А была ли дискуссия?


Открытое письмо редактору "Вечернего Красноярска" С.Г.Комарицыну

Уважаемый Сергей Гурьевич Комарицын! Взяться за перо меня заставили материалы дискуссии, опубликованные на страницах Вашей газеты 10 декабря с.г. «Памятник И.Сталину?! А может быть, самим себе?». Правда, назвать публикацию дискуссией можно только с большой натяжкой. Уж больно проглядывает намерение бросить тень на И.В.Сталина, а вместе с ним на весь советский период нашей истории. Эта преднамеренность и в венчающей дискуссию шапке из слов стихов некоего Алешковского, скорее всего, бывшего зэка, и в подборе аргументации, сочетающей вопиющую некомпетентность с откровенной ложью, и Ваш весьма противоречивый комментарий

«Начнем с главного, – предлагает ведущий дискуссии преподаватель КГУ Г.Бокатюк. – По некоторым авторитетным оценкам численность населения России на начало 2000 года могла составить около 500 миллионов человек. Фактически население Отечества на сегодня – около 145 млн. Где недостающие? Они либо погибли, либо не родились в результате строительства самого светлого будущего под руководством и при непосредственном участии И.Сталина».

Я полагаю, прежде чем выставлять сей основной аргумент, преподавателю уважаемого вуза следовало бы не ссылаться на какие-то мифические «авторитетные оценки», а самому полистать труды отечественных и зарубежных демографов. Ну, хотя бы книгу С.А.Новосельского «Смертность и продолжительность жизни в России», изданную в 1916 году. В ней, кстати, сообщается, что продолжительность жизни в Европейской России для обоих полов составляла лишь 32 года, на порядок меньше, чем в странах Западной Европы. Соответственно и уровень детской смертности был вдвое выше. «Русская смертность, – отмечал Новосельский, – в общем типична для земледельческих и отсталых в санитарном, культурном и экономическом отношении стран». В самом благополучном 1913 году из 1000 родившихся умерло 269. При рождении умирал каждый четвертый, до пяти лет доживал лишь каждый второй. Эпидемии и голод уносили миллионы жизней.

Только в течение 1907-1910 гг. болело холерой 2,8 млн. человек. Из 1000 призываемых на службу мужчин от 50 до 100 оказывались больными туберкулезом. На один врачебный участок в стране в 1910 году приходилось 28 тысяч человек. И, несмотря на высокую рождаемость и многодетные крестьянские семьи, в 1910-1914 гг. ежегодный прирост в среднем составлял 2,4 млн. человек. К 1914 году общая численность населения России достигла 139,9 миллиона человек. Затем пошли мясорубки Первой мировой и Гражданской войн, Второй мировой... Откуда взялись эти 500 миллионов россиян к 2000 году – остаётся только гадать.

С 1917-го по 1922 гг. население СССР уменьшилось на 7,4 млн. человек. С 1922 года пошел его рост. Со второй половины 20-х годов естественный прирост составлял уже 3,2-3,5 млн. человек. В 30-е годы население СССР продолжало увеличиваться ещё более высокими темпами. И даже в разгар репрессий (1937-1939 гг.) – увеличилось на 8,5 млн. И темпы роста были на порядок выше, чем в благополучных Англии и Франции.

С 1913 по январь 1939 гг. на территории СССР проживало уже 170,6 млн. человек, рост на 22,5%. Численность же населения Западной Белоруссии и Западной Украины, Прибалтики и Бессарабии, вошедших в состав СССР в 1939-1940 гг., за этот же период увеличилась всего на 9%. А ведь в них не было ни гражданской войны, ни голода 1921-го и 1934 гг., ни НКВД и репрессий.

Почему же прирост населения тогда в 2,5 раза ниже, чем в СССР? Да потому, что уровень жизни в той же обобранной до нитки румынскими помещиками Бессарабии или польскими панами Западной Белоруссии был на порядок ниже, чем в Советской России. И как ни ерничают высоколобые бокатюки насчет самого светлого будущего, но то, что созидалось в первой стране рабочих и крестьян, было маяком для всего мира.

«При более внимательном и непредвзятом изучении, – писал в 1989 году в газету «Московские новости» профессор университетов в Упсала и Осло Александр Кан, – обнаруживаются связи между советским опытом и «шведской моделью». Во-первых, модель эта проектировалась, а затем реализовывалась на сенсационном опыте социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. Не закрывая глаза на человеческие жертвы и материальные издержки первых пятилеток, шведские реформисты – социал-демократы Вигфорс и Мюрдаль, Меллер и Ханссон, как и весь мир, впервые наблюдали планомерный и стремительный рост советской промышленности, энергетики, транспорта, неслыханное переустройство сельского хозяйства. Само выполнение общенациональных планов-директив наряду с полной занятостью в СССР поражало самых заядлых антикоммунистов, озабоченных падением производства, масштабами безработицы в промышленности и ежедневным разорением шведских крестьян.

