И просто хороший человек...


“За общение с заключёнными тут же увольняли, вывозили из Норильска в 24 часа”, — вспоминает Валентина Гапенко. Из полувековой работы бухгалтером на Норильском комбинате Валентина Леонтьевна больше всего запомнила лагерное время, когда работать приходилось в постоянном напряжении.

В апреле этого года Валентина Леонтьевна отметила 75–летие. В Норильске она с 50–го года. Сюда ее привез муж. Михаил Степанович после демобилизации приехал в Норильск, услышав, что здесь нужны работники. Военные были особенно в почете. Михаил Гапенко воевал на Украинском фронте, дошел до Берлина, участвовал в освобождении Праги. В Норильске ему тут же нашли применение: приняли в оперативный дивизион. Проработав два года, поехал домой в деревню Приречную, что на юге Красноярского края. Там и познакомился с будущей супругой Валентиной.

Она в то время работала на предприятии “Заготзерно”. Валентину знали там с 11 лет. Когда началась война, и отец ушел на фронт, она стала помогать матери. Они вместе кололи дрова, перебирали зерно, насыпали его в мешки и отвозили на элеватор, где зерно превращали в муку и отправляли на фронт. Когда мама пошла работать прачкой в больницу, Валентина вместе с младшим братом и старшей сестрой тоже выполняли с ней всю тяжелую работу. Отец семейства Леонтий Прохорович с войны не вернулся. В 42–м пришла похоронка. До войны он работал учителем в школе и успел привить всем своим детям любовь к учебе.

В начальной школе у меня была замечательная учительница Надежда Викторовна. Когда дети болели, она по домам ходила, — вспоминает Валентина Леонтьевна. — Понимаю, как это тяжело. Когда я пошла в 7–летку, самой приходилось по пять километров до школы ходить. А преподаватели у нас очень строгие были. Помню, учительнице по русскому языку Прасковье Николаевне не понравится наш почерк, она воткнет перо в парту и родителей вызывает. Зато учиться старались. Я даже почти на медаль вытянула, но в 9–м классе заболела и осталась по геометрии на осень. Потом пошла работать, а совмещать работу с учебой очень сложно. Уже в Норильске окончила школу рабочей молодежи, а потом заочный техникум советской торговли”.

Когда молодожены приехали в Норильск, им отвели комнату прямо в оперативном дивизионе в Старом городе. Потом друзья приютили в своем балке. А когда семье Гапенко дали отдельную комнату в бараке, был настоящий праздник. “Комнатка, конечно, очень маленькая. Там только плита помещалась, кровать и столик”. В 53–м им дали комнату в новостройке. Сейчас это 7–й дом по Ленинскому проспекту. Валентина Леонтьевна всегда любила смотреть в окно. За пятьдесят с лишним лет вид из ее окна очень сильно изменился.

“Такие высокие краны стояли, когда строили дома по проспекту! В 53–м, во время восстания, заключенные забрались на самую высоту и оттуда флажками махали. Их отовсюду было видно. А вообще, страшно в то время было смотреть на Норильск. Везде лагеря. Побеги и убийства тоже были”. Оперативный дивизион, где работал Михаил Степанович, охранял заключенных. Приходилось надолго уезжать на дальние точки. “Всю тундру на лыжах исходил!”, — смеется Валентина Леонтьевна. Бывало, по месяцу смена продолжалась. Жены, конечно, очень беспокоились за мужей. И не напрасно. Прямо перед дивизионом однажды заключенные убили солдата. А еще всем запомнилась история начальника 13–го лаготделения Смирнова. Его зарезали ножом во время дежурства. “Прекрасный был человек, — рассказывает Валентина Леонтьевна. — И жена у него умница, в том же лаготделении зубным врачом работала. На похороны Смирнова, наверное, половина Норильска пришла”.

Помимо уголовников и бандитов, в Норильлаге сидело множество политзаключенных. “В 11–м лаготделении — сплошная 58–я статья: политзаключенные. Это были удивительные люди, культурные, образованные. Нам, конечно, запрещено было с ними общаться. За такое общение могли тут же уволить и в 24 часа выслать из Норильска. Но иногда всё–таки удавалось перекинуться парой слов с дневальными, которые убирали в наших помещениях”. В 11–м лаготделении Валентина Леонтьевна была единственной женщиной среди офицеров. Ей довелось работать во многих местах. Особенно тяжело приходилось, когда ежедневно пешком ходила в 3–е лаготделение в сторону Медвежки. А когда проходила мимо 7–й зоны, где женщины сидели, то всегда с опаской: “Они кричали нецензурщину, камни кидали в прохожих. Такие злые женщины!”. Забот прибавилось с рождением дочери. Хорошо, соседи и друзья помогали. “В садик, — говорит Валентина Гапенко, — ребенка было не устроить. На работе не держали тех, кто с детьми сидел. Увольняйся, мол, и занимайся ребенком. Людей много заботливых рядом было. Кто на работу не идет, со всеми детьми оставался”.

В 56–м, когда ликвидировали лагеря, все, наконец, вздохнули свободнее. А Валентина Леонтьевна к основной работе добавила общественную. Вступила в партию. Кстати, до сих пор хранит корочку. С удовольствием листает страницы и показывает отметки о взносах. Последний значится июлем 91–го. Не то чтобы она уж очень была партийным работником, но вспоминает о том времени без стыда. Позднее выучилась в университете технического прогресса и экономики на наставника, была в суде заседателем, под Новый год играла Снегурочку и развозила детям подарки — такая вот разнообразная жизнь.

А ее мужем тем временем гордился рудник “Заполярный”. Михаил Степанович был передовиком, победителем соцсоревнований, имел звание “Почётный горняк”. В домашнем архиве до сих пор хранится газета “Горняк” за 18 октября 67–го года. “Такими, как Михаил Гапенко, можно гордиться...” — так начинается заметка на первой полосе. После работы Михаил Степанович дежурил в дружине. Охранять порядок — его любимое занятие.

С гордостью Валентина Леонтьевна показывает боевые награды мужа: медаль за победу над Германией, орден “Красная звезда”, орден Отечественной войны 1–й степени... А к медали “За боевые заслуги” рядовому гвардии Гапенко выдали купон: секретариат Президиума Верховного Совета предлагал выплатить награжденному 5 рублей. Купоном Михаил Степанович не воспользовался, и он до сих пор лежит в домашнем архиве.

Свою трудовую деятельность Валентина Леонтьевна закончила в 2000–м году в управлении ЖКХ. Она работала там с 69–го года. “Работы всегда было очень много. У каждого бухгалтера по 700–800 лицевых счетов. Трудилась, бывало, до 3–х ночи, а иногда и дома работать продолжала”.

“Комбинат, — говорит, — как дом родной. Мы с коллегами целиком отдавали себя работе и со временем не считались. Но нас и поощряли за это”. Валентина Леонтьевна — ударник коммунистического труда, передовик труда, заслуженный работник НГМК, ветеран труда РФ и... просто хороший человек.

Сейчас Валентина Леонтьевна на пенсии, но продолжает вести активный образ жизни: воспитывает троих внуков, выступает в самодеятельности, учится в университете третьего возраста, смотрит кино в кинозале “Ретро”. Говорит, что никогда не жалела, что судьба свела с Норильском.

Елена УШКОВА.

Фото из архива семьи Гапенко.

Заполярная правда 13.08.2005


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е