Рубеж беспамятства


"Красноярский рабочий" уже рассказывал о ситуации на бывшем кладбище Красноярска в урочище Мокрый Лог. Отсюда могилы покойных семь лет назад перезахоронили на кладбище Шинников. Родственники усопших по сей день сомневаются в достоверности перезахоронения. Могилы бурьяном заросли. Только в густой траве выделяется свежевыкрашенная маленькая табличка, обозначающая место печали и скорби -38-й сектор.

А в Мокром Логу нет-нет да и появляются букетики цветов, хотя вроде бы ничто не напоминает о его печальном прошлом. На этом кладбище хоронили близких и родных жители станции Енисей, посёлка имени Первого мая, а также заключённых и ссыльных, пострадавших от сталинских репрессий.

- Мы до сих пор не знаем, где всего вернее можно поклониться усопшим, - укладывая астры на предполагаемое место бывших могил двух сестёр и матери, надтреснутым голосом произносит Елена Станиславовна Худоногова. - Много писем отправлено в разные инстанции с просьбой, чтобы поставили либо памятник, либо часовенку. И это было бы справедливо. Ведь здесь во время войны похоронили сотни депортированных калмыков, а также солдат, умерших от ран в санитарных вагонах. Местные старожилы не забыли и о том, что после войны на этом кладбище нашли покой тела японских военнопленных, работавших в красноярском ДОКе. Их прах был возвращён соотечественниками в Страну восходящего солнца на родную землю в 1998 году.

Двадцативосьмилетний таксист, доставивший нас на оба кладбища и назвавшийся Денисом, хорошо помнит время, когда в урочище Мокрый Лог прокладывали дорогу к гаражам, лыжной базе и дачам прямо через склон горы, где размещались могилы:

- Я живу в этом районе, бегали с мальчишками смотреть на торчавшие из стен оврага гробы. Жуткое было зрелище!

С той поры никаких иных строек на бывшем кладбище не затевали. Холм постепенно зарос бурьяном. Согласно отчётности департамента городского хозяйства на новое место погребения было перенесено только 79 могил. А как же остальные останки, которые свозили сюда во время войны возами. Те, которые остались в памяти красноярцев Е. Ильиной, Л. Ляутешан, уехавшего на Украину к детям Р. Гимранова.

- На этом же кладбище где-то была могила моей тёти Вассы Николаевны Худоноговой, она умерла от разрыва сердца, когда мужа арестовали в 1937 году, а её выбросили из квартиры. Сердце и не выдержало. А супруга потом оправдали. Семья наша из ссыльных. Мама, Надежда Шиндялова, умерла в 36 лет, а мне тогда было лишь восемь. Только и было у меня, что прийти и поплакать у могилы усопших. Не успокоится моя душа, и властям я покоя не дам!

Учащиеся 49-й красноярской школы уже который год занимаются раскопками в местах захоронений во время Великой Отечественной войны. Все находки хранятся в музеях Боевой Славы. Литовцы приезжали в наш край почтить память погибших в краслаге соплеменников и увезли часть захоронений на историческую родину. И денег это стоило немалых. А родственники погребённых в Мокром Логу и перезахороненных на Шинном кладбище получили из администрации Красноярска официальный ответ: "В центре города вскрыты и перенесены два больших захоронения, и на их месте тоже не будет памятных знаков. Хотите помянуть близких, приносите цветы к памятнику "Кандальный путь" на предмостной площади или к камню памяти жертв политических репрессий на набережной возле культурно-исторического центра. Или положите по христианскому обычаю цветок на безымянную могилу".

А как быть в том случае, если есть пустующий холм, есть место, где из земли торчит железный прут бывшей могильной ограды, и в каждой зелёной травинке живёт светлая память о дорогих и незабвенных людях?

Любовь ДОБРОРОДНАЯ.
Красноярский рабочий 09.09.2005

На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е