О памятнике Сталину. Подборка материалов в "Вечернем Красноярске"


Памятник И.Сталину?! А может быть, самим себе?

«Вы здесь из искры добывали пламя,
спасибо вам - я греюсь у костра».
Юз Алешковский — товарищу Сталину

Не так давно Красноярский горком КПРФ выступил с инициативой к 60-летию Победы установить в городе Красноярске памятник Верховному главнокомандующему. Некоторые горожане эту идею поддерживают, некоторые выступают против. По нашему мнению, в этом вопросе нужно общественное обсуждение. Сегодня на страницах «Вечерки» выступают преподаватель КГУ Геннадий Бокатюк и инженер Виктор Ханин. Противоположную позицию отстаивает секретарь крайкома КПРФ, депутат горсовета Сергей Маслов. Дискуссия, правда, получилась не столько о памятнике, сколько о Сталине и его времени. Но разговор представляется полезным, особенно накануне 125-летия со дня рождения И.В.Сталина.

Геннадий Бокатюк, преподаватель университета, и Виктор Ханин, сотрудник компьютерной фирмы, беседовали о Сталине и сталинизме. В результате — запись разговора стала складываться в общее мнение.

В.Х. — Ничего мы не поняли, ничему не научились, ни в чем не раскаиваемся! Именно так подумал я, глядя на наших оппонентов... Как-то не приходилось мне раньше спорить с коммунистами вживую. Скажу вам честно — наяву они производят особенное впечатление.

Г.Б. — А в чем, собственно, проблема? Что вас так тревожит?

В.Х. — Речь идет о восстановлении в Красноярске к юбилею Победы памятника И.Сталину...

Г.Б. — Мне кажется, самое время сказать «Чудны дела Твои!..» Честно говоря, мне казалось, эти проблемы давно уже канули в Лету.

В.Х. — Вы не знаете коммунистов! Что мне бросилось в глаза? Тотальное презрение к своему народу: это — как расходный материал, цена которого большого значения не имеет. Погубить миллионы людей ради своей идеи – и не задуматься, не ужаснуться, не раскаяться! Тут мало быть завоевателем страны, надо быть пришельцем...

Г.Б. — Мне кажется, ваших оппонентов я знаю даже побольше вашего и по большей части с вами согласен, однако так ли уж реальна угроза? Дело в том, что сегодня, видимо, любой гражданин, располагая средствами, имеет право у себя на огороде или на даче поставить любой памятник, охранять его — и любоваться на него круглые сутки... А если серьезно, в стремлении как-то закрепиться в понимании самих себя сегодня большинство наших соотечественников — в мучительном поиске долговременного ориентира. Мне кажется, одна из характерных особенностей как местных, так и «общероссийских» коммунистов — в попытке движения «спиной вперед», а именно в стремлении разрешить современные проблемы способами вчерашнего дня. Отсюда — молитва на И.Сталина, ну и (для них это так естественно!) — попытка заставить поступить подобным образом всех, кто рядом, т.е. думающих «инако».

В.Х. — А вы лично как бы отнеслись к восстановлению памятника И.Сталину в Красноярске?

Г.Б. — Замечу, что, прежде всего, в центре города, видимо, уже нет достойного места. Город исчерпал ресурсы монументальной пропаганды, имеющимся памятникам уже тесно, а предложения все поступают... Когда вдруг было предложено увековечить память о М.В.Ломоносове, не вступая в дискуссию, я сказал себе — этого не случится по причине отсутствия места... Хотя памятник И.Сталину — случай особый, уж больно активны его верные последователи. Не исключаю, что даже глава города не устоит под их натиском.

В.Х. — Мне кажется, вы тактично ушли от ответа на прямой вопрос...

Г.Б. — Если так получилось — прошу извинить. Я работаю в вузе, и то, что вас смутило — способ отвечать не на тот вопрос, который задан, — он довольно часто используется студентами... Кто у кого учится?! А если серьёзно, в оценке образа И.Сталина и того периода нашей отечественной истории, по моему наблюдению, всегда допускается общая ошибка: обсуждается то, что было достигнуто, а не то, что могло быть достигнуто... Это такой пропагандистский трюк: всегда есть возможность полюбоваться самим собой и легко (!) доказать свои заслуги...

В.Х. — Поясните подробнее.

