Волшебной музыки замолкнувшие звуки


Желание написать о людях и событиях теперь уже далекого прошлого возникло после бесед с Евгенией Сергеевной Осиповой (Виноградовой), рассказывавшей мне о своих родителях, их знакомых, о месте, где прошли ее детство и юность. Позднее я дополнила эти воспоминания сведениями из архивов и других источников.

Во времена давние, в центре Красноярска было старинное городское кладбище (теперь на этом месте находится «Квант») с деревянной кладбищенской церковью, которая сгорела в 1797 году. Та же участь постигла и вновь построенную деревянную церковь, сгоревшую в 1812 г. в день, когда французы вошли в горящую Москву.

Город расстраивался, особенно в районе Качи, и прихожане настояли на строительстве на том же месте новой церкви. Всехсвятская каменная церковь была построена в 1820 г. К этому времени кладбище уже было перенесено на гору, где оно находится и поныне.

Всехсвятская церковь имела в те времена самый большой в городе приход – 5000 душ православного исповедования, в т.ч. духовных 57, военных 86, дворян 404, крестьян 474, мещан, купцов и цеховых (рабочих) 3979. В приходе было две церковно-приходских школы, богадельня для престарелых, библиотека (данные 1916 г.).

Церковное подворье, обнесенное каменной оградой, занимало почти целый квартал, кроме церкви там были дома, где жили священнослужители и разные хозяйственные постройки.

После революции, когда на церковь начались гонения, в дома, принадлежащие церквам, стали, в качестве уплотнения, подселять горожан.

Таким образом, в просторном доме, где жил священник Всехсвятской церкви Благодатов, и получила две комнаты в начале 20-х годов семья Виноградовых. Позднее священника с семьей все же выжили из этого дома, и, в освободившиеся две комнаты, поселилась семья Абоянцевых. И еще одна семья жила в этом же церковном подворье – семья священника Буянова.

Об этих семьях, связанных между собой дружескими отношениями и профессиональными интересами и пойдет речь ниже.

Сергей Сергеевич Виноградов родился в Екатеринбурге в семье учителя в 1892 г. Закончил городское и художественно-промышленное училища, учился музыке, прекрасно пел (тенор), рисовал.

Война и революция нарушили мирное течение жизни многих семей. Как и большинство сверстников, он был мобилизован в армию: 1915-16 годы служил в Саратове и Екатеринбурге, в 1917 г. был на фронте, там получил чин поручика, 1918-19 годы – в белой армии Колчака квартирмейстером, с 1921 г. – в Красной Армии полтора года заведовал художественной студией в клубе полка.

Осев, наконец, в Красноярске, женился на женщине со сходной судьбой. Она так же попала в Красноярск во время гражданской войны, на которой погиб ее первый муж. Жила с матерью и маленькой дочерью Евгенией.

Людмила Вячеславовна окончила Московскую консерваторию по классу фортепиано, кроме того, прекрасно пела, у нее было редкое по тембру контральто.

После разгрома Колчака и окончания гражданской войны, несмотря на голод и разруху, интеллигенция города стала искать пути общения и реализации своих творческих возможностей. В городе появились несколько клубов (Красный бурлак, Красный Октябрь и др.), различные музыкальные коллективы: опера, оперетта, оркестры, квартеты, губернский хор, хор радиокомитета… К сожалению, жизнь этих коллективов была недолговечна – отсутствовало регулярное финансирование.

Виноградовы во всех музыкальных мероприятиях города принимали активное участие: пели в церковных хорах, в хоре оперы и оперетты. В опере «Евгений Онегин», поставленной П.И.Словцовым в городском театре, Людмила Вячеславовна исполняла партию няни. Кроме того, Сергей Сергеевич в школе (НСШ № 12) преподавал арифметику, черчение, рисование, труд, а его жена некоторое время в музшколе обучала игре на фортепиано.

 
Дом учителя, 1935 г. У пианино – Виноградова Л.В. 
Стоят слева – Виноградов С.С., справа – Лисовский М.В.

С 1934 г. супруги стали работать в Доме учителя: она – музыкальным руководителем, он – хормейстером. Там был драматический кружок, ставивший различные спектакли, в т.ч. и музыкальные, например, большим успехом пользовалась «Перикола» Оффенбаха, поставленная М.В.Лисовским.

Летом 1936 г. коллектив самодеятельности Дома учителя обслуживал отдыхающих в Доме отдыха. Ставил спектакли, давал концерты в его клубе.

 
Дом отдыха, 1936. Коллектив самодеятельности Дома учителя

Казалось бы, жизнь налаживается, в семье появился мальчик – сын Юрий. Дочь закончила музыкальную школу и начала учиться в музтехникуме.

