Как это начиналось


Основание и строительство Норильского горно-металлургического комбината - одна из самых ярких страниц в жизни нашего края. Но сведения об этом, по ряду причин, сохранились крайне скудные. Тогда, в то трудное и суровое время, многое замалчивалось, было покрыто завесой тайны и не подлежало разглашению. И всё же...

Газета "Красноярский рабочий" от 22 сентября 1935 года в статье Г. Магрил "Игарка и Норильск" писала:

"...Норильское полиметаллическое месторождение имеет уже давно международную известность. Нужно сказать, что англичане знали раньше об этом месторождении и значительно больше, чем в царской России.

В годы первой и второй пятилеток изучение норильских месторождений приняло характер подготовки к эксплуатации, а с 1935 года решением партии и правительства там начаты работы по промышленному освоению..."

Доставка грузов на эту гигантскую по тому времени стройку могла быть, не считая воздушного, только водным путём. Так была образована Пясинская экспедиция Главного управления Северного морского пути при СНК СССР (ГУСМП), территориальное управление которого располагалось в г. Красноярске с декабря 1932 года. Начальник экспедиции - В. А. Добровольский, главный советник по проводке судов - К. А. Мецайк, капитан теплохода "Красноярский рабочий" - М. Е. Лиханский.


Полный список руководитлей Пясинской экспедиции. Богданов Д.М., Петранди Ю.М., Мецайк К.А., Путков И.С., внизу Свистунов Н.А.

А теперь приведём воспоминания непосредственного участника Пясинской транспортной операции, известного на Енисее механика Константина Фёдоровича Селезнёва. Я хорошо знаю этого человека с тех самых пор, когда в годы войны начинал свою службу матросом на теплоходе "В. Куйбышев", где К. Ф. Селезнёв был уже главным механиком.

Итак, позади нелёгкий путь от Красноярска до Диксона, за кормой осталось 2692 километра. Погода благоприятствовала, и основной Пясинский караван в составе теплохода "Красноярский рабочий", парохода "Лесник", лихтеров "Северпуть" N 3 и N 7 и пяти деревянных барж карского типа проливом Превен вышел из бухты Диксон в Карское море.

Это было 12 августа 1935 года. Погода на Крайнем Севере почти всегда пасмурная. Вот и теперь над морем низкая облачность, пологая океанская волна слегка покачивает суда экспедиции, идущие на длинном, более 300 метров, буксире вереницей, как казалось, скрывающейся за горизонтом.

На мостике капитан Лиханский. Гвардейского роста, плечистый, в высоких болотных сапогах (он чем-то напоминал сказочного русского богатыря), округлое загорелое лицо с неизменными усиками - это неполный портрет капитана.

В открытом море он не впервые. Ещё в далёкой молодости Михаил Елиферьевич служил простым матросом на Тихом океане, участвовал в морских походах, ему даже довелось послужить на броненосце "Пересвет". После русско-японской войны, в 1916 году, "Пересвет" выкупили у Японии и отправили на усиление Северной военной флотилии. Этот броненосец погиб в Средиземном море, подорвавшись на мине. А перед походом матроса Лиханского списали на берег по болезни - так Бог отвёл от него беду. Может, и теперь всё обойдётся, наверное, думал капитан, стоя на мостике. Путь до устья реки Пясина недалёк, каких-то 120 километров, но риск огромный. При небольшом ветре и волнении деревянные баржи каравана разобьёт в щепки, погибнет ценный груз, сорвётся выполнение важнейшего государственного задания. Но где-то в глубине его сознания теплилась надежда и уверенность, что всё будет хорошо. Равномерный гул работающих двигателей, хорошая видимость, лёгкий попутный ветерок предвещали удачу. Как говорят моряки, с каждым оборотом винта ближе к намеченной цели. И вечные спутники моряков - белокрылые чайки - кружили и вились за кормой, благословляя и желая счастливого плавания. И оно оказалось счастливым.

Без всяких происшествий зашли в устье реки Пясина, где ожидал катер "Н. Бегичев" с лоцманом на борту. Здесь несколько лет велись промеры, и теперь была выставлена плавучая обстановка. Миновали Пясинский бар и дальше по реке следовали до устья реки Дудыпта под проводкой лоцмана П. Т. Воронова, далее по реке до Пясинского озера.

Путь был чрезвычайно трудным: мелководье, каменистые пороги, где стремительное течение, другие неожиданности. Через мелководное Пясинское озеро, что в 822 километрах от устья реки Пясина, и дальше до пристани "Часовня" баржи проводил пароход "Лесник".

Вскоре прибыла и вторая часть Пясинской экспедиции с пароходом "Молотов", доставлены в лихтерах локомобили, паровозы и вагоны для узкоколейной железной дороги, различное оборудование. Выгрузка грузов шла в неимоверно трудных условиях, всё делалось вручную, на необорудованный берег, часто по пояс в ледяной воде.

Так был заложен первый камень в основание Норильского комбината. На торжество была приглашена и команда теплохода "Красноярский рабочий". Они добирались до места сначала на пароходе, а потом ещё 18 километров по узкоколейной железной дороге.

Прямо в тундре, где уже стояло несколько деревянных бараков, состоялся митинг. День был солнечный, ясный, лёгкий ветер развевал флаги, на трибуне стояли О. Ю. Шмидт, начальник ГУСМП, начальник Полярной авиации ГУСМП М. И. Шевелёв, начальник Норильскстроя В. З. Матвеев. Партийную власть представляла секретарь горкома ВКП(б) Игарки Остроумова. Прозвучали приветственные речи, поздравили и участников Пясинской экспедиции с успешной доставкой грузов, выполнением важнейшего правительственного задания. Завезли в том году более 12 тысяч тонн.

Следует напомнить, что флот Енисейского речного пароходства не только провёл Пясинскую экспедицию. Несколько поколений его работников активно участвовали в строительстве Норильского комбината, бесперебойно снабжая всем необходимым заполярный гигант цветной металлургии.

Надо отдать должное дальновидности и мудрости руководства страны в те годы. Ещё тогда был заложен не только комбинат, но и будущая Победа в Великой Отечественной войне. Норильский никель укрепил броневую сталь страны, и эта броня принесла нам Победу.

Игорь ТАСКИН.
Красноярский рабочий, 30.08.05


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е