Г.Б. — Охотно. Начнем с главного. По некоторым авторитетным оценкам, численность населения России на начало 2000 года могла составить около 500 млн человек. Фактически население Отечества на сегодня — около 145 млн. Где недостающие? Они либо погибли, либо не родились в результате упорного строительства самого светлого будущего под руководством и при непосредственном участии И.Сталина. Думается, именно поэтому, имея крайне усталое в экономическом (моральном, духовном и т.д.) отношении население, Россия — единственная среди европейских государств — сегодня в состоянии прокормить не более 50-60 млн. человек, т.е. только треть от того, что мы имеем. А мы все стонем о задолженностях по зарплате... Дело в том, что при неизменном подходе денег нет и не предвидится!

В.Х. — Вы уже дважды сказали «мы»... Это не случайно?

Г.Б. — Это очень даже не случайно. Убежден, что если общественные проблемы обсуждать в режиме лабораторной лексики, легкие решения появятся сами собой, только будут ли эти решения правильными? Иначе говоря, если все это — не мое, то кто же я сам?

Однако позвольте продолжить. Мы говорим о «достижениях» советского развития при мудром и компетентном руководстве вождя всех народов. Нельзя не заметить, что благодаря ему лично мы, как государство, уже к концу 30-х годов утратили — считайте, что навсегда — способность кормить себя в прямом смысле этого слова. Благодаря коллективизации наиболее активная часть крестьянства была загублена, и как результат — мы уже никогда — вплоть до сего дня — не сможем отказаться от импорта зерновых, прежде всего пшеницы, а численность крупного рогатого скота в России прошлого века была максимально высокой до середины 20-х годов и впоследствии никогда не достигала этого уровня.

Миллионы жизней и астрономические суммы реальных (я имею в виду конвертируемых) российских рублей — вот плата за индустриализацию, т.е. за ту промышленность, которая, кстати, тоже никогда не была конкурентной с зарубежными аналогами. Наблюдая сегодня, как рассыпаются гиганты индустрии советского периода, и откровенно сочувствуя обманутым рабочим этих предприятий — давайте учтем, что ведь это было так задумано, — мы понимаем: в экономическом плане эти предприятия никогда не смогли бы конкурировать на рынке!

В.Х. — Но как же тогда мы, имея такую индустрию, победили в войне? Согласитесь, экономика СССР во время войны конкурировала почти со всей европейской.

Г.Б. — Соглашусь, но с добавлением. Для большинства отечественных предприятий, в том числе и для гигантов индустрии в нашем городе, проблемы трудовых ресурсов, несмотря на отвлечение мужчин на фронт, не существовало. В нужный момент уполномоченные приезжали в села и оргнабором, т.е. принудительно, набирали нужное количество молодежи, особо даже не спрашивая ее желания. Юноши и девушки, прибывая в город, зачислялись в ФЗО и работали посменно, в основном только за крышу в виде «койко-места» в общежитии и за еду. Такой дешевой рабочей силы экономика других европейских стран не то чтобы позволить — представить себе не могла. Примерно так же — непосредственно в действующей армии. Как-то не принято часто говорить, что потери Красной Армии и вермахта в конечном счете соотносятся в пропорции 1:5. Иначе говоря, за каждого погибшего солдата Германии мы заплатили жизнями пяти (!) наших... А если взять аналогичные показатели только по авиации, соотношение будет уже 1:30. Может быть, наши маршалы плохо знали свое дело и плохо воевали? Вопросы — к И.Сталину...

И еще — победив в тяжелой войне, Сталин почему-то не спешил радоваться... Парад Победы принимал Г.К.Жуков (со товарищи), а Верховный как-то незаметно, но последовательно отстранялся от всеобщей радости... Кстати, День Победы стали праздновать только в 1965 году, т.е. уже при Л.Брежневе. Заметим, он это любил!

В.Х. — Как вы считаете, откуда такая скромность?

Г.Б. — А считать здесь нечего. Реально можно только представить самочувствие человека, задумавшего другую войну — мировую и освободительную, — по просьбе трудящихся европейских стран.

Если бы вы, к примеру, готовились к войне освободительной, а попали в войну отечественную, и с миллионными потерями, где-то случайно, а где-то благодаря героизму людей, к которому вы лично не имеете никакого отношения, — победили бы в ней? Не случайно ведь уже через год после Победы большинство маршалов и генералов оказались в узилище, ссылке и т.д. С победителями так не поступают...