Но, увы, это было затишье перед бурей. Вторая половина 30-х годов для многих семей городской интеллигенции закончилась трагически.

В августе 1936 г. скоропостижно скончалась Людмила Вячеславовна.

28.02.38 органами НКВД был арестован Сергей Сергеевич. Обвиненный в контрреволюционно-шпионской деятельности, постановлением Тройки УНКВД Красноярского края от 23.05.38 он был приговорен к расстрелу.

Семья осиротела. Остались бабушка и дети. Хорошо хоть Юру не забрали в детдом. Содержание семьи легло на плечи молодой девушки. Благодаря помощи знакомых родителей она устроилась работать музыкальным руководителем в детском садике. Ходила ночью к воротам тюрьмы в надежде хоть что-нибудь узнать об отце. Один раз приняли передачу и все…

Самуил Федорович Абоянцев родился в с.Бердюж Омской губернии в крестьянской семье в 1889 г. Окончил 4-х классную и 2-х классную учительскую школы, экстерном сдал экзамены за 6 классов гимназии. Какое-то время, совсем юным, работал в селе учителем, там создал свой первый хор. Он был очень способным, целеустремленным человеком. С детства, обнаружив тягу к музыке, пел в церковном и школьном хоре, даже сделал самодельную скрипку.

Учебу в Томском музыкальном училище прервала война. Мобилизован в армию: в 1915 г. был прапорщиком 14 Сибирского стрелкового запасного батальона Иркутского военного округа, в 1919 г. служил у Колчака в чине штабс-капитала, был адъютантом 4-го Омского кадрового полка.

После разгрома Колчака остался в Красноярске, где быстро выдвинулся в число видных музыкальных деятелей города. В 1920-22 годах руководил губернским показательным хором (50 чел.), выступавшим в концертах и принимавшим участие в постановке опер и оперетт. В 1923 г. создал вокально-хоровой коллектив в клубе «Красный Октябрь». Был регентом церковных хоров.

Преподавал в музтехникуме теорию музыки и гармонию, в 1928 г. даже был директором техникума, но в 1929 г. простудился в лесу (был заядлым грибником) и заболел костным туберкулезом тазобедренного сустава. Болезнь приковала его к постели, но работу продолжал, студенты группами приходили к нему домой. Педагогом он был прекрасным, хотя и очень требовательным.

 
С.Ф.Абоянцев с коллективом музтехникума у себя дома. 
Справа сидит А.Л.Марксон, слева Э.А.Гроник

С появлением в Красноярске радио, он стал постоянным сотрудником радиокомитета, организовал там небольшой хор. Был одним из руководителей филармонического общества.

В пединституте руководил самодеятельностью. Вообще, удивительная музыкальная одаренность Самуила Федоровича, его эрудиция в области музыки поражали многих – ведь он не имел законченного музыкального образования.

В начале 20-х он женился на Екатерине Иннокентьевне Цаплиной, вдове с двумя детьми – Ольгой 1908 г.р. и Петром 1910 г.р. Ее первый муж был расстрелян в Красноярске по приговору Военно-полевого Трибунала в мае 1920 г., за службу в армии Колчака.

 

Дети рано стали жить самостоятельно. Петр стал учителем в сельской школе, Ольга вышла замуж и уехала из Красноярска.

Комнаты, в которых жили Виноградовы и Абоянцевы объединяла общая гостиная, где стояло пианино Людмилы Вячеславовны. Там обе семьи принимали гостей, отмечали праздники, ставили елку. Музицировали, пели, танцевали. Бывало весело.

Иногда Самуил Федорович проводил там репетиции мужского квартета (Смолехо П.Я., Виноградов С.С., Кирсанов, Мартов) созданного им в клубе «Красный Октябрь», много и с успехом выступавшего в концертах.

Абоянцевы прожили в этом доме недолго, когда Самуил Федорович заболел они переехали в квартиру во дворе музтехникума, позднее в 30-е годы жили на ул.Красной Армии, 21-2, где 02.07.37 органами НКВД он и был арестован.

Вот что пишет внучка, дочь Ольги, жившая в это время у бабушки: «Помню страшное время, когда в ночь на 02.07.37 пришли за дедушкой. Очень хорошо помню картину ареста и весь этот ужас. Мы стояли с бабушкой лицом к стене. А в это время шел обыск, допрос. Со стеллажей летели книги, клавиры. Одна картина, сорвавшись при падении, больно ударила меня».

