Сколько можно терпеть?


Что происходит в России? Почему с таким, достойным лучшего применения упорством наше правительство стремится лишить ветеранов льгот и заменить их нищенской компенсацией?

Я инвалид первой группы, общий трудовой стаж более 63 лет (из них первые восемь лет работал в колхозе за "палочки" - трудодни, остальное время - в лесной промышленности, в тайге). Прошел все круги сталинского ада - арест, следствие, пытки, тюрьмы, лагеря. На валке леса с ранней весны до глубокой осени - в грязи, воде, болоте...

5 ноября 1947 года был освобожден, но это была дорога в никуда. Возвращение в родную семью мне было запрещено, выезд домой не разрешили. Выдали продуктов на пять дней, а материальной помощи не дали никакой. И оказался я вдали от родных, без копейки денег и без крыши над головой. 6 ноября обратился к начальнику отделения Краслага с просьбой принять меня на работу вольнонаемным. Прежде чем наложить резолюцию, начальник попросил принести мое уголовное дело, просмотрел его и сказал: "Молодец, хорошо работал, нет нарушений лагерного режима. Такие мне нужны. Куда пойдешь?" Я ответил, что согласен работать вальщиком леса. Начальник засмеялся: "Боже мой! Ты же знаешь, у меня в отделении 15 лесозаготовительных пунктов и на каждом из них по сотне вальщиков. А вот мастер лесозаготовок мне нужен. Согласен?" Боже мой, как я был рад, что получил работу! 9 ноября я приступил к исполнению своих новых обязанностей и проработал с заключенными всю свою трудовую жизнь...

Мне 85 лет. Живу в маленькой комнатушке общежития размером в десять квадратов с семьей в пять человек. Своей жилплощади не имею, хотя по закону она мне положена как бывшему репрессированному и инвалиду первой группы. А тут еще заявляют об отмене льгот! Да сколько же можно? Не собираюсь призывать российский народ к бунту, но на нашем праве активно высказать свое недоверие нынешнему курсу президента и правительства настаиваю.

Н. КАТАЕВ. Зеленогорск.
Красноярский рабочий 06.08.2004


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е