В.Х. — Получается, И.Сталин — гениальный и последовательный организатор грандиозной для России исторической неудачи: мировая революция не состоялась, гонка с капиталистическим миром позорно проиграна, империя, созданная по заветам великого друга всех народов, развалилась, народ — унижен до состояния рабства. Как же понять тех, кто бережет его память и пытается сохранить ее как общенародную?

Г.Б. — Начнем с последнего. Слова, как известно, из песни не убрать. Если произошедшее с нами в середине прошлого века — не эксперименты инопланетных пришельцев, то это наша история. Другое дело, отечественный коммунизм-социализм оказался эскизом рисунка на куске холста в каморке папы Карло. На поверку за ним не оказалось даже двери, ведущей в светлое будущее. Мне кажется, корни циклопического идиотизма, который совпадает по времени с коммунистическим режимом, лежат где-то глубоко в нашей душе... Народ позволил, а кто-то — совершил... Поэтому и подходить к сохранению памяти о выдающихся мучителях народа надо бы с определенной целью: если и поставить памятник за казенный счет, то чтобы последующие поколения более не позволяли никому экспериментировать над собой. Знаете, если бы я сам решал за главу города, я бы, наверное, изваял этот монумент в гипсовом исполнении, поставил на всеобщий обзор бы его, скажем, около «Белой лебеди», т.е. там, где улица Республики (кстати — какой?) упирается в тюрьму. Во-первых, ОН там бывал... А кроме того, кому, как не ему, обозревать с высоты постамента тот сквозняк социализма, который в этой части города как-то особенно заметен...

Проедет мимо ветеран на «Оке» — спасибо И.Сталину.

Выйдет какой-то ЗК на свободу — аналогично! И вообще — большое спасибо ЕМУ — от всех нас...


«Сталин – наша слава боевая»

У части читателей «Вечерки» ко мне, коммунисту, может быть предвзятое отношение. Поэтому я вынужден использовать цитаты известных людей, которые отнюдь не являются приверженцами коммунистической идеи.

О себе сообщу: я — потомок землепашцев и рабочих и среди моих близких родственников коммунистов не было. Более того, мой дед по матери, бригадир хлебопеков, был отправлен «на Колыму» в 1938 году по статье УК 58-10 (антисоветская агитация) — за «язык», как говорили мне бабушка и мать. Именно «за язык» пострадал дед, ибо знал, что этого говорить нельзя, но в кругу товарищей по работе «брякнул» остроту в адрес картины с изображением Сталина. Мастер, давно мечтавший насолить деду, моментально настучал в органы. Итог — три года лагерей и неожиданная смерть от обострившейся язвенной болезни.

Так или иначе, никто в моей семье не ставил в вину Сталину политические репрессии, о которых я вообще не слышал в своем «послесталинском» детстве в рабочих кварталах (родился в Костроме ровно через 11 месяцев после смерти Сталина), и с удивлением воспринимал смену табличек «проспект Сталина» на «проспект Мира».

Репрессии, конечно, были, но мало задели простых тружеников. Труженики больше помнят: «Было время — и цены снижали...», а также бесплатную медицину, бесплатное образование, уверенность в завтрашнем дне своих детей. Кстати, уровень жизни советских людей, например, в 1960-е годы, с учетом всего этого бесплатного, был не ниже уровня жизни рабочих на Западе.

Репрессии — чистки руководящих кадров — были своего рода механизмом обновления элит. Об этом уже писали многие серьезные исследователи. Страдали в основном те, кто выходил на определенный уровень руководства. Такова была цена выхода в сферу элиты. Дрожали по ночам от страха жители, например, известного московского «Дома на набережной». Их потомки и распространили на весь народ через художественные произведения, мемуары и прессу байки о всеобщем страхе. Они же (а также господин Сорос — этому-то, казалось бы, какое дело?) написали современные учебники с однобокой и узкой трактовкой советской истории.

Да, за период руководства страной Сталиным погибло большое количество людей. Но давайте, во-первых, не приписывать Сталину гражданскую войну и послереволюционные годы. Во-вторых, Сталин долгие годы не был «единоначальником» в стране. Нынешние ненавистники Сталина уже за то должны были бы его благодарить, что он устранил Троцкого, который превратил бы Россию в вязанку хвороста в костре мировой революции. Вместе с вашими предками и вами, господа антисталинисты.