Октябрьская революция и победа большевиков в Гражданской войне существенно усилили общественно-политическую позицию рабочего класса, рабочего движения в скандинавских странах. Отныне, предлагая те или иные реформы буржуазному в своём большинстве парламенту – будь то 8-часовой рабочий день или демократизация избирательной системы, новые пути увеличения занятости, оплаченный двухнедельный отпуск, пособия на детей и гарантированные цены на крестьянскую продукцию в 30-х годах – социал-демократические министры могли при необходимости подкрепить свои доводы предостерегающим указанием на русский Восток. Октябрь необратимо изменил самый дух времени, открыл новую главу всемирной истории, ускорил и в Швеции проведение назревших в силу внутренних причин демократических реформ. Как тут не вспомнить высказывание Маркса, что «великие революции выражают в первую очередь потребности всего мира, а не той, где они совершаются!».

Советская власть сберегла жизни десятков, если не сотен миллионов человек. Сберегала их здоровье на густой сети стадионов и курортов, о которых не смел и помышлять рядовой труженик в дореволюционной России. Численность населения, имеющего высшее и среднее образование, от дореволюционных 290 тысяч к 1940 году поднялась до 15,9 миллиона, а к 1980-му – до 146 миллионов человек. Так что же, Сергей Гурьевич, поголовная грамотность – это тоже «вина» Сталина и Советской власти? Напомню, в дореволюционной России 72% населения в возрасте 9-49 лет не умели ни читать, ни писать. В 1906 году в печати отмечалось, что, если темпы увеличения грамотности, характерные для России конца XIX века, сохранятся и в будущем, то для достижения всеобщей грамотности мужчин потребуется 180 лет, а женщин – более 280 лет.

Да, были репрессии. Но чем они были вызваны? Садистскими наклонностями тирана или же выводами Политбюро после испанской кампании, где победу Франко обеспечила пятая колонна, действовавшая за спиной республиканцев? Конечно, последнее. По сути дела, война для СССР началась не в 1941, а в 1939 году, когда Сталин сказал: «Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние за 10 лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут». «В течение десяти лет, – писал американский публицист Джон Скотт, – с 1930-го по 1940 год, на Урале было построено и введено в эксплуатацию около 200 промышленных комбинатов всех видов. Этот геркулесов подвиг был осуществлен благодаря политической дальновидности Иосифа Сталина и его безжалостной настойчивости в осуществлении своей конструктивной программы строительства, несмотря ни на фантастические затраты, ни на огромные трудности».

А трудностей хватало. В том числе и оппозиции в самом Политбюро, несогласной с темпами индустриализации и коллективизации. Кто оказался прав? Победитель. Скажите, смогли бы мы победить без танков Челябинского тракторного завода, подводных лодок «Уралмаша», стали Магнитки, когда почти все металлургические комбинаты страны были захвачены гитлеровцами? Условия военного времени диктовали – шаг влево или вправо равняется предательству со всеми вытекающими последствиями.

И так было не только в нашей стране. Или не было концлагерей в цивилизованной Германии, в тех же США? Что же касается цены «сталинского бега», то не худо бы вспомнить ту же Польшу, где не происходили ни коллективизация, ни индустриализация. Страна щедро подкармливалась Западной Европой как кордон от Советской России. И что же? Польша пала буквально в течение нескольких дней. С шашкой против танков не повоюешь. Не сомневаюсь, что такая судьба бы постигла и Россию, останься она царской. По производству стали она уступала Германии в 8 раз. Многие виды вооружения, например, минометы, зенитные орудия и т.д. не производились, количество пулеметов исчислялось единицами. Даже винтовок при потребности в 5 млн. выпускалось 525 тыс. в год.

Не случайно в своей книге «Пути русского офицера» генерал А.И.Деникин, да-да, тот самый белогвардейский генерал Деникин, свидетельствует, что к весне 1915 года в русской армии назрел страшный кризис вооружения и особенно боевых припасов. «Мы не могли отвечать, – пишет он. – Нечем было».