29.07.37 Абоянцев из тюрьмы написал городскому прокурору какими способами добивались от него «чистосердечного признания» об участии в контрреволюционной организации. Морили голодом, не давали спать, за 22 дня допросов только 3 раза давали горячую пищу, и спал он всего 4 ночи. С больной ногой, на костылях помногу часов стоял он перед осыпающими его нецензурной бранью следователями. Садиться не давали. 27.07.37, доведенный до полного изнеможения конвейерным допросом, он подписал протокол.

Избавление наступило скоро. 23.08.37 постановлением Тройки УНКВД он был приговорен к расстрелу. 24.08.37 – расстрелян.

Екатерина Иннокентьевна с семьей дочери, жившей в это время в Красноярске, певшей с мужем в хоре радиокомитета и учившейся, по настоянию Самуила Федоровича, в музтехникуме, боясь гонений, уехала в Новосибирск. Там она и умерла в 1940 г., ненадолго пережив мужа.

…Никонор Васильевич Буянов родился в семье псаломщика в с.Шалаевское Канского уезда в 1891 г. По настоянию отца окончил в 1911 г. духовную семинарию и начал службу священником в с.Тинское Канского уезда. В этом же году женился на учительнице Антонине Александровне Родэ.

В 1916 г. семья переехала в Красноярск. Буянов был назначен заведующим светской школы, которая находилась в духовном ведении.

С установлением советской власти работал экономом в духовной семинарии, регентом в церкви, затем священником Всехсвятской церкви. В 1923 г. вместе со священником Благодатовым организовал свечное производство, этим производством. В 1930 г. был судим за, якобы, незаконное повышение цен на воск, в тюрьме просидел 1,5 месяца, оправдан. Вскоре семью Буяновых выселили из церковного дома.

Будучи от природы музыкально одаренным человеком, Никонор Васильевич всю жизнь тянулся к музыке. А когда судьба свела его с семьями Виноградовых и Абоянцеых, он рискнул – оставил церковь и поступил в 1927 г. в Народную консерваторию (класс скрипки), несмотря на то, что был уже не очень молод.

По окончании консерватории Буянов вначале играл в оркестре цирка, а с 1934 года, вплоть до ареста – играл на виолончели в оркестре городского театра, руководимого А.А.Марксоном.

Семья Буяновых вообще была очень музыкальной. Жена пела в церковных хорах, хорах оперы и оперетты, в хоре радиокомитета, руководимым С.Ф.Абоянцевым. Когда открылся пединститут, она стала работать в его библиотеке.

Дети – три сына, также получили музыкальное образование. Старшие – Вадим и Николай закончили музтехникум по классу скрипки (преподаватель А.Л.Марксон) и Ленинградскую консерваторию. Вадим умер от тифа совсем молодым. Николай работал в симфонических оркестрах Красноярска в 30-е и 50-е годы, был концертмейстером оркестра Кировского театра в Ленинграде. Преподавал в Красноярском музучилище, потом переехал в Новосибирск, работал в оркестре оперного театра. Вообще, по воспоминаниям был очень хорошим скрипачом.

 
Симфонический оркестр. 
1 ряд, сидят слева первый – Н.В. Буянов, третий Н.Н.Буянов.

Младший – Евгений закончив музхтехникум, стал, как и отец виолончелистом. Был на фронте, попал в плен к немцам, 15.03.43 осужден Военным Трибуналом войсковой части. Дальнейшая судьба неизвестна.

01.11.37 был Н.В.Буянов был арестован органами НКВД как член контрреволюционной организации церковников, руководимой епископом Турским А.А.

21.11.37 Тройкой УНКВД Красноярского края приговорен к 10 годам ИТЛ с правом переписки.

14.01.38 отправлен в Норильлаг. До 1940 г. писал письма, потом молчание… Дальнейшая судьба неизвестна. Скорее всего, умер в лагере, ведь условия там были нечеловеческие…

На такой грустной ноте я и заканчиваю воспоминания о людях, несших когда-то красноярцам радость общения с музыкой.

Жестоко расправлялась Советская власть с неугодными ей людьми, немало не задумываясь о том, что на пепелище цветам уже не вырасти… разве только бурьяну.

В середине 30-х годов была снесена и Всехсвятская церковь. Около церкви было несколько могил священнослужителей и почетных граждан города. Памятники были красивые, мраморные и некоторые ушлые горожане перетащили их на могилы родственников нового кладбища.

Но еще долго, особенно в конце 30-х годов, когда стали рыть котлованы под новое строительство, из земли выкапывали останки когда-то погребенных здесь людей и вывозили их на свалку…

Марина Волкова
Красноярское общество «Мемориал»
Вечерний Красноярск, 17.12.2004

Автор благодарит архивы РУ ФСБ по Красноярскому краю и ГУВД Красноярского края за помощь в подготовке материала.


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е