Количество жертв репрессий многократно преувеличивается, Сталин представляется чуть ли не сумасшедшим. К XX съезду КПСС Н.Хрущеву были представлены все материалы по репрессиям с 1920 по 1953 гг. За этот период было приговорено к высшей мере наказания около 800 тысяч человек. Не все из них безвинно пострадавшие — до сих пор реабилитирована лишь малая часть. Хочу напомнить, что в конце 1990-х в годы «реформ» за год население России уменьшалось на эти же 800 тысяч человек. Это ли не репрессии и ГУЛАГ? Сейчас только от употребления наркотиков в России (которая почти в два раза меньше СССР по населению) погибает 70 тысяч человек в год, а в лагерях сидит народу не меньше, чем при Сталине. (В «Краслаге» в 1950 г. — 35 тыс. чел. Сейчас в тюрьмах и лагерях края — 36 тыс. чел. А сколько бандитов на свободе!) Так что не надо ошарашивать людей страшными цифрами былых репрессий!

Вот какие слова сказал по случаю 80-летия Сталина антикоммунист мирового масштаба (не чета нашим доморощенным, расплодившимся только в годы «перестройки») У.Черчилль:

«Большим счастьем для России было то, что в годы тяжёлых испытаний Россию возглавлял гений и непоколебимый полководец СТАЛИН... Сталин был человеком необычайной энергии, эрудиции и несгибаемой силы воли, резким, жестким, беспощадным, как в деле, так и в беседе, которому даже я, воспитанный в английском парламенте, не смог ничего противопоставить.

Сталин, прежде всего, обладал большим чувством юмора и сарказма, а также способностью точно выражать собственные мысли. Статьи и речи писал только сам, и в его произведениях всегда звучала исполинская сила. Эта сила была настолько велика в СТАЛИНЕ, что он казался неповторимым среди руководителей государств всех времен и народов.

Сталин производил на нас величайшее впечатление. Его влияние на людей было неотразимо. Когда он входил в зал Ялтинской конференции, все мы словно по команде вставали и, странное дело, почему-то держали руки по швам.

Он обладал глубокой, лишенной всякой паники, логической и осмысленной мудростью. СТАЛИН был непревзойденным мастером находить в трудные минуты пути выхода из самого безвыходного положения, в самые трагические моменты, а также в моменты торжества был одинаково сдержан, никогда не поддавался иллюзиям...

Он принял Россию с сохой, а оставил оснащенной атомным оружием.

Нет!!! Чтобы ни говорили о нем — таких история и народы не забывают».

В ответ на обвинение в тяжелейшей коллективизации сельского хозяйства, подъеме промышленности на костях крестьян, надо сказать, что не было у Страны Советов других средств для быстрого, в течение десятка лет, становления промышленности (а без нее СССР был бы разгромлен). Это так называемые ныне цивилизованные страны Запада столетиями доили свои колонии, накапливая капитал для развития. Это Америка уничтожила сотни тысяч индейцев вместе с миллионами бизонов, веками эксплуатировала рабов-афроамериканцев на своих плантациях. Советский Союз, напротив, создавая Державу, поднимал свои окраины, отрывая не лишнее от исконно русских земель. Была истинная дружба народов (не баев и ханов!).

Можно было бы привести сравнение с Петром I, вздыбившим Русь, положившим в основание строительства Санкт-Петербурга огромное количество крестьянских костей. Петр самолично рубил головы своим врагам. Можно вспомнить Ивана Грозного с его опричниной, после царствования которого Москва «ополовинела» по населению. Но почему-то Петр — Великий, Иван — Грозный, а Сталин — преступник?

В газете всего не напишешь. Скажу только, что наши либералы, ненавидящие советскую власть, все оценивают с позиций западного проекта индивидуалистического общества: права человека, гражданское общество чудятся им на манер Европы и Америки. Но мы — Россия, у нас свой, коллективистский тип общества. И это надо учитывать. Жертвенность, самопожертвование — это из нашего словаря. «Что хорошо для русского, то для немца смерть», — указано точно. Это отдельная большая тема.

Хочется, чтобы мы, русские люди, поучились кое-чему у мудрых китайцев, говорящих: «Мао Цзэдун был на 10% не прав, но на 90% он был прав». Лежит Мао спокойно на центральной площади Пекина. И иностранные инвестиции в китайскую экономику в сотни раз больше, чем в российскую...

