Хотелось бы всех поименно назвать


Лозунги, декларировавшиеся партией и правительством Страны Советов - "Свобода, равенство, братство" -  обернулись в действительности для миллионов наших граждан заключением, депортацией, расстрелами, ссылками...  Колоссальные потери понесла наша многонациональная Родина.  Сталинские репрессии прошлись катком практически по каждой семье: если не отец, брат, сестра, то дальние родственники пострадали от политики вождя народов... И до сих пор много темных пятен в этом периоде нашей истории. Миллионы людей не вернулись под родной кров, а те, кто выжил в кровавой мясорубке, ещё недавно боялись говорить о пережитом. Безвинным жертвам и через десятилетия тяжело вспоминать нечеловеческие страдания, выпавшие на их долю.

Нашим собеседником сегодня стал гость Норильска Иван Джуха. Иван Георгиевич - кандидат географических наук, автор свыше 80 научных и научно-популярных публикаций. Грек по национальности, он всю сознательную жизнь занимался изучением истории соего народа в СССР. Работы Ивана Джухи неоднократно издавались в Греции, Украине. Первая книга на русском языке - "Одиссея мариупольских греков" - вышла в 1993 году. Выпущена на собственные средства автора в издательстве города Вологды, где Иван Георгиевич живёт и работает более 20 лет. Его роман-хроника "Милар" (мельница), повествующая о судьбе греческой девушки, подвергшейся раскулачиванию и высланной на Север, увидела свет четыре года назад. Сейчас автор работает над свои следующим произведением и в Норильск приехал для сбора материала.

- Иван Георгиевич, как вы, географ по образованию, стали заниматься историей, посвятили себя литературному творчеству?

-Говорят, что география - это история в пространстве, а история - география во времени. Для меня эти две науки всегда были рядом, как русский язык и литература, алгебра и геометрия, а что касается создания книги, то проще всего изложить мысли на бумаге, сложно собрать материал, найти следствие на истине. К тому же некоторое время я работал в пионерской редакции газеты «Московские новости», так что определенный опыт есть.

- Что послужило толчком к занятию историей эллинизма в России и самым страшным ее периодом - лагерным?

-Родом я из Донецкой области. В селе Раздольное живут в основном одни греки. В годы репрессий в тюрьмы и ссылки попали около 200 человек, вернулись - трое (один из них Дмитрий Николаевич Чиячих, провел в Норильлаге десять лет). И даже спустя долгое время никто открыто не говорит о страшных временах. Еще дошкольником краем уха слышал беседы отца со своим дядей Алешей, вернувшимся из лагеря, с Калымы. По малолетству не вникал в суть сказанного, да они и замолкали при моем приближении, но чем-то жутким веяло от уловленных слов «взяли» и «осужден». Повзрослев, узнал: в 37-м были арестованы три моих деда, два расстреляны в тюрьме Мариуполя, третий - Алексей - попал в колымский лагерь. Отсидел 10 лет и вернулся живым.

Мой отец, сын репрессированных, сам в 37-м висел на волоске. В соседнем райцентре ставила свои рекорды Паша Ангелина. Это теперь известно ,какие то были «рекорды»: новенький трактор ,дежуривший круглосуточно мотоциклист ,при первой необходимости ехавший за запчастями или снимающий их с других машин ,регулярно меняющиеся помощники …. Но Ангелина была народной звездой ,дважды Героем Соцтруда, любимицей Сталина (все же некоторых он любил особой любовью). Справедливости ради скажем, что многим односельчанам она помогла избежать «железной давки» НКВД». Несколько месяцев и мой семнадцатилетний отец работал помощником у Ангелиной. И ка то во время пахоты обронил в борозду документ. Делать нечего пошел заявлять в милицию об утере. А там на парня принялись кричать, угрожать, стращать тем, что под его именем уже орудует диверсант… Дело оборачивалось скверно, а если бы дознались, что родитель расстрелян - пиши пропало. Отец стал оправдываться, дескать, не знаю, как это вышло, сам искал, да и Прасковья Никитична помогала. … И, как по мановению волшебной палочки, картина изменилась. Страж порядка помягчел душой ,сбавил тон ,стал уверять, что ничего страшного нет ,найдется документ. Такие были времена.

