детских эмоциональных впечатлениях и запоминавшиеся рассказы их родителей, работавших в лагерях. Сейчас они частично путают, искажают истинные факты, в частности сроки нахождения, контингент лагерей заключенных на Солгоне. Из их противоречивых рассказов непонятно, какой контингент был в лагерях в верховьях речек Таможенка, Березовая, ручья Талиновый.

Валентина Филипповна Голосова (1927 года рождения), жительница Таможенки с 1937 по 1963 год, проживающая сейчас в селе Подсосном Назаровского района, рассказала: "В годы войны в верховьях Таможенного ручья, от Чулыма на восьмом километре, были 2-4 барака, лагерь зеков, где я работала поваром. Там был отряд сосланных священников. Один из них, Замятин Александр Исакиевич, мой родной дядя, был осужден на 10 лет и сослан из Челябинской области в Таможенский лагерь. В последние годы заключения он был расконвоирован, но за активную пропаганду православной веры среди жителей деревни ему еще добавили два года. После этого он был освобожден, долго жил и проповедовал в селе Аммала (12 км от Таможенки)". По словам других свидетелей, лет до 90. В. Ф. Голосова сказала нам, что А. И. Замятин умер где-то на Урале. Это была легендарная личность в Причулымье, достойная отдельного исследования и описания.

Священники легкими лучковыми пилами пилили огромные деревья, вручную таскали на себе бревна по просекам горы Рудник. Заготовленный лес подвозили к Чулыму на лесовозных санях-"ледянках" с помощью быков и огромных лошадей-тяжеловозов.

Голосова рассказала нам страшную историю: "Калмыков пригнали этапом под зиму, полураздетых, а продукты для них завезти "забыли". Местные жители ничем не могли им помочь. Наша деревня Таможенка маленькая - в горах, таежная, огороды небольшие, земля неплодородная. Мы сами в войну зимой ходили 12 километров за перевал, в деревню Аммала, чтобы купить ведро перемороженной картошки... Все калмыки в Таможенке умерли от голода или замерзли за зиму. Их не хоронили. Весной оттаявшие останки растаскивали собаки..."

И все же заключенным местные жители старались помочь по мере своих возможностей. Когда заключенные под строгой охраной работали рядом с Таможенкой (разгружали, складировали бревна), ребятишки тайком подсовывали между бревен буханку хлеба. И если охранник это видел, он или отбирал хлеб, или отворачивался, "не замечая" происходящего.

Интересные сведения о политзаключенных и репрессированных на Солгоне нам предоставили жители села Подсосного Турок Виктор Филиппович (1929 года рождения, бывший лесничий района Таможенки), Геннадий Турок (родился в 1952 году в Таможенке) и Парфенов Анатолий: "В 1937-1939 годах лагерь был на Талиновой. Это здесь был отряд политических заключенных - 30 православных священников. В 1939 году лагерь был уже закрыт. Заключенных переслали в Решоты... На пригорке в устье Талиновой речки - барсучьи норы. Это кладбище репрессированных латышей... Во время войны латыши, литовцы жили в Таможенке, зеки - на реке Березовой".

В 1950-х - начале 1960-х в Таможенке было около 60 жилых домов, в деревне Талиновка, в устье Талиновой -около 50. Действовала паромная переправа через Чулым. Леспромхоз перестал работать в начале 1960-х годов, жители Таможенки и Талиновки стали выезжать, вывозить дома в села Шадрино и Подсосное. До 2001 года оставался один дом лесника кордона Таможенка. Дом сгорел. Ныне на месте Таможенки и Талиновки, деревенских кладбищ - непроходимые заросли крапивы и малины...

Остался ли кто в живых из "таможенских" калмыков и политзаключенных из Талиновки? Какова их судьба в дальнейшем, после Таможенской каторги? Эту загадку Солгонского кряжа помогут нам отгадать жители нашего края, свидетели описанных событий, приняв участие в краевой акции "Не остуди свое сердце", посвященной Дню памяти жертв политических репрессий. Материалы о Солгонских лагерях политзаключенных и репрессированных - воспоминания, рассказы, фотографии и письма (по вашему желанию - с возвратом), другие документы просим направить по адресу: 660021, г. Красноярск, ул. Карла Маркса, 118, Красноярский краевой центр детско-юношеского туризма (КЦДЮТ), директору Наталье Викторовне Грушевской.

Людмила ГРУДИНОВА, методист КЦДЮТ.

Красноярский рабочий 27.01.04


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е