Надо уважать себя и свою историю. Хватит устраивать внутренние раздоры на потеху всему миру. Пусть стоят памятники и царям, и Сталину. Кто кому захочет — тому и поклонится.

В канун 60-летнего юбилея Великой Победы грешно не вспомнить о Верховном главнокомандующем И.В.Сталине, о котором очень объективно написал известный писатель Владимир Карпов в своем двухтомнике «Генералиссимус». Карпов сам был узником ГУЛАГа, воевал в шрафбате. В военной разведке он удостоен Золотой звезды Героя Советского Союза, после войны работал в Генштабе. И этому человеку я, почему-то, верю больше, чем, например, В.П.Астафьеву, который написал о войне, вероятно, тоже правду, но правду узкую, видимую из солдатского окопа, без широкого взгляда на это событие мирового масштаба.

Больше я верю и всемирно известному социологу и философу-логику, участнику войны Александру Зиновьеву, который был антисталинистом в довоенные годы и был выдворен из СССР (20 лет прожил в ФРГ) в 1978 году за свои книги. Вот выдержки из его недавнего интервью «Литературной газете»:

«— Если сравнить стратегический потенциал генштабов СССР и Германии, в чью пользу окажется сравнение?

— В годы войны ответить на этот вопрос я был не в состоянии. Уровень моего образования сделать этого ещё не позволял. Лишь через много лет после окончания войны уже как сложившийся исследователь я пришёл к следующему выводу. Вторая мировая война носила тотальный характер. Это была война социальная. Нам противостояли не просто армии, а целый социальный строй.

Давать оценку потенциалу генштабов надо с учётом этого обстоятельства. Речь шла не просто о том, какую армию и куда переместить. Думаю, что по уровню наш Генштаб во главе со Сталиным был на порядок выше не только немецкого, а и Генштаба любого государства, участвовавшего во Второй мировой войне. Если бы это было не так, мы войну проиграли бы.

— Но если стратегический потенциал советского командования был столь высок, почему же потери СССР превышают потери Германии?

— Какими бы ни были потери, победу-то мы всё-таки одержали. Да, каких-то потерь, наверное, можно было бы избежать. Но если бы Сталин вёл себя как паинька, так, как этого желают нынешние теоретики и критиканы, войну бы мы не выиграли.

Война есть война. Сколько лет западный мир складывался как цивилизация? И сколько лет прошло после революции 1917 года? Ведь после Граждонской войны страна была разрушенной, малограмотной. Вся жизнь протекала в тяжелейших условиях. Сейчас об этом забыли. Поэтому такое сравнение просто нечестное...

— А каковы, по-вашему, главные причины победы СССР в Великой Отечественной войне?

— Опять-таки здесь сработал комплекс факторов. Но главный и решающий из них для меня вполне очевиден. Это тот социальный строй, который установился после 1917 года. Называть его можно по-разному. Например, реальный социализм. Все остальные факторы сыграли свою роль только потому, что существовал этот главный фактор.

Тот человеческий материал, который принимал участие в войне, был подготовлен и воспитан советской системой, обучен в советских школах и институтах. У нас же часто говорят, что в войне победил народ. Какой народ? Не просто какой-то абстрактный народ, а советский народ...

Абсурдно мнение, будто советские люди сражались за Родину, но не за советский социальный строй.

К началу войны для большинства советских людей коммунистический строй стал их образом жизни, а не политическим режимом.

Среди факторов, способствовавших Победе, можно назвать и... помощь союзников. Но не это было главным. Союзники включились в войну с целью сделать проникновение русских в Европу минимальным. В этом причина открытия ими Второго фронта.

...У нас до сих пор происходят поразительные вещи. Отмечая День Победы, даже не упоминают имени Верховного главнокомандующего! Это всё равно что наполеоновские войны без Наполеона! Я в университете задаю студентам вопрос о том, кто был Верховным главнокомандующим? Никто не знает! Называют Жукова, Конева, но не Сталина. Но это же возмутительно!»

Это говорит человек, который едва избежал ареста перед войной за свой «антисталинизм».

К 60-летию Великой Победы надо поставить памятник (бюст) генералиссимусу Сталину на площади у Мемориала Победы. И прекратить непрерывное очернительство Великой эпохи в нашей истории!

