Страна заводов и лагерей


 Интервью с Олегом Пащенко, опубликованное в № 37 нашей газеты, вызвало массу откликов. Одно из писем (короткую выдержку из него мы уже публиковали) показалось нам настолько интересным, что мы решили привести его полностью

Мне 79 лет, дважды был "врагом народа". Прошел более 20 лагерей и тюрем. Два раза был осужден по статье 58. До первого суда работал в Красноярске на двух военных заводах: минном (ныне комбайновый), а когда немного подрос - на снарядном. Работали по 12 часов, на пузе таскали 16-киллограммовые снаряды в упаковочный цех, в ящики укладывали, а потом в вагоны. Там я проработал до конца войны. Мой отчим, которого забрали на трудовой фронт, работал на танковом заводе в Свердловске. После войны приехал весь больной.

Однажды его врач мне и говорит: "Парень, вот тебе рецепт, езжай в Красноярск и найди это лекарство". Я обошел 4 аптеки, но снадобья нигде не было. Было это в декабре 1945 г. Устал, замерз, весь день ничего не ел. Уже в сумерках захожу в пятую аптеку - и здесь нет. От злости сорвался, обматерил власть. Тут навалился на меня сзади незнакомый мужчина, скрутил, отвел и запер в каком-то подвале. На второй день мне, не задавая ни одного вопроса, зачитали: "Именем Советской Социалистической...". Дали 5 лет. Сегодня мне за этот поступок присудили бы 15 суток как за хулиганство. А Пащенко за эту статью в советское время в порошок бы стерли.

Испражнения собирали, перемывали и снова ели

Потом - красноярская тюрьма. Оттуда - на пароходе в Енисейск, далее - Северо-Енисейск, лагеря, золотые прииски. С приисков я бежал, но меня поймали, отправили в лагерь в село Михайловское — огромный бывший барак японцев. Они все передохли. Кормили нас там по три раза в день по черпаку вареной пшеницы. А каша эта не разваривается и потом целиком выходит. Мы свои испражнения собирали, перемывали и снова жрали. За три месяца перемерло пол-лагеря.

Остальных перевели в лагерь Еруда, на лесоповал. А тут болезни - тиф и еще что-то. Каждый день умирало по 3-7 человек. Нашлись мы, три парня, собрали весь сухостой по зоне, забаррикадировались в бараке и сказали администрации: "Если не вызовете прокурора - спалим барак со всеми заключенными".

Судили через три дня. Снова ни одного вопроса. Статья 58-14 - и в изолятор. Оттуда - в красноярскую тюрьму, потом на барже 1000 человек в Дудинку и по узкоколейке - в Норильск. За дорогу около 40 человек передохло. По пути напевали: "Вот идет-качается телячий наш вагон, снова мы приехали, друзья, на Каларгон. Снова гонки, розги, снова дядя Миша и забой".

Норильск. Большая обогатительная фабрика. Долбили мы тут шурфы 50-70-метровой глубины под фундамент. Потом - цемстрой, Зуб-гора, Каларгон и еще десяток лагерей. Сотни и сотни тысяч моих сверстников остались на вечной мерзлоте, не дожили до моего возраста лет 50-60. Земля им пухом.

Я молчал полвека

28 июня 1953 г. вернулся я домой. Всего у моих родителей было 11 детей. Ныне нас живых шестеро. Отчим устроил меня на промкомбинат учеником столяра-станочника, там же я познакомился с будущей женой. Привел ее на смотрины, а мама и сестры - ни в какую: мы так долго тебя ждали, а ты привел русскую. Пошли к теще, а там ее племянники на меня с ломом: зачем нам татарин, да еще и тюремщик. Поняли мы, что жить нам здесь не дадут. Уволились, выписались, завербовались, получили по 300 руб. - и в Красноярск. Жена работала штукатуром-маляром, а я - в школе ФЗО № 20. У меня было 20 парней в группе, все со средним образованием, а у меня образование - 2 класса на татарском языке, с чем я по сей день и остался.