Так вот мой дядя, аспирант Московского университета, готовил меня к поступлению в вуз. А умирая, завещал закончить географический факультет МГУ и выполнить историческую миссию - узнать, как греки попали в Приазовье. Я оба наказа выполнил – стал географом и написал «Одиссею мариупольских греков». Хотя, как все в жизни, сначала собирал информацию только для себя, потом понял - надо выносить на свет, делиться знанием с людьми. Во время работы набралось немало материалов , о чудовищном периоде истории –репрессиях 30-50-х годов, в том числе против греков. И поскольку профессионалы не берутся за восстановление этих темных страниц прошлого, это решил сделать я. Ищу исторические сведения, беседую с пережившими ужас лагерей, с их родственниками и знакомыми, планирую выпустить книгу - греческий мартиролог.

-На каких островах архипелага ГУЛАГ вы уже побывали?

-Вел поиск в Магадане. Архангельске, на Урале, Беломорканале, в Воркуте. Планирую этой осенью поехать в Краснодарский край, Крым, Приазовье, потом - в Казахстан, Узбекистан. В Норильске я впервые. К сожалению, планы побывать на побережье Енисея, куда в 42-м были депортированы греки, не сбылись. Станок Мироедиха, где они жили тогда, не обозначен ка карте, о его точном расположении никто не знает. Удалось в воспоминаниях Ады Федерольф, подруги дочери Марины Цветаевой, отбывавшей ссылку именно там, найти примерные ориентиры этого поселения. Надеюсь в будущем отправиться в места слияния рек Тунгуски и Енисея, в потом - вновь в Норильск.

-Иван Георгиевич, как и где вы находите нужные для написания книги сведения?
-В архивах, музеях. Везде встречают очень приветливо, с пониманием относятся к задуманному, помогают. Работаю с личными делами заключенных. Беседую с людьми, получаю письма - у меня более 160 корреспондентов. Одним из методов поиска стали «телефонные знакомства». Приезжая в любой город, листаю местный телефонный справочник, ищу греческие фамилии, звоню… Люди охотно идут на контакт, рассказывают о своих родных, знакомых, земляках.

-Что вам удалось сделать в Норильске?

-Это «пробный шар». Побывал в архивах - комбинатском и городском, - встречался с председателем общественной организации «Защита прав репрессированных» Елизаветой Обст. Посетил норильскую Голгофу. Много полезных сведений мне предоставили в музее. Например, данные о составе заключенных Норильлага в октябре 1949 года: в таблице указано, что в то время в лагере находились 46 греков (в том числа и грекоподаанные). А сколько здесь было расстреляно, погибло за десятилетия террора против своего народа? Воспользовался я и в Норильске своим методом. В справочнике нашел более десятка греческих фамилий, позвонил по указанным номерам. Вероятно, в связи с отпускной порой на большинство звонков никто не ответил. Однако некоторых все же застал дома, меня пригласили в одну семью. Побеседовав с норильчанами, узнал, что они - дети репрессированных.

Я познакомился с одним из коренных норильчан. Отец его тоже родился здесь. А вот о судьбе основателя норильской ветви внук ничего не знал. Понятно, что он был репрессирован,- в те времена никто из греков добровольно в северные края не приезжал. Правда, правила не без исключений - жил и работал в Заполярье легендарный человек, почетный гражданин Таймыра Василий Ксинтарис. И вот, работая в городском архивном отделе, я обнаружил в списках стахановцев (были среди зк и такие!) фамилию деда моего нового знакомого. Пять фамилий греков - заключенных Норильлага мне были известны до приезда сюда (в том числе Евгения Софиано, двоюродного брата А. Д. Сахарова, которьй был переведен в Норильлаг из Карлага и здесь расстрелян), еще столько же прибавилось за последние дни.

Вот так, ниточка за ниточкой и ткется полотно будущей книги.

-И какой вы ее видите?