Сергей Маслов


«Мы так вам верили, товарищ Сталин...»

комментарий редактора

Идея этой дискуссии родилась из инициативы Красноярского горкома КПРФ об установлении памятника И.В.Сталину в нашем городе. О памятнике, однако, наши авторы упоминают меньше всего. Они рассуждают о Сталине и его эпохе, что вполне естественно. Поскольку авторы «Вечерки» не историки, им простительно оперировать какими-то ненаучными (то есть не имеющими отношения к истории) источниками и вольно обращаться с фактами и цифрами. К сожалению, это довольно распространенное явление в нашей стране. У нас вообще многие относятся пренебрежительно к историческому знанию. И еще ругают «однобокие» учебники по отечественной истории, которые сами не читали. Учебники сейчас разные. Есть плохие, есть хорошие. Кстати, политический авантюрист, финансовый махинатор и одновременно большой благотворитель Джордж Сорос никаких учебников по истории никогда не писал.

Не буду дискутировать о том, была ли альтернатива коллективизации как источнику накопления для индустриального перехода (разумеется, была, и не одна — что ученые-историки такие, как В.П.Данилов, доказали еще в советские времена), но некоторые приведенные нашими авторами цифры хотелось бы все-таки прокомментировать. Наши «антисталинисты» почему-то привыкли завышать масштабы трагедии страны времен Сталина, а сторонники генералиссимуса — наоборот, приуменьшать. Сергей Николаевич Маслов пишет, что в «1920-1953 годах приговорено к высшей мере наказания около 800 тысяч человек». Подозреваю, что цифру эту он взял из цитируемой книги В.В.Карпова «Генералиссимус». Карпов упоминает там о некоей «справке» наркома Берии Сталину о репрессиях органов НКВД с 1919 по 1940 годы. Карпов пишет, что к 1930-1940 гг. «осуждено врагов народа... по ст. 58 УК РСФСР и по приговорам судов 1 300 949 человек. Из них расстреляно 892 985 чел... В том числе бывшие ленинские партийные лидеры, вставшие на путь контрреволюции: осуждено

937 110 чел. Расстреляно 686 271 чел.» (этот же тезис о «смене элит» отстаивает и С.Н. Маслов. — С.К.) (кн.1, М. 2003, с.148).

Карпов — человек бесспорно заслуженный, но справку эту он придумал. Карповская фальсификация давно разоблачена в научно-исторической литературе. Статистика НКВД доступна. Значительная часть этих архивных фондов опубликована, в том числе сотни статистических документов из Центрального архива ФСБ, в том числе подписанные маршалом Берией. Почти 800 тысяч осужденных по 58-й статье были расстреляны только за два года. В 1937 году — 353 074 человека из 790 665 осужденных (еще 31 376 человек скончались в лагерях и тюрьмах), в 1938 году — 328 616 человек из 554 258 осужденных (еще 64 006 человек умерли и погибли в местах лишения свободы) (см. ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918-1960. Сб. документов. М., 2002, с.432, 441). Это не «соросовский» учебник, это документы НКВД. И в эти страшные жернова попали отнюдь не только жители «Дома на набережной». Инженеры, военные, ученые (например, ВСЕ оставшиеся в живых академики-историки сталинской эпохи какое-то время провели в тюрьме), рабочие и крестьяне. Деревенские жители составляли половину репрессированных. Только по печально известному приказу № 00 447 (с августа 1937 по ноябрь 1938 гг.) — 699 929 человек. С.Н.Маслов пишет: «репрессии... мало задели простых тружеников». А как же его дед — «бригадир хлебопеков»? А мой дед — простой деревенский парень? А миллионы крестьян — раскулаченных, сосланных, расстрелянных?

