Астафьев бы встал во весь рост


Фронтовикам ли нужен памятник Сталину?

Если бы Астафьев был жив, никто бы не осмелился ставить бюст Сталина рядом с его жертвами — в Пантеоне солдатской славы. Всей мощью своего бесспорного авторитета Виктор Петрович встал бы во весь рост, как когда-то на фронте, не прячась, не труся

И вся эта камарилья, все эти псевдозаступнички народные, эти плохо играющие лицемеры не осмелились бы пищать исключительно пиара ради, чтобы не забыл народ до выборов их. Нет Астафьева, и все позволено?!

«Что происходит? Такое ощущение, что это попытка вернуть страну назад, в ту страшную эпоху, но без коммунистической идеологии», — это Олег Басилашвили. Он и самые уважаемые люди страны обратились с письмом протеста по поводу установки памятника Сталину в Волгограде. И власть махом передумала: она ж считала, что никто не осмелится возразить. Ведь участников Сталинградской битвы практически не осталось. Но Волгоград отстояли вторично...

А тут, на местах, обнаружились те, кто бежит вперед пинка. И заверещали. В мэрии поспешили заложить фундамент под статую. Но потом трезвый разум победил — фундамент стыдливо раскурочили.

Более всего меня изумляет наглость, что это якобы фронтовики требуют установки памятника! Интересно, от кого это наши начальнички и депутаты получили «множество обращений»? Почему я фамилий не слышу? Многие-многие герои, пусть с одной солдатской медалью «За взятие Берлина», настоящие, непридуманные герои, к моей искренней печали, ушли из жизни. Оставшиеся в живых кочуют из госпиталя фронтовиков на свои постели, пытаясь подлечиться от контузий и ранений. Дожившие до сего дня фронтовики не могут себе благоустроенное жилье выбить, им не до монументов Сталина.

Цифры потерь в войне до сих пор точно не названы, но считают, что за одного немца мы положили 5-6 советских солдат. 60 миллионов были уничтожены в ходе репрессий. Что же еще нужно сделать с этой страной, чтобы она хоть чему-то научилась, хоть немного, на своих же горьких ошибках...

Когда я вижу этакого бравого фронтовика, вещающего о заслугах великого генералиссимуса, я смотрю на него с недоверием и очень хочу спросить: «А вы на каком фронте воевали?» Валялись ли в болотах под Новгородом, форсировали ли Днепр, брали ли Прагу?

В недобрый день какой-то безумец придумал уравнять настоящих окопных солдат с тыловыми крысами, с охранниками бесконечных сталинских лагерей. Ну добро бы приравняли эту категорию к труженикам тыла, хотя и это несправедливо. 14-летние девчонки вроде моей мамы вдоволь наесться не могли, и вкус мороженой картохи сопровождал их всю войну, пока они совершали свой негромкий подвиг в тылу, пока грузили 70-килограммовые мешки с пшеницей в эшелоны на фронт ночью, после рабочей смены. Девчонкам очень хотелось есть и спать... А эти и спали, и ели вволю. Редко ведь до какого арестанта доходила на последние крохи собранная родными посылочка очередному врагу народа, с него и баланды хватит! Вот их, на «конфискованном» сале отъевших себе зады неподъемные и хари лоснящиеся, осталось множество, объявивших себя участниками войны, — следователи, прокуроры, вертухаи, заградотрядчики, СМЕРШевцы и прочие. Они с руками-ногами, без контузий и ранений. Хотя нет — контузия у них есть, контузия совести. Ну примазались к настоящим фронтовикам, получаете за их счет приличную пенсию, так и сидите тихонечко, не лезьте с вашим благодетелем.

Для непосвященных поясню, что означают малознакомые слова. Я, совсем молоденькая, пришла брать интервью и считала, что заградотрядчик стоит до последнего. И «герой», голубоглазо посверкивая очами, гордо поведал мне, что в их задачу входило стрелять в отступающих и струсивших. «Своих?!» — ужаснулась я и срочно ретировалась. О таком вояке писать не стала.

СМЕРШевцы должны были заниматься шпионами, но это дело хлопотное, и потому шпионов они выращивали в своих кабинетах из тех, кто оказался на оккупированной территории, или из солдат, бежавших из фашистского плена: «Ты два дня был у немцев, говори, какое у тебя задание?!»

Вертухай (дубак, пупок, пупкарь) — надсмотрщик, тюремный надзиратель.

Вот такие у нас есть «фронтовики». И это они за свою уцелевшую шкуру и за сытый паек до сих пор признательны своему благодетелю.

Ставить сейчас памятник Сталину даже в компромиссном варианте в Пантеоне солдатской славы — разжигать конфликт в обществе. Тем более в крае, который по количеству сталинских лагерей был первым в стране.

...Если бы власти всерьез захотели в бронзе отлить великую победу, они должны были бы поставить статую Ивана, простого советского солдата, чьей жизнью и смертью мир спасен от фашизма, благодаря кому мы живем и кого вспоминаем с нежностью и любовью.

Нелли Раткевич
«Комок». «Очевидец», № 8, 10.05.2005 г.


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е