-В книгу войдут документы и другие архивные материалы, фотографии, воспоминания участников тех событий и членов их семей. Она не должна быть объемной, ведь весь ужас того времени можно передать и в небольшом рассказе. Почитайте Варлама Шаламова. Еще древние учили, что количество и качество определяет мера. Объективной, затрагивающей сердце - такой я ее вижу. Книгу откроет экскурс в историю появления греков в России, будут разделы о раскулачивании, массовых расстрелах 37-38-го годов, депортации 42, 44 и 49-го годов. И в завершение несколько штрихов из жизни греков в современном мире. Отдельным томом или приложением к книге выйдет мартиролог - скорбный список жертв сталинизма. Сейчас в нем 1375 фамилий, в том числе недавно внесенная - отца норильчанина, в семье которого побывал в гостях. К сожалению, с каждым днем остается все меньше людей, переживших сталинские лагеря. И надо спе¬шить. Потомки же далеко не всегда знают о судьбах своих близких, исчезнувших в черной гулаговской дыре.

-Вы один занимаетесь столь глобальным проектом?

-Один. К тому же (смеется) все греки - индивидуалисты, хотя и стали «родителями» демократии. Помощником мог бы стать человек, умеющий работать системно, тот, для кого эта книга, как и для меня, стала бы делом всей жизни. А такого найти нелегко. Но мой проект поддерживают Гавриил Попов, экс-мэр Москвы, а ныне ректор Московского открытого университета, Вадим Кайшев, заместитель министра сельского хозяйства, председатель Международного союза греческих общественных объединений в странах СНГ «Понтос». И простые люди. Сознаюсь, что придавая гласности свое начинание, я опасался той волны боли, страданий и ужаса, которыми проникнуто каждое письмо свидетелей репрессий, она проходит и через мои сердце и душу. Да и взятую на себя ответственность надо оправдать. Но я уверен, что сумею свершить задуманное. Планирую создать попечительский фонд по изданию этой летописи из представителей науки, искусства, общественных деятелей, политиков, бизнесменов.

-Ваша семья помогает в работе над книгой?

-Они поддерживают и уважают мое стремление нарисовать полную картину трагедии. Но свои дела и заботы не дают им полноценно участвовать в создании книги. Из трех дочерей только средняя, которая учится сейчас в Греции, помогает по мере сил в поиске материалов.
-А подъемна ли такая трудная задача для одиночки?

-Таков удел исследователей. Я никогда не занимался тем, что было неинтересно, и не работал ради денег. Сейчас все свое время посвящаю проекту, уволился со службы, подал в отставку с поста председателя регионального отделения «Союза правых сил». Надеюсь, что в течение четырех лет, что отвел себе на этот труд, справлюсь с поставленной задачей. Схема книги - в голове, план действий разработан. Надо претворять в жизнь.

-Бывают ли перерывы в работе?

-Давно не отдыхал полноценно, позволяю себе передышку дня на 3-4. Очень многое надо успеть сделать, многие уголки страны и ближнего зарубежья, связанные с историей ГУЛАГа, объездить.

-А как вы восстанавливаете силы?

-Уже более тридцати пяти лет каждое утро делаю зарядку, закаливающие процедуры. Набираюсь сил на природе. Люблю сажать деревья.

-Есть ли какие-то пристрастия в жизни, кроме главного дела?

-Конечно же, это минералогия. В любую поездку беру с собой молоток, пополняю свою и без того большую коллекцию минералов новыми экземплярами. Побывал и на ваших Красных камнях.

-В Норильске вы впервые. Каким увидели город?

-Чистым и красивым. Но главное, что привлекает в Норильске, да и вообще на Севере, - это люди. Энергичные, ответственные, душевные, отзывчивые... Без этих качеств в суровых условиях просто не выжить.

Иван Георгиевич просит всех норильчан, кто согласен с необходимостью восстановления исторической справедливости, всех невинных жертв произвола, помочь в сборе материала. Он с благодарностью примет сообщения, письма от людей любой национальности, которые расскажут о его соплеменниках. Присылайте фамилии, имена, отчества греков, репрессированных в 30-50-е годы, информацию о местах их жительства и отбывания наказания, об их дальнейшей судьбе. С надеждой на поддержку, он заранее благодарит всех корреспондентов. Письма можно отправить по адресу: 160024, г. Вологда, ул. Северная, д. 19, кв. 86 или по электронной почте, e-mail: polina@vologda.ru.

Елена Ожигина

ЗАПОЛЯРНЫЙ ВЕСТНИК 7 АВГУСТА 2004 Г. №155


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е