Чем обернулось поражение для Польши? Потерей каждого четвертого (!) поляка. Эсэсовские палачи безжалостно выкашивали нацию. В первую очередь уничтожалась интеллигенция, духовенство. Так что, если бы не Сталин и Советская власть, господин Бокатюк, не вещать бы вам в университетской аудитории, а выращивать свиней для членов НСДАП.

А теперь о Вашем комментарии, Сергей Гурьевич. Поначалу Вы посетовали, что участники дискуссии оперируют ненаучными источниками и вольно обращаются с фактами и цифрами, а далее сами стали действовать подобным же образом.

«Сталин, – пишете Вы, – несмотря на все его преступления, был, действительно, великой исторической фигурой. Но он был плохим человеком». Пардон, где же логика? Если он действительно был великим, то причем тут оценки чисто обывательского уровня: «плохой», «хороший». Плохо относился к детям, друзьям, соратникам? Предположим, что и так. Но, как известно, и в семье Льва Николаевича Толстого не всё было благополучно. Из-за чего он в конце концов ушёл из дома. Так что же, после этого стали менее значимы для мира его «Война и мир» или «Анна Каренина»? И вообще, Сталин был маньяк, приходите Вы к выводу: «А маньякам памятники не ставят».

Сказано эффектно. Но что за этой эффектностью? Стремление подфартить власть и деньги имущим. Внести свою лепту в кампанию очернительства, которую ведёт телевидение своими «детьми Арбата», «московскими сагами» и т.д. А памятник Сталину давно поставлен. Народной памятью. Памятник Хозяину. Строгому, но мудрому и справедливому. Скажите, если бы он был заурядным маньяком, то кто-нибудь проронил бы слезу при его кончине? Я вспоминаю тёплый мартовский день 1953 года, когда в наш 3 «б» класс школы № 19 города Челябинска вошла учительница, села за стол и негромко сказала: «Сталин умер». Мы притихли и уставились на свою училку. Она смотрела поверх наших голов, и вдруг слезы ручьём побежали по её худощавому молодому лицу. Тут уж весь класс дружно пустился в рёв. И что, мы были каким-то исключением?

Я сохранил письмо жительницы Красноярска, которое она прислала в марте 1977 года в редакцию газеты «Красноярский рабочий», где я в ту пору работал заведующим отделом писем. Привожу его полностью, без всяких приглаживаний:

«Здравствуй дорогая редакция. К вам обращается бывшая рабочая и даная пинсионерка Песегова Евдокия Никифоровна. Я к вам много рас писала ну еще решила к вам обратится со своим вопросом. И ежелив мой важный вопрос будет разрешен и отпечатается в газете то не сотни а тысячи присоединятся ко мне и спосиба скажут эти тысячи людей. Вот такая прозба. Я имею сбережения и желаю на мои сбережения поставить Памятник т.Сталину. Ну и как дорогая редакция вы мене дадите ответ? Я тогда дам ответ на мои сбережения и я думаю т.Сталин заслужил этого. Когда он скончался и я пришла в ДОК в магазин по хлеп то сколько было людей и продавцы все мы плакали стояли и хлеп не брали наплакались досыта тогда стали брать хлеп. Очень остался в памяти этот вечер но данное время некто не будет плакать ниапком. Он нам очень дорог тем что не здал нас врагу и сыном непощитался. Дорогая редакция ежелив кому желательно посмотреть в каком почете у меня находится т.Сталин с сыном вдваем и один на портрете и все награды при них и я заплатила за два портрета 30 р. Прашу дорогая редакция не отказать моей прозбе. Песегова».

Плакал простой труженик, потому что чувствовал, что остался без Защитника. И не ошибся. Пришли, может быть, и очень грамотные, приятные в личном общении, примерные мужья и деды, но те, что расхапали народное достояние, обратили в нищету миллионы, перессорили народы. Чьи руки по локоть в крови младенцев.

«До каких низин может докатиться население России? – спрашивает американский «Экономист» в статье, опубликованной, Сергей Гурьевич, в Вашей газете. – Возможно, до 100 млн. к 2050 году или даже меньше того, если страна продолжит игнорировать проблему СПИДа. Туберкулез тоже процветает. Со времени распада СССР население России сократилось на 3,5 млн. человек, а число смертей за это время было на 10 млн. больше, чем рождений. Уровень «роста» народонаселения – отрицательный и составляет минус 0,45 процента».

Теодор Шевченко,
внук репрессированного
в 1937 году деда,
посмертно реабилитированного в 1957 году
Красноярск

«Красноярская газета», № 2 (13), 21.12.2004 г.


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е