С женой регистрировались в Красноярске, уже 51 год вместе. Но я о своей жене ничего не пишу. Чтобы не получилось так, как говорила моя древняя покойная бабушка: "Умный хвалит коня, а дурак - жену". Живем сейчас на порядок хуже, чем раньше. Но в советский ГУЛАГ, куда нас зовет Пащенко, я не пойду. Лучше повешусь. По миллиону - в лагеря, на нары, пинками на лесоповал... Мы это уже проходили. Мне жаль, что Великая Держава развалилась. Несмотря на то, что именно в этой стране я прошел все круги ада. Но почему 18 миллионов коммунистов не отстояли СССР? Ведь 18 миллионов - это население среднего европейского государства. Пащенко ведь тогда тоже состоял в партии. И что он предпринял? И государственный переворот совершили исключительно коммунисты. Вот себе пусть и задают вопросы.

Сейчас во всем винят Путина. А Путину досталось государство, навязанное алкоголиком Ельциным. Все сегодняшние проблемы (безработица, наркомания, беспризорность) - от Ельцина. И самая большая трагедия - Чечня. Сотни тысяч убитых с обеих сторон, сотни миллиардов рублей, туда всаженных. Вот сегодня Путин все и расхлебывает. Если в 2008 г. он уйдет в отставку, то на него повесят всех дохлых собак. Поэтому он должен, обязан остаться еще лет на 15-20, чтобы все реформы довести до конца. Я убежден: кто бы ни пришел на его место, в стране все равно начнется хаос, никем не контролируемый. И наступит конец зарождающейся демократии. А "товарищи" только и ждут такого поворота.

Я молчал полвека. В десятках так называемых соцстранах строили города, заводы, электростанции, плотины. А моя страна жила впроголодь. Чем эти соцстраны отплатили, всем известно. Еще такой парадокс: в стране что ни день - завод или фабрика мирового значения. И тут же параллельно строятся сотни тысяч лагерей и тюрем, в непроходимых болотах и вечной мерзлоте, прилавки в магазинах пустые. Сегодня есть все, но нет денег.

Я читаю вашу газету постоянно. Но подписаться на нее не, могу - не хватает средств. Вот так каждую неделю: сэкономлю на чем-нибудь, наберу несколько рублей - и покупаю "АиФ".

С уважением,
М.Х.Валеев,
Ачинск

Приход вождя: «за» и «против»

Вождь России нужен

Очень внимательно прочитал в "АиФ на Енисее" интервью Олега Пащенко "В ожидании вождя". Он, оказывается, неглупый мужик! Я старше его на 2 года, тоже хохол, родом из-под Киева. Годы юности прошли в Донбассе - городе романтиков и героев-шахтеров.

Будущего у сегодняшней России нет, а Красноярский край в недалеком будущем заселят китайцы. Прав Олег Пащенко: вождь России нужен, он придет к власти и наведет порядок, как когда-то реалист Сталин навел. Обязательно всех нас объединит и помирит, а подлецов отправит в тюрьму.

Когда в районе Казачинского построят капитальный мост через Енисей, город будет жить. Ведь Приангарье рядом, до богатейшей Эвенкии рукой подать. Да я сам в родной Донбасс, как апостол, пешком пойду и про Красноярский край и его несметные природные богатства людям расскажу. И они, сегодняшние безработные шахтеры и сталевары, не в Киев, а в наш край поедут строить города, комбинаты, шахты, рудники. Ведь мы же братья-славяне.

В.Кожедуб,
Казачинское

Хватит гноить людей!

Прочитал интервью с депутатом Заксобрания Пащенко и пришел в ужас. Человек вроде образованный, а рассуждает о том, что миллионы людей надо сгноить в тюрьмах! Да разве мало коммунисты уничтожили?! Весь цвет нации вырезали, храмы разрушили, довели страну до разорения!

Мне 85 лет, и сталинский режим испытал на себе. За то, что умел работать на земле и детей приучал к труду, имел хозяйство - лошадей, коров, свиней, кур. А как иначе я мог прокормить многочисленную семью - стариков-родителей, 9 детей и жену? Трижды отнимали все, до последней курицы. Три пацана умерли с голоду. А старенькую мать, которая верила в Бога, в 40-градусный мороз закрыли в доме, где были только церковные книги и иконы, сказав: "Замерзнешь, будешь топить этой утварью печь!". Трое суток просидела мать в холодном доме, ни одной иконы не сожгла, молилась. Комиссары революции все равно сожгли.

Не хочу я, Пащенко, возвращаться с вами назад, в прошлое. А может, надо вас отправить, например, на Кубу? Там тоже нищета, тюрьмы и вождь, близкий вам по духу.

А.Никифоров,
Хакасия

«АиФ на Енисее», № 43, 2005 г.


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е