Дочь Альберта, внучка Эдуарда, правнучка Феликса...


Наш род - Лысаковские. Как мы оказались в Сибири? Доподлинно известно, что мой прадед - Феликс Иванович Лысаковский, 20.11.1889 г.р., уроженец Купинского района Каменец-Подольской губернии (так - по одним источникам), проживал в пос.Северо-Енисейский (его еще называли Соврудник). Работал агрономом. Как говорила бабушка моя (его невестка), был он человеком образованным, спокойным, ласковым, прекрасно играл на скрипке. Кажется где-то на родине у него оставался брат с семьей. А здесь у прадеда и его жены Анны было пятеро детей: Генрих, Эдуард, Изабелла, Леонард и Вацлав. Генрих работал в транспортном цехе, Эдуард - бухгалтером, Изабелла - продавцом.

В феврале 1938 г. его арестовали, обычная фраза - „увезли ночью", больше о нем ничего не слышали. Как при этом уцелела семья, не представляю...

Один из его сыновей переехал в г.Енисейск, это был мой дедушка - Эдуард Феликсович. Он работал в организации "Райприиском", был женат на женщине родом из этих мест, у них рос сын Альберт (мой отец). Уже в Енисейске в семье родился еще один мальчик, младше моего отца на три года.

У самого деда была сложная судьба. После Енисейска он жил и работал в Даурске, Норильске, крымском Джанкое... Вырастили они с бабушкой двоих своих сыновей. А в самом конце 50-х годов дед уехал из Сибири по причине изменения в личной жизни и во втором браке проживал в г.Шарья Костромской области. Он постоянно писал нам, слал посылки с лесными припасами (очень любил природу).

Видела я дедушку один раз в жизни - свое 18-летие решила провести с ним и уехала в эту самую Шарью. Сойдя на перрон, я тихо ахнула: меня встретил высокий, красивый пожилой человек, легкий на подъем, удивительно приятный в общении. Я пробыла у него несколько дней. Мы много гуляли с ним по улицам провинциального городка, и меня поражало, сколько человек с ним здоровается, а он всех радостно извещал: "Внучка моя, от старшего - Альберта. Из Сибири приехала!" Расстались со слезами, но с надеждой на новую встречу. А в июле 1989 г., в возрасте 77 лет, он умер.

С тех пор, каждый раз, когда я проезжаю ст.Шарья Костромской области (это московским поездом, обычно он там останавливается в 2 часа ночи), выхожу из вагона и дотрагиваюсь рукой до платформы - это я кланяюсь праху деда...

Его братьев жизнь раскидала по стране. На Украину вернулись Леонард и Генрих, в Сибири остался Вацлав. Здесь же умерла их сестра Изабелла. Да только по документам они были - Леонид, Василий, Зоя. Никто не знал о том, где же на самом деле закончил свои дни их отец, Феликс Иванович.

В молодости мой папа искал следы арестованного, писал в разные инстанции, но безрезультатно. Прошел слух, что прадед погиб в ссылке в Игарке.

А дома было строго запрещено упоминать про польские корни нашего рода. Возможно, взрослые что-то и обсуждали между собой... Да вот только папа, к сожалению, рано погиб на Таймыре. И его дело через сорок лет решила продолжить я. Не амбиций ради, исключительно из нравственной необходимости - подрастают новые поколения Лысаковских, и невозможно быть все время детьми врага народа.

Из Красноярского краевого суда прислали справку на прадеда. Я плакала, конечно. Спустя 66 лет оказалось, что все совсем не так. Феликсу Ивановичу возвращено его честное имя. А приговор-то, оказывается, был приведен в исполнение в городе, где мы столько лет все жили! Я обратилась за содействием в спецотдел Енисейской тюрьмы и 01.04.2004 г. держала в своих дрожащих руках уникальный документ, подтверждающий, что прадед находился здесь с 10.02.1938 г. по 19.05.1938 г. в камере № 6. На обороте - краткая социальная характеристика. Невозможно передать на бумаге те чувства, которые я испытала в тот момент. Представляла себе, как не старый еще мужчина, умница и работяга, обвинен во всех грехах и ждет расправы, а дома его ждала семья. Или он уже и сам боялся, что они - не дома?

25 мая 1938 г. прадед мой был расстрелян. Никто не знает, где его могила. Я хожу в день его рождения и в день гибели на предполагаемое место общего захоронения тех времен. Но как молиться мне о нем? Спустя много лет его внука назовут так же Феликс, он работает в школе.

Никто из членов семьи не знал о реабилитации, умерли все дети, внук. До сих пор никто не пользуется никакими льготами... А ведь судьба членов семьи Лысаковских могла сложиться совсем иначе. Мы - увы! - были в разные годы не совсем близки. Кто-то - из-за дальних далей, кто-то - из-за нечуткости. К нам, в Енисейск, в 1973 г. приезжал в гости дядя Вацлав, Василий Феликсович; последние годы он прожил в Минусинске, говорят, в свое время участвовал в строительстве курорта Шира. Оставил после себя чудесных доченек. Умер 04.12.1999 г. В декабре же, но 1984 г., умер на Украине Генрих Феликсович. Связь с родными, живущими на украинской земле, мы утратили в 1985 году.

Собирая историю нашей семьи, делала запросы через Интернет на сайт программы "Жди меня", но помощь получила с самой неожиданной стороны. Однажды в поезде "Москва-Абакан" попутчиками моими оказались два коренных жителя Тернопольской области - Дмитрий и Степан. Они ехали в Свердловск заключать договоры на поставку труб. А когда узнали мою историю, пообещали, что помогут в поисках родных. Я с сомнением дала им свои координаты. Это же было в пути. А сейчас я бесконечно добром вспоминаю их имена, потому что в течение трех недель эти милые люди мне позвонили, дав предостаточную информацию. Сдержали слово, причем, совершенно бескорыстно. Матерь Божья, помоги и Ты им!

Я продолжаю работать с архивами, по крупицам собирая материал. Эта работа согревает мою душу. Эту работу ждут и мой сын - Владислав, и семья моего младшего брата, Сергея Лысаковского, живущего в Дудинке, и семья (потомки) ссыльного Павла Павликевича, чья дочь - бабушка моего отца по другой линии.

Моя бабушка с любовь отзывалась о свекре, только очень немногословна была. Время сказывалось. Но однажды она все-таки осуществила свою мечту - купила старшей внучке Леночке Лысаковской скрипку...

Марина Лысаковская,
г.Енисейск
Журнал «Соотечественники», № 1 (29), 2005 г.


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е