Погибли деревья Ариадны, дочери Марины Цветаевой


27 августа - очередная дата со дня трагической смерти великой русской поэтессы Марины Цветаевой

Корреспонденты «КК» разыскали в Туруханске женщину, которая близко знала дочь поэтессы Ариадну Эфрон, сосланную в Сибирь. Несколько лет жительница Туруханска Калиса Канаева была знакома с репрессированной Эфрон, не зная, что Ариадна - дочь великой поэтессы...

Ссылка

Напомним, Ариадна Эфрон, дочь литературного работника Сергея Эфрона и знаменитой поэтессы Марины Цветаевой, родилась в 1913 году в Москве. С 1921 по 1937 год она жила с родителями сначала в Чехословакии, потом во Франции, где училась. В марте 1937 года Ариадна вернулась в Советский Союз, работала литературным сотрудником и иллюстратором.

В августе 1939 года Ариадну арестовали и осудили на 8 лет исправительно-трудовых лагерей «по подозрению в шпионаже». В 1947 году, освободившись из заключения, она жила и работала в Рязани, но в 1949 году была вновь арестована и приговорена к пожизненной ссылке в селе Туруханск Красноярского края, где работала художником дома культуры.

Во время пересылки в Туруханск Ариадна любовалась прекрасными берегами Енисея и сказала однажды своей подруге: «Как это все будет выглядеть, когда мы поедем обратно?» Та с изумлением взглянула на нее: какой там обратно, ведь они едут на вечное поселение...

В 1955 году Ариадна была реабилитирована за отсутствием состава преступления.

Калиса

Калиса Петровна Канаева, которая и сейчас живет в Туруханске, в 1952 году пришла на работу в самодеятельный театр в Туруханский дом культуры. В первый же день 16-летняя девушка познакомилась с необычной женщиной: интеллигентная, утонченная, образованнейшая Ариадна Эфрон буквально притягивала к себе окружающих.

О том, что это дочь известнейшей поэтессы, никто, или почти никто, не догадывался:

- Близкой подругой Ариадны была наша пианистка Людмила Ролес, - рассказывает корреспонденту «КК» Калиса Петровна. - Я думаю, что она знала и даже намекала иногда на особое происхождение ссыльной Эфрон. Способности Ариадны в области живописи, литературы, поэзии, знание иностранных языков поражали нас. И, честно вам признаться, между собой мы, работники дома культуры, не раз говорили о том, что она непростой человек... Как она говорила, какими красивыми манерами обладала, даже смеялась тихо, никогда мы не слышали ее громкого голоса...

Ариадна Сергеевна занималась оформительством к праздникам, выпускала стенгазеты, устраивала литературные вечера, ставила самодеятельные спектакли и писала к ним декорации. Декорации она делала буквально из ничего, из какой-то старой ткани, дерева, но смотрелось все со сцены как настоящее. Я помню, как удивляло меня то, что она сама варила краску в железной бочке рядом со сценой. Черную - из рябины, красную - из калины...

Ариадна Сергеевна много читала. Ее сумка всегда была полна книг. Даже обедала она в доме культуры за какой-нибудь книгой. Углубится в чтение - и ничего не видит, не слышит. Книги ей присылали друзья из Санкт-Петербурга и Москвы. Ариадна читала книги сама и рекомендовала нам, что прочесть. Благодаря ей я узнала много из литературы, которую сама вряд ли когда-то взялась бы читать...

Пальто

Жила Ариадна Сергеевна в доме по улице Лыткина, 1а. Это был крошечный домишко на берегу местной речки, более напоминал сарайчик. Ариадна тяжело переносила туруханские морозы, обжигающие ветра.

Несмотря на то, что самой ей практически нечем было спасаться от северных морозов, однажды она сделала Калисе поистине царский подарок:

- В 1953 году я поступила в Красноярское музыкальное училище, но обстановка в семье была такая тяжелая, что я не смогла учиться, - рассказала Калиса Петровна. - К кому я могла прийти со своим горем? Конечно, к Ариадне Сергеевне. Со слезами на глазах я говорила ей о том, что не суждено сбыться моей мечте. Как сейчас помню ее слова: «Это разве горе? На следующий год мы тебе поможем поступить». И правда, на следующий год она помогла сделать направление от районного отдела культуры и, отдав мне единственное пальто, снарядила в Минусинское культпросветучилище. Я до сих пор помню это пальто. Черное, драповое, конечно, не новое, но мне оно казалось роскошным... Я проносила это пальто много лет, у меня даже сохранились фотографии, где я в нем. Жаль, не думала я тогда сохранить его. Износила и выбросила. Сейчас бы, конечно, сохранила как самую ценную вещь. А тогда молодая была да не знала еще, кем на самом деле мне это пальто подарено...

Кстати, одной нашей медсестре, родившей ребенка, Ариадна Сергеевна своими руками связала шапочку, из чего-то сделала пеленки. Она была удивительно чутким человеком.

Я хорошо помню, как одевалась Ариадна Сергеевна, тщательно следила за своей внешностью. Она носила серые подшитые валенки, черную юбку, серую вязаную кофту. Всегда у нее был белый чистый воротничок.

Разлука

Ариадна Эфрон уехала из Туруханска в 1956 году. Калиса Петровна помнит, что это произошло через год после официального решения о реабилитации. У дочери великой поэтессы просто не было денег на дорогу, чтобы сразу покинуть Туруханск и вернуться домой.

Спустя несколько месяцев после отъезда Ариадны в Туруханске стало известно, что она - дочь Марины Цветаевой.

Ели

Своими руками Ариад¬на Сергеевна посадила возле дома две ели. Удивительно, но они стояли на этом месте до последнего времени. Несколько месяцев назад к двум елям привязали лодку заезжие коммерсанты. Лодка поплыла, уникальные деревья вырвало с корнем...

Мария Мишкина
«Красноярский комсомолец», № 35 (9083), 31.08.2005 г.


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е