В Бобровке жил польский подданный


В нашем районе отбывали ссылку в советские времена видные ученые, писатели, врачи, журналисты и преподаватели. Некоторые из них имели высшее образование. Но человек, о котором сейчас пойдет речь, выделялся даже среди них. И имел, как оказалось, подданство Польши

Правда, это не помешало советской правоохранительной системе по надуманному обвинению вначале осудить его на тюремный срок (который он отбыл полностью), а затем к ссылке на поселение в Большеулуйский район. Звали его Михаил Иосифович Бессер.

Этот человек имел очень интересную биографию. Он родился 15 сентября 1891 года в польской семье на территории Минской губернии, что в Белоруссии. Отец был лесником у помещика. Миша очень хотел учиться, но условий для этого не было. И тогда он в возрасте 8 лет уезжает к дяде Эдуарду, который взял его к себе на воспитание. Тот служил на железной дороге в Минске. Он и отдал племянника учиться в местную гимназию.

В 1911 году Михаил Бессер успешно закончил обучение и тогда же поступил на медицинский факультет Варшавского университета. Помогло в житейском плане знание польского языка, а Варшава в то время была частью огромной Российской империи.

Когда летом 1914 года началась первая мировая война, Михаил из-за боевых действий переехал в Киев и продолжил обучение в местном университете. Закончил полный курс в 1916 году. Тогда же стал работать врачом в Донецкой области, на станции Ханженково, в городе Харцызск. Женился.

Из СССР - в Польшу

После завершения одной войны, началась другая - гражданская. И хотя Михаил Иосифович исправно лечил больных, его многое не устраивало в новой власти.

И в 1922 году он получил польское гражданство, которое было подтверждено двумя народными комиссариатами - внутренних и иностранных дел. Тогда же выехал в Польшу, в Пинскую губернию.

Вместе с ним последовало все семейство - жена Лидия Петровна, 1894 года рождения, сын Виктор, 1918 года рождения, и дочь Юлия. Михаил Иванович работал врачом в сельских больницах до 1929 года, затем они переехали в город Пинск. Тогда же, в канун переезда, у них родилась дочь Ирэна. А вот Юлия умерла - это было огромным горем для семьи Бессер. Однако еще большие испытания ждали их впереди.

Из Польши - в СССР

В 1939 году советские войска вошли в Западную Белоруссию, куда относился и город Пинск. Вначале для семьи врача ничего не изменилось - он продолжал лечить больных.

Однако вскоре последовала целая серия политических репрессий против всех, кто мог представлять какую-либо угрозу советской власти. В число "неблагонадежных" попали отец и сын Бессер, которые были арестованы. Это произошло 13 апреля 1940 года. Михаила Иосифовича, как "социально-опасный элемент", по этапу вывезли вместе с другими поляками в Казахстан. Он был поселен в село Имантав Арыкбалыкского района Акмолинской области вместе с женой и дочерью Ирэной. О судьбе сына Виктора, также арестованного, им ничего не удалось узнать.

По отношению к полякам, которые попали в жернова репрессий, советское правительство придерживалось двойственной политики. С одной стороны, их безжалостно арестовывали и ссылали, с другой, заигрывали, словом, применялись методы "кнута и пряника". Особенно важным оказалось последнее после начала Великой Отечественной войны, когда понадобилось привлечь хотя бы часть поляков на свою сторону. Действовало польское посольство в СССР, даже было объявлено о создании польского правительства в изгнании на территории Советского Союза. А в августе 1941 года был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР, согласно которому для многих польских граждан объявлялась амнистия. Попал в это число и Михаил Иосифович Бессер.

Польский доверенный

Очевидно, он пользовался у польских ссыльных авторитетом. Поэтому был назначен на должность "доверенного по оказанию помощи находящимся в районе польским семьям". То есть стал служащим польского представительства по Арыкбалыкскому району Акмолинской области Казахстана.

Скорее всего, Михаил Иосифович посчитал, что в данный момент эта работа намного важнее, чем врачебная практика. Очевидно, слишком многие поляки в Казахстане оказались просто в бедственном положении, без работы, без средств к существованию. Ведь, несмотря на амнистию, уезжать оттуда куда-либо им запрещалось.

Однако продолжалась эта деятельность не слишком долго. Ведь поляки представляли для органов НКВД просто благодатный "материал". Часть из них долгое время жила в буржуазных государствах - Западной Украине и Белоруссии, кто-то приехал в Казахстан из Англии, причем на вполне легальных основаниях. Ну, чем не предлог - рядом находятся представители капиталистических стран, готовые шпионы. И не столь важно, что доказательства враждебной деятельности полностью отсутствовали. Главное - отрапортовать, что раскрыта деятельность шпионской организации. В это число якобы входило 8 человек, в том числе и М.И.Бессер. Он был арестован в феврале 1943 года. Михаил Иосифович на допросах усиленно доказывал, что ни в чем не преступил закон. Даже в обвинительном заключении записано, что он "...виновным признал себя частично". Однако какие-либо аргументы в свою защиту следствие просто отметало. М.И.Бессер был осужден особым совещанием на пять лет лишения свободы.