Да, в тюрьмах сейчас сидит много народу, это наследие сталинского правосудия — большие сроки дают тем, кого вообще можно было не лишать свободы. Тем не менее на 1 января 1953 года в лагерях и колониях ГУЛАГа (без спецобъектов вроде «шарашек», в которых работали С.П.Королев, А.Н.Туполев, практически все авиаконструкторы сталинской эпохи) содержалось 2 468 524 заключенных, на учете в НКВД состояло 2 753 356 спецпоселенцев. Это не считая «пораженных в правах». Кстати, кроме «Краслага» были на территории нашего края «Норильлаг», стройка № 503 (железная дорога Салехард — Игарка, так называемая «сталинка», строительство которой было сразу прекращено после смерти вождя), спецстройки (Красноярск-26, Красноярск-45 и т.п.). К началу 50-х годов продукция промышленности МВД составляла 10% всей продукции, выпускаемой в стране. «Спецконтингент» (термин НКВД) составлял в 1929-1953 годах 32 млн. человек. Из них больше 18 млн. попали в лагеря, тюрьмы и на каторгу (Сталин возродил каторгу, с кандалами); 3,5 млн. были отправлены на спецпоселение до войны; еще 3,5 млн. депортированы в 1941-1948 годах, 400 тысяч человек попали в трудармию по разнарядке НКВД, 2 млн. прошли через фильтрационные лагеря... (ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918-1960. Сб. док. М., 2000, с.281)

Тема войны, конечно, самая тяжелая в контексте оценки сталинской эпохи. Слава Богу, времена диктата маршала Гречко на военно-историческую науку давно прошли, и сейчас опубликовано немало научных работ, в том числе историков старшего поколения, которые были сами фронтовиками, и о «гениальном полководческом таланте» вождя, во многом благодаря которому немцы дошли до Волги, и о цене Победы. Но, слава Богу, прошли и позорные ельцинские времена, когда Генеральная прокуратура реабилитировала военных преступников (например, генерала Хельмута фон Панвица, командовавшего «казаками»-карателями), Г.Владимов за прославления Власова и Гудериана получил Букеровскую премию, а с экранов телевизоров не сходил предатель Резун-Суворов со своей паскудной версией Великой Отечественной войны. Но отголоски ельцинского времени есть и в сегодняшних наших публикациях. Цифры Г.Бокатюка о соотношении военных потерь не соответствуют действительности. Собственно военные потери вермахта и союзников Германии, воевавших на Восточном фронте (румыны, венгры и пр.), и потери Красной Армии составляют 1:1,3, но никак не 1:5. Эти цифры подтвердила совместная комиссия РАН и МО РФ. (Хотя есть другая точка зрения, что из 27 млн. погибших потери Красной Армии составляют 18,5 млн., и из них две трети — в военных действиях, но и в этом случае соотношение будет 1:1,5, а не 1:5.) Кроме того, «большинство маршалов и генералов» через год после Победы не оказались «в узилище и ссылке».

И еще — Сталин вовсе не собирался делать мировую революцию. Он разогнал Коминтерн, не разрешил в 1945 году французским и итальянским коммунистам захватывать власть (а они вполне могли это сделать, как чешские коммунисты в 1948 г.), обрек на уничтожение в гражданской войне компартию Греции и т.д.

Теперь о памятнике.

То, что в хрущевские времена снесли все памятники генералиссимусу, было неправильно. И Сталинград неправильно переименовали. Но сейчас нельзя именем тирана называть города и строить мемориалы. Сталин, несмотря на все его преступления, был действительно великой исторической фигурой. Но он был плохим человеком. Плохим мужем (довел до самоубийства жену), плохим отцом — искалечил жизнь всем своим детям, плохим сыном — несколько раз в году, проезжая мимо на свою «дальнюю дачу», он ни разу не заехал к матери, не приехал даже на похороны. В истории было много самовластных тиранов — и Иван Грозный, и Петр в том числе, — но они не убивали своих друзей и соратников. Петр убил сына за то, что он посягнул на дело всей его жизни, но не казнил ни одного из своих соратников, даже серьезно провинившихся. Наполеон не тронул ни одного из своих маршалов, даже тех, кто предал императора. Робеспьер практически сошел с ума, мучаясь ужасом развязанного им террора. И только Сталин получал удовольствие, мучая и убивая своих соратников, людей, которых он хорошо знал. Он пересажал жен (и детей, и братьев) тех, кого оставил в живых — Молотова, Микояна, Калинина, Буденного, Кагановича и прочих. Он уничтожил собственную семью — сажая и убивал жен сыновей и мужей дочери, сестер и братьев первой и второй собственных жен. Вырезал почти весь род Сванидзе и Аллилуевых.

А маньякам памятники не ставят.

Сергей Комарицын

 

«Вечерний Красноярск», № 80 (2395), 10.12.2004 г.

 


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е