Второе пришествие вождя


20 депутатов городского Совета, среди которых не только коммунисты, обратились в мэрию с идеей установления в городе памятника Сталину. В ближайшее время этот вопрос будет рассматриваться на комиссии по наименованию и перенаименованию внутригородских объектов. Ее членами являются и некоторые депутаты, тоскующие по вождю. В частности, Владислав Жуковский, отказавшийся дать комментарии нашей газете. «Комок» у него в черном списке (якобы мы не единожды оскорбляли и высмеивали его борьбу за нравственность). Затем состоится сессия городского Совета, то есть решение опять будут принимать те, кто идею инициировал. Мнение красноярцев пока никто не спрашивал. В городской и краевой администрации уверяют, что обязательно спросят, просто время еще не пришло.

«Очевидец» будет следить за развитием ситуации (мы не позволим, чтобы такое важное решение принималось кулуарно). И публикацией обращения общества «Мемориал» к главе города открываем дискуссию, быть ли памятнику Сталина в Красноярске. Пишите!

Уважаемый Петр Иванович!

Вынуждены реагировать на инициативу коммунистов по установке памятника Сталину. Не знаем, чем они руководствовались, выдвигая эту идею, — желанием заявить о себе, желанием получить площадку для своих манифестаций или затаенной мечтой о реванше и возврате жестокой диктатуры. Может быть, и тем, и другим, и третьим.

Мы, занимаясь восстановлением и сохранением памяти безвинно пострадавших при Сталине, не можем допустить столь вопиющего недомыслия и бестактности. Ответственно заявляем, что сталинские преступления в крае очень велики. По данным регионального управления ФСБ, по так называемому «лимиту 1 категории» (за личной подписью Сталина) в крае расстреляно свыше 12 тысяч человек только в 1937-1938 годах. А ведь были лимиты и по «второй» (заключение) категории. В общей сложности в Красноярском крае было ложно обвинено около 60 тысяч человек, ныне реабилитированных. По данным архива ГУВД Красноярского края, сюда было также сослано свыше 200 тысяч человек. Архивные дела по Норильлагу уничтожены, но в архиве ГУВД сохранилась часть лагерной картотеки на 270 тысяч человек. А ведь были и Краслаг, и Енисейстрой, и множество других лагерей. Сколько тысяч человек погублено на строительстве «мертвой дороги» Салехард — Игарка, не скажет теперь никто.

Еще живы дети и родственники этих бесчисленных невинных жертв. Нужно ли оскорблять их горькую память и поднимать на протест? Нужна ли краю эта слава в юбилейный год?

С надеждой на ваше взвешенное и мудрое решение по столь острому вопросу.

Алексей Бабий,
председатель Красноярского историко-просветительского
правозащитного и благотворительного общества «Мемориал»

«Комок». «Очевидец», № 16, 26.04.2005 г.


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е