Надежды не оправдались

Отбыв срок заключения во Владимирской тюрьме, Михаил Иосифович был освобожден, и получил на руки справку с точным указанием, что он является польским гражданином и польским подданным.

Польша в послевоенный период была воссоздана, как независимое государство. Именно там находилась его семья, с которой он был разлучен с 1946 года. Поэтому Михаил Иосифович поехал в Москву, явился в польское посольство. И получил польский паспорт и... право выезда в Польшу. Казалось бы, все проблемы сняты, и можно ехать. Однако его зачем-то направляют за визой в Пинск, в органы МВД. А там польский паспорт у него изъяли, визу на выезд по неизвестным причинам не выдали. Словом, все надежды в одну минуту рухнули.

Пришлось Михаилу Иосифовичу устраиваться на работу врачом в городе Дрогочин Пинской области. Он был терапевтом, рентгенологом и хирургом. Однако проработал он там лишь семь месяцев. 29 декабря 1948 года следует новый арест. В СССР тогда развернулась очередная волна репрессий. И были арестованы многие из бывших политических заключенных, уже отбывшие свой срок. В это число попал и М.И.Бессер. Причем никакого обвинения ему не предъявляли, а лишь повторно рассматривалось его старое дело. С той лишь разницей, что его именовали не польским гражданином, а советским.

Напрасно М.И.Бессер доказывал, что он имеет польское подданство, и это подтверждалось материалами в его первом деле, и является польским гражданином. Никакие названные им документы следователи к делу не приобщили (а точнее, не захотели приобщить). 31 декабря 1948 года ему предъявили постановление об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей. И только 21 января 1949 года заполняется анкета арестованного во внутренней тюрьме управления МГБ Пинской области. Очевидно, было очень много арестованных, если анкету заполнили не сразу, а почти через месяц после ареста.

Ссылка в Сибирь

В июне 1949 года под грифом "совершенно секретно" составляется наряд на отправку заключенного М.И.Бессера в ссылку на поселение в Красноярский край.

Этот документ зарегистрирован в УМГБ Красноярского края 16 июля 1949 года. А прибыл Михаил Иосифович в Большой Улуй 9 сентября 1949 года. Был направлен в Бобровку, где работал врачом в местном фельдшерском пункте. В его личном деле, до сих пор хранящемся в архиве ФСБ в городе Красноярске, есть заполненная им собственноручно автобиография. Датирована она 22 сентября 1951 года.

После, смерти Сталина в марте 1953 года начался процесс освобождения политических ссыльных. М.И.Бессер ходатайствовал перед управлением МВД Красноярского края об освобождении его из ссылки и выдаче разрешения на выезд в Польскую Народную Республику. 29 марта 1954 года появляется документ краевого управления МГБ, который называется "Заключение об освобождении из ссылки на поселении". В нем есть все данные на Михаила Иосифовича, причем он не только именуется гражданином Польши, но и сказано, что "...представил документы, подтверждающие его польское гражданство". Более того, "президиум Варшавского горсовета Польской Народной Республики изъявил согласие на приезд Бессер М.И. из СССР в Польшу". При этом было подтверждено - за время нахождения в ссылке компрометирующих материалов на него в УМВД края не поступало. Как написал в справке под грифом "совершенно секретно" начальник Большеулуйского РО МВД капитан Каминский, "за время нахождения на поселении в Большеулуйском районе Бессер склонности к совершению побега не проявлял. В Б-Улуйском РО МВД по оперативным учетам не проходит".

А завершало упомянутый документ предложение: "Бессер Михаила Иосифовича из ссылки на поселении освободить. Настоящее заключение с лично-учетным делом на Бессер направить в МВД СССР на рассмотрение в установленном законом порядке".

Из Большого Улуя - в Польшу

Как говорится, дело вроде сделано, но еще не завершено. И только 30 сентября 1954 года в нем появляется новый документ - постановление об освобождении из ссылки на поселении.

В нем сказано, что ссыльнопоселенец Бессер Михаил Иосифович из ссылки освобождается, а его личное учетное дело сдается "на хранение в архив 1-го Спецотдела УМВД Красноярского края". Его, кстати, утверждал не только начальник краевого управления МВД, но и прокурор Красноярского края. Но если первый - 30 сентября 1954 года, то второй 2 октября 1954 года. То есть в октябре этого года М.И.Бессер, судя по всему, должен был выехать из Большого Улуя к своей семье в Польшу.

Мы, к сожалению, не располагаем какими-либо сведениями о дальнейшей судьбе Михаила Иосифовича. И будем благодарны всем, кто что-либо знает о подробностях его пребывания в ссылке, либо о жизни после возвращения в Польшу.

В.Усков.

Материалы предоставлены Красноярским обществом "Мемориал".

«Вести», № 36 (7154), 03.09.